Горно-Алтайск

Горно-Алтайск

LAT
  • 51.95812N, 85.97129E
  • Я здесь был
    Хочу посетить

    28 заметок,  4 совета по 3 объектам,  536 фотографий

    помощь Подписаться на новые материалы этого направления
    Вики-код направления: помощь
    Топ авторов Горно-Алтайска помощь
    Все авторы направления
    1
    WildStrelok
    помощь
    в друзья
    в контакты
    С нами с 6 мая 2009

    Горный Алтай 2008, Записки неизвестного фотографа

     
    8 июня 2009 года 18281

    (Часть№2)
    Для фотографа, перевал Кара-Тюрек есть место удачнейшее. Правда, если терпелив фотограф. Нашему терпения хватило. Запланировано три дня. Два зайца сразу: красоты будут зафиксированы и ноженьки отдыхают. А вот другу трехдневная перспектива не по-душе. Настоящим мужчинам, понимаешь, подвиги нужны, кипение жизни, приключения и новые впечатления. Так и ушел он за ними к Аккемскому озеру, без палатки, на волю милосердную встречных… А ненормальные мужчины фото-художественного склада могут весь день за одним облаком пронаблюдать и сделать с него триста фото… Небольшая патология, но природа ее допускает…

    Надо сказать, три дня пролетели быстро. Разнообразие было большое в видах…и людях. Это, кстати, третий заяц. Ну где вы еще извлечете столько чужого опыта, как не на перевале! Заползают уставшие путники, располагаются перед располагающей панорамой, и разносятся над далями алтайскими охотничьи байки, точнее туристические. Хотя, разница не особая, принцип тот же. Забавно. Улыбка не сходит с лица. Просто приятно. Люди разные. Темы разные. Интересные. Опыт разный. И есть действительно полезный, оригинальный, ценный. Часы общения. Одна группа сменяет другую. А ты уже сидишь среди камней как живущий на перевале, встречая приветствием и провожая добрым напутствием.

    Вот трое юморных ребят. Атомного реактора одного хватает на троих. Неистощимы их шутки и жизнерадостность, оптимизм. Атомный говорит: «Хочешь он тебе расскажет все про пищу в походе? Все технологии…» Конечно хочу. Смеюсь. И вот он подходит и начинает рассказывать. Узнаю, что сухофрукты на самом деле совсем не сухие и их надо еще сушить и сушить, сухари тоже. Перефразируя классику – сухари температурой не испортишь. Пусть все будет легче! Упаковку долой! Все-все лишнее долой. Берите геркулес. Экономит топливо. Быстро запаривается. «А как же объем?» В пластиковую бутылку его, и трамбовать до негеркулесового состояния! Во как! Смеюсь. «Соль тоже сушите и трамбуете?…» Не смеется. Рассказывает увлеченно дальше. Вот это энтузиазм! Целая наука со своими технологиями, народными…

    А вот люди пришли и рассказывают про других людей. Говорят, их здесь очень много проходит. И тоже, говорят, интересных много. Одни интересны по-сути своей, другие – мыслями своими, третьи – внешностью, четвертые – какими-то особыми проявлениями, а иные – заболеваниями. Те, что с заболеваниями, они особо интересны. Некоторые признаются, что прилетели с другой звезды. Так, между прочим, в разговоре удивляют. Говорят они, что некоторые места здесь обычным землянам лучше не топтать. Звездные там что-то нашли и теперь строят новый мир. Даже стены начали строить. Новая жизнь со старой привычкой стеностроительства… Наслушавшись подобных рассказов, обнаруживаешь в себе естественную мысль: «А ведь, возможно, ходит так среди нас кто-то со звезды и скромно помалкивает о том, что это именно он построил Гору…»

    Словом, на перевале не скучно. Когда нет видов есть путники, когда нет путников есть виды. И всегда, и те, и другие новые.

    Облако

    Разнообразием особо радует небо. Горы впечатляют новизной по утрам и вечерам, а небо радует круглосуточно. Облака – украшение любой горы, в любое время дня и ночи.

    Ночью, кстати, при полной луне, Белуха просто закапывает ваши ноги на одном месте и обрекает на восхищенное слезоточивое прямостояние. Именно прямостояние, потому что хочется летать средь этой красоты, а способности таковой нет, и потому вся мощь восторга уходит в вашу до того кривую осанку. Все ваше существо, от пяток до темечка, устремляется ввысь. Что уж говорить о сердце. Под таким впечатлением и тело можно оставить преждевременно…

    Лунная ночь над Белухой. 1:30 ночи
    А еще можно оставить тело преждевременно в другой ситуации. Пока искатель приключений бродил… А чего это я его искателем приключений называю. Как-то длинновато… Имена называть тоже не хочется…В предпоследний день похода в компании новых знакомых мы много смеялись. Одна из шуток заключалась в заполнении самыми разнообразными прилагательными пропусков в ранее написанном рассказе-отчете о совершенном походе. Получились презабавные сочетания. Запомнилось «…крупнокалиберными слезами…». При упоминании о моем товарище прозвучало «толстый», обо мне – «лопоухий» . Первое неправда, втрое – скорее «да», чем «нет». Но, случайностей почти не бывает. Все закономерно. И даже «случайные» сочетания слов. В доказательство рассказ окончился «сияющей Белухой». Ведь правда…трижды правда…

    Так вот, пока Толстый бродил у Аккемского озера и спал под чьим-то полиэтиленом, Лопоухий осознал и почти опробовал еще одну возможность преждевременно покинуть тело. Палатку он поставил на самой высокой отметке маршрутной тропы. На самой вершине перевала. Вид шикарный, почти на все 360. Но вот одно «но». На фотографии оно выглядит так…

    Большое грозовое облако над Кара-Тюреком

    А в реальности оно гораздо-гораздо больше, громче, сверкающе и бодряще. Гром и молния! А у палатки такие замечательные алюминиевые дуги. В данной ситуации – громоотводы. Вскоре все это плавно накрыло Кара-Тюрек. Начался дождь, а вместе с ним и гроза. И тут, надо признаться, Лопоухий своей реакции устыдился. Удары молний походили на артиллеристскую пристрелку: два километра левее, три – правее, один – левее, два – правее…и все ближе и ближе. А потом как жахнет!!! «Люблю грозу в начале мая…» - не на перевале он писал... В долю секунды Лопоухий вжался в дно палатки, как страус. Громковато! Примерно треть секунды от вспышки до грохота. Около ста метров. Вай!!!! Как красиво в километре, и как жутко в ста метрах, да на вершине! Это не фазу вместо ноля по ошибке взять…Выходить вообще не хочется. Куда?! Все мокрое. За тридцать метров пробьет по такой сырости. Уж лучше в палатке пластом на самонадувающемся коврике. Ножки вместе, ручки вместе. Самовнушение: «Я сухая деревянная палочка!!!!!!!!…с антипожарной пропиткой!!!!!». И ожидание, ожидание, ожидание. По давнему артиллеристскому закону, следующий выстрел – попадание. Однако, исчерпав весь запас адреналина, организм вдруг вспомнил, что он не только ожидать способен, но и мыслить, и даже читать, чем он и занялся в последующие двадцать минут, тренируя самообладание… А потом: « Ну вот, миновало…» Снова сверкает красиво… где-то. В трех километрах западнее… И вот такая мысль навязчивая: «Никогда больше не ставлю палатку на вершине. Не-е-е-е! Все! Никогда!…» А потом другая: «Трус! Еще раз распластаешься, и все самоуважение потеряешь!....» И тут Лопоухий собирается выходить из палатки. Только голову высунул, а волосы как затрещат да встанут дыбом! А они длинные. Вай!!!! Резко назад в палатку. Самоуважение на грани…

    Ну да хватит о Кара-Тюреке. Впереди еще столько нового и интересного, непознанного… Напоследок еще три кадра перевальных…

    Панорама с перевала Кара-Тюрек на Белуху,
    Аккемское озеро и долину Ярлу

    Вид с Кара-Тюрека в направлении долины р.Текелю

    Закат. Вид с Кара-Тюрека

    Кстати, о непознанном. Непознанное лежало и у нас в рюкзаках. Столько всего нового взяли, непривычного, можно сказать для нас эпохального: кошки, ледорубы, ледобуры, карабины, веревку (аж 50 метров!), обвязки и… КНИГУ. Умную. С картинками…и буквами. Это самая оригинальная вещь всей истории наших походов. Самоучитель по альпинизму. В ней два дяди с серьезными лицами излагали свой бесценный опыт хождения по высотам. Наши зарубежные учителя в предисловии книги утверждали, что книга их последовательна, лаконична и … Короче, они очень удивились бы, если бы узнали, что книга их перед выходом на высоту прочитана и усвоена в многократно укороченной форме…Помните школу, уроки химии, лабораторную? Ваш подход к опытам?... Рецепты и учебники читают только трусы! Настоящий опыт приходит с ошибками! Главное – взрыв!...Шучу, конечно, но суть изучения альпинистской науки была не без этого элемента. «На склоне научимся…» Но об этом позже…

    Верхняя конная тропа от перевала Кара-Тюрек
    до Кучерлинского озера
    Короче, много нового лежало за плечами, и только одна вещь была для нас слишком классически старая. Очки. Несколько пар. Любой нормальный турист берет с собой несколько очков: одни солнцезащитные и пару-другую розовых. Последние жизнь редко аккуратно снимает с их обладателя, обычно они разбиваются прямо на лице, прямо на тропе. Мы большинство своих розовых стекол перебили еще на Дальнем Востоке. Толстый, правда, умудрился и в этот поход раздобыть одни. Думал на четырехтысячниках будет не холодно, взял одежды минимум. Жизнь помиловала и аккуратненько сняла, воспользовавшись теоретическим опытом Лопоухого. Тот, когда при переупаковке рюкзаков на Кучерле увидел подробности комплекта одежды товарища, сразу побежал по селам искать дополнительную ношу. На удивление, в Тюнгуре нашлось новое приличное термобелье всего за 600 рублей… С очками на том покончили, так казалось. Но вот у Лопоухого было нечто гораздо более для него страшное – розовые контактные ЛИНЗЫ. Лицо в кровь, а мир все также розов и светел. Это касается его дивно живучего свойства преувеличивать свои силы в деле преодоления расстояния за определенное время. Ошибки в несколько раз!!! «Скоро будет озеро…минут через двадцать…» Озеро появляется через час пятьдесят. «Часам к пяти выйдем на то верхнее плато, а там решим идти в седловину или нет…» На плато выходим уже в сумерках, когда солнце ушло. И так далее. Хроническое заболевание с острейшими обострениями…

    Далее направляемся к Кучерлинскому озеру. Красивый путь в середине его. Кедры повсюду. Атмосфера благодатная. Плотный таежный лес он давит как-то, и простору хочется, а здесь все оптимально – места всему хватает. Кедры создают особо уютную атмосферу. Порою просто поселиться хочется в очередном оазисе кедровой красоты.

    Но не все так гладко. Сердце радуется Алтаю, а вот ноженьки просто в самом настоящем шоке. Уж лучше два раза подняться на Кара-Тюрек, чем один спуститься! Честное слово. 45 килограмм груза просто убивают ранее спортом травмированные колени. И это с палками! А что было бы без палок?...А было бы то, что было. Лопоухий пошел задом к цели, к удаляющемуся Кара-Тюреку передом. Нагрузка с коленей снята. Шел и смеялся. Странный такой весь… Вскоре обрел изрядный опыт. Уже через двадцать минут шел быстрее чем передом. Без преувелечения. Тридцать метров задом, пять – передом. Так заповедал академик Павлов – вместо пассивного отдыха чередовать виды деятельности или группы мышц. Помыслилось: «В прошлой жизни был горным козлом…овном…» С подобными размышлениями вышли навстречу большо-о-о-ой команде. Естественно, проходил сквозь колонну передом, скрепя зубами, иногда почти повисая на палках. Некрасиво ведь как-то к людям задом. Почти все улыбаются. По глазам стопроцентно видно – большинство первый раз. Остановились. Поговорили. Оказывается, собралась группа незнакомых людей посредством интернета. И это очень-очень порадовало. Жива еще Россия! А то все заборы, ворота да двери железные. Хоть здесь объединяемся! Рады за них как за самих себя. Столько новых впечатлений ждет впереди. Столько еще стекол побьют, познавая себя. Устали уже многие. Тоже скоро допинг примут…

    Кучерлинское озеро
    Вскоре, в розовой дымке хронического восприятия расстояний, завиднелся вдали магнит Кучерлинского озера. Идем час. Идем два. Идем. Идем. Верхняя конная тропа последние километры перед озером, с их крутыми спадами и подъемами, бесчувственно шепчет ноженькам: «Реанимация…» Отдыхаем каждые пятнадцать минут. Травмированный позвоночник уже спрессовался от рюкзака и ноет прежними травмами в двух местах. «…О, спорт, ты – здоровье!...» - вспоминается ода Олимпийским играм, частично запомнившаяся со студенческих лет…У Толстого навязчивая идея, вызванная ранее зафиксированным раздвоением тропы, периодически неуверенно озвучиваемая: «Может быть мы прошли озеро?..Мы уже идем несколько часов….» Лопоухий смеется. Если было бы больше сил, то расхохотался бы. Получается, друг вообще не ориентируется куда он попал и как примерно выглядит озеро. Тут уже, на фоне усталости и необходимости доказывать то что очевидно, начинает в Лопоухом зарождаться раздражение. И смех здесь же. Одновременно. «Как можно пройти пятикилометровое озеро! Река как шумела внизу, так и шумит. Озеро так не шумит!...» Прямо возмущение жуткое. «Как можно выходить на маршрут, предварительно не изучив его?! Что за легкомыслие такое?...Я всю зиму сидел над картами, фотографиями, описаниями, трехмерной картой Google, пропитался насквозь настолько, что уже и карта не нужна, а он…а он…» - мыслило самопоедающее раздражение. Вскоре осознал вред состояния. Начал анализировать. Раздражение ушло. «А ведь сам отнесся к походу в некоторых пунктах не менее безответственно. Так какая разница между нами, если вопрос не в наличии, а в степени?!!!!!...» И тут уже жуткое возмущение по-поводу себя. Прямо ударить себя хочется для закрепления мысли. Жалко, правда…

    В девять вечера выходим на очередной пригорок, с которого открывается оздоравливающий вид… Вместе с озером созерцаем и цыганский табор на его берегу. Вай!!! Уединение в горах! Палатку поставить толком негде. Разгребли то, что в лошадях лишнее, и уже намерились было ставить свое элитное жилье, как подошел к нам небритый джентльмен и пригласил на дальние закустовые пространства, где место оказалось одним из лучших. Так казалось. Здесь впоследствии проходили лошадиные эскадроны на турбазу и обратно. Утром ушло несколько больших команд. Быстренько перебрались на место съехавших соседей, действительно одно из самых лучших, и там осели на трое суток реанимации. А реанимировать было что…

    Последствия задохождения можно выразить краткой формулой: «Стоять!!! бояться!!!!...» Невозможно нормально идти. Делаешь шаг и боишься, что в районе голени что-нибудь отвалится. В расслабленном состоянии ноги вообще не болят, но когда делаешь малейшее напряжение голени, то боль испытываешь острейшую. И даже прикасаться к икрам больно…Но, надо отдать должное, абсолютно не болели колени. Вот так вот части организма спасают друг друга ценой страдания… А реанимация заключалась в интенсивном гримасопорождающем массаже и старческом подконтрольном прямохождении. Главное – кровь по мышцам гонять для более быстрого восстановления. К третьему дню боль почти ушла…

    продолжение следует...

    вики-код
    помощь
    Вики-код:
    Выбор фотографии
    Все фотографии одной лентой
    8 фото
    dots

    Дешёвый перелёт Горно-Алтайск на SkyScanner.RU
    сообщить модератору
      Наверх