Афамия

Афамия

LAT
  • 35.42013N, 36.40163E
  • Я здесь был
    Хочу посетить

    5 заметок,  0 советов,  122 фотографии

    помощь Подписаться на новые материалы этого направления
    Вики-код направления: помощь
    Топ авторов Афамии помощь
    Все авторы направления
    2
    shanin
    помощь
    в друзья
    в контакты
    С нами с 4 июн 2009

    Мир без виз — 40. С руин на руины

     
    3 января 2010 года 32182

    Алеппо — очень старый город. Но он существует не на пустом месте. По соседству с ним расположены ничуть не менее старые города. Правда, сейчас это уже не города — а руины. Жить там нельзя, но посмотреть стоит.

    На мешках с мукой - в Эблу

    Первые руины на нашем пути — Эбла. Они расположены недалеко от главного шоссе, связывающего Алеппо с Дамаском. От центрально городского автовокзала Алеппо (между рынком и железнодорожным вокзалом) по этому шоссе на юг ходят маршрутки. На одной из таких маршруток мы доехали до поворота на Эблу. Но до руин оставалось еще несколько километров. Их проехали в кузове попутного грузовика — на мешках с мукой.
    Основателями Эблы считаются эблаиты (древний народ семитского происхождения). Они пришли в на территорию современной Сирии из Юго-Восточной Аравии в середине IV тысячелетия до н.э. И основали свое государство со столицей Эбла. В период расцвета государства эблаитов они контролировали территорию от финикийского Библоса на Средиземноморском побережье современного Ливана до Мари, в северо-восточной части Сирии, на берегу Евфрата. Торговые и дипломатические связи связывали Эблу с Египтом, Эламом и Шумером.
    Были у Эблы и враги. В XXIII веке до н.э. город разрушила армия аккадского царя Шаррумкена (он также известен как Саргон Великий), и вскоре государство эблаитов потеряло свою самостоятельность. О его истории и былом величии сохранились лишь записи на глиняных табличках. Судя по найденным при раскопках договорам с соседями, многие из них признавали господство Эблы. Против тех, кто отказывался подчиняться, предпринимались военные походы. Так, например, на глиняных табличках сохранилась история подавления бунта жителей Мари. Против них был проведен успешный военный поход. И в результате был заключен выгодный для Эблы договор о выплате дани золотом и серебром (договор сохранился).
    На такси — в Апамею (она же Афамия)

    Вернувшись с руин Эблы на шоссе автостопом, мы также автостопом поехали дальше на юг — в сторону Апамеи. Вначале проехали с двумя полицейскими, а потом попали в маршрутку. Проезд здесь стоит недорого. Трудность только в том, чтобы понять, куда именно идет микроавтобус. Надписи все на арабском, водитель по английски не говорит и своей цели не выдает. На сирийских автовокзалах вообще не стоит говорить, куда именно едешь. Стоит проболтаться об истинной цели своего путешествия, как сразу же оказывается, что все едут именно туда — предполагается, что иностранец должен арендовать (и оплачивать) не одно место, а сразу всю машину (так она превращается из маршрутного такси в обычное — с соответствующей оплатой, плюс обычная накрутка на «иностранность»).
    На шоссе вроде бы все было просто — маршрутка явно шла куда-то на юг, в нужном нам направлении. Попросились по-автостопному — до городка Маарет ан-Нуаман, от которого судя по карте в сторону Апамеи уходит дорога.
    Доехали до Маарет ан-Нуамана, выходим. Водитель спрашивает: «А вам вообще-то куда?». Признаемся: «В Эблу». Он обрадовался: «Так что же вы выходите, маршрутка как раз идет в том направлении». Удивляясь тому, что нам так несказанно повезло, сели назад. Маршрутное такси забито народом — но по-английски никто не говорит, выяснить, куда именно направляется такси и насколько далеко от Апамеи будет проходить его маршрут не удалось. Но главное — едем. Дороги пошли сельские, быстро стемнело. На автостоп надежды мало, а так все же едем куда-то в правильном направлении.
    Долго кружили по узким сельским дорогам и наконец приехали — прямо на руины. «С вас 600 лир» — сообщил водитель. Я даже не понял. По местным расценкам на маршрутки мы втроем никак не могли проездить больше, чем на 60 лир. И только тут выяснилось, что маршрутка шла в какое-то совершенно другое место, и водитель специально сделал крюк, чтобы нас отвезти (о чем мы совершенно и не просили!). И, что удивительно, ни один из пассажиров маршрутки не возмущался, что им также приходится ехать не по своему маршруту, а совершенно в ненужную им Апамею. Пока ругались с водителем — не столько из-за денег, сколько из-за того, что совсем и собирались арендовать такси исключительно для себя, а планировали добираться общественным транспортом — к нам подошел охранник-билетер. Первый англоязычный человек, кроме нас. Он и объяснил, что водитель вез нас специально и просит оплату не как с пассажиров маршрутки, а за «арендованное такси»: «Я понимаю, что вы и не собирались арендовать машину. Но когда не знаешь языка, недоразумения просто неизбежны». Так мы познакомились с Наджбом, охранником-билетером Апамеи. Билетов он нам продавать не стал — во-первых было уже поздно, а во-вторых он с самого начала почему-то отнесся к нам не как к обычным посетителям, а как к своим личным гостям: «Вы где собираетесь ночевать? Не знаете? Приглашаю вас к себе домой. Можете у меня переночевать». Мы же были настроены ночевать прямо здесь — на руинах Апамеи. Наджиб объяснил: «На руинах нельзя. Но можете переночевать в домике охранников». Мы еще немного поговорили, и Наджиб уехал, оставив нас в полном — как нам казалось — уединении на руинах Апамии.
    В эту ночь как раз было полнолуние. Беломраморные колонны буквально светились под ярким лунным светом. По руинам можно гулять даже без фонарика. Себя мы «выдали» только тем, что взялись снимать руины со вспышкой. На нас вышел охранник. Они, казалось, ничуть не был удивлен, увидев ночью на руинах трех европейцев (видимо, Наджиб все же сообщил о нашем появлении). Так у нас появился гид — на самые интересные элементы, которые в темноте можно было и не заметить, он указывал фонариком.
    После прогулки по руинам, мы попрощались с гостеприимным охранником и, оставив рюкзаки среди руин, пошли в деревню.
    Еще во время первой поездки по Сирии я заметил, что здесь удивительно гостеприимный народ — по отношению к иностранцам-европейцам, по крайней мере. Но такого, как в деревне у руин Апамеи, я даже здесь не встречал. Не каждый второй, а чуть ли не каждый первый, увидевший как мы неспешно прогуливаемся по улице (в поисках открытой в этот вечерний час столовой или закусочной), сразу же спрашивал: «Где вы собираетесь ночевать? Не знаете?» и тут же приглашал на ночь к себе в гости. Нам же хотелось переночевать именно на руинах Апамеи — под лунным светом. Поэтому на все (а их было десятки!!!) приглашения мы отказывались. Чтобы отказ не звучал слишком грубо, придумали «друга», у которого, якобы, уже остановились (местные жители просто не могли понять странную идею ночевать не в теплом доме на коврах, а посреди руин в холоде — действительно, было уже не жарко).
    Мы уже свернули с центральной городской улицы на улочку, ведущую вверх по склону холма в строну руин, как нам сделали очередное предложение. Мужчина на мотоцикле выехал из двора дома и уже немного проехав мимо нас притормозил: «Может, зайдете ко мне на чашечку кофе?». Не знаю почему, но мы сразу же согласились. Хотя до этого от всех предложений завязать знакомство вежливо отказывались. Видимо, он сразу же расположил к себе.
    Узнав, что мы из России, Мусаб Хамади вспомнил, что уже встречал одного русского — писателя-путешественника Антона Кротова. У него даже сохранилась книга с автографом. Сам Хамади закончил университет в Дамаске и сейчас работает учителем английского языка в школе. Но он тоже хочет стать писателем. И не только хочет, но и активно к этому стремится. В свободное от работы время подрабатывает переводом английских романов на арабский язык — он показал только что переведенную им книгу. Но под своей фамилией — уже как автор - он выпустил пока только учебное пособие по грамматике английского языка. Сейчас как раз пишет первый роман. Может, в будущем и станет известным писателем? Не зна, как он пишет. Но язык у него чувствуется «хорошо подвешен» - за пару часов нам буквально слова не удалось вставить, только вопросы и междометия. Зато мы узнали много для себя нового. .
    За чашкой кофе наш новый знакомый — Мусаб Хамади - на хорошем английском языке взялся объяснять ситуацию с правами и обязанностями женщин в Сирии: «У нас — религиозная свобода. Если вы увидите женщину, укутанную с головы до ног или в хиджабе, то это ни в коем случае не потому, что это их мужья на этом настаивают. Женщины в Сирии сами бывают религиозны и одеваются в соответствии с традициями ислама не под нажимом со стороны мужей, а по своему собственному выбору». Кроме того, в Сирии есть не только мусульмане, но и христиане — они могут ходить по улицам и без платков. И никто ничего не скажет. Потом разговор перешел на политику, религию, литературу... Казалось, нам уже и спешить некуда. Можем оставаться в этом доме на всю ночь.

    Ночь на руинах Афамии

    Только часа через два мы вышли из гостеприимного дома (очередной раз отказавшись от предложения в нем переночевать) и вернулись на рутины — мы возвращались на руины. Интересно, достаточно ли теплые у нас спальные мешки?? Спать на руинах под звездным небом настоящему путешественнику значительно интереснее, чем где-то под крышей. Правда, с наступлением темноты стало быстро холодать — как в Подмосковье в конце сентября.
    Так ничего и не решили. Но, оказалось, решение уже принято. У входа на руины нас ждал охранник — другой. Видимо, нас опять передали «с рук на руки». Веселый, не говорящий ни единого слова по-английски дедок — Абдулсаид - сразу же повел нас к себе в сторожку. Очередной раз попили чаю (на Ближнем Востоке без этого никуда), пообщались на языке жестов. Спали, как водится, прямо на полу.
    Сразу же после восхода солнца Абдулсаид вызвался в качестве экскурсовода показать спрятанные от глаз обычных туристов сокровища — прекрасно сохранившийся храм в стороне от главной улицы (напольные мозаики — для защиты от непогоды и вандализма специально прячут под слоем земли — он разгреб показал и опять засыпал от случайных глаз).

    Античная Апамея (современные сирийцы предпочитают называть ее Афамия) по своим масштабам и изяществу архитектуры ничуть не уступает знаменитой Пальмире. Да и в истории он неоднократно упоминался — причем, под разными именами. В ассирийских текстах — Каркар, позднее — Фарнака. Александр Македонский переименовал его в Пеллу – в честь родины своего отца Филиппа Македонского. В начале III в. правитель Сирии Селевк I Никатор еще раз переименовал город — в честь своей Апамы (опять же в честь женщины!). Апамея — город с женским именем — никогда не был известен героическими подвигами его жителей. Здесь предпочитали селиться художники и ученые, врачи и философы. Отсюда родом врач-психиатр Архиген, философ Нумений (II в.), ученики Плотина Порфирий (234-305 гг.) и Ямвлих (245-330 гг.). Самым знаменитым выходцем из Апамии стал Посидоний (135-51 гг. до н.э.) - один из главных философов-стоиков, основатель Родосской школы. Он был наставником многих знатных римлян, включая Цицерона и Помпея.
    Апамия, как центр философской мысли, находилась под покровительством знаменитой царицы Пальмиры Зенобии. Позднее — после подавления бунта царицы против власти Рима — его взяли под свою опеку римляне. Здесь побывали Антоний и Клеопатра, Септимий Север, заезжал с визитом император Каракалла.
    В VII веке — в связи с общим упадком культуры и снижением уважения к науке — город оказался беззащитным перед захватчиками. Армия во главе с Хосровоам II в 612 году легко его захватила и разрушила. В 638 году Апамею также легко и просто захватили арабы, а с 1106 по 1149 годы здесь хозяйничали крестоносцы.
    В античные времена Апамею окружала 6-километровая крепостная стена с семью воротами. Шестнадцать параллельных и поперечных улиц делили город на кварталы. Сейчас раскопана и частично восстановлена только главная улица - кардо максимум. Улица, шириной около 40 метров, протянулась почти на два километра. И на всем ее протяжении стоят в один-два ряда 10-метровые мраморные колонны, построенные во II в. римлянами. Так много колонн не увидишь больше ни в одном другом месте. Их, кажется даже больше, чем во всех античных городах Ближнего Востока вместе взятых. Именно огромным количеством колонн Апамия и выделяется среди всех лежащих в руинах римских городов.
    Длинный-длинный ряд колонн завораживает. Кажется, на них можно смотреть бесконечно. Однако, пора ехать дальше. Куругосветка «Мир без виз» продолжается...

    Бюджет

    Виза. Виза на границе — 20 долларов США. Выездной сбор — 550 сирийских лир.
    Валюта. Сирийская лира. 1 евро = 67.7 лир. 1 доллар США = 45.6 лир.
    Транспорт. Маршрутка Алеппо — Эбла — 70 лир с чел. Маршрутка до руин Афамии — 500 лир (за троих).
    Ночлег. В сторожке охранников на руинах Афамии — бесплатно.
    Еда. 2 кг йогурта (в пластмассовом ведре) — 55 лир. Пиво Al Shark 0.6 л — 40 лир (плюс 15 лир залог за бутылку). Фалафель — 20 лир. Стакан черного чая с сахаром — 10 лир.
    Достопримечательности. Вход на руины Эблы — 100 лир, на руины Апамеи — 250 лир.

    вики-код
    помощь
    Вики-код:
    Выбор фотографии
    Все фотографии одной лентой
    14 фото
    dots

    Дешёвый перелёт по направлению Афамия
    сообщить модератору
      Наверх