Гайана

Гайана

LAT
Я здесь был
Хочу посетить

42 заметки,  7 советов по 1 объекту,  1 098 фотографий

помощь Подписаться на новые материалы этого направления
Вики-код направления: помощь
Топ авторов Гайаны помощь
Все авторы направления
4
Tamarita
помощь
в друзья
в контакты
С нами с 13 дек 2010

Слово о " Мотыльке" ( или путешествие в неизвестность)

 
19 мая 2011 года 60254

Hola Venesuela ( или как нас не обворовали) Часть 1 — предыдущая часть.

В те, 70-ые г.г., вся Франция говорила о феномене Папийона. Папийон по – испански Мотылёк. Наколку с изображением мотылька, француз Анри Шарьер, носил на своей груди, его нашумевший роман назывался также — Папийон. Можно испытать тоже самое, но не рассказать. А он рассказал.

В 1931г.он был приговорён к пожизненному заключению за убийство, которого не совершал. Был отправлен отбывать наказание во Французскую Гвиану, в тюрьму Сен – Лоран – дю – Марони. На 43-ий день он совершил отсюда побег на тайно купленной лодке до Голубиного острова — острова прокажённых. Потом были Тринидад и Кюрасао, где лодка разбилась о скалы. А потом до Гондураса на новой лодке, где колумбийская полиция отправила его в местную тюрьму.

Новый побег из колумбийской Риоачи до земли жестоких индейцев гуахира, которые дарят ему 2-их жён и, которых очень любит. ( Сейчас эти индейцы — ловцы жемчуга, живут в Венесуэле, в г. Маракайбо. Стараются ни чем не отличаться от нас, стесняются своего происхождения.) Но не проходящая жажда мести французскому прокурору, которую вынашивал каждый день, как навязчивая зубная боль, не давала покоя.

Опять колумбийская тюрьма и 2 неудачных побега. Возвращение французским властям в Гвиану. 2 г. одиночки на о. Сен – Жозеф. Почти померк разум и атрофировались мышцы. Не переносимый европейцем климат, не осознанное поедание мокриц и тараканов. И он выжил.

Спровоцированная ситуация заставляет убить надсмотрщика тюрьмы и опять 1.5 г. одиночки. Немыслимые наводнения в камере заставляли сидеть высоко на решётке полностью ослабленное тело, уснув, внезапно падать и просыпаться, захлёбываясь. Приливы и отливы в этой не латинской Америке — как нигде.

В первые дни, после освобождения из одиночки спасает в море маленькую девочку и, получив снисхождение, попадает на остров Дьявола, также принадлежащий Французской Гвиане, для пожизненного поселения, где оставшиеся в живых друзья свыклись и давно обрели уединение .А многие не заметно ушли из жизни. Уже стар и сед. Одиночки истощили тело. Чувство мести потеряло силу, но жажда свободы – не отпускала.

Новый побег с острова на собственноручно изготовленных кокосовых плотах. Собирал и сушил их не один год. Попадает в Британскую Гвиану, в ДЖОРДЖТАУН. Отсюда бежит в Венесуэлу и опять тюрьма. Благодаря революции 1944 г., его освобождают. А через 12 лет получает Венесуэльское гражданство. 13 лет тюрем и 12 лет вне закона.

В Венесуэле заводит семью, стараясь подавить чувство мести. Но землетрясением разрушило дом и уничтожило то, что любил. После этого написал книгу и вернулся в Париж, но уже – знаменитым.

Этот роман долгое время был моей настольной книгой. К чему это я? Ах да! Гайана!

Три страны Южной Америки — Французская Гвиана, Суринам и Гайана не являются странами Латинской Америки. Гайана бывшая английская колония, называлась до 1966г. Британская Гвиана, язык английский. Всё, что я знала о ней — это энциклопедические данные: Площадь, климат, население, географическое расположение, рельеф местности. Но роман Анри Шарьера посеял в моей душе смуту, рассказав об этом регионе. И я запала.

Конечно я не собиралась пройти его путь, но увидеть эти места своими глазами хотелось бы. Информация о получении виз не обрадовала. Сложности со въездом в эти страны оказались не преодолимыми. Эту тему часто поднимала в кругу знакомых. И вот в августе позвонил один из них и сообщил о безвизовом въезде в Гайану. И я решила, будучи в январе в Венесуэле, завернуть и туда, захватив и Бразилию. Ну а коль решила, то надо бы отзывы почитать. А их не оказалось ни на одном известном мне сайте. Сведений ноль! Удивилась, испугалась, судорожно переворачивая страницы сайтов. До момента моего отъезда, удалось накопать 2 абзаца о Гайанской ярмарке. С этим я и отправилась в неизвестность.

Находясь в Венесуэле, спросила гида Франсиско о Гайане. Сказал, если поеду туда, то уже не вернусь никогда. Двое его знакомых туристов попробовали Гайану, один вернулся с простреленными коленями, а другой в исподнем и конечно же без единого доллара. А женщине – одиночке там вообще нЕчего делать. Больше его не слушала. Со мной согласился идти Павел, с которым мы остались вдвоём после Венесуэлы.

Переправа в Гайану только через Бразилию. Итак 20 января мы переходим границу Венесуэла — Бразилия. Виза не нужна. Ставим штамп въезда в Бразилию. Нескончаемые колонны большегрузных машин. Пешком до автотерминала метров 300. Таксисты неистово, наперебой предлагают отвезти нас в г. Боа Виста. Не соблазняемся. По пути покупаю пирожок с сыром и кофе за венесуэльские боливары. Их берут вплоть до Боа Висты. Обменных пунктов нет. Меняем деньги у менял на улице. Здесь португальский язык. Я и они понимаем друг друга, но говорим каждый на своём, (испанский язык на тот момент называла своим).

Павел настаивает ехать автостопом, я без энтузиазма, но соглашаюсь. Простояв под солнцем 2 часа, покупаем билет на автобус. Эксперимент не удался и я облегчённо вздохнула. Я не люблю автостоп, я стесняюсь, да и Павел не автостопщик, а просто самостоятельный путешественник. Была проба. Автобус не дорого и комфортно. Я готова платить.

Пока ехали по Бразилии пейзаж менялся с джунглей на саванну и птицы по деревьям белые. По приезду в Бонфим, обнаруживаем отель за 30 дол. на двоих. После Венесуэльской посады за 12 дол. на троих, показалось жутко дорого. Торг был не уместен. Но зато состоялось знакомство со слегка подвыпившим Пабло, который пришел в умиление от русского имени Павел. Он предложил заселить нас на территорию своего знакомого бесплатно, но в своих спальниках. Согласны!

Вилмар и его жена Роза просто замечательные люди. Весь вечер мы общались и отвечали на их вопросы. В результате нас заселили в комнату с двумя кроватями и со сплитсистемой. А утром мы подарили им монеты и сувениры. Сделали фото, обменялись координатами. Ещё нас накормили завтраком, а сами хозяева пили эрба — матэ (травяной чай) в специальных приборах, которыми пользуются на юге Бразилии и в Аргентине.

До Гайанской границы примерно километр и Вилмар везёт нас туда. Прощаясь, Павел искренне пытался заплатить, но Вилмар денег не взял. Проходим бразильско – гайанскую границу, ставим въездной штамп и на такси нас привозят в городок Летем в километре от границы. Взяли с нас 20 дол. На самом деле стоит 10 реал, но у таксистов определённая схема работы. Круговая порука, если ты отказался ехать за эту сумму, то другой тебя не возьмёт дешевле и никто не скажет, что этот город в 15-ти минутах ходьбы. А бразильскими реалами в приграничной зоне так же можно пользоваться.

Здесь левостороннее движение и переезжая пограничную полосу, я даже вскрикнула, машина резко берёт влево, как – будто вылетает на встречку. Итак мы в Лехеме. С этого момента начинаю самостоятельно познавать реалии гайанской жизни, т. к. Павел засобирался возвращаться.

Внешний вид у всех жителей города — бандитский. Павел сказал, что просто они все такие. На черных негроидных лицах нагловатое выражение. В автобусном терминале, похожем на сарай , поинтересовались о возможных экскурсиях. Предложили джип за 400дол. в заповедник Кануки, а там ещё отдельно лодка и плата за ночлег. Это даже не тур, а частный извоз. С их внешним видом только туристов отпугивать. Ещё не известно куда отвезут. Мы не стали больше ничего спрашивать и тем более торговаться. Эти люди, не имеют представления о ценах на подобные туры. Мы поняли, что гор Кануки и водопада Кайетур нам не видать, как своих ушей. Вокруг на сотни километров нет ни одного приличного города. Только две дороги из этой дыры под названием Лехем. Одна в столицу Гайаны Джорджтаун, более, чем 600км. по бездорожью со скоростью 40км\ч., а вторая — обратно в Бразилию. Её и выбирает Павел, объяснив ситуацию нехваткой времени.

Несколько фото гайанских вывесок и мы тепло простившись, расстаёмся. Павел вернётся в Бразилию, а я уезжаю в Джорджтаун. Колебаний нет. Я решила ехать одна в эти глухие, редко посещаемые места. И покупаю билет на автобус за 50 дол.(благо ими можно рассчитываться) до Джорджтауна. Ехать нам 12 ч. до побережья синего Карибского моря. По моим подсчётам должны приехать в столицу в 2 ч. ночи. И как я там? Неизвестно. Хорошо, если в столичном терминале разрешат досидеть до утра. В ночь — я не пойду никуда! А если терминал будет закрыт, то из автобуса не выйду, пусть думают, куда меня деть. Отвечают!

Но об этом плане водители пока не знают, что б не нервничали заранее, которых двое и они сменяют друг друга в пути. Всё готово к отправлению. Поехали. Автобус отмечается на пограничном пункте, при этом заезжая туда, откуда мы приехали на дорогом такси. И к моему удивлению берёт здесь пассажиров. Понятно, значит в Лехемский терминал ехать не надо, все автобусы заходят на приграничный пропускной пункт Гайаны. Это очень важно, но я не знала, учусь на своих ошибках. Подсказок у меня нет.

Я на переднем сидении одна, готова к восприятию окружающего мира. Здесь — английский язык. Я мешаю все известные мне и не очень, языки. Понимают меня или делают вид, не знаю. Но я очень хорошо понимаю, что говорю. Итак, вокруг саванна с пожухлой травой и нескончаемые термитники разной высоты. Жара, грунтовка красного цвета, пыль от встречных машин, но они к счастью редки. Автобус гремит и трясётся. Впереди деревянный мост из ломаных досок преграждает путь. Неужели через него? Точно! Я вся напряглась, медленно въезжаем на мост, как – будто наступаем на грабли. Доски все вздыбились. Подумала, мостов должно быть много, какие они? За саванной будет сельва, и это слово предполагает огромное количество ручейков и речек. Пасутся белые горбатые коровы, с ушами почти до колен. Немыслимо – грунтовый тракт красного пыльного песчаника. Куда несёт? Впереди вижу горы, это начинается нац. парк Рупунуни. Не высокие горы, вроде красивых зелёных холмов, освежают пейзаж. Вдали просвечивают время от времени одинокие жилища, сквозь придорожный кустарник. Неизвестные птицы вдоль дороги. Опять мост не лучше первого, а потом ещё и ещё. Доски на них гремят и двигаются, а чёрные пассажиры совершенно спокойны. Всё нормально, значит так должно быть. Незаметно саванна сменяется джунглями и дорогу сжимают не пролазные заросли. Двум машинам не разойтись, поэтому в удобном месте на обочине ждём, как выяснилось, встречный автобус из Джорджтауна. Забираем у них канистру с бензином и бензопилу! С бензином понятно, а с бензопилой не очень. Нагоняем пастухов. Странных коров с ослиными ушами здесь выращивают на мясо. Говорят, что мясо нежное и быстро варится. Ну ладно, пусть пасут. Первую десятиминутную остановку сделали через 4 ч. Здесь на расчищенной не большой территории харчевня с разными блюдами и много вяленой рыбы, которая просвечивала на солнце и с неё свисали капли жира. Продукт для транспортировки не удобный, я смотрела той рыбе в глаза и грустно облизывалась. Именно отсюда начались девственные леса. Все сплетено сплошной завесой. Густая поросль стремится в свободное пространство над дорогой, стараясь увидеть солнце,тем самым образуя зелёный тоннель, по которому мы движемся. Очень часто деревья ,отжив свой век, падают ,преграждая путь. Вот тогда и приходит на помощь бензопила. Вдоль обочины распиленные деревья, но обочины, как таковой нет, просто деревянные катки раскатаны в разные стороны и автобус осторожно пропихивается между ними. Каждый раз рейсовый автобус, выезжая из джунглей передаёт пилу встречному рейсовому. который въезжает в них. Путь перебегают игуаны. Редкие свайные дома, на небольших искусственно – очищенных площадях. На обочине оставляем ящик со льдом для индейцев, которые придут за ним позже. Жара!!! Раньше страна принадлежала индейцам аравакам, но во времена колонизации их оттеснили вглубь страны, в наименее пригодные для жизни места, сильно ограничив в правах. Они ведут полукочевой образ жизни. Время от времени местное население, как привидение, появляется вдоль дороги у едва заметной тропинки, уходящей в лес. Мы берём всех без исключения и везём до следующей тропинки — невидимки. Денег они не платят, да никто и не требует. Всего лишь один рейс в день, он им нужен. В субботу, воскресенье и понедельник рейсов нет. Голые ребятишки с испуганными глазами, а взгляд у взрослых стыдливо – извеняющийся, за собственную не цевильность. Помилуйте! Вы у себя дома! Это мы должны извиняться перед вами и чувствовать себя виноватыми. Это мы, африканцы, азиаты, европейцы, вторглись на ваши земли и просто обязаны вас уважать. Это от нас все беды и тяготы, которые вы претерпеваете. У Вас полное право гордиться своей культурой и обычаями, своей близостью с природой, а нам остаётся вам только завидовать. А девственный лес скребёт и хлещет наши бока. Шаг в сторону просто не возможен! Здесь точно рука человека ничего не хватала и нога его не ступала. Хотела в дыру — и попала. Пролетели синхронно два больших попугая макао с длинными хвостами и ярким оперением. Бабочки невиданных расцветок. Смеркается. Выезжаем на открытый берег реки и — стоп! Здесь паромная переправа через широченную реку Демерара,3 горных реки впадают в неё, образуя омуты и водовороты на глубине, мы пройдём в устье этих рек. Жара тридцатиградусная, влажность 88%.Все вышли на берег, обдуваемый ветерком. Автобус загонят на паром порожняком. Здесь знакомлюсь с единственным белым пассажиром. Итальянец, но живёт в Джорджтауне. Паром медленно гонят с противоположного берега. И также медленно на него въезжает автобус и ещё 3 машины, которые нас ждали на берегу. Распределили равномерно вес, мы рассосались по обе стороны вдоль деревянных перил. Итальянец не хорошо пошутил в мой адрес, заявив, что чёрные меня обязательно ограбят. Чёрные громко заржали, осклабив белозубые рты. Уж молчал бы! Я и так всю дорогу думаю, как мне среди них выжить. После этого я загрустила, а итальяшка, успокоил, пообещав меня не бросить одну в Джорджтауне, в который я еду зря и этот город не может мне понравиться. Все мои мысли о Мотыльке и желание ,увидеть то, что видел он, испытать себя — постепенно куда-то испарились. Неужели всё зря? Прекрасные мечты — оборачивались жестокой реальностью. На противоположном берегу — паспортный контроль. И к моему удивлению заметила, что чёрные, у которых бандитский вид, по доброму уступают мне очередь, разъясняют мне по-английски, то, чего я никогда не пойму и всячески меня опекают. Видимо реплика, брошенная итальянцем, их задела. Стемнело, полузатопленная дорога , бесконечно – дряхлые мосты, рытвины и ухабы ,попадая в которые, меня бросает от стены к стене и прыгаю до потолка . Ни минуты покоя! Автобус опасно кренится. А до Джорджтауна ещё 333км.! Внутренние органы реагируют на каждую кочку и замирают, сжавшись в комок. Необыкновенно разные лягушки сидят у луж, разбегаясь при свете фар. Роскошная синяя бабочка Баттерфляй, размером с летучую мышь, попав в пучок света фар, порхает впереди автобуса, не умея вырваться из этой световой ловушки. А потом я — уснула! Как это произошло — не ведаю. Открыла глаза, а под нами асфальт! Много огней, молодёжь гуляет. Домики на сваях удивительной красоты.1,2 этажа с резными лесенками, балкончиками, полисадами, мансардами. Все совершенно разного дизайна. Чистенькие машинки стоят у домов, видимо понятия «гараж» не существует. Это что за оазис? А это г. Линден, коих здесь совсем не много и их можно пересчитать по пальцам. Действительно не Лат. Америка. Скоро столица, ещё пару часов. В Джорджтаун прибыли в 4 ч. утра. Итого 14 часов пути. Город живёт! На улицах многолюдно, отдыхают от дневной жары. Ярко освещён иллюминацией. Везде снующие таксисты вселяют в меня уверенность, что эта дыра — не совсем плоха! При помощи итальянца находим отель за 60 дол., тут не до дешёвого! На ресепшен договариваюсь за 35 дол., т.к. полночи уже прошло. К оплате принимают доллар и евро, но лучше поменять на гайанские доллары. Залегаю. Утром завтрак за отдельную плату, 2.5 дол. и выхожу. Джорджтаун не обычен! Канавы, канальчики и каналы. Дренажная система охватывает весь город. Много зелени, но она низкоросла и тени почти нет. А солнце палИт со страшной силой. Дома 1,2 и очень редко 3 этажа. И все из дерева! Каждый дом на сваях, а под ним что-то вроде беседки для отдыха, где, сидя в кресле, наслаждаешься тенью. Каждый дом — произведение искусства. Смотрю не отрываясь! Вдоль каналов аллеи и бульвары, утопающие в сочной траве. Не многолюдно. Головы местных украшены умопомрачительными причёсками, много стриженых нАлысо, а у многих жгуты — трезы ниже пояса. Кто-то «упаковывает» их в здоровенные вязаные шапки, которые превращают голову в небольшой бочонок, или большой кувшин. Большая схожесть с ямайцами или с тринидадцами. Но! Запах болота, преследует меня везде. Почти стоячая вода в каналах, цветёт зелёными водорослями .Меняю деньги 1дол. — 200 гайанских дол. в одном из магазинов, это безопасно, курс везде одинаковый. Обменников не видела. Ищу дешёвый отель и турагентство. Подобных вывесок здесь нет. Спрашиваю отель, смотрят на меня не понимающим взглядом. Оказалось всё просто. Слово «отель» здесь не используют, вместо него употребляют «Guest House» или же «Sleeping».Старый английский стиль. Разобравшись с этой заковыкой, нахожу дешёвый слипинг за 10 дол. « Пауло и Аделя». Интернет в 20-ти м.м. за 1дол. В слипингах живут в основном местные, которые не смогли вовремя выехать автобусом, или- же из соседнего Суринама. Туристов пока не видела. Купила зонт за 2 дол., шляпа не помогает, а солнце просто нещадно. Много китайских магазинов. Что за народ эти китайцы?! Во 2 – ой половине дня жители города играют в домино и лото на своих не обычных террасах. Пообедала за 3 дол., порция пересыпалась через край. Когда отвечаю, что я из России, у них глаза вываливаются. Я поняла, что пройдя границу, почти все возвращаются, сделав фото с указателем «Гайана»,что б не пилить через всю страну по бездорожью 14 ч. подряд. Жаль. Гайана — страна, которой нет аналога, она не повторяется и ни с одной из стран не похожа. Турагентства отсутствуют, видимо не рентабельны. А смотреть здесь есть что. Только один водопад Кайетур чего стоит, является местом поклонения индейцев Гайаны, его можно смело ставить в один ряд с великими водопадами мира, высота его 226м. Понимаю, что мне он не светит, т. к. одной до него не добраться, а с агентствами всё очень сложно, хотя не исключаю, что они имеют другое название. Если честно, то найти можно всё, но уж больно город оказался интересным. Пляжей в черте города нет, туда идут специальные маршрутки. Завтра буду их штурмовать, как это делают все и пытать гайанцев по-английски, пока не пойму — не отстану. А вечером возле отеля народ грузит мешки и баулы в микроавтобус, видимо товар на вывоз, гремит музыка, а я наблюдаю за этим с деревянного балкончика. Разные чудики ходят, обвешанные украшениями, а женщины вяжут на улицах полосатые шапки для их гигантских причёсок. Народ доброжелательный. Неожиданностью оказалось то, что полчища комаров тебя атакуют к вечеру со всех сторон. Срочно купила Байгон, полить их на ночь. Здесь климат считается не здоровым. Но малярию почти искоренили, жёлтолихорадка редкость, а вот лепра встречается. Здесь она лесная, а бывает ещё степная, горная, а может ещё какая, не знаю. Сухая лепра не заразна, а вот мокрая — да. На следующий день в воскресенье подумала о том, что надо бы купить билет заранее на обратный выезд, а пляж после этого. На улицах пустынно. И как-то слишком явно обозначились бездомные. Ещё вчера в общей толпе они просто не просматривались. В каждом удобном, в их представлении, месте они спали на коробках, тряпках и просто на асфальте. Просто жуть какая-то! А на ступенях стадиона человек двадцать качались в подвешенных, драных гамаках. Грязные тряпки клочьями торчали из дыр. Нет, в будни я точно такого не видела. Поначалу-то я с ужасом от них отскакивала, но они на меня никак не реагировали, я поняла, что деградированный мозг сделал их пассивными и равнодушными. Меня они как будто не видели, если не наступить им, конечно, на голову. Терминал оказался ещё закрытым, но хозяин отеля на втором этаже, всячески удерживал меня своими вопросами, узнав, что русская, объявил, что в отеле живут 4-ро русских, приехали ночью, но сейчас пошли гулять. Я тоже решила погулять до открытия. Центр Джорджтауна ухожен и зелен, опрятные газоны, бульвары, каналы. Белоснежные цапли ,почти домашние, уютно чувствуют себя в парке. Деревянные соборы 19-ого в. не обыкновенно выразительны. В один из них, под названием Сан Джорджа, я захотела войти. Огромный деревянный щит гласил о его названии, открытии и параметрах. Высоченное бело-голубое здание стояло особняком у всех на виду, украшая собой и без того прекрасный пейзаж. ( Это не ирония) Встав для начала у входа, я тайно, как мне показалось, сделала фото, но в этот момент кто-то тронул меня за плечо. Я вздрогнула и обернулась. Тьфу ты, падрэ! Ну что же Вы?! Я глупо улыбалась чернокожему священнику, а он предложил пройти вовнутрь, где идёт воскресная служба. Вошла на цыпочках и села. Пахнет деревом, прохладно, всё в коричнево-деревянных тонах. Заполнила анкету о первом моём посещении храма, а потом мне вручили молитвенник на английском и указали, где читать. Я сразу сбилась с текста, но делала вид и листала страницы, когда листали все. При этом тайно рассматривала публику. Публика была не обыкновенной! Элегантные чёрные женщины в шляпках, как у английской королевы, навевали мысли о давно минувших днях, мужчины в строгих костюмах. Казалось, что время в этом городе остановилось 100лет назад. По окончании службы все жали друг другу руки, целовали в щёку и желали мира. Меня облобызали тоже и первым был не главный падрэ. Он сказал, пока не уходить. Будет важный момент. Когда все нацеловались и расселись по местам, началось чествование впервые посетивших храм. Сначала девочка с микрофоном подошла к двоим из Суринама и самый главный падре их расспросил, что да как. Им хлопал весь зал, приветствуя, а потом была я. Ответила, как меня зовут, а вот со страной вышла заминка. Самый главный падрэ никак не мог понять, откуда я. Раша, Руссия, Россия. Перечислила всё, а он не понимает. Здрасьте вам! Ну что вы, падрэ! Вы сдерживаете овации! Я хочу что бы мне аплодировали эти женщины в шляпках королевы, как будто сошедшие со старых фотографий времён английского колониализма, и мужчины тоже. Поймите же вы, наконец! Зал уже понял название страны и громко подсказывал. И тут свершилось! Самый главный падрэ воздел руки к небу и воскрикнул: »О! Россия! В первый раз службу в нашем соборе посетили русские!», то есть я. Все прихожане обернулись, как по команде, приветствуя рукоплесканием. Могли бы и на руках поносить, коль такое дело! Но ограничились сувениром с изображением собора в виде брелка. По окончании службы мне говорили «Добро пожаловать в Джорджтаун!». Было очень приятно и тепло в душе. Вот так, сама того не ведая, я оказалась первой русской посетительницей католической службы в самом высоком деревянном храме мира — Кафедральном соборе Сан Джорджа. Который был построен в 1889 – 92 г.г., является Центром англиканской епархии в Гайане. Высота колокольни 40 м.! После чествования купила книжонку об истории Собора, может, когда переведу. Находясь под впечатлением, продолжила осмотр достопримечательностей. Националный памятник страны Сити Холл, начала 19-ого века, поразительной архитектуры, также из особых пород дерева. Закрыт для посещения и на его ограде бездомные развесили всевозможный хлам. Угоднически попросила их освободить необходимое пространство для фото. Никакого протеста! Бездомные Джорджтауна весьма миролюбивы. На обратном пути покупаю билет на через 3 дня до бразильской Боа Висты, а оттуда поеду в Манаус. Но это потом. А сейчас я красиво гуляю мимо театра департамента «Вест Индия», где проходит семейный самодеятельный форум г. Джорджтауна. Настроение хорошее, отчего ж не зайти? Секьюрити я не понимала, но меня всё равно везде пускают. Села в зале. Родители с детьми танцуют и поют со сцены. Ставят актуальные сценки из местной жизни, а на высвечивающемся экране полная информация об артистах. Вот здесь я уже понимаю всё! Девочка лет 14-ти необыкновенно красиво пела без сопровождения, просто взорвала зал. Я отбила, хлопая, все ладони. Взрослые принимали участие в сценках и даже пастор Стив Адамс эмоционально боролся за первенство. Зал хохотал, а нарядные дети ярко порхали по залу на подобие бабочек. Они здесь очень смешные и не ординарные. Я без конца рассматриваю их чудо – причёски, красиво выплетенные или же скрученные в трезы. Да. Город живёт своей размеренной жизнью, не похожий ни на какой другой город. Свои культурные и спортивные мероприятия, свои праздники и развлечения, свои службы в храмах. Мне видится эта страна, как отдельный остров в океане, отрезанной от мира. Многие английские традиции, например крикет, до сих пор не забыты. Гайана имеет много общего с Карибскими островами, нежели с материком. Наиболее обжита прибрежная зона и все крупные города находятся именно здесь. Городской рынок сегодня не работает, хоть и воскресенье, я ж говорю, что всё не так, а мне надо купить какие-либо фрукты. Увлечённая поиском,зашла в квартал, заполненный сотней бомжей, запах ужасный, калеки, больные, сумасшедшие. Кто шуршит пустыми пакетами, кто перекладывает тлен с места на место, кто-то бешено хохочет, равнодушные полуживые глаза,, тела едва прикрыты. Бежать! Надо бежать! Перепрыгивая через лежачих, заткнув нос и уши, закрыв глаза, бегу абы куда. Тянут ко мне руки, почти хватают за ноги. Жуть! Омерзительная дрожь по телу. Не вероятное сочетание прекрасного и ужасного рядом. Придя в себя, покупаю свои любимые тонкокорые яблочные бананы. В отеле срочно принимаю душ, отмывая пЕрежитые впечатления. Я ясно поняла, что живу в лучшем районе города , на лучшей его улице и для меня это показалось сейчас очень важным. На следующий день с утра решила искать море. Чем ближе к берегу, тем безлюдней. От канальчиков тянет болотом, время от времени их чистят от ила и травы, и тогда комары тучами поднимаются вверх. Тротуаров в городе практически нет, все ходят по проезжей части, очень не удобно, а мне и улицу – то переходить не удобно. Ведь я смотрю сначала влево и начинаю движение, а здесь смотреть надо вправо, потом переходить. Удачно избежала нескольких столкновений. Машины относительно дороги и свежи. Паркуются на обочинах, не пройти. Битых и старых нет! Необъяснимо! Народ приветливый, но фото не любят, злятся, видимо срабатывает комплекс некрасивости. Впереди вижу каменный вал, видимо море. Конечно! Но оно совсем не синее, хотя Карибское. Скорее морское болото. Вода мутная и вонючая, топь и грязь, до горизонта мелкое. Но самое удивительное, что оно пресное! И к самому берегу подступают зелёные лужайки с белыми ромашками. А причина проста. В этом регионе мира в Атлантику впадает невероятно огромное количество рек. Величайший водный бассейн между Амазонкой и Ориноко покрывает нашу землю болотами и ручейками, которые превращаются в полноводные, никогда не пересыхающие, реки. Этот водный бассейн находится почти на экваторе и сезон дождей наступает, попеременно, то в южном, то в северном полушарии. Этим объясняется полноводье. А т. к. вода в реках, конечно, пресная, то они опресняют океан на сотни километров. Вот такой феномен в природе. В малюсенькой Гайане рек более 200! А самые крупные Эссекибо, Демерара, Корантейн, Бербис. Они судоходны только в своём нижнем течении, выносят в океан тысячи тонн песка и ила, образуя грязевые и песчаные наносы. Берег в черте города очищен от зарослей, а на пляж за городом я никак не доберусь. В море ни одного корабля или какого-нибудь плавсредства. Корабли стоят на якоре далеко в океане и ждут БОЛЬШОЙ приливной волны, что бы с нею войти в устье нужной им судоходной реки и с большой волной также выйти в океан. Если проморгал, то жди следующей. Приливы происходят с определённой периодичностью, должны совпасть несколько факторов, лунные фазы, амплитуда колебаний волн в океане ещё что-то .Тогда море вздымается горой и с шумом и грохотом идёт к земле. Вода в реках, закручиваясь вихрем поворачивает течение вспять. Во время отлива , уходя, море наоборот с шумом высасывает воду из рек. Об этом подробно писал Анри Шарьер в своём «Мотыльке», неоднократно пытавшийся бежать через эти жуткие места. Местные жители всегда боялись этих морских «демонов». Благо случается это не каждый день или два. Каменный морской вал, который строили 5 лет и закончили в 1860 г., предохраняет столицу от мощных приливов, он расположен выше уровня города, а город находится ниже уровня океана и от берега моря в город надо спуститься, как в яму. Видимо сеть каналов – это не просто так, а вызвано жестокой действительностью. Взобравшись на вал, пошла по нему вдоль берега. Цапли охотятся за лягушками, полевые цветы у воды. С деревянного пирса, далеко уходящего в море, одинокие рыбаки ловят пресноводную речную рыбу. Набережная захвачена немощными бомжами. Нормально – гуляющая только я. Жара! У меня только зонт и фотик. Из предосторожности с собой нет ничего больше. На берегу один из несчастных жжёт костёр, вскипятил воду в чёрной кастрюле и предложил мне кипяток. Это в такую-то жару? Я засмеялась и дала ему 2 дол. Он был счастлив. А когда возвращалась, то он радостно помахал мне рукой. В кармане брюк у меня немного денег на случай откупа, которые сегодня мне опять не пригодились. По ночам лучше не выходить, да и по безлюдным местам нЕчего лазить, как например я по берегу. Но у меня здесь уже свой знакомый бомж, на него вся надежда. В общем от этого пейзажа не проходящее состояние брезгливости, по эстетическим соображениям фото не делала. Возвращаясь в город купила и выпила кокос. Жажда здесь не пропадает, пить хочется постоянно. Свернула на школьную улицу. Здесь все начальные и средние учебные заведения. В каждой школе своя форма одежды, Они отделены от улицы и друг от друга проволочной сеткой, а ворота каждой школы закрыты на замок .Видимо такие меры предосторожности, детей надо беречь, ведь дети не простые, а очень смешные. Никогда не видела столь безумных детских причёсок. Умора! Эти смешные дети висят на сетке и в дырочки просовывают деньги, взамен получая соки и мороженое из рук торговцев, выстроившихся в рядок вдоль всех школьных ограждений. Вот стайка девчонок в голубом, похожих на «Баттерфляй», прилипли к сетке, внимательно меня разглядывая и пытаясь поговорить. Говорить со мной сложно, поэтому любезно прощаемся. Следующим днём решила исследовать город в противоположном направлении. Я шла по моей красивой улице и почти уткнулась носом в ограду, разрисованную разным зверьём. Подумалось, а может это зоопарк? Свернула на повороте, пошла вдоль заграждения, ища вход. И почти спотыкаюсь о труп лошади на проезжей части. Точно зоопарк! Машины осторожно объезжают, а мне опять пришлось скрываться бегством, не могу я на это смотреть! В то время, как её сородичи мирно паслись на лужайке меж каналов. Вход в зоопарк нашла быстро и вошла за 1дол. В просторных вольерах птицы с ярким оперением, начиная от туканов и попугаев макао, а заканчивая хищными огромными орлами – гарпиями, которые рвут куски, только – что розданного мяса, сильным клювом, зажав его в когтистых лапах. Видимо сейчас время обеда, все хищные кошки грызут, хрустя, рёбра неизвестного животного. Обезьяны носятся по клетке с бананами в «руках», без конца выглядывая на дорожку, где стоит тележка с фруктами. Как только служащий берётся за неё, сразу, как по команде, выбрасывают свои бананы, надеясь заполучить что-то ещё. Тележка прокатила мимо, все бананы с полу сразу собраны. Случайно подняла глаза вверх, а там, на деревьях и вольерах свободно прыгают обезьяны и сидят лемуры, летают чудо – птицы. Видимо их тоже кормят, чтоб не уходили. Здорово! Как в настоящем лесу, но приблизиться не дают. Свиньи пекари,под цвет земли, всё перекопали в своём загоне. Капибары разных размеров, шерсть или щетина, как у нутрий. Броненосец забрался в дупло дерева. Крокодилы и кайманы неподвижно лежат в болотце и на его берегах, даже не моргая глазом. Бревно и бревно! Это чёрные крокодилы, очень хитрые, свою энергию зазря не тратят, а концентрируют её при нападении. Они большие и хладнокровные, поэтому энергию надо беречь. Зелёная анаконда, как коряга, свернулась в водоёме, медленно шевеля кольцами своего тела, иногда показывая голову и выбрасывая язык. А в речку без ограды,косцы сбросили копну свежескошенной травы, которая шевелилась и постепенно исчезала, уничтожаемая речными чудовищами с широкими носами — ломантинами. Время от времени они поднимали клубами донную грязь и ил, показывая свои пупырчато – серые спины непомерно огромных тел. После зоопарка пошла в ботанический сад, который раскинулся здесь же. Площадь его 48 кв.км. Везде гуляют парочки, цапли и огромное количество диковинных птиц, говорящих каждая на своём языке. Сад идеально ухожен, трава выкошена , можно ходить без тропинок, правда иногда под ногами хлюпает вода. Везде столики и скамеечки, мосточки в викторианском стиле. Продавцы – лоточники ждут своего покупателя. Везде цветут цветы, и под ногами, и над головой. Розовый и белый лотос разросся по всем водоёмам. Голубые лилии в озерках. Но так как сейчас середина дня и очень жарко, то все водяные растения закрыли свои цветки, оберегая. Здесь же в ручьях впервые увидела уникальное растение — Виктория Рэгия. Это самая большая кувшинка в мире! Занесена в Красную книгу, распространена только в сельве Амазонки и Ориноко. Редчайшее растение. Огромный белый пушистый цветок необычайно красив, но они также закрыли свои бутоны и спрятали в воду. Хотя листья не менее интересны, снизу они красные, а сверху нежно – зелёные, сочные, мясистые, с загнутыми вверх краями, совершенно круглые, похожие на гигантские подносы, разбросанные по воде. Отдельные экземпляры выдерживают вес ребёнка. По ним бегают длиннохвостые и длинноносые птички. Бабочки и колибри порхают над цветками, огромные деревья в странной поросли чужеродных растений, бородато свисающих вниз. Уходить не хочется, совершенно удивительное место, но день не заметно клонится к вечеру, а ещё надо где-то поужинать до темноты. Завтра приду на рассвете, что б увидеть цветки и пока в парке будет пустынно, попробовать добраться до листа – подноса. Лошадь убрали с дороги. Уф! Пронесло! А раненьким утром следующего дня я прибежала в ботанический сад ,который мне очень полюбился. Просто роскошь какая-то! Спешу по аллее, обрамлённой чудесными пальмами, на встречу с Викторией Рэгией. Приятный холодок, солнце только восходит. Лотос раскрыл свои крупные цветки, кувшинки Виктория редко белели своими, как будто из воска, цветками. Лотос — это когда цветок и листья поднимаются над водой. Лилия — это когда листья на воде, а цветок поднимается. Кувшинка — цветок и листья лежат на воде. В парке никого, только одинокий косец косит траву для ломантинов. Надо спросить про рептилий, я хочу залезть в воду, что б опробовать лист – поднос на устойчивость. Косец еле сообразил, что от него хотят и замотал головой, подтверждая, что рептилий нет, водоёмы безопасны, они давно поменяли свой ареал обитания, напуганные людьми. Но никак не мог понять, зачем мне надо потрогать лист? Он, конечно, не прочь подержать меня за руку, но ведь там грязь и топь. А мне ничего! Главное без змей. Косец взял охапку травы и бросил на топкий берег, а я быстро закрутила бриджи выше колен. Мои резиновые сандалии, в данном случае, просто необходимы! Пошла. Спускаюсь по брошенной траве, вода сочится и вдруг спуск обрывается, но я предупреждена заранее. Это же не пляж! Вода выше колена, грязь клубами, вот он поднос! Пытаюсь на него взобраться, но он сбрасывает меня, переворачиваясь .Эксперимент состоялся, но не удался. То ли я уже не ребёнок, то ли лист вертлявый попался, а о тропических пиявках калю – калю я вспомнила уже потом. Косец поливал меня из служебного шланга ,убеждая подобных экспериментов не проводить, я поняла это по его интонации. Здесь вещи очень плохо сохнут, влажность не даёт. Посидела в тени на ветерке, осмотрела мавзолей первого президента Гайаны — Линдэн Форбес Самсон Бёрнхам — он похоронен здесь же в ботаническом саду. Сюда приводят школьников и проводят уроки по Родному краю. Сегодня вечером я уезжаю из этого города без тротуаров, с тучами хитрых маленьких комаров, которых почти не видно, но они намертво прилипают к твоему телу. С навязчивым запахом болота и высоченной влажностью, с огромным количеством нищих и нестерпимо палящим солнцем. А эта ,совершенно не переносимая дорога в джунглях, длинною в 630км. Места здесь поистине суровые. Я ещё не знала, что в эту свою «кругосветку», именно Гайанское путешествие я буду вспоминать чаще других. Я буду скучать по той дороге в джунглях, я буду вспоминать каналы, падрэ, зоопарк. Того нищего на берегу, школьников в разноцветных формах, бабочку Баттерфляй. Неудавшийся эксперимент с кувшинкой и косца. Католическую службу в Соборе Святого Георгия. Ну а пока, слегка просохнув, возвращаюсь. Пора собираться в дорогу. По пути дала бездомному апельсин. Такая жара! В назначенное время я в автотерминале. Но выезд отложили на 2 ч. в связи с неисправностью. Начались мелкие пакости. У шефа отеля, что наверху, спросила о русских, сказал, что уехали на второй день. Наверное, комары виноваты. Здесь, кроме меня, ещё два иностранца. Один — чилийский священник, а другой — швед. Пришёл автобус, поехали. Оказалось, что водитель не знает дорогу из города и ещё долго возил нас по ночному городу, как будто бы специально для меня. Мимо христианских церквей, мусульманских мечетей и буддистских пагод. Мимо здания нац. библиотеки, нац. и антропологического музеев ,правительственных учреждений. Как смогли создать подобную красоту в этих, совершенно не пригодных для жизни местах? Смотреть — не насмотреться. Наконец-то с трудом выехали и помчались с бешеной скоростью, выбрасывая чёрные клубы дыма. Всё ясно, будем стоять в сельве. Нагоняя время мчимся по шоссе до Линдена, а потом пойдёт красная грунтовка. И тут случается такая штука. Из леса выезжает встречный рейсовый автобус и водители решают поменяться автобусами. И вот мы разгружаем вещи вновь на обочину, все не довольны. Второй автобус делает тоже самое. Но зато в этот раз бензопилу не носили! Поездочка, как по заказу! Осталось ко всем бедам упасть на дорогу дереву, и что б все его пилили и растаскивали в стороны, а вокруг бы прыгали лягушки «пипы суринамские» с икрой на собственных спинах и бегали зелёные игуаны. Было бы здОрово! Чилиец сказал, что поездка очень «эксклюзивная», ведь в Джорджтаун он прилетел самолётом. О! Так Вы не знакомы с Гайаной! Сегодня Вы её познаете! Автобус летел, как самолёт по ямам, по бесконечным чуть живым мостам, доски на которых вставали дыбом, по лужам, распугивая лягушек с игуанами, и наконец-то встал. Ура! Пилите джунгли! Я поняла, что доберусь до Летема не через 14, а через 24 часа, учитывая всевозможные остановки для попить – поесть, 3 полицейских участка с проверкой документов, посадки и высадки местных индейцев, паромную переправу. Жуткая жара даже ночью. В этом году Бразилия обещает дать деньги на постройку этой дороги. Жаль! В Лехем мы всё-таки приехали через 14ч. Я вышла на пограничном пункте. Поставила выездной гайанский штамп, на такси за 5реал до бразильского поста. а здесь мне заявляют, что нужна бразильская въездная виза. Объясняю, что это не так ,я русская и для меня безвизовый въезд в Бразилию из любой страны. Говорят, нет, въезд из Гайаны — визовый. Да вы что? Смерти моей хотите? После гайанского тракта я должна искать бразильское консульство и брать визу, которая мне не нужна! Злоключения продолжались, не ставят — и всё! Сотрудники пунктов часто не компетентны в подобных вопросах и это очень обидно. А у меня через 40 мин. автобус в Боа Висту и дальше в Манаус надо выехать сегодня вечером. Если бы они знали, какую проблему мне сОздали. Вышла ,чуть не плача, нужно возвращаться в Лэхем, в бразильское консульство. Все такси с этого пункта идут в Боа Висту, обратно, через границу — никто. И тут, через пропускной, идёт машина,четыре женщины, которым я машу и нагло влезаю 5-ая. Просто умоляю отвезти меня в консульство, лёгкое замешательство, я без конца извиняюсь и сую в руку водителю 5 реал. ( Тоже женщина). Какое – то время мы в поиске, наконец-то нашли это ненужное мне консульство, я выпрыгиваю, а меня встречает тот самый сотрудник пункта, который не ставил выездной штамп, теперь уже он везёт меня обратно, всю дорогу извиняясь. Да что за наказание? Ошибочка вышла, а мне хотелось их расстрелять! Мне ставят нужный штамп. Да что б вы сгорели вместе со своими таксистами! Которые чувствуют, что весь трафик идёт через них и ведут себя надменно и нагло. Ни за что не помогут советом, только о деньгах думают. В Лехеме и Бонфине самые плохие люди, т. к. в этом месте единственная переправа. Ну, вот я и в Боа Висте за 15 реал. До Манауса — 100 реал, ехать 12 ч. Самые дешёвые компании Amatur, Eucatur. Билеты куплены. Теперь я подумаю о Гайане. Была она для меня неизвестной, но страха не было. Путешествие оказалось насыщенным и очень познавательным, я примерила на себя ИХ образ жизни. Наверное хорошо, что я не читала отзывов и ничего о ней не знала. Удивляясь всему, не заметила, как пролетело время. Эта страна стала для меня интереснейшим открытием, а я — её пионером!

ПРОДОЛЖЕНИЕ (Бразилия) — Гуляя по прекрасным Амазонкам ( или бойся воров на корабле!)

вики-код
помощь
Вики-код:
Выбор фотографии
Все фотографии одной лентой
76 фото
dots

Дешёвый перелёт по направлению Гайана
сообщить модератору
  • acvazul-V2010
    помощь
    acvazul-V2010
    в друзья
    в контакты
    С нами с 28 ноя 2010
    12 янв 2014, 21:04
    удалить
    После фильма и книги "О Мотыльке" мечтал посетить эти места. Хотя действие книги происходило не в Джоржтауне (английская колония),а во Французской колонии.
    Все равно очень интересно, не заезженные туристами места. Спасибо за очень интересный рассказ!
    Когда нибудь обязательно посещу эти места.
Наверх