Агадир

Агадир

LAT
  • 30.41345N, 9.59450W
  • Я здесь был
    Хочу посетить

    32 заметки,  17 советов по 15 объектам,  757 фотографий

    помощь Подписаться на новые материалы этого направления
    Вики-код направления: помощь
    Топ авторов Агадира помощь
    Все авторы направления
    3
    Gudvin
    помощь
    в друзья
    в контакты
    С нами с 10 мая 2010

    Одиночное путешествие в край золотого заката

     
    10 мая 2010 года 43093

    Непутевые заметки или
    одиночное путешествие в край золотого заката.

    Марокко, Агадир
    Отель – Atlantic Palace, 5*
    Туристический язык – французский, в меньшей степени – English.
    Туристы – французы, немцы, русские (наши, вероятно, еще не успели себя зарекомендовать, поэтому весьма приятно, что здесь пока не считывают с лица, что ты из России, а перебирают все подходящие к типажу страны, и Россия звучит уже после Англии, Германии и даже Польши).
    Время – минус 4 часа от московского (на завтраки вставать сплошное удовольствие!)
    Погода в октябре – умеренная. Тепло, но в течение дня мало солнца. Вечером и в тени прохладно.
    Сувениры: масло арганы (целебное и молодильное), текстиль (шарфы, покрывала), ковры (правда, у нас это скорее относится к тканым половикам, но красиво), изделия из туи (потрясающе красиво, но мало применимо в жизни), керамика, серебро.

    П р о л о г
    В середине октября, а именно 13-го числа, я сбежала из сырой и унылой Москвы на юг африканского континента, к океану. В это время в Москве еще сохранялось буйство красно-желтых красок, оттененное зеленью, как следами былой роскоши лета, однако ветер и дождь немилосердно нагоняли тоску и убивали всякое желание выползать из дома. Необходимость работать и зарабатывать деньги на счастливое будущее проиграли в борьбе с эмоциями и желаниями.
    Я бежала от людей, бежала от ежедневных забот и обязанностей к своим мыслям и воспоминаниям. К 33-м годам стало понятно, что порядок в голове необходимо наводить также регулярно как и в доме. Но дома с этим справляется помощница по дому, а вот с головой придется повозиться самостоятельно.
    Жизнь по инерции – с годами эта фраза приобретает определенный смысл. Сбитые уходом бабушки жизненные ориентиры не восстановились даже после искусственного оплодотворения планами о греческой свадьбе и жизни в тепло-ленивой стране для создания большой и дружной семьи. Внезапно проснувшееся желание прислушиваться к себе разрушило иллюзию и остановило набиравший скорость процесс...
    «Чего я хочу в будущем?» и главное «Почему рядом не случается Мужчины моей мечты?» - вот два вопроса, на которые я мучительно искала ответы в последние месяцы.

    В начале
    Лечение души одиночеством – глубокая мысль и мне она нравится. В первые дни отдыха на уровне чувств жутко не хотелось, чтобы на меня обращали внимание. Поэтому в людные места: на завтраки и ужины, я являлась как кинозвезда в изгнании – в черных очках и в капюшоне. Заточение тела и эмоций в футляр.
    Ежевечерняя борьба с собой перед ужином: пойти слишком поздно – всё съедят (конечно, самое вкусное и абсолютно ВСЁ! Без остатка!), а сопливые дети успеют засунуть свои носы и пальцы во все тарелки. Пойти слишком рано и оказаться первой перед закрытыми дверьми (ну, они же специально всегда начинают в разное время..., чтобы поставить меня в неловкую ситуацию) или быть единственной в огромном зале под пристальными взглядами всех 150-ти официантов.
    Диагноз: параноидальный синдром неуверенности.
    ...
    Прислушиваюсь к себе:
    Благотворное влияние солнца, фруктов и безделья (банальных признаков курорта) проявилось уже на 4-ый день, когда к завтраку были извлечены из чемодана бусики, а к ужину – красные балетки. Если так пойдет и дальше, скоро буду жалеть об отсутствии шпилек!

    Агадир
    Через несколько дней пришло время выйти в люди и я совершила прогулку по набережной Агадира. Раздражали постоянные оклики на всех языках и липкие взглядики. Однако, когда к тебе обращаются: «Бонжур, мадам!» - черт возьми, это приятно. Наверное, сказывается историческая память, когда в дореволюционной России говорили на французском лучше, чем по-русски. Уважительное отношение к туристам вкупе с большим кол-вом полиции ограничивают все приставания.
    Вкусный обед в проактивном ресторане Le flore: смешное меню на русском языке, отменная рыба с переводным названием «Единственный» и мои любимые улитки (смогла понять разницу между замороженными, которых подают в Москве). Марокко – страна для туристов, соответственно, всё вокруг заточено на возможности заработать с их помощью. Жажда чаевых за любое телодвижение, даже принуждение к ним, одна из отличительных черт страны. Поэтому особое уважение вызывают те, кто пытается, именно, заработать. «Опа!» и передо мной возник худенький мальчик в ярко-зеленой рубашке и коротковатых брючках. Он встал на голову, потом выгнулся в мостик, сел на шпагат и, хлопнув в ладоши, картинно выпрямился. Тут к нему присоединился отец в таком же ярком костюме – пожилой мужчина, с усталым взглядом, который не перекрывала даже улыбка. Тому, что потом эти двое делали на набережной Агадира, могут позавидовать акробаты шоу Varekai. И этому маленькому акробату захотелось отдать все деньги, чтобы он смог добиться в жизни всех своих целей.
    Стрекотание цикад и пение кузнечиков в вечерней тишине сада. Обволакивающая мягкая темнота и розовеющее небо с откровенно мусульманским полумесяцем (ощущение, что в нашем полушарии он не такой острый и не такой округлый!). Именно, таким запомнится мне каждый вечер в Агадире.
    ...
    Прислушиваюсь к себе:
    Коньяк так стремительно улетучивался, что я всерьез стала подумывать, не прикладывается ли к нему горничная, или он испаряется сквозь неплотно завинченную крышку...

    Ода еде
    В этом отеле так потрясающе готовят, что я переживаю за свой непрерывный процесс похудения – никакие таблетки не справятся с этим! Такой вкусной и простой едой меня давно не пленяли курортные отели. Везде есть свои особенности и нюансы: где-то кладут много кислого майонезного соуса; где-то готовят незнакомые, а оттого непонятные блюда (я сравниваю исключительно с аналогичным отдыхом в Египте, Греции, Турции). Первое, что здесь поразило меня в самое сердце – было картофельное пюре! Да такое, м-м-м..., что я незаметно поползла за добавкой. Поползла, потому что после такого количества еды, которое взяла изначательно, бодро идти за добавкой было просто неловко. Вторым пунктом в гастрономическом чарте идет баранина. Этому есть своё объяснение – раз здесь не употребляют свинину, то знают толк в приготовлении баранины (впрочем, как и во многих мусульманских странах). Но чем меня сразили наповал, была утка. Такой вкусной, нежной, нежирной, мясистой и ... (можно продолжать до бесконечности) утки я не ела даже дома на Рождество! Про бесподобные эклеры и сахарные пончики на десерт просто промолчу.

    Эссуэйра
    Удивительный город, сочетающий в себе колорит востока (Медина, восточный рынок с лавками), наследие португальцев в виде крепости (может, отсюда такое поэтичное название – Эссу-эй-ра) и туристический центр (ресторанчики и красивые отели вдоль набережной). На каждый квадратный метр здесь приходится по кошке. Наверное, такого количества кошек нет больше ни в одном городе в мире! Причем, все они по-восточному тощие, с узкими вытянутыми мордами и также как местное население, тут же теряют к тебе интерес, как только поймут, что ничего вкусного от тебя не дождешься. И еще они очень умело разыгрывают по вахтанговской школе невыносимый голод и трудную жизнь (порт, рыба, солнце – как бы не так!) – орут стоит только опустить на них взгляд.

    ...
    Прислушиваюсь к себе:
    Я не хочу спать и не хочу есть. Точнее, бывают здесь продолжительные моменты, когда я этого не хочу. Особенно, есть. К моему сожалению, мой организм устроен так, что я могу съесть даже целого барашка, если мне будет вкусно. То есть чувство насыщения моральнго и физического наступает очень нескоро. Можно назвать это низким порогом гастрономического удовлетворения. Поэтому пребываю в постоянной борьбе со своим организмом в стремлении меньше есть, чтобы с годами не превращаться в биологическую массу. Хроническое состояние недосыпа и патологическая лень наводят на мысль, что со мной что-то не в порядке. Нельзя в 30 лет все время хотеть спать, думать о еде и мечтать провести все выходные, не выходя из дома. Так вот этот отдых вернул мне радость понимания, я здорова и нормальна! Я могу читать, не засыпая на второй странице, и могу сознательно отказаться от добавки и десерта. Цепочка проста: нет стресса, нет насилия над организмом, нет проблем.

    Тарудант
    «Маршрут проходит мимо арганы с пасущимися на деревьях козами», - сообщил буклет с описанием экскурсий. Сторонясь людей, я выбрала эту экскурсию среди многих, именно, по этой причине. Хотя, признаться, была уверена, что это аллегория или, в лучшем случае, замануха для туристов. По-скольку выехали мы рано, то в автобусе я задремала под фоновый разговор малочисленных спутников (вот, что является значительным плюсом отдыха в конце сезона – практически, индивидуальные экскурсии). Приоткрыв глаза, буквально подскочила на месте от сюрреализма окружающего – по обе стороны дороги росли деревья, по виду напоминающие южную облепиху, и все они были буквально усыпаны... козами! Козы висели на ветках как нелепые самодельные игрушки на ёлке! Еще они напоминали воздушные шарики, застрявшие в ветвистой кроне. Иногда они спрыгивали, или просто падали. Стоя на ветке, коза семенила ножками, пытаясь повернуться и мне показалось, что примерно также можно балансировать, если залезть на дерево на каблуках. Марокко – единственное место в мире, где растет аргана и значит здесь живут единственные в мире козы, которые пасутся на деревьях – на аргане!

    В противоположность Эссуэйре Тарудант представляет собой типичный арабский городок (не порт и не курорт), где можно просто понаблюдать за местным бытом и потеряться среди оргомных рынков.
    Перед входом на рынок нас встретил проводник – высокий и скромно одетый юноша, задачей которого, как раз, и было, чтобы мы не заблудились в бесчисленных лавочках, рядах и коридорах. Ковры, шарфы, бусы, пузатые чайникии, напоминающие лампы Алладина, кафтаны, кожаные туфли – бабуш, как у Маленького Мука – многоцветие восточных ремесел.
    Запомнилась 3-х летняя хорошенькая малышка, которая наткнувшись на меня на базаре, обхватила мою ногу и очень вежливо сказала: «Бонжур!». Кажется, она посчитала меня Гулливером в шортах. В этом приветствии, действительно, прозвучало дружелюбие и интерес. А её аккуратная и симпатичная мама в закрытой одежде тут же извинилась за детскую непосредственность.
    Здесь комфортно и в мусульманстве не чувствуется агрессии.
    Э п и л о г
    Прошло почти 10 дней с момента моего возвращения из Марокко. В сырой и уже серой Москве прекрасные воспоминания смываются холодным дождем быстрее, чем хотелось бы... Живу, продлевая воспоминания, рассказами о путешествии друзьям. С радостью, вновь окунаясь во все подробности природы, быта и культурных традиций Востока. Описывая каждую деталь фотографии и запомнившиеся ситуации. Хожу, стараясь не расплескать гармонию и спокойствие, которые образовались во мне, благодаря этой удивительной стране и людям. Возможно, в прошлой жизни я жила там и это объясняет мою теплоту и жалость к марокканцам. Пожалуй, впервые мне стало жалко людей... Жалко за трудную и беспросветную жизнь, за тяжелый труд, за бедность.
    Убогие поселки, грязные и изможденные мужчины, женщины, незнающие ухода и дети, выпрашивающие мелочь. Конечно, во всем этом есть менталитет (все живут той жизнью, которую заслуживают и выбирают) – дети попрошайничают вместо того, чтобы ходить в школу; плохо одетые и спившегося (?) вида мужчины самозабвенно играют в лотерею вместо работы, рассчитывая выиграть копейки, а не заработать их. Но всё же...
    ...
    Прислушиваюсь к себе:
    Каждый раз, показывая фотографии, спотыкаюсь на одном затемненном фото... Комкаю рассказ, судорожно перелистываю на следующий кадр. Мне кажется, частичка моей души зацепилась за ветку арганы, размоталась как шелковая лента по долине Сус и потому в мыслях я бесконечно возвращаюсь туда. Вспоминаю каждый миг поездки в Эссуэйру, прокручиваю в памяти все мельчайшие подробности путешествия в Тарудант. Ко мне приходил Ангел. Он выбрал неподходящий момент и неожиданную форму. Он мимолетно прикоснулся к самым чувствительным струнам моего сердца. Ангел, который говорил со мной словами бабушки, держал за руку руками мамы, шутил и вел себя так, как бывает только в детстве или со школьными друзьями. Удивительно и необъяснимо. Поток детских воспоминаний, подсознательное доверие, понимание без слов и ощущение родного и хорошо знакомого – меня захлестнула волна, которую опасаешься как равномерного гула Атлантики, в которой чувствуешь скрытую силу цунами. Его внимание не было назойливым, в его шутках не было пошлости, рядом с ним было спокойно, надежно и уютно настолько, что в какой-то момент я поймала себя на мысли, что хочется положить голову ему на плечо, закрыть глаза и оказаться не в этой ковровой лавке, а на краю земли среди звезд и тумана. А ведь мы почти незнакомы и видимся второй раз в жизни. Это не было романтическим воспалением – тому не было предпосылок. Но я не знаю, что это было...
    Последним кадром в этом блокбастере сознания появляется вход в отель, утренние лучи солнца, молодой человек с серьезным видом и планшетом в руках, однако эта серьезность не может скрыть смеющихся глаз и широкой улыбки – я не сразу узнала его, он полностью изменил имидж, как-будто Ангел давал понять, что надо видеть содержание, а не искать привычную форму.

    Понимаю, что это - случайное попадание. Соль, попав на открытую рану, щипет и жжет сильно, однако на здоровой коже она не ощутима. Но попадание было настолько в десятку, что сейчас, спустя даже короткое время, всё кажется нереальной сказкой, dream story, которая снится под утро ранней весной. Я люблю Марокко за эти волшебные воспоминания!

    вики-код
    помощь
    Вики-код:
    Выбор фотографии
    Все фотографии одной лентой
    2 фото
    dots

    Дешёвый перелёт по направлению Агадир
    сообщить модератору
      Наверх