Баликпапан

Баликпапан

LAT
  • 1.26813S, 116.83479E
  • Я здесь был
    Хочу посетить

    1 заметка,  0 советов,  0 фотографий

    помощь Подписаться на новые материалы этого направления
    Вики-код направления: помощь
    Топ авторов Баликпапана помощь
    Все авторы направления
    a-krotov
    помощь
    в друзья
    в контакты
    С нами с 14 июл 2010

    Я — почётный гость города Баликпапана

     
    10 мая 2011 года 940

    Это было три года назад, ещё в первую мою поездку в Индонезию.

    Вот я — в Баликпапане. Это вполне современный город (по калимантанским меркам), центр нефтяной промышленности на Борнео. Не очень грязный (почище Сирии, Египта и Пакистана, но погрязнее Иордании и Ирана). Большой. На базаре очень много бананов, а также овощей.

    Я уже раньше имел план заняться общественной деятельностью в каком-нибудь городе Индонезии, чтобы журналисты напечатали про меня статьи, которые можно было бы показывать капитанам судов и чиновникам в портах. И также чтобы где-нибудь в управлении туризма мне написали справку на местном языке, и чтобы прочитать лекцию о своём путешествии и о свойствах мира в каком-нибудь университете или медресе. Но в Джакарте и Сурабайе я не занимался просвещением, подумав, что в столицы и так едут все, кому не лень, и культурная программа у них и без меня очень насыщенная. Поэтому, по моему плану, начать просвещение надо было с какого-нибудь мало посещаемого города, в котором бы почти не было туристов, приезжих и достопримечательностей. Балипкапан мне вполне подходил. «В этом городе смотреть нечего», — сообщал путеводитель. Это мне и было нужно. Посмотрят на меня.

    И здесь, в этом городе, всего за 36 часов совершилось моё чудесное превращение из бомжа в Почётного Гостя Имама Всея Баликпапапана (титул условный). Это произошло постепенно, следующим образом.

    Рано утром, задолго до рассвета, приехав в Баликпапан, я шёл по ещё тёмному городу и искал какую-нибудь плоскую поверхность, чтобы поспать часов до восьми. Такой плоскости всё не находилось. Я побывал на утреннем фруктовом базаре, потом отстирался в мечети и сидел кипятил кружку. Тем временем в мечеть принесли утренний выпуск газеты «Заморские вести» (название условное, а точнее — «КалТим Пост», сокращение от «Калимантан Тимор» — «восточный К.»). Узналось, что редакция находится не очень далеко, надо ехать на маршрутке. Туда и направился, желая обзавестись публикацией на местном языке.

    Офисный билдинг Прессы содержал целых четыре этажа, и в нём жили — «Заморская звезда», «Заморская правда», «Заморские вести» и «Вечернее заморье» (названия условные). Меня накормили и сделали интервью (в редакции нашлась англоговорящая тётка). На другой день вышли три статьи про меня — в региональной «КалТим Пост» (с цветной фотографией) и в городской (чёрно-белая статья рядом с рекламой проституток). А также и в третьей газете, принадлежащих тому же концерну. Все тексты были почти одинаковы.

    Пока готовили интервью — я спросил, есть ли у них карта Баликпапана. Они сказали, что нет, но таковая имеется в Управлении Туризма (оно называется на бахаса «Кантор Паривисата»). Отправился в Кантор Паривисата. Мне сказали, к кому обратиться.

    Сотрудники Кантор, обрадовавшись, что я помогу им развить туризм в городе (который не очень многие посещают и знают), одарили меня картой и малоценными буклетами (от коих я поспешил избавиться). Я же подумал, что настал срок перевести Справку АВП на бахаса индонезия, что они и сделали. Одна моя знакомая, Валя из Магнитогорска, посетившая Индонезию в прошлом году, посоветовала мне сделать такую справку на местном языке, её советом я и воспользовался.

    Нашлись и служебные бланки с фирменной надписью «Kantor Pariwisata. Balikpapan». Я приклеил фотографию, и на печатной машинке мне эту справку напечатали. Осталось дело за печатью, вот и печать — «Управление туризма. Город Баликпапан. Калимантан». Потащил к директрисе на подпись, она сперва перепугалась, попросила сделать примечание «Сие есть перевод с оригинала АВП», и подписала не она, а кто-то другой из этой же конторы. Сделали несколько копий. Отвели в ресторан, кормили крабами — вот глупая еда, кто их ест, ума не приложу. Только для понта. Еды в них мало, ковыряться надо долго, ладно если живещь на острове и вокруг одни крабы и раки. Тогда можно. А когда столько нормальной еды, зачем эти крабы?

    — А где бы тут университет, выступить перед народом? — поинтересовался.

    — Есть такой. УниБа называется, Университет Баликпапан. — Повезли меня туда.

    УниБа выглядел скромно, ну примерно как Гондарский Политехнический в Эфиопии (кто был там со мной, помнит). Оказалось, в Универе выходной. Видимо, 23 февраля. А может заотмечались — недавно был День Города, 111 лет. До сих пор прийти в себя не могут.

    — Студентов нету, сегодня выходной. И завтра. Будут только преподаватели.

    — А раз нету, можно я переночую у вас в ректорате?

    Удивились весьма. Но оставили. Удобно — вентиляторы, столы, флаги Индонезии и местные флаги города и университета, розетки для кипятильника, и сторож, чтобы было на кого оставлять рюкзак.

    Вечером пошел смотреть Район Над Морем. Тут есть трущобы, обычные люди туда не ходят. Набережной тут нет, всё застроено домиками на ножках! Прямо над океаном, не только над прибоем и пляжем, но и над самой водой, домики в десять рядов! Там и жгут костры, и моются (вода — с крыш), и гадят (в море), и стирают, и строят, и много религиозных людей. Видел, как тётка читала затрепанный Коран, весьма не новый. Мечеть тут же на берегу (не на ножках). Сперва настроженное ко мне отношение, ведь я хожу по их трущобным мосткам, захожу в квартиры, смотрю — где кто? А там спят, а там едят, а там моются, а там молятся. Потом все пришли в восторг. Лет двадцать (как стоят эти домики) белые мистеры в них не появлялись. В щелях под домом — море шумит!

    Сырость 100%. Фотографировал. Приятный, колоритный и весёлый народ живёт на сваях! А рядом же — город, десятиэтажные билдинги строятся, банки, конторы. Реклама будущих новостроек и офисов. Искусственные пальмы со светящимися пластмассовыми кокосами — рядом с пальмами настоящими.

    Внутри кварталов, по обычным улицам, растут всяческие виды фруктов — Джек-фрут, рамбутан, бананы и неведомые мне фрукты. Дуриана нет. Видимо, запах его пугает.

    Спал я на столе ректора, под вентилятором. К утру стало холодно.

    Наутро пришли учителя, некоторые студенты. Приехал очень понятливый парень, Хаким, знает английский и арабский, сразу подружился со мной. Ему 24 года. Вместе подошли к начальству университета. Оно уже пришло, было часов девять утра.

    — Справочку бы сделать, вот такую. — решил продублировать недавний успех в Кантор Паривисата.

    Вот у меня и вторая Справка АВП на бахаса, с печатью Университета на бланке оного. Хаким предложил:

    — Я работаю на радио «Голос Имама» (Voice of Imam), пошли сделаем интервью!

    Поехали с Хакимом. На его мотоцикле. Ливень, видимость 20 метров, среди воды и луж. Мой рюкзак (который я полюбил за его когда-то непромокаемость, «LoveAlpine») за 4,5 года стал промокать. Хорошо, что всё в десяти пакетах.

    Приехали, мокрые до шлёмов, в Большую Мечеть «Istiqamah». Радио тут же размещалось, а также медресе. Многие продвинутые мусульманские люди тусили в этой мечети. Сделали запись. Я говорил по-английски, Хаким спрашивал меня, и всё это в этот же день перевели на бахаса и выпустили в эфир.

    Днём большая молитва, имам — старичок добрый на вид, в очках и крошечной седой бороденкой. А у меня борода больше всех, и сам я крупный, все видят — приехал важный шейх. Попросили выступить перед народом.

    Я и выступил, первый раз в таком формате — с переводом и микрофоном. Хаким, умнейший индонезиец, переводил. Сотни людей, вопросы. Потом, в частном порядке — мусульманские проповедники, со своими уже отдельными вопросами:

    — Как продвигать ислам в Индонезии?

    — Какие есть проблемы в современном исламском мире?

    — Как, что, почему ...

    Ну, тут я им всю правду и сообщил. Что не нужно слишком арабизировать. Нужно поближе к народу. Не нужно увлекаться супердлинными проповедями на арабском. Ближе к народу, товарищи. Отвечайте на вопросы трудящихся.
    Говорите на местном языке с ними. Не умничайте. Всё объяснил, как я это вижу. Задумались.

    От имама мне досталась комната, где ночуют важные имамы и шейхи, приехавшие из-за моря. Шикарнейшая, называется «гестхаус», но особенный. Две кровати — одна 2х2 м, другая 2х1 м — за ширмой. Душ, 21 тарелка, куча пустых бутылок (от воды «Аква»), коробка фиников (а чем ещё должен питаться «святой человек»?), Коран с переводом на индонезийский, большущий словать арабско-бахаса (1600 страниц), книга-шпаргалка «Проповеди на каждый день», другие аксесуары для приезжих имамов, холодильник.

    — Пошли в магазин, купишь себе всё, что хочешь, мы платим! — предложили «святые люди».

    Пошли, но я выбрал довольно мало, не по-имамски — какой-то сахар, бич-пакеты, две булки… ну что это такое?.. Святые люди решили одарить меня деньгами, сунули трое — три конверта, 550.000 рупий ($60). Подумали, что я наверное потрачу их на богоугодное дело. Спонсорскую помощь принимаю, не отказываюсь.

    — Тут рядом порт, хочу поехать в порт, поговорить чтобы уплыть на север — в Таракан или Нунукан.

    Поехали с Хакимом в порт (на его мотоцикле). Сперва клерк — вроде как бы начальник Пелни Офиса, но не начальник с виду, а клерк конторский:

    — Не, не могу, моё начальство сидит в Джарарте, оно всё решает.

    — Да не нужно ничего, бумажку напиши, что ты не против.
    Боится. Но послал к другому (начальнику порта), а оттуда — в третье место, а там сидит такой важный мужик, в военной форме и с орденом. Я подумал, что это генерал, наверное. Но реально он не был генералом, просто военный в чине, из местного КГБ. Напрямую к Пелни судам не относится. Очень серьёзный. Узнал моё ФИО и возраст (это обычно указывают в билете), и, весь светясь от собственной важности и полезности, снял трубку:

    — Алло! Выпишите бесплатный билет до Таракана на ближайший пассажирский. Имя — как вас зовут? — А Н Т О Н К Р О Т О В, 32 года. — ОК, обратился он ко мне, завтра утром подходите в 9, и я вам вручу билет!

    — А пароход до этого не уйдет? — забеспокоился я, — ведь по расписанию он в 8 !

    — Нет, конечно, нет. Капитан перед отправкой обязан у меня отметиться. Так что он подождёт, пока я приду. А я подожду вас, так что пароход без вас не отправится!

    ...Вечером, после вечерней молитвы и трансляции передачи «Голос Имама», — меня опять засыпали вопросами.

    — Как вы относитесь у Усаме Бен Ладену?

    — Если бы вы были премьер-министр Дании, что бы вы делали?

    Мне потребовалось секунды три, чтобы допереть, что вопрос этот возник по поводу несчастных карикатур, в Дании опубликованных.

    — Ну, — я отвечал, — поменьше надо лезть в чужие дела и думать, как плохо поступают другие. Если бы я был премьер-министр Дании.. Блин, если бы даже я был премьер собственной страны, и то сложно ответить, что бы я делал. Меньше ковыряйтесь в других, и не надо повсюду искать врагов.
    Уже ближе к полуночи я притворился уставшим и скрылся в комнате для имамов.

    И занялся ритмическими телодвижениями, чем обычно не занимаются имамы. Нет, не то, что вы подумали — не намазом, а отжиманиями, т.к. при активной пищевой нагрузке, которая на меня свалилась в Баликпапане, мне приходилось отжиматься и приседать больше, чем обычно, чтобы переварить всю эту пищевую энергию. Потом ещё собирал-перебирал рюкзак часа три. Готовился к завтрашней отправке.

    Заодно сфотографировал всё, что у меня в рюкзаке оказалось — значительное количество вещей. С каждым годом всё больше. И значительная часть — бумаги: книжки на показ, справки, статьи о себе, документы типа тех, что я получил в Баликпапане в Управлении Туризма и в Университете.

    Конечно, верхом научности было бы попросить и в мечети (или в «Радио Голос Имама»), соответствующую справку, что я хороший. Но я уж не стал наглеть, понимаю, что со святыми людьми я и так, без справок разберусь.

    Наутро — я, конечно, не стал дожидатся девяти — в 7:30 Хаким, умнейший индонезиец, доставил меня в порт на своём мотоцикле. Там уже стоял пароход, огромнейший 150-метровый восьмиэтажный пассажирский «КМ ТИДАР» компании Пелни. Официально он вмещает 2000 человек, реально там уже находилось значительно больше.
    Вскоре пришёл уже известный мне офицер, и ему доставил билет какой-то офицер пониже. «АНТОН КРОТОВ, 32 года, Баликпапан-Нунукан, КМ ТИДАР», — было написано на нём. Несмотря на бесплатность билета, на нём почему-то была пробита цена — 331.000 рупий ($37). Может быть, тут все билеты уже пробиты одинаково, только в графе места было написано «БЕЗ МЕСТА».

    Так, в феврале 2008 года, я стал почётным гостем города Баликпапана и засветился во многих тамошних СМИ. Мне это понравилось, и в том путешествии я ещё много раз, после этого, превращался в "почётного гостя" и выступал перед народом в самых разнообразных индонезийских городах.

    вики-код
    помощь
    Вики-код:

    Дешёвый перелёт по направлению Баликпапан
    сообщить модератору
      Наверх