Гент

Гент

LAT
  • 51.05661N, 3.72025E
  • Я здесь был
    Хочу посетить

    44 заметки,  59 советов по 39 объектам,  1 429 фотографий

    помощь Подписаться на новые материалы этого направления
    Вики-код направления: помощь
    Топ авторов Гента помощь
    Все авторы направления
    1
    balk
    помощь
    в друзья
    в контакты
    С нами с 27 авг 2010

    С любовью к Генту!

     
    27 августа 2010 года 108161

    Еду во что бы то ни стало

    Прочитав в газете о том, что в этом году в бельгийском городе Генте будет проходить всемирно-известная выставка садово-оранжерейного искусства «Гентские Флоралии», я решительно сказала домашним: «На этот раз обязательно еду!»

    Дело в том, что любая моя поездка на транспорте, длящаяся более получаса – это подвиг, так как меня в дороге сильно укачивает. Сказала, как отрезала.

    Как всегда, когда дело касается путешествия в новые места, я засела на справочники. Никто не знает, насколько квалифицированным и хорошим рассказчиком окажется сопровождающий нас гид. Поэтому я стараюсь заранее «подстелить соломку», то бишь, из разных источников собираю как можно больше информации о стране, городе, который собираюсь посетить.

    Теперь я готова поделиться своими знаниями с теми, кто знает о Генте меньше меня.

    Гент и гентцы

    Итак, начнем издалека. Гент – очень древний. Хотя точная дата основания города неизвестна, уже в 7 веке его можно было назвать крупным фламандским поселением. Этому способствовало выгодное географическое положение: город стоит на слиянии двух рек - Лиса и Шельды. Отсюда и его название: Гент – несколько видоизмененная форма латинского слова «ганта» или «ганда», означающая пристань, слияние.

    Где реки, там судоходство, там порт, там торговля. Чем в средние века славился Гент? Процветанием различных ремесел, прежде всего, ткачеством: гентские брабантские кружева, сукно, гобелены были известны далеко за пределами Фландрии. Во время правления Наполеона местные ткани, производящиеся на паровых станках, поставлялись во Францию. В 1803 году император с супругой Жозефиной лично посетил городскую текстильную фабрику.

    Гентские крестьяне занимались овощеводством, варили прекрасное пиво. Позже к этому добавилось еще и разведение цветов, поэтому город (еще и благодаря проходящей раз в пять лет всемирной выставке садового дизайна) по праву носит звание цветочной столицы Бельгии. Здесь разводили скот, в частности, свиней. Неудивительно, что Гент славился своим беконом. Но не будем прерывать рассказ описанием гентской кухни, об этом мы поговорим чуть позже. Поверьте – это того стоит.

    В город, где стала хорошо развиваться промышленность, потекли деньги. Многочисленные ремесленные гильдии боролись за привилегии в производстве и торговле. Свободолюбие граждан не раз оборачивалось против них. Надо сказать, что гентцы никогда не отличались спокойным нравом, а уж с развитием промышленности они постоянно жили «в состоянии конфликта», от стычек местного масштаба до больших мятежей. Посудите сами: «нарождающийся рабочий класс», как было написано в советских учебниках истории, по которым мы учились - ремесленники, восставали против аристократии, гильдия сражалась с гильдией – всем хочется жить лучше, фламандцы шли на «вы» против бургундцев, но все это мелочь по сравнению с постоянным развлечением европейских королей – игр в войнушку: один против другого, все против всех. Поэтому нет ничего удивительного в том, что символом гордого Гента стали дракон, символизирующий несгибаемость и стойкость, а также … висельная петля. В середине 16 века город отказался оплачивать разрушительную войну своего короля Карла V (кстати, родившегося здесь) с Францией. Чтобы наказать непокорную малую родину, Карл приказал разрушить городские стены, отказал Генту во многих привилегиях и приказал местной знати в знак покорности прийти к нему с петлями на шеях. Удивительно, что эта история была уже не первой, случившейся в Генте. Дежа-вю произошло здесь еще за сто лет до странного наказания Карлом V. Филипп Бургундский хотел еще больше унизить богачей, велев прийти не только с петлей, но и в исподнем. Как напоминание об этих событиях давно минувших дней, за гентцами закрепилось прозвище Stropke – петля висельника.

    Что касается сравнительно недавней истории, то городу удивительно повезло: прошедшая по всей Европе разрушительная вторая мировая война пощадила Гент, оставив его жителям и нам, гостям, возможность любоваться прекрасными памятниками архитектуры и живописи, которыми изобилует этот необыкновенный город. Здесь есть, что посмотреть! Но прежде, чем мы перейдем к рассмотрению гентских художественных памятников, в завершение общего обзора я хочу добавить к его портрету еще пару слов.

    В средневековье Фландрия была культурной и просвещенной страной, подарившей миру художников: Ван Эйка, Мемлинга, ван Гюйса, позже Рубенса. Можно смело сказать, что именно в Генте сосредоточились вся гордость и слава Фландрии. В 1817 году при короле Вильгельме I в городе был открыт университет. Спустя 10 лет, прорытый здесь Гент-Тернёзенский канал положил развитие местному порту, что еще больше упрочило экономическое положение города. Сегодняшний Гент – второй по величине порт Бельгии. Благодаря системе каналов он связан с Северным морем. Небольшой и компактный, Гент привлекает многие сотни туристов, соревнуясь в этом со своим вечным соперником Брюгге.

    За гидом вдогонку

    Спустя, примерно, 4 часа я выползла из экскурсионного автобуса. Ранний подъем, почти полное отсутствие завтрака (как бы дорогой чего не вышло), опоздание электрички и бег с препятствиями за уже ушедшей на посадку группой не могли не сказаться на моем самочувствии. Я не успела вовремя принять лекарство от укачивания и поэтому первую часть пути вообще плохо соображала, где я и что со мной происходит. Потом лекарство начало действовать, я успокоилась, но все ранее пережитое сделало мой выход из автобуса похожим на ощущения американских астронавтов, делавших первые шаги по Луне.

    К счастью, наш экскурсовод оказался грамотным, хорошо подкованным, и, что наиболее важно в моем тогдашнем положении, очень энергичным. Он не давал нам ни минуты покоя, стараясь за короткое время, отведенное под осмотр достопримечательностей, впихнуть в наши головы столько интересных сведений, что я не успевала мысленно сверять их с тем, что подчитала дома. Спустя 10 минут я, забыв про все свои утренние злоключения, неслась вдогонку за гидом, вернее, за его ярким зонтиком – ориентиром для огромной группы (в 80 с лишним человек), глядя почти одновременно «направо и налево», а также «вперед и назад».

    Нам очень повезло с погодой. Как рассказал нам экскурсовод, такие дни, как выпал на нашу поездку, можно в этих краях по пальцам сосчитать.

    Но все хорошо не бывает. Самые интересные места в центре, расположенные, в основном, в ядре старого города на правом берегу Лиса, между замком графов Фландрийских и кафедральным собором, были покрыты толстым слоем строительной пыли, часть зданий скрыта за лесами, повсюду ямы и колдобины – здесь полным ходом шла реконструкция. Но все же, это не помешало нам получить представление о Генте.

    Этот город поражает своей эклектикой: почти все наиболее значимые строения многократно перестраивались в угоду новым владельцам или из-за того, что становились малы для нужд очередного хозяина. Однако при всем этом Гент остается стильным, цельным и одновременно компактным и уютным. Здесь нет широких проспектов. Наоборот, можно попасть на такие узкие улочки, где дома по обе стороны почти соприкасаются друг с другом. Прошлое не мешает настоящему, старина хорошо сочетается с современностью.

    Собор святого Баво

    Итак, начинаем нашу экскурсию.

    Мы стоим у входа на площадь Фрайдагмаркт с памятником Якобу Ван Артефельде, национальному герою Гента. В 1338 году он возглавил восстание против короля Франции, вассалом которой была Фландрия. Позже погиб при очередном столкновении своих же сограждан – помните «любовь» гентцев к дракам? Сбоку от площади находится бывшее здание городской тюрьмы с барельефом, изображающим известный библейский сюжет: молодая женщина кормит грудью старика. Добродетельная дочь Перо приходила в тюрьму к своему отцу Кимону, которого за отказ отречься от христианской веры приговорили к смерти голоданием, и тайком давала ему свою грудь. Правда восторжествовала, и благодаря дочери Кимон остался жив и верен своим убеждениям. Пока гид рассказывал нам эту историю, мимо проехал фиакр, в котором пара туристов объезжала памятные места. Все мы обратили внимание на лошадь, впряженную в модную повозку. Нас поразили ее ноги, поросшие внизу густой шерстью, они выглядели как расклешенные брюки, модные в 60-е годы. Оказалось, что это знаменитая порода - бельгийские першероны. Они так сильны, что их использовали для перевозки пушек во время первой мировой войны.

    Несмотря на то, что вокруг площади много красивых домов, мы отправились в ее противоположный конец к величественному высокому зданию - собору Синт-Баво, или святого Бавона, одному из самых старых в Бельгии. Бавон – реальное лицо, местный землевладелец, причисленный в 7 веке к лику святых за то, что раздал все свое имущество бедным и удалился в монастырь.

    Прежде чем мы осмотрим собор изнутри, я скажу несколько слов об истории его создания. На месте нынешнего собора уже в 941 году стояла деревянная церковь святого Иоанна. Она стала мала для нужд города, и ее заменили на новую каменную церковь в романском стиле. Нынешний готический собор, получивший имя местного святого, начали строить в 1228 году после того, как романская церковь стала разрушаться. Я была во многих европейских церквях, и больших, в том числе, но такого обилия света, как здесь, мне видеть не приходилось. Свет падает с огромного стеклянного купола, находящегося в середине потолка. Кроме того, архитектору удалось передать больший объем внутри помещения, чем это кажется снаружи. В связи с тем, что постройка этого храма проходила в несколько этапов – с 13 по 16 век, он представляет собой смешение различных архитектурных стилей: романского, готического и барокко. Но все это относится к заслугам строителей.

    Что касается великолепия произведений искусства, которые размещены в соборе святого Баво, то об этом можно говорить часами. Это, прежде всего, знаменитый на весь мир гентский алтарь, полиптих, который фламандцы братья ван Эйки писали 10 лет. Это складень из 22 картин, практически пошагово отображающих Священную историю – от Всемирного потопа до жизнеописания Христа. Удивительна судьба нижнего яруса складня: «Поклонение агнцу Божьему», по краям которого стоят Адам и Ева. Они, как это и полагается первым людям на Земле, обнаженные. Такая откровенность в стенах храма божьего была расценена австрийским императором как богохульство, и он приказал переписать эту часть алтаря, одев бесстыдно нагих мужчину и женщину. Курьезно, не правда ли? Но зато теперь в соборе можно увидеть и «голый» оригинал, и «одетую» копию.

    Продолжаем знакомиться с шедеврами искусства, представленными здесь. Не менее интересна находящаяся в крипте под папертью бесценная церковная дароносица. Любители и почитатели творчества Рубенса могут полюбоваться его картиной «Вступление блаженного Баво в монастырь». Если этих картин вам покажется мало, то в крипте вы найдете еще целый ряд шедевров, один лучше другого. Это работы Босха, еще Рубенса, а также прочих художников, менее известных, но от этого не менее талантливых.

    Честно сказать, здесь интересно все. Необычайно тонко выполнена деревянная кафедра из дуба и мрамора мастера Лорента Дельво; знаменитые витражи поражают глубиной и яркостью – почти все они сохранились в первозданном виде; громадный старинный орган 17 века – крупнейший в Европе. В соборе прекрасная акустика. Откуда-то издалека доносится игра на арфе. Это не запись, а живая музыка.

    В соборе святого Баво, еще незавершенном, в 1500 году крестили одного из самых известных уроженцев Гента (помимо нобелевского лауреата, писателя Мориса Метерлинка) Карла V. Да-да, именно того, о котором я уже упоминала: «в благодарность» он пытался потом разрушить свой родной город.

    Знаменитые башни Гента

    Путеводители по Генту пишут, что город знаменит ансамблем из трех башен: башней собора святого Баво, святого Николая и не менее бесподобной колокольней Белфорт. Башня на соборе святого Баво была построена как завершение комплекса храма, 80 лет спустя после возведения основной постройки.

    Теперь будем знакомиться с Белфортом – средней в ряду знаменитых башен Гента. Колокольня строилась с 12 по 14 век. Неудивительно, что на вершине этого готического сооружения, символа свободы мятежных горожан, как воплощение стойкости и решимости, можно видеть флюгер в виде дракона. По углам крыши, там, где сейчас находятся небольшие шпили, раньше стояли каменные солдаты, которые со временем разрушились. Белфорт служил архивом для хранения документов, подтверждающих налоговые и торговые привилегии местных гильдий. Интересно, что здание защищали 2 массивные дубовые двери, в каждой из которых было по 3 замка. Чтобы не было соблазна открыть секреты, хранящиеся «за семью печатями», ключи были розданы трем главным гильдиям Гента, поэтому открыть двери было возможно, только подкупив сразу троих. Знаменитая особенность Белфорта – карильон из 54-х колоколов, который славится на всю Бельгию. Карильон – это музыкальный инструмент, заставляющий ряд колоколов исполнять какую-либо мелодию, им управляют вручную или с помощью часового механизма. Сегодня, как и прежде, колокола Белфорта оповещают гентцев о важных событиях в жизни города. С 1999 года по решению ЮНЕСКО колокольня относится к объектам мирового наследия.

    Вплотную к Белфорту примыкает характерное для средневековой фламандской архитектуры здание Суконных рядов 15 века.

    Третья в ряду знаменитых башен Гента находится на церкви святого Николая – одной из самых старых в городе. Она была построена в 13 веке. Шпиль башни украшен исполинским медным драконом, парящим над городом на высоте 96 метров. Святой Николай считался покровителем торговцев Гента, его именем были названы две более ранние деревянные церкви, которые неоднократно горели. Богатые горожане собрали деньги и построили этот каменный храм. Для строительства был использован синевато-серый камень, добываемый на реке Шельде, отсюда название – шельдский готический стиль. Он придает постройке несколько мрачноватый и тяжеловесный вид. Особый интерес представляет фонарная башня, благодаря которой внутрь церкви проникает необычный свет. К сожалению, наиболее ценное убранство церкви (живопись и статуи) было разграблено и уничтожено во время межрелигиозных распрей. По этой же причине, спустя пару столетий, церковь на какое-то время была превращена в … конюшню. По сей день здание находится на реставрации.

    Напротив церкви – интересный дом с веселыми пляшущими человечками на тимпане, так называется внутреннее треугольное или полукруглое поле фронтона. Не знаю, почему, но мне, глядя на них, вспомнилась песня барда Александра Дулова на стихи Александра Кушнера:

    …Глубока старинная насечка.
    Каждый пляшет и чему-то рад.
    Отыщу средь них я человечка
    С головой, повернутой назад.

    Он высоко ноги поднимает
    И вперед стремительно летит,
    Но как будто что-то вспоминает
    И назад, как в прошлое, глядит.

    Старый мастер, резчик по металлу,
    Жизнь мою в рисунок разверни.
    Буду я кружиться до отвалу
    И плясать не хуже, чем они…

    Святые Михаилы: церковь и мост

    Между Белфортом и Святым Николаем есть небольшая площадь, на которой можно увидеть колокол, не «Царь», как в московском Кремле, но тоже внушительных размеров. Это знаменитый гентский Роланд – удары которого созывали народ защищать родной город. Когда построили колокольню, его перенесли туда. Он оказался маловат, и из его металла отлили новый, также получивший имя Роланд. После того, как для управления карильона, в состав которого он входил, стали использовать электроприводы, нового Роланда постигла участь Царь-колокола – он треснул. Его сняли и установили недалеко от Белфорта. А для карильона отлили другой колокол.

    Далее я расскажу о церкви святого Михаила. Мы в ней не были, поэтому все, что здесь будет написано, собрано по крупицам из самых разных источников. Эту церковь строили, строили два века, и… не достроили – по банальной причине: нехватке средств. Именно из-за этого особенностью здания является незавершенная башня. Внутреннее убранство – образец брабантской готики, в ней много хоров и боковых капелл. Ее «фирменный знак» – картина Антонио Ван Дейка «Распятие Христа» (17 век).

    В самом центре Гента расположен один из местных символов – Мост святого Михаила. Он перекинут через канал Лис. На самом мосту стоит отлитый из бронзы святой Михаил в боевом облачении, закалывающий мечом какую-то хвостатую тварь. Интересно, что все гиды приводят группы сюда именно из-за того, что с моста можно сделать прекрасные фотографии двух чрезвычайно интересных набережных: Грасляй и Корнляй, и самая лучшая точка съемки - как раз возле бронзовой статуи, которую просто не замечаешь и архангела Михаила не снимаешь, так как он остается у тебя за спиной. А у нас такое фото оказалось, потому что муж спустился вниз и снимал оттуда как воинственного тезку (собственно, именно это общее у них и есть, а вот со святостью ни-ни), а также Мост «имени Себя».

    Про гентское пиво

    Как я уже говорила, погода нам благоприятствовала. Похоже, что пользовались ею и местные жители, радующиеся теплому деньку. Небольшие группки молодых людей лежали или сидели прямо на каменных плитах набережной, многие босиком, свешивая ноги в воду, подставив лицо яркому солнышку. Все стулья в кафе и ресторанчиках, расположенных у самого канала, были заполнены посетителями: одни разговаривали, лениво поглощая мороженое, другие, также не торопясь, потягивали пиво.

    В Генте издавна варят особые сорта пива, известные далеко за пределами Бельгии. Здесь есть уникальный сорт, который пьют в странных колбах на деревянных подставках. Именно этими колбами пиво и славится. Это изобретение – вынужденная мера, прославившая трактирщика Пауля Квака, придумавшего способ обойти тогдашние законы. Во времена, когда Фландрия находилась под протекторатом Франции, согласно Кодексу Наполеона кучерам и их пассажирам запрещалось заходить в трактир попить пивка. Пить на ходу грозило тем, что можно было облиться липучим напитком. А заведение Квака находилось как раз по дороге следования карет и дилижансов. Свое фирменное крепкое темное пиво Квак стал продавать в особенном длинном стакане на подставке, как бы импровизированном мини-столике, который можно было прикрепить к карете с помощью специального держателя. Тогда эта новинка не получила распространения и была вскоре забыта. Однако много лет спустя, уже в 20 веке, информация об этом попала на глаза рекламщикам, работающим на одну бельгийскую семейную пивоварню. Пиво возродили к жизни, назвав его «пивом кучеров Квак». В некоторых гентских тавернах пиво подают в полуметровых колбах емкостью в литр. А дальше начинается самое веселое. Если посетитель заказывает Квак, официант спросит его: «Светлое или темное?» Любитель пива начинает раздумывать, но это просто отвлекающий маневр для того, чтобы заморочить ему голову. Что бы он ни заказал, у него попросят снять ботинок и отдать его официанту. В это время бармен спускает с потолка специальную корзину, куда и поместят обувь посетителя. Отдадут ее лишь после того, как колба будет осушена до дна. А Квак – пиво крепкое! Не знаю, почему, но слово Квак у меня ассоциируется с английским quick: быстрый/быстро. По этой логике получается, что Паулю Кваку на роду было написано придумать такой ловкий способ поглощения ядреного пивка страждущими кучерами. Как тут ни вспомнить известную байку о том, что французское название кафешек-перекусочных бистро было заимствовано у наших казаков, волею военных судеб оказавшихся в этих заморских краях. Им некогда было чинно рассиживать за красиво накрытыми столами – труба звала. Их призывно-повелительное: «Быстро, быстро!» так понравилось владельцам местных закусочных, что вся система быстрого питания получила это измененное на французский манер название. Кстати, спустя более, чем столетие, оно же вернулось к себе «домой» в лихие годы перестройки, и наши затрапезные пельменные и рюмочные стали гордо именоваться бистро.

    Гильдейские угодья

    Удовлетворив любопытство любителей пива, а также, походя, совершив небольшой экскурс в тайны филологии, мы со свежей головой (не мы же пили Квак!) проследуем за нашим неутомимым гидом. Он, лавируя между столиками, не хуже опытного официанта, ведет нас сначала вдоль по набережной Грасляй – здесь торговали овощами и травами, показывая дома на противоположном берегу канала, а затем проделывает то же с другой стороны, на Корнляй – местом торговли зерном.

    Старые гильдейские дома (12-17 век), один интереснее другого, стена к стене выстроились по обе стороны канала. Дом свободных корабельщиков (в некоторых источниках - моряков) с барельефом парусника над входом – брабантская готика, Дом счетчиков зерна – позднее барокко, здание Хлебных складов – романский стиль.

    А еще в Генте есть старинный «Мясной дом»: Цех мясников, или Большой дом мясников, расположенный на Грунтенмаркт. Сегодня здесь можно купить разные продукты и деликатесы из мяса. А в 15 веке в этом длинном здании хранили, перерабатывали мясные изделия и торговали ими. Рядом притулился маленький Требушиный домик, где бедняки бесплатно получали отходы от разделки туш.

    Мы не были в квартале кожевников, старинном Патерсхоле, превратившемся позже в поселение ремесленников разных профессий. Сегодня здесь можно купить дорогие сувениры и изделия ручной работы местных мастеров.

    Крепости, замки и ратуша

    В Генте несколько старинных замков и дворцов, некоторые названия которых просто завораживают и вызывают в воображении сцены из исторических фильмов: Королевский Дворец Синт-Йорисхофф, замок Жерара-Дьявола, Хоогпорт – крепость с двумя огромными башнями. Однако, как говорил мудрый Козьма Прутков: «Нельзя объять необъятное». И, все же, один замок мы увидели, правда, лишь снаружи. Это Гравенстин – 3амок графов Фландрийских. На его угрожающе неприступные стены натыкаешься, пройдя чуть в сторону от центральных памятников. Немного дальше, слева от входа – стальная паутина диаметром в 4 метра. Замок-крепость построили для защиты от набегов викингов. Как и все старые постройки, она сначала была деревянной. Затем один за другим на этом месте возводили каменные форпосты. Прототип нынешнего построен в 12 веке Филиппом Алсасским. Сегодня графский замок прекрасно отреставрирован. В нем располагаются выставка старинного оружия, а также музей тюрем с устрашающей коллекцией пыточных инструментов. Неподалеку через ров находится площадь Веерлеплейн – гентское Лобное место. Здесь при большом скоплении народа проходили публичные казни.

    Рядом с замком располагается улица с добротными старыми домами. Как рассказал нам гид, здесь жили дети владельцев Гравенстина.

    Не могу не упомянуть еще об одном интересном гентском феномене. Сюда приезжают, как правило, завзятые туристы, много повидавшие и имеющие свое представление о том, что и как должно быть в любом старом городе. А представление это таково, что городская ратуша – самое внушительное здание, должна находиться обязательно на центральной площади в окружении знаменитых памятников архитектуры. Поэтому за гентскую ратушу ошибочно принимают красивое современное здание под старину – ресторан на площади Фрайдахмаркт, где стоит памятник Якобу Ван Артефельде. Также похоже на ратушу здание в псевдоготическом стиле с часами ближе к набережной Леи – почта города, построенная в начале прошлого века. Настоящая же городская ратуша строилась с перерывами для сбора денег, поэтому здесь, как всегда, присутствует смешение стилей разных веков – от готики до позднего фламандского Ренессанса, и от барокко до псевдоампира. Она не выходит фасадом на большую площадь, поэтому ее трудно найти, и чтобы увидеть ее во всем великолепии, надо обойти ее с переулков, что делают далеко не все.

    30 минут на всё про всё

    Помните, я рассказывала про колокол Роланд, похожий на московский Царь-колокол? В Генте есть и аналог Царя-пушки: Дулле Грет в переводе Безумная Грета. Оказывается, так называют здесь людей, которым все равно, живы они или нет, война сейчас или мир. Это прозвище чудо-пушка получила за силу звука и разрушительный эффект, которые могло вызвать выпущенное из ее жерла ядро весом в 350 кг, способное разрушить любую крепостную стену. Длина Дулле Грит 5 метров, калибр – до 65 см, а вес 18 тонн. В Гент пушку привезли в 1578 году.

    Время, отведенное нам на осмотр достопримечательностей Гента, истекло, а мы не увидели и десятой доли всего того, о чем я читала в справочниках и путеводителях. Нам дали полчаса на самостоятельную пробежку по городу, за время которой мы должны были перекусить, отдохнуть и отправляться к следующему, главному пункту нашей поездки – посещению выставки садового дизайна – Гентским Флоралиям. Кстати, город по праву носит звание цветочного. Везде: на балконах, на фасадах зданий, на столиках кафе и ресторанов мы видели цветы. Многочисленные высокие клумбы из азалий, фирменных гентских цветов, похожие одновременно на золотые украшения – ступы буддистских храмов, а также на свадебные торты, стоят на каждом свободном клочке городских площадей и улиц.

    Не позволяя себе ни минуты из отведенного на продолжение осмотра города времени, мы, экономя на нормальном принятии пищи, быстро запихивали в рот приготовленные дома бутерброды, и запивали водой из «горлá» – так хотелось еще хоть одним глазком взглянуть на достопримечательности удивительного Гента. Пробегая по Грасляй с Корнляй, мы с некоторой завистью посматривали на уютно расположившихся за столиками горожан, ожидающих заказа или уже поглощавших блюда из знаменитых вяленых окороков. Некоторые, видимо, не такие голодные, «довольствовались» закуской: фирменным местным сыром с тмином, к которому подают ликёр – здесь не говорят, что его пьют, так как его … едят ложкой – настолько он густой, или уже смаковали десерт – известный на весь мир бельгийский шоколад.

    Впереди показался наш автобус. Заходя в него, я увидела в доме напротив девушку, возможно, студентку, сидящую на подоконнике открытого настежь окна на первом этаже. В руках у нее была книга, похоже, скучный учебник, потому что, читая, она одновременно слушала через наушники музыку. Ее стройные босые ноги, свешиваясь вниз, отстукивали ритм по наружной стене дома. Вот что делает с людьми хорошая погода!

    Здесь почти как в Москве

    Да, совсем забыла. В течение этого длинного повествования я часто упоминала аналогии некоторых гентских достопримечательностей со своим родным городом – Москвой. Представьте себе мое удивление, когда я узнала, что один из пригородов Гента называется… правильно подумали – Москва. Это название дали ему квартировавшие здесь русские офицеры во время военной зарубежной кампании русской армии в 1813 году. Туда можно добраться на городском трамвае. «Гент! За это я люблю тебя еще больше!» – эта несколько переделанная мной под текущую ситуацию патетическая фраза из чудесного старого фильма «Подкидыш» как нельзя кстати выражала нахлынувшие на меня чувства.

    А еще я узнала, что в июле каждого года в Генте проходит праздник города совсем не похожий на аналогичное московское действо. Это настоящий средневековый праздник, когда длинные юбки, сюртуки, чепцы и кружева смотрятся гораздо естественнее, чем спускающиеся ниже некуда джинсы, бесформенные футболки и бейсболки, а затейливые переливы старинных мелодий, извлекаемые из не менее старых инструментов, а также ржание лошадей кажутся более естественным музыкальным сопровождением, чем автомобильные гудки.

    вики-код
    помощь
    Вики-код:
    Выбор фотографии
    Все фотографии одной лентой
    82 фото
    dots

    Дешёвый перелёт по направлению Гент
    сообщить модератору
      Наверх