Брюгге

Брюгге

LAT
  • 51.20941N, 3.22523E
  • Я здесь был
    Хочу посетить

    99 заметок,  82 совета по 63 объектам,  2 921 фотография

    помощь Подписаться на новые материалы этого направления
    Вики-код направления: помощь
    Топ авторов Брюгге помощь
    Все авторы направления
    3
    abamik
    помощь
    в друзья
    в контакты
    С нами с 6 дек 2010

    Часть 3. Крошка Брюгге.

     
    6 декабря 2010 года 20313

    Он действительно маленький, этот Бельгийский городок на западе Фландрии. Но сколько у него существует различных названий и прозвищ, совершенно разных, порой противоречивых, но точно отражающих стиль Брюгге! А он очень и очень непростой. Вслушайтесь, как звучали и звучат прозвища города в разные времена, и вы поймёте: «Северная Венеция» (сколько их?), «Шоколадная столица мира», «Жемчужина Бельгии», «Крошка Брюгге», «Брюгге прекрасный», но он же: «Мёртвый Брюгге», «Застывший образ дивной смерти», «Самый Великий из серых городов», а также: «Городок в табакерке», «Пряничный город», «Город – матрёшка», и ещё: «Город Девы Марии», «Вечная жизнь шедевров», «Игрушка для туристов», «Рай для туристов»... Забавно, не правда ли? Всё-таки я соглашусь с преобладающими здесь восторженными отзывами о фламандском городе-порте, и признаюсь: он меня совершенно очаровал, как и многих других сотен тысяч туристов. Недаром по данным опроса всемирно известного туристического портала TripAdvisor крошка Брюгге признан «самым очаровательным городом Европы 2010».
    Итак, последний день нашего короткого путешествия по Бельгии мы решили провести в бельгийском голландском городе Брюгге.
    — Что значит – голландском? — спросите вы, — Вы разве не в Бельгии?
    — В Бельгии. Но во Фландрии, фламандской, или голландской части этой страны.
    Я уже говорил, что в Бельгии,(как и в Финляндии: финский и шведский), два фактически уравненых государственных языка: фламандский, или голландский, и — валлонский, или французский. Фактически эти языки уравнены, но на самом деле подавляющее большинство населения, живущее во Фландрии говорят исключительно на голландском, а те кто проживает в Валлонии соответственно и знать не желают никакого другого языка, кроме французского. Единственное место, где не зазорно говорить на двух языках и где законы, издания, названия и т.д. соответственно написаны на французском и голландском, это Брюссель. Поэтому для туриста существует опасность запутаться в этих языковых перевёртышах. К примеру, вы сели в поезд где-нибудь в Монсе или Намюре (Валлония) с целью съездить в Гент или Брюгге (Фландрия). На валлонской территории все расписания, надписи в вокзале и объявления в поезде на французском языке, но как только вы въезжаете на том же поезде во Фландрию, бегущая строка объявлений, а также и громкоговорящая связь будто по взмаху волшебной палочки превращаются в голландские буквы и слова. И даже названия станций, более менее понятные по-французски, теперь превращаются в совершенно уже непонятную абракадабру. Так мы, выехав в Брюгге из двуязычного Брюсселя, и запомнив все названия по-французски, приехали на фламандскую территорию и не учли, что здесь привычного дубляжа не будет... И на обратном пути в Брюссель немного растерялись на вокзале в Брюгге... В итоге поплутав по непонятным названиям по-голландски, выбрали наиболее похожее на нашу станцию, сели в поезд и... уехали совершенно в другом направлении. К счастью, недалеко, всего лишь до Остенде – города на берегу Северного моря. Потом решили не испытывать больше судьбу, и с вопросом об очередном поезде на Брюссель спрашивали прямо у машиниста. Так уж, чтобы наверняка, уж он то точно знает, куда едет...
    Несмотря на то, что Брюгге находится вовсе не на морском побережье (как Остенде, в который мы заехали по ошибке), город считается портовым – через него проходит сеть каналов вплоть до Северного моря, и в средние века это был один из крупнейших торгово-валютных и промышленных центров в Европе. Именно средневековье и считается «золотым веком Брюгге». Затем были различные упадки, взлёты и падения, и вот опять вроде бы заметен блеск... но уже не то, нет, как ни крути — не то «золотое время». Поэтому большая часть отлично сохранившейся архитектуры города – средневековая. И куда бы ты не пошёл по лабиринту причудливых улочек в центре города, повсюду натыкаешься на что-нибудь готическое: соборы и церкви, башни и дворцы, и даже дома – все строения угловаты и остры, и своими пиками, шпилями, иглами уходят в небо. Кажется, что городок ощерился со всех сторон клыковатой готикой – голыми руками не возмёшь! Ну и конечно, каналы! Они пронизывают тело города как вены, пульсирующие каппиляры, они достаточно глубоки и судоходны. Но главное, они черезвычайно живописны и очаровательны...
    Прямо с вокзала мы отправились пешком через парк вдоль канала к историческому центру. Найти правильное направление было несложно: через каждые сто метров инфо-таблички с большими стрелками красноречиво указывали туристам на понятном всем английском, куда следует направить свои усталые, от дальних странствий, стопы. И довольно скоро мы уже подходили к огромному готическому кафедралу св. Сальвадора. Внутри были высоченные своды и впечатляющие стеклянные цветные витражи до самого потолка.
    Далее пошли по живописным улицам к рыночной площади «Гроте Маркт». Определить искомое место было также просто, так как на самой площади «торчала», видимая практически со всех сторон города, знаменитая Дозорная башня «Беффруа». Вообще, я увидел в центре три самых высоких готических строения: колокольня собора св. Сальвадора, башня «Беффруа» и колокольня церкви св. девы Марии (увы, вся закрытая строительными лесами). По ним легко ориентироваться, даже совершенно не зная города, да и все три являются прекрасными туристическими объектами.
    По дороге на Гроте Маркт зашли кондитерскую. Выбрать сходу что-то из шоколадных изделий, пастил, карамелей и прочих сладостей было совершенно нереально, конфетный магазин больше напоминал «эрмитаж» сладких изделий, их было великое разнообразие и неисчислимое количество. К счастью, улыбчивые девушки предлагали всем попробовать местных сластей, определиться с выбором, и купить уже парочку десятков килограмм свежайших шоколадов-мармеладов. Напробовавшись как следует, и купив с собой несколько пастилок, мы наконец вступили на третью, за наше путешествие по Бельгии, рыночную площадь. Вот мне, вспоминая все три эти жемчужины мировой архитектуры, трудно выделить какую-то отдельно: все три они – и брюссельская Гранд Пляс, и лёвенская рыночная площадь, и Гроте Маркт Брюгге по своему хороши, и все три, тем не менее, очень разные.
    На площаде в Брюгге выделяется белый Провинциальный дворец, ступенчатые фронтоны разноцветных зданий, Дозорная башня, сотни и сотни велосипедов на стоянке и десятки конных экипажей. Кстати, в центре Брюгге вы практически не встретите привычных петербуржцу или хельсинчанину трамваев, троллейбусов или автобусов, городской транспорт состоит преимущественно из карет, запряжённых настоящими живыми лошадьми, и – велосипедов, с не менее живыми седоками.
    На башню «Беффруа» можно было подняться и осмотреть панорамные виды города. Подняться следовало пешком, на 366 ступеней и за определённую плату. Посовещавшись, мы решили что наверх полезет Лера, а я буду снизу, с террасы пивного бара, руководить восхождением младшей сестры. Затем мы осмотрели, уже привычное для всех бельгийских рыночных площадей, здание Ратуши, и посетили мистическо-фантастическую Базилику Пречистой Крови, где хранится реликвия Пречистой Крови. По преданию, несколько капель крови Христа были в 1149г. привезены в Брюгге из Иерусалима во время Второго Крестового похода.
    По узкой улочке с «ослиным» названием Блинде ЭЗЕЛЬстраат выходим к небольшой пристани на канале. Покупаем билет и садимся в длинную лодку, наподобие венецианской гондолы, но без характерных гондольеров с веслом и в шляпе на корме. Брюггерская «гондола» была с моторчиком и рулевым-экскурсоводом на носу. Прокатиться на лодке летом по брюггерским каналам — истинное наслаждение. Особенно по Зелёному каналу – Грёне Рей. Именно тут особо чуствуется неповторимая атмосфера, навевающая воспоминания из старинных сказок Перро или Андерсена... Водитель нашей гондолы всё время рассказывает что-то: посмотрите налево, посмотрите направо...
    Мы прилежно вертим головами, иногда даже успеваем понять и запомнить: вот улица-набережная вся в цветах — «Денвер», затем запомнился мост со стоящей на нём фигурой с крестом в руках и нимбом над головой. Потом уже выяснил, что это за памятник. Святой Непомук, или – Непомукен ( иначе- св. Иоанн Непомукенский) оказался чех, который будучи в своё время богемским архиепископом и исповедником королевы Иоанны, отказался выдать секрет исповеди неким врагам. Врагам очень хотелось знать, о чём же Непомуку поведала по секрету королева, но архиепископ был непреклонен: «Не скажу, и баста!!!». Раздосадованные враги утопили строптивого священника в 1393г в водах реки Влтава, после чего Непомукенский стал святым. А вот почему его фигура оказалась на мосту канала Грёне Рей в Брюгге, а не где-нибудь в Чехии на мосту Влтавы, для меня осталось загадкой.
    Ну-с, подплываем к Набережной Розария, тут все обычно фоткают очень красивые виды на Дозорную башню. Но у меня ассоциации о Набережной Розария сложились после посещения чудного пивного музея и бара на террасе, аккурат на самом живописном углу набережной. Мы отдыхали(от чего?), наслаждаясь очередным сортом ламбика и разглядывая канал с открытой терассы средневекового здания... За столиком рядом сидели немцы и пили пиво «Квак» из мудрёных круглых колб, заключённых в деревянные подставки. Теперь мне стало понятно, откуда пошло выражение: «квакнуть»..., это значит – выпить пива «Пауль Квак»! И везде, и в этом старинном баре, нас преследовал гул африканских вувузел, трансформировавшийся в крики местных фламандцев – в этот день на чемпионате в ЮАР проходил футбольный матч Бразилия – Голландия, и судя по реакции посетителей, голландцы успешно обыгрывали бразильцев. Уже покидая заведение, мы услышали дружный рёв болельщиков из неисчислимого количества баров, пабов и пивных ресторанчиков вокруг. Сборная Голландии таки выиграла, а мы лишний раз убедились, что находимся в самом что ни на есть фламандском городе Бельгии.
    Вернёмся всё же в нашу лодку и продолжим экскурсию по каналам Брюгге. Зелёный канал, он действительно – зелёный, и из-за мутно-зелёного цвета воды, и потому что здания, вырастающие из воды, в большинстве своём обрамлены различными вьющимися растениями, из кладки старинных мостов местами тоже торчит зелень, то ли мох, то ли сорняк какой с годами разросся... И это тоже вносит в общий пейзаж немного старины, романтики и сказки.
    Проходим ещё несколько мостов, впереди видны какие-то водоплавающие птицы, гуси что-ли... Чуть ближе гуси оказались лебедями, но впрочем на берегу среди них были и птицы поменьше, вобщем гуси-лебеди всякие... Капитан нашей дизельной «гондолы» в это время рассказывал историю об этом месте с лебедями. Называлось это место «Минневатер», что означать может и «Озеро Любви» и более прозаическое «внутренний порт», игра слов: ”minne” и ”ymeene”. Но поскольку это «озеро» просто кишит лебедями, то его и прозвали романтично: озеро Любви.
    У самих водоплавающих есть своя, не менее интересная история.
    Где-то в 15 веке император Максимилиан Австрийский, которому в то время подчинялась Фландрия, велел жителям города Брюгге вечно и до скончания веков разводить лебедей. И не то что бы это был какой-то подарок, или каприз, или доброе завещание монарха брюггерцам... Нет, напротив, то было сделано в наказание горожанам за то что они убили во время одного из мятежей (видно несладко жилось при Максимилиане) губернатора города Питера Ланкхальса. А фамилия злосчасного губернатора в переводе с фламандского означала «длинношеий»! Когда Максимилиан прибыл в мятежный Брюгге, то первым делом спросил у челяди: «Среди вас, «ворон», я не вижу «лебедя»! Где же это наш брат длинношеий!?» Узнав о зловещем преступлении, монарх побагровел: «Ах так! Погубить такую «птицу»! Да будут теперь они под страхом смертной казни разводить десятки и сотни лебедей! И пусть птицы сии вечно напоминают нечестивым о Ланкхальсе убиенном! И если когда-нибудь лебеди исчезнут из города, то и город сей пропадёт, сгинет и превратится в прах, а жителей его поразит страшная чума! Повелеваю!»
    И повелел!
    Вот, примерно так оно и было... И вот уже несколько веков, вплоть до нынешнего времени жители Брюгге и холят, и лелеют, и берегут своих лебедей, как зеницу ока. Потому что истинно верят в средневековое проклятие.
    Между тем мы осторожно обогнули священных брюггерских птиц и через некоторое время благополучно вернулись на пристань. На выходе капитан нашей «гондолы» горячо благодарил пассажиров и неназойливо выпрашивал денег, держа перед собой капитанскую кепку... Пошарив в кармане, я насыпал ему что было — старался всё-таки, возил-рассказывал...
    Ну что ж, подошёл к концу день нашего пребывания в Брюгге, пора двигать на вокзал, возвращаться в Брюссельскую «страну Афроазию». Тем более, сдуру, или по ошибке, мы заедем сначала в Остенде, удивимся морю, которого совсем не ожидали увидеть в Брюсселе, и потом уже, в комфортабельном двухэтажном поезде приедем на нужную станцию «Брюссель – Миди». Ещё одна, последняя ночь в душном отеле под завывания восточного караоке, и завтра – в путь, через поля и моря, через «весёлых» голландцев, через Данию и Швецию, домой, в Хельсинки, в Ювяскюля!
    Подвожу итог и выношу свой вердикт из всего этого бельгийского мини-турне:
    Бельгия понравилась!
    Бельгия интересна во всех смыслах!
    В Бельгию хочется ещё!
    Остались несправедливо забытые Гент, Антверпен, Остенде, Льеж, Рошфор и ещё многие и многие другие... Да и сам Брюссель ещё на 80 процентов остался недосмотренный. Есть хороший повод когда-нибудь туда вернуться!

    Лев Микаэлов
    2010 ЮКЛ

    вики-код
    помощь
    Вики-код:

    Дешёвый перелёт Брюгге на SkyScanner.RU
    сообщить модератору
      Наверх