Абрамцево

Абрамцево

LAT
  • 56.22346N, 37.96716E
  • Я здесь был
    Хочу посетить

    12 заметок,  3 совета по 2 объектам,  72 фотографии

    помощь Подписаться на новые материалы этого направления
    Вики-код направления: помощь
    Топ авторов Абрамцево помощь
    Все авторы направления
    2
    NatalyA
    помощь
    в друзья
    в контакты
    С нами с 6 апр 2009

    Абрамцево. «Здесь русский дух, здесь Русью пахнет» ч.3

     
    9 сентября 2011 года 6502

    Елена Поленова. Сестра.
    Вы что-нибудь знаете об этой женщине? Мы – нет.
    Зашли в один из бревенчатых резных домиков «Теремок» и там увидели её рукописную и ею иллюстрированную книжку сказок. И ахнули. В одной из комнаток были открыты для просмотра несколько страничек к сказке «Война Грибов». Это что-то невероятное. И вообще, какое счастье для детей – читать сказки из ТАКИХ книжек. Вот интересно – а почему её иллюстрации не переиздают, почему? В энциклопедии о ней сказано так: «сестра художника В.Д.Поленова (1850 – 1898), одна из первых русских художниц-иллюстраторов, график, живописец, мастер декоративно-прикладного искусства. Серьёзно занималась изучением и иллюстрированием русских народных сказок. Некоторые её идеи оформления и подхода к книге впоследствии были развиты художниками объединения «Мир искусства», а такие мастера, как И.Билибин, С.Малютин, Г.Нарбут, Д.Митрохин, считали себя её учениками и последователями».

    Нам было интересно узнать, КАК она пришла к сказкам. Вот её дорога.

    Отец — историк, преданный науке исследователь летописей и библиограф, член-корреспондент Российской Академии Наук. Мать — увлекалась рисованием, писала детские книги. Детство и юность прошло в Карелии, где на берегу реки Ояти, среди густых лесов и непроходимых болот, стояла усадьба родителей — Имоченцы.

    Образование дети в семье Поленовых получали домашнее. При этом оно не всегда доверялось учителям. Бабушка, или «Бабаша», как называли её в семейном кругу, учила внучек истории. Чтобы они лучше всё запоминали, она «заставляла их рисовать генеалогические таблицы русских князей, причём имя хорошего, доброго князя раскрашивалось золотом, имя князя храброго — красной краской, а плохого — чёрной». Родители развивали в своих детях любовь к рисованию. Так как в те годы женщин не принимали в Академию Художеств, по этой причине молодая Поленова поступила в Рисовальную школу Общества Поощрения Художеств и занималась у Крамского.

    Вместе с сестрой ездила в Париж — заниматься в студии художника Шаплена. Позже в Петербурге получила диплом домашней учительницы истории. В 1877-м (27 лет) Поленова поехала в Киев к сестре. Шла Крымская война. Сёстры работали в госпитале, собирались открыть свою амбулаторию, ходили на женские медицинские курсы. Здесь же, в Киеве, Елена Дмитриевна влюбилась в талантливого врача, профессора киевского университета Шкляревского. Чувство было взаимным, но её семья почему-то категорически возражала против этого брака и сделала всё, чтобы он не состоялся…

    В результате этой личной трагедии Елена, по воспоминаниям друзей, очень изменилась. Стала более замкнутой, холодной, как будто огонь в её душе потух. По этой причине Поленова решила оставшуюся жизнь посвятить общественной деятельности и занятиям искусством. Вновь поступила в рисовальную школу, но теперь училась сразу в двух классах: акварельном и керамическом.

    Керамикой Елена Дмитриевна занималась увлечённо и весьма успешно, на экзамене не только получила большую серебряную медаль, но и — случай весьма необычный для того времени — и предложение поехать на стажировку в Париж. «Какой скандал, Вася, — писала она брату, — меня посылают в командировку за границу. Я думаю, это первый пример в истории, по крайней мере, в русской, чтобы особа нашего бабьего сословия получала поручение и отправляема была в командировку с целью изучения и т.д.»

    Вернувшись из Парижа в 1882 (32 года), Елена Дмитриевна стала жить с семьёй брата, и начался новый — яркий и плодотворный — период её жизни. Поленова принимала активное участие в творческих вечерах абрамцевского кружка. Шила костюмы для театральных постановок. Подолгу гостила в Абрамцеве. Писала маслом картины, а акварелью — небольшие этюды с тихими, трогательными уголками природы. Очень дружила с Васнецовым и Коровиным.

    Здесь в Абрамцеве она всё больше увлекалась русским народным искусством, и вместе с Елизаветой Мамонтовой начала создавать в Абрамцеве музей народного искусства, собирая по деревням предметы крестьянского быта, образцы ткачества, вышивки, зарисовывая орнаменты. Чтобы пополнить коллекцию, дамы даже ездили в специальные экспедиции за редкими старинными экземплярами по Ярославской, Владимирской и Ростовской губерниям. Помимо этого, Поленова вместе с Мамонтовой, создала ремесленную школу и столярную мастерскую с бесплатным трёхгодичным циклом обучения. Для этой мастерской Елена Дмитриевна с увлечением создавала орнаменты для деревянных мебели и утвари в древнерусском народном стиле. «…У нас условие: по возможности не прибегать к помощи изданий и вообще печатного или каким другим способом обнародованного материала. Например, не заимствовать форм и рисунков в памятниках общеизвестных или находящихся в открытых музеях… наша цель — подхватить ещё живущее народное творчество и дать ему возможность развернуться…», — писала художница

    Вдумайтесь в слова, которые Стасов писал о ней: «Какой талант!! Какой необыкновенный, какой оригинальный талант, какая необычайная способность к русскому стилю, никем у нас не поощряемому и даже скорее всего презираемому и затаптываемому в грязь!! И это всё делает кто — женщина, у которой нашлось вдруг и необычайное знание, и необычайная творческая фантазия, и необычайная любовь, даже страсть к нашему национальному складу, формам, краскам… всё это делает женщина!!!!!!».
    Кстати, — у мастерской было чрезвычайно много заказов, а в Москве был даже открыт специальный магазин. Именно внимательнейшее и кропотливое изучение Русского, народного искусства, «страсть к национальному складу», не могли не подвести художницу к знакомству с фольклором. Елена Дмитриевна – стала рисовать сказки. Она писала: «Я работаю сказки. У меня их теперь сделано пять начерно, а начисто ещё ни одна не начата…». Для иллюстрирования она брала не только русские сказки Афанасьева, но и активно собирала сказки сама, ходя по окрестным деревням.
    Всюду, куда бы она ни попадала, она не только рисовала, но и записывала дивные устные предания. Она делала многочисленные варианты рисунков. От руки писала к ним тексты. Потом решилась издать сказку «Война грибов». В одном письме (к Стасову) сохранился её подробный рассказ о работе над рисунками к русским сказкам: «Вы спрашиваете, как мне пришло в голову иллюстрировать «грибной поход». Я начала не с него, а с других сказочных сюжетов, заимствованных из сборника Афанасьева, по правде сказать, рисовала я их без определённой цели, потому что мне нравились мотивы русских сказок (я всегда любила русскую жизнь в её прошлом). Эти рисунки видели у меня кое-кто из приятелей, стали говорить об издании — мысль мне улыбнулась — я начала иллюстрировать афанасьевскую «Белую уточку». Потом, когда сцены с человеческими фигурами показались мне однообразными, мне захотелось другого, и тогда я вспомнила «Войну грибов» в той редакции, как я слышала её от своей бабушки в очень раннем детстве, редакцию с вариантом об волнушечьем монастыре, которого я потом нигде не встречала. Так как издание предназначалось для детей, то я постаралась перенестись в то далёкое время, когда, слушая этот рассказ, я представляла себе в лесу миниатюрные посёлки, монастыри и города, выстроенные, так сказать, в грибном масштабе, в которых живут и действуют эти удивительные существа, так как в детском разумении гриб — это существо совсем живое и очень привлекательное…».
    Поленова сделала четыре иллюстрации к этой сказке, придумала макет книги и от руки написала текст. На страницах сказки кроме самих рисунков, она воссоздала старинные русские орнаменты. Буквы писала от руки, поэтому они немного разные, зато от этого создавалось ощущение рукотворности, домашности книги, а небольшие картинки-иллюстрации казались окошками в мир древнерусской сказочной фантазии — там по дорожкам сказочного русского леса шествует грибная армия и среди высоких деревьев прячутся крошечные монастыри и города с узорчатыми крышами.
    Все были в восхищении и от иллюстраций в этой книге, и от рисунков к другим сказкам: «Белая уточка», «Сынко Филипко», «Волк и лиса», «Морозко», «Сивка-бурка», «Иванушка-дурачок». Её рисунки – как живые!

    А за эти её слова ей отдельное огромное спасибо: «Думаю, что иллюстрировать наши русские сказки — дело большой важности. Я не знаю ни одного детского издания, где бы иллюстрации передавали поэзию и аромат древнерусского склада, и русские дети растут на поэзии английских, немецких (впрочем, чудно иллюстрированных) сказок…».

    Илья Репин.
    Репин попадает в Абрамцево позже Поленова, только в 1878 году. Мамонтов пригласил Илью Ефимовича на лето с семьей пожить у них. Репин писал Стасову: «Я, со всей семьей, живу вот уже более месяца в Абрамцеве у Мамонтовых; живется очень легко, хорошо и не скучно. Воздух чудесный, удовольствия всякие, телесные и душевные, вволю, сколько душе угодно; а главное, вблизи есть деревни, где крестьяне, начиная с ребят и кончая стариками и старухами, не дичатся меня и позируют охотно; так что я к картинам некоторым понаделал уже этюдов и рисунков. Живем мы в особом деревянном домике, совершенно свободно, только завтракаем и обедаем вместе, да и вечером читаем сообща... Есть чудесная мастерская, хотя летом в ней не работается... Сама Мамонтова... очень хорошая и очень достойная внимания женщина; Савву Вы, кажется, знаете,— человек хороший и талантлив».
    У Репина есть много этюдов, рисунков, картин, на которых рукой художника четко и ясно указано место их создания — «Абрамцево». Это и портреты хозяев, и цветы, и жена художника в белом платье в саду, и пейзажи Абрамцева и окрестностей, портреты Прахова, Гартмана, рисунки «Крестный ход в дубовом лесу», «Крестьянский дворик», «После пожара в Абрамцеве». И не случайно Абрамцево Репин вспоминал как «лучшую дачу в мире». В Абрамцеве часто устраивали чтения. Читали в лицах. И наблюдения за этими действиями дали Репину идею написать картину «Запорожцы пишут письмо турецкому султану»» — именно в Абрамцеве Репин делает первый эскиз этой своей знаменитой картины. На рисунке указана и дата, и место его создания: «Абрамцево, июль 1878 года». Там же, в Абрамцеве Репин работает над картиной «Крестный ход в Курской губернии». Там он нашел натуру для этой работы – пишет богомолок, идущих в Троице-Сергиеву Лавру, пишет также очень колоритного урядника, которого он обнаружил в соседнем с Абрамцевым городке Хотьково. А главного персонажа этой картины — горбуна на костылях с длинными русыми волосами — Репин тоже встретил в окрестностях Хотькова. Это подтверждается воспоминаниями сына Саввы Ивановича — Всеволода: «Многие из персонажей репинских картин знакомы нам по Хотькову, — пишет он. — Так, я отлично знал бродившего по окрестностям Хотькова и часто заходившего к нам в Абрамцево горбуна, идущего с костылем на первом плане репинской картины «Крестный ход в Курской губернии».
    Гостя летом в Абрамцеве, Репин со своей семьей жил в «Яшкином доме». В постройке абрамцевской церкви Репин не принимал такого горячего непосредственного участия, как Поленов и В. Васнецов, но всё же написал для её иконостаса большой образ Спаса Нерукотворного, а также и небольших размеров образ Софии, Веры, Надежды и Любви.

    Продолжение следует.
    Часть 1я: tourbina.ru/authors/NatalyA/t…
    Часть 2я: tourbina.ru/authors/NatalyA/t…

    (c) NatalyA.turbina.ru При использовании текстов гиперссылка на мой сайт и указание имени автора обязательны.

    вики-код
    помощь
    Вики-код:

    Дешёвый перелёт по направлению Абрамцево
    сообщить модератору
      Наверх