Индия

Индия

LAT
Я здесь был
Хочу посетить

1221 заметка,  521 совет по 449 объектам,  32 296 фотографий

помощь Подписаться на новые материалы этого направления
Вики-код направления: помощь
Топ авторов Индии помощь
Все авторы направления
1
Hanya
помощь
в друзья
в контакты
С нами с 19 июл 2009

В ИНДИИ МНОГО ИНДИЙ… BLOW. HORN. Намасте!

 
19 июля 2009 года 672371

В ИНДИИ МНОГО ИНДИЙ…
BLOW. HORN. Намасте!
ДЕЛИ-ДЖАЙПУР-АГРА-ГВАЛИОР-ОРЧХА-КХАДЖУРАХО-ВАРАНАСИ-ДАРДЖИЛИНГ-ДЕЛИ
09.10.08 – 26.10.08
Подготовка

Одна из моих подруг как-то задала мне вопрос о том, в какую из стран мне бы хотелось вернуться еще раз. Ответом на этот вопрос и явилось наше второе путешествие в Индию. В первый раз мы были в Индии на Гоа в 2004 году. Простой пляжный отпуск в течение 2-х недель не привлекал нас, поэтому мы на месте самостоятельно организовали себе две удивительно увлекательные поездки в Хампи и в Бомбей. Мы взяли в аренду автомобиль с водителем и проделали эти довольно сложные переезды, без всяких гидов и сопровождающих. Мы останавливались, где хотели и на сколько хотели, и смогли увидеть реальную Индию. Именно эти путешествия дали нам толчок к дальнейшим вольным странствиям. И за это Индии огромное спасибо!
Однако, понимая, что все же страну толком не увидели, мы каждый год держали в планах новое посещение Индии по классическому маршруту «золотого треугольника».
Наша знакомая совместила такой классический тур по Индии с посещением рериховских мест в долине Куллу, и мы стали рассматривать возможные варианты, формируя свой маршрут. Мои друзья часто спрашивают меня, как мы организуем свои туры. Мои рассказы представляют собой иллюстрацию процесса подготовки и реализации подготовленной программы. В процессе написания лишний раз для себя акцентируешь внимание на позитивных моментах путешествия и на негативных, чтобы в следующий раз избежать проблем и неувязок. Кроме того, обобщение информации постфактум помогает «закреплению пройденного материала», а иногда и «открывает глазки» на что-то уже дома.
Итак, опыт предыдущих туров научил нас рассматривать предлагаемые турфирмами варианты групповых туров. Это очень удобно, с этого можно начинать всегда. За основу мы взяли программы Индийского клуба. Далее залезаешь в сайты по Индии и читаешь отзывы людей, читаешь все подряд. Сначала в голове образуется каша, которая потихоньку укладывается в связанные пожелания посетить те или иные места. Индия – достаточно огромная страна, и в ней много мест, которые хочется посетить. Кроме «золотого треугольника» на повестке дня стояло посещение Кхаджурахо, Варанаси, храмов Эллоры, Амритсара. Посмотрев по карте, где находятся все эти города, мы поняли, что одним заходом посетить желаемое, учитывая возможную продолжительность тура не более 14 дней, нам не удастся. Перед нами встал сложный выбор, и мы остановились на Кхаджурахо и Варанаси. Не посетить «всеиндийский крематорий» мы посчитали для себя кощунственным, также как и эротические храмы Кхаджурахо. Далее мнения снова разделились: либо ехать в Калькутту и далее несколько дней провести где-нибудь на побережье Бенгальского залива (напротив незабываемой Бирмы), либо податься в горы. Перевес оказался за горами. В горах мы для себя определили посещение города Дарджилинга. Да и как можно быть в чайной стране и не увидеть чайных плантаций?!
Период поездки определяли из тех соображений, чтобы не попасть на время празднования какого-нибудь из многочисленных индийских праздников. Таким периодом оказалось время между 10 и 26 октября: уже прошел праздник Дуссехра и не успевал начаться праздник Дивали. А раз время было определено, то сразу стали исследовать рынок авиакомпаний. Наша Ольга из “Jamhall Expedition” в конце июля по нашему запросу сообщила нам, что «ничего лучше, кроме родного Аэрофлота не нашла. Финны – очень удобно, но очень дорого». Дешевых тарифов уже не было. Так что мы решили воспользоваться единственным удобным и экономичным на ту дату вариантом полета Аэрофлотом из Москвы. Цена вопроса была – 19 041 рубль, и эта оплата была началом оформления тура.
Снедаемые очередным желанием попробовать свои силы в самостоятельной организации путешествия, мы решили написать в индийскую турфирму по совету людей, которые в интернете выражали ей благодарность за хорошо организованную поездку по Индии. Это был Сlubasiatours, который тут же откликнулся письмом от Сэма с готовностью организовать предложенный нами двухнедельный маршрут. Сэм писал по-русски и задал конкретные вопросы о наших пожеланиях по отелям и гидам (catclub@hotbox.ru), ответил он и на вопрос о праздниках. С учетом наших пожеланий (проживание в отелях 4* на базе завтраков, экскурсионная программа без гидов, транспортное обслуживание, внутренние переезды и перелеты) стоимость программы на 1 человека составила в USD:2556. И это нам категорически не понравилось, ведь надо было помнить, что в эту стоимость не были включены расходы на входные билеты в музеи и к монументам. Кроме того, мы рассчитывали, что тур, организованный внутри страны, должен быть намного дешевле. Учитывая, отсутствие гарантий и возможности претензий в случае срыва, мы решили прекратить свободное плавание, не связываться с индусами самим, а пойти обычным путем через любимую нами турфирму.
Мы были готовы изменить что-то в программе. Для сокращения времени в пути можно было рассмотреть варианты внутренних авиаперелетов, но спланированные нами для посещения города хотелось сохранить.
30 июля нам было предложено выбрать гостиницу из ряда отелей, для чего даны стоимости проживания в них по городам и адреса их веб-сайтов. Кстати, очень удобно: открыл, зашел, все для себя увидел, понял и решил.
Спасибо Ирине, сотруднице “Jamhall Expedition”, в своем сообщении по гостиницам она дала нам исчерпывающую информацию по переездам, трансферам и их стоимостям. Однако, общую цену тура можно было сосчитать только после выбора нами отелей.
В поездку мы опять собирались втроем, поэтому внимательно изучали предложения по отелям и маршруту. Цены нам дали на Single /Double и Triple per night. Мы, безусловно, выбрали Triple, но с одной оговоркой, что кровати должны быть раздельными.
Что касается внутренних перелетов, их планировалось два: из Кхаджурахо в Варанаси, и из Багдогры в Дели. После запроса информации у индусов, их стоимость первоначально не порадовала. Правда, через день (к счастью!) цены улучшились.Билеты были невозвратные, поэтому надо было принимать окончательное решение по отелям и дням проживания в каждом городе.
К середине августа мы наконец-то определились с отелями. Оказалось, что мы все же попадали в туристический сезон, и разброс цен по отелям был большой. Надо было четко определяться: либо жить в центре, что стоит достаточно дорого, либо предпочесть более доступные отели, но они могли быть менее удобны по расположению. Конечно, мы пытались совместить приятное с полезным, но не везде это оказалось возможным. Например, в Дели отель Connaught настолько не порадовал нас ценами, что нам пришлось долго сидеть в и-нете в поиске достойного (и по цене и по качеству) отеля. Основным требованием к отелю в столице, конечно, была его близость к центру. Просматривая отели и читая отзывы, я все больше убеждалась в том, что мы едем в о-очень! грязную и непредсказуемую страну. Все давали советы держать ухо востро, брать с собой кучу таблеток, не дотрагиваться ни до чего без особой надобности, не есть и не пить на улицах. Такая информация и настораживала и раздражала одновременно. Отдельная тема была – переезды по железным дорогам Индии. Мы даже повелись и купили велосипедный замок для чемодана. По плану мы должны были дважды испытать поездки поездами: из Агры в Гвалиор и из Варанаси в Силигури.
К 20-му августа нам прислали расчет тура и огорчили тем, что на поезд из Варанаси до Силигури на 18.30 мест уже нет вообще. Оставались еще билеты (но всего 10 мест) на поезд из Варанси в 21.30 с прибытием в New Jalpaiguri, что совсем близко с Силигури. В связи с тем, что ситуация и цены могли измениться, нам было предложено осуществить предоплату в размере 50%, чтобы можно было начать бронирование отелей, ж.д. и авиабилетов. Из неприятного выяснилось, что железнодорожные билеты в Индии – невозвратные.
После оплаты нами указанной суммы, 22.08 был отправлен запрос на бронирование. Оставалось надеяться, что все отели и билеты будут в наличии, и цены на них не изменятся. Ну, да сами виноваты, долго думали… К 25 августа появились новости: конечно, цены на некоторые отели стали выше. Также возникли проблемы с перелетом из Кхаджурахо в Варанаси. Индусы предложили как альтернативу — переезд туда на автомобиле с посещением Аллахабада. Это несколько снизило общую стоимость тура, да и выхода другого не было. В качестве трансферов нам был предложен mini van с 6 пассажирскими местами и водителем. Учитывая, что нас было только трое, мы решили, что вполне обойдемся меньшим автомобилем. Ирина несколько раз пересчитывала наш тур по мере его изменения. На следующий день индусы подтвердили все отели, ж.д. и авиабилеты, мы заплатили оставшуюся сумму, и наступило время оформления визы. Наша турфирма припозднились с аккредитацией в индийском консульстве, поэтому нам предложили два варианта: либо мы оформляем визу самостоятельно, либо через компанию, у которой такая аккредитация продлена. Мы решили, что сможем сделать это сами и попросили подготовить для нас все необходимые документы. Анкету на английском языке Ирина нам заполнила сама и распечатала международные электронные авиабилеты. Две цветные фото, оригинал загранпаспорта (с окончанием срока действия — не менее 6 месяцев), копии заполненных страниц российского общегражданского паспорта, копия международного авиабилета, сбор в размере 1260 руб. – это было все, что требовалось для подачи документов. По электронной почте Ирина прислала нам все ваучеры по маршруту (на проживание, трансферы и электронные ж.д. и авиабилеты на внутренние перемещения). 8 октября, накануне выходного праздничного дня в консульстве Индии, мы получили визы,
В окончательном варианте наша программа стала выглядеть так: Санкт Петербург – Москва — Дели (2 дня), далее переезд автомобилем в Джайпур (2 дня), переезд автомобилем в Агру с посещением по дороге Фатехпур-Сикри (2 дня), переезд по ж.д. в Гвалиор (0,5 дня) переезд автомобилем в Орчху (0,5 дня), переезд автомобилем в Кхаджурахо (1,5 дня), переезд на автомобиле в Варанаси (1 день), переезд по ж.д. в Джалпайгури, переезд на автомобиле в Дарджилинг (3 дня), переезд автомобилем в Багдогру и далее перелет в Дели (1,5 дня), перелет в Москву, далее ж.д. в Санкт Петербург.
Стоимость тура составила — 19 041 руб. (международный перелет) + 9 900 руб. (внутренний перелет) + 1 930 руб. (переезд по ж.д.)+ 13 492 (проживание в отелях) + 12 650 руб. (трансферы), сити-туры – 1650 руб., виза – 1 260 руб., страховка – 440 руб. ИТОГО — 60 363 руб. Тур, безусловно, был бы дороже, если бы мы везде брали гидов, тем более русскоязычных. Проехав автомобилем, поездами и самолетом большое расстояние по стране, сейчас с уверенностью можно сказать – оно того стоило!
В этот раз мы использовали информацию из путеводителя по Индии. Взятые с собой ксерокопии его страниц позволили нам осмотреть все то, что хотелось и сразу же на месте прочитать все об осматриваемых достопримечательностях.
Голые факты, без эмоций – это статистика, или простой путеводитель. Мои записки, может быть, и затянутые, являются моими впечатлениями, дополненными информационной базой, почерпнутой мной в различных источниках до и после поездки. Кто-то хорошо написал в комментариях к моим рассказам – «удалю личное, остальное буду читать». Тут уж, как говорится, «хочешь жни, а хочешь куй…»

Дорога
1 день
09 октября 2008 г. – четверг
Санкт-Петербург

Итак, мы впервые отправились в путешествие, имея на руках только, как казалось, ничего не значащие бумажки, распечатанные на компьютере. Единственными реальными билетами были отечественные на поезда ОАО «РЖД». Высокий сезон перевозок закончился, и ремонтные «окна» коснулись даже поездов дальнего следования. Это означало для нас, что выбор поездов был невелик из-за их отмен, поэтому в этот раз мы рискнули взять билеты туда и обратно.
В 22.30 «вагончик тронулся» классическим маршрутом Санкт Петербург – Москва. Каждый раз в дороге встречаются интересные люди. Так и в этот раз, наш сосед долго развлекал нас рассказами о своей молодости и путешествии поездом через всю страну до Хабаровска. Он поведал нам, что его друг детства покинул суету столичной жизни, уехав в деревню на Псковщине, на границе с Латвией. Там он ведет спокойную жизнь, собирая грибы и ягоды. На досуге развлекает себя также сбором местного фольклора. Такая непритязательная жизнь недавно позволила ему посетить Таиланд, от которого он остался в восторге. А обилие сушеной свеклы дома и «русо-туристо-облико-морале» в экзотической стране навело на размышление открыть там ресторан и варить пресловутые борщи для оголодавших соотечественников. Говорил сосед сочным басом, так что весь плацкартный вагон мог наслаждаться его рассказом, до тех пор, пока не выключили свет.

2 день
10 октября 2008 г. – пятница
Москва – Дели

В столицу нашей Родины мы прибыли в 6.00, а самолет улетал в Дели в 17.10. В этот раз мы летели из Шереметьево. Реально оценив, что с чемоданами лучше пробираться по Москве до начала трудового дня, мы поехали на метро до станции Речной вокзал. 851 рейсовым автобусом за 19 рублей добрались до международного аэропорта Шереметьево 2. Ехали долго, 1 час 20 минут, ну да торопиться нам было некуда. Тем более что наш рейс SU 535 был задержан официально на 1,5 часа. Мы долго гадали, как будем осуществлять посадку на самолет, так как «трубы» не было, а летное поле было местами изрыто: шел ремонт. Все оказалось просто – на развозках нас отвезли в Шереметьево 1 и под начинающимся дождиком мы поднялись на борт. Фактически вместо 17.10 мы взлетели в 19.45. Боинг 767 имел поэтическое название Сергей Есенин, и это придало радостную окраску полету. Нам предстояло преодолеть 4 367 км. Салон был забит под завязку, и надежда провести время полета в горизонтальном положении отпала. Полет проходил на высоте 10 км, но ночью не удалось увидеть ни гор, ни морей. Только экран навигатора постоянно «докладывал» пассажирам о маршруте следования. Из сопутствующих услуг родной Аэрофлот предложил плед и «очки». Еда была достойной, соков и напитков не жалели. В самолете нам выдали для заполнения иммиграционную карту, которую требуется сохранять до конца поездки, и обязательно предъявить ее при выезде.

Индия
3 день
11 октября 2008 г. – суббота
Дели

В Дели мы приземлились в 3 часа ночи местного времени, хотя должны были в 0.30 (разница с Московским составляет 1,5 часа). Аэропорт имени Индиры Ганди оказался большим и светлым. Пройдя визовый контроль, где нам шлепнули печать на вклеенную визу, мы пошли ждать на ленте свои чемоданы. На выходе нас опознал гид встречающей стороны и сразу повел к машине. Любой человек, впервые прилетевший в Индию, сразу по прилету ощущает шок, я хорошо помню это по Гоа. Шум, гам, чувство растерянности и неуверенности охватывает вас и хочется найти якорь спокойствия в этом людском океане. Впрочем, каждая стран по прилету шибает, не только «шокирующая Азия».
Гид хорошо и понятно говорил по-английски, представил нам водителя, который проедет с нами до Варанаси. Безлюдные ночные улицы Дели позволили нам ехать быстро, и через 40 минут мы были в районе Мэйн-Базара. Когда водитель остановился, чтобы спросить дорогу, нам показалось, что мы будем жить в районе трущоб. Нас взяла оторопь, как в таком районе вообще можно жить! Ночь, задержка рейса, поиски отеля – настроение упало до нуля… То ли еще было впереди! Покрутившись в районе Центрального железнодорожного вокзала, все-таки мы отыскали нужную улицу, и насилу нашли заказанный отель «Legend International», адреса его сайтов-new-delhi.india.topdestination, hotellegendinternational.com В Дели рядом с Мэйн-базаром все отели, судя по отзывам, – просто гадюжники. Кое-где туристы оставляли фотографии с видами из окон — прямо рынок какой-то типа Апрашки в худшие его годы. Однако, будучи районом дешевых отелей, цена предложенных нам вариантов была неадекватна внешнему виду гостиниц, перечню удобств: это были скорее двухзвездочные отели, а не 3*-4*, как позиционировалось по цене. Страшно было предположить, будет ли там соблюдаться наша безопасность и сохранность вещей. Люди писали, что в таких лоу-бюджетных отелях могло не быть окон, простыни будут рваные, и зачастую будет отсутствовать горячая вода. Большинство предложенных отелей вызывало ужас, надо ли себя так наказывать?? Однако, несмотря на все предупреждения и наши страхи, причиной выбора отеля «Legend International» 3* была его близость к Конноту (1,1 км) и более приличный внешний вид. В общем, Дели требует тщательного выбора отелей и надо расставить приоритеты, чтобы потом не было «мучительно горько за бесцельно прожитые» там дни.
К 4 утра у нас была только одна мысль – немного вздремнуть. Имея печальный опыт, в ваучере мы особо просили везде прописать, чтобы нам приготовили 3 отдельные кровати. Я осталась внизу, а девочки на лифте, без вещей, поехали осмотреть номер. Их возврат был безрадостен. Номер имел одну большую двуспальную кровать и еще одну односпальную. Мы стали тыкать в ваучер и требовать раздельных кроватей. Работники ресепшн индифферентно смотрели на нас, двое индусов, спящих в холле на диванах, даже не проснулись от нашего шума. Гид пытался убедить нас заселиться, обещая что завтра все уладит. Понимая, что стоит заселиться, и проблемы останутся только у нас, мы пытались настоять на своем немедленно. Нам объяснили, что в гостинице всего 30 номеров и Triple Room просто отсутствуют. Разговор зашел в тупик, и мы сдались. Более внимательный осмотр номера выявил, что в нем отсутствует окно, а освещение было таким синюшным, как в туалетах баров, чтобы наркоманы не использовали их в свое удовольствие. К счастью работал кондишн, и крутился вентилятор. Простыня в комплекте белья была одна, накрываться можно было только пледом-одеялом. После всех переездов нам было уже все фиолетово, и мы легли спать до 9 утра.
Отель был 3*, в итоге думаю, что это был еще не худший вариант. В и-нете про него было сказано, что расположенный в сердце Нью-Дели, отель предлагает чистые, комфортабельные комнаты и сервис с улыбкой. Забегая вперед, скажу – персонал, действительно, порадовал нас желанием помочь, на все наши вопросы они отвечали любезно, что немало нам помогло.
Хорошо, что мы еще ночью успели переговорить относительно оплаченного нами завтрака. Нам его твердо и уверенно обещали, правда, смутив нас тем, что его подадут в номер, после того как мы выскажем свое пожелание по меню. Какое меню? Мы все оплатили, что подтверждает наш ваучер. Только топ-менеджер отеля сумел с утра понять, что же все-таки чего же… Шведским столом здесь явно не пахло. Девочки спустились вниз и после переговоров и выяснений, что входит в так называемый американский или обычный завтрак, сделали заказ. Через 20 минут в номер постучали и принесли 2 подноса с горячим омлетом, тостами с джемом, кофе и национальным напитком «чаем-масала». К омлету даже был на край тарелки выжат кетчуп. Горячий завтрак насытил нас и успокоил. Пока мы ждали завтрак, гид позвонил по телефону и предложил переехать в другой отель. Справедливая пословица «утро вечера мудренее» примирила нас с номером и отелем, и мы отказались искать «от добра добра». Нам осталось только договориться о времени выезда послезавтра.
Номер был очень скромным, душ торчал прямо из стены, и горячая вода текла с перебоями. Учитывая тусклый свет в номере, нам захотелось побыстрее покинуть его и отправиться на осмотр достопримечательностей.
Внизу, за лифтом сидел толстый индус, представлявший свою турфирму, и был готов предложить нам турпакет или произвести обмен денег, но мы гордо проследовали мимо. О, мы еще об этом горько пожалеем!
Нам удалось покинуть отель только в 11.30. Попросив карту на ресепшн, мы объяснили, что хотим увидеть. 2 индуса долго мучились над картой, пытаясь сориентировать нас, где находится отель, и не преуспели в этом, как мы выясним позже. Чтобы не заблудиться на обратном пути, мы запомнили название улицы, на которой был расположен наш отель. Немного переиначив, мы обозвали ее Аркаша (Arakashan).
Самое время немного поговорить об истории Индии. В стародавние времена считалось, что Индия – это остров (Джамбу), со всех сторон окруженный океаном. Даже само название страны – это искаженное древнеиндийское «синдху»- вода, река. Площадь страны – 3,2 млн.кв. км, она имеет форму треугольника, острый нижний конец которого омывается Индийским океаном, а плоский верх составляют Гималайские горы. Население страны приближается к миллиарду человек, в ней около 500 народностей и племен, говорящих на более чем 1 500 языках и диалектах. Однако официальным является хинди, хотя используется и английский, бенгали, санскрит, тамильский, непальские и др.
Гималаи являются естественной границей Индии с Китаем и Бирмой, также страна граничит с Пакистаном, Непалом, Бангладеш, Афганистаном, Бутаном.
Главой государства является президент, избираемый на 5 лет. Ну, и наконец, столица страны – город Дели с населением около 14 млн. человек (по данным 2001 г.)
Если мысленно окунуться в бездну древней истории Индии, то в долине реки Инд до III тыс. до н. э. существовала Хараппская цивилизация. Далее согласно теории ученых сюда в бронзовом веке с территории нынешнего Туркменистана, через пустыню Каракумы пришла группа индоиранских племен. Это были так называемые арии, или арийцы. Первым известным памятником индийской культуры того времени, а заодно и одним из древнейших религиозных текстов в мире, была Риг-веда, составленная на базе индоиранских текстов. Первоначально, как устное творчество, передаваемое из уст в уста, в более поздние времена записанное, сегодня она представляет ценный материал для изучения истории страны. Мне кажется, что события того периода истории сродни язычеству, при котором поклонение высшим силам формировалось под воздействием местных условий. Одним из главных богов того времени был Индра – царь богов, воинственный громовержец (Зевс?). Он изображается с коротким металлическим жезлом в руках (ваджра), имеющим аналог и с твердым алмазом и с молнией, и напоминает мне сказочный непобедимый меч-кладенец. После каждой победы над демонами для усиления ратной силы Индре были посвящены возлияния сомы. Сома – это важный ритуальный напиток у индо-иранцев, обладающий возбуждающими качествами. Готовят его из психоделиков (мухоморов, конопли, или эфедры), и обожествляют и его. Посредником между смертными и богами был понятный для людей Агни (аналог греческого Гефеста) – божество огня. Именно Агни считался защитником от всех бед и злых сил, и не отсюда ли берет свой корень наше слово «огонь?».
Затем на свет появилась Махабхарата, частью которой является история о противоборстве между двумя претендентами на престол — потомками Куру и сыновьями Панду — продолжавшейся 18 лет, гибели Кауравов и отказе Пандавов от престола. Чтобы наставить человечество на путь истинный с небес спускается Кришна, представляющий Верховного Бога (намек на монотеизм?). В день ухода Кришны началась и по сей день продолжается эра Кали-юга, века богини Кали. Считается, что она является четвертой и последней, наихудшей эрой нынешнего цикла истории человечества, по окончании которой начнется обновление.
Все индийские эпосы являются собирательным материалом для изучения Индии, по ним можно изучать историю страны и жизнь ее жителей на протяжении многих веков. Индийский пантеон богов содержит такое их количество, и каждый из них имеет не по одному имени, что возникает мысль, не делается ли это, чтобы запутать злых духов
Что касается столицы, то в 11 веке на месте современного Дели стоял город Индрапрастха, о чем имеется упоминание в древнеиндийском эпосе «Махабхарата». История страны – это бесконечная череда королевств и империй, каждая из которых приносила свои религии и культуру. В течение 500 лет Дели была столицей сменявших друг друга империй — Делийский султанат, империя Великих Моголов. Случались здесь и завоевательные войны, среди самых известных иноземных завоевателей был Тамерлан в 1399 году и иранский шах Надир в 1739 году. Начиная с 1600 годов, европейские страны начали соперничать друг с другом за колониальный контроль над Индией. Все стремились в сказочно богатую страну махараджей за специями и камнями, но безусловно, победа была за Британией, которая властвовала над страной вплоть до окончания Второй мировой войны. Народное освободительное движение, во главе которого стоял Махатма Ганди, привело к завоеванию независимости в 1947 году.
На территории Индии исповедуется несколько основных религий, самой основной из которых является индуизм – одна из самых древних религий. Буддизм зародился и распространился здесь в 6 веке до н.э., а начиная с 7 века н.э. в Индии получил распространение ислам. Именно различное вероисповедание вызвало в 1947 году самое большое массовое бегство в человеческой истории, когда после вывода британских войск, территория Индии была разделена на большую индусскую Индию и мусульманский Пакистан. Около 10 млн. человек единовременно двинулись с насиженных мест и начали переход каждый на свою территорию. При этом в процессе карательных акций погибло до 500 000 человек, прежде чем разделение было закончено. Отрыжки взаимной враждебности до сих пор дают свои всходы, это подтверждают печально известные события ноября 2008 г. в г. Мумбае.
По традиции считается, что существовало 7 городов, последовательно возникавших на берегах реки Джамны. Само название города – Дели, или Дехали, происходит от старинного слова Дхиллика – названия первого городского поселения в средних веках, существовавшего к юго-западу от современного Дели. Интересная деталь, что город также был известен под названием Йогинипура, что означает крепость йогинис (женских божеств). Так вот, часто ошибочно столицей страны и называют старую часть города, в которой сохранилось много архитектурных ансамблей прошлого. Однако, Дели делится на Старый и Новый. И именно Нью-Дели – является столицей страны, здесь в основном находятся правительственные учреждения страны. Именно сюда в 1911-1923 г.г. была перенесена центральная резиденция из Калькутты для английской колониальной администрации.
А в Старом Дели, ставшем столицей мусульманского государства, находятся крепости-форты, мечети и монументы, относящиеся к исламскому периоду в истории Индии.
Дели древнее Рима, он был известен задолго до основания Александрии и столицы Египта. Сами делийцы с гордостью говорят, что если Рим – это семь храмов, то Дели – это 7 городов, в разное время основанных индусскими и мусульманскими владыками страны.
Дели встретил нас солнечным днем, комфортным теплом и несмолкаемым шумом транспорта. Пройдя под железнодорожным мостом, мы узнали место, где вчера ночью останавливались. Воистину, ночью все кошки серы, днем здесь все выглядело по-другому. Мы оказались в районе вокзала New Delhi Railway Station, с обычной людской толчеей. Надпись «Luxury toilett» повеселила нас, и напомнила, где мы находимся. Везде вокруг – грязь, вонь, беспрерывные гудки машин и моторикш. Через 5 минут мы одурели от всего этого и чуть было не выбрали неверный маршрут. Собравшись с мыслями, посмотрев по карте, где вокзал, мы поняли, что нам надо подняться на мост. Мост тянулся над железнодорожными путями, в качестве ограждения была использована металлическая сетка, на которой сушилась белоснежная пряжа. За оградой, прямо над рельсами, на каком-то выступе спали бродяги. Движение машин не передать никакими словами – рикши, велосипеды, машины, лошади. Все это гудит и ржет. Перейдя мост, мы сделали попытку спросить у местных, как пройти к мечети Джама Масджид. На наш призыв откликнулись рикши, наперебой предлагая свою помощь. Поняв, что не представляем для них никакого интереса, они начали смеяться, видя наше затруднение.
Мы шли какими-то торговыми кварталами, неприятные ощущения от толпы индусов постепенно переходили в какой-то страх. Мы решили поменять деньги, но на наше удивление нигде обменников не было, а на вопрос, где можно поменять доллары, нас отослали в банк. Поднявшись по крутой лестнице в какой-то банк, встретили недоумение сотрудников. Мы шли вперед, буквально продираясь через толпу. Ступая на проезжую часть, рискуешь быть зажатым между машинами и телегами. Вот так мы и метались, то на дорогу, то на узкую полоску дороги возле всевозможных лавок.
Наконец, мы увидели ориентир – огромную луковицу мечети. У входа в мечеть – вооруженная стража и ворота безопасности. Похоже, шла служба, и заунывный голос не позволил нам понять, что сказали стражники. Обходим мечеть и пытаемся пройти с другой стороны, и только теперь понимаем, что это не наше время для посещения. Неверным позволено посещение после 13.30. Все-таки проходим через ворота, поднимаемся по крутой лестнице и наслаждаемся широким обзором города с верхней площадки. Соборная мечеть Джама Масджид (Jama Masdjid) сооружена из красного песчаника, это самая большая мечеть в Дели, вмещающая до 20 тыс. верующих. На площадке перед входными воротами сидят и лежат индусы-мусульмане, среди них яркими пятнами сари выделяются женщины.
Перед нами открывается вид на Красный Форт – одну из главных достопримечательностей Дели. Кажется, что вот он рядом, рукой подать. Рядом с нами развлекаются фотографией пара европейцев, спрашиваем у них, далеко ли до Красного Форта и как туда добраться. Нам показывают дорогу, и мы спешим рационально использовать сегодняшний день.
Дорога идет мимо череды лавчонок, торгующих пледами из искусственного меха и шелка. Тут же можно увидеть жанровые сценки помывки головы прямо под струей воды из крана колонки, здесь же пасутся овцы, прямо на тряпице, расстеленной на земле, отдыхают старики и дети. С лотков продаются подгнившие бананы и разрезанные на дольки огромные огурцы. Проходим по запруженному транспортом мосту и первый раз сталкиваемся с необходимостью перейти широкую улицу. Кажется, что транспорт движется со всех сторон, светофоров не наблюдается. Чувствуем, что этичного поведения сайгонских водителей здесь не будет. Пользуемся моментом просвета и переходим первую часть дороги. Проезжая часть делится на 2 части широкой пешеходной аллеей, спускающейся вниз. Доходим по ней до перехода со светофором, и... о, счастье! попадаем к Ред Форту (Red Fort, или Лал-Кила). Нас буквально облепляет толпа торговцев, желающих всучить нам все подряд – открытки, карты, сувениры, воду и что-то еще. Все галдят, трогают тебя, заглядывают в глаза. У нас еще не выработалась привычка на это действо, поэтому крыша едет не спеша… Наконец, отрываемся от приставал и попадаем на площадь перед входом в крепость. Ред Форт, или Красная крепость, находится на северо-востоке столицы и, будучи средневековой, имеет крепостной вал длиной 2 км. Для пущей безопасности она еще окружена рвом, заполненным водой.
Красный фасад из песчаника с жемчужно-серыми куполами и индийским флагом посредине на фоне голубого неба – так выглядит на фотографии первый кадр этой достопримечательности. Красный Форт был заложен при Шах-Джахане и стал на долгие годы центром Могольской империи. Здесь проходила роскошная и заполненная делами жизнь с многочисленными пышными церемониями. Форт сыграл важную роль и в современной истории борьбы за независимость Индии, именно здесь 15 августа происходят торжественные мероприятия, посвященные Дню независимости. Схема Форта здесь — aquarium.lipetsk.ru/discovery… Думая, что самая важная для города достопримечательность может быть бесплатна для посещения или можно будет оплатить входные билеты в долларах, мы не ожидали подвоха. В кассах толпились индусы, одна касса работала для иностранцев, но билеты продавались только за рупии. Мы в растерянности стояли у входа, пока к нам не подошла одна из служительниц и предложила помочь. Она провела нас через кордон военных с ружьями и попросила подождать. Сама же пошла договариваться то ли об обмене денег, то ли еще о чем-то. Мы решили, что лучше будет законно поменять деньги в банке и повернули назад. К нам тут же подошел индус с предложением помощи. Он все время твердил, что он «честный, у него двое детей». Мы тоже честно предупредили его, что нам от него ничего не надо, только покажи путь к банку, т.е. что бакшиша ему не видать. Мужчина привел нас в банк, но в субботу банки закрывались рано (в 13.00), и мы потерпели неудачу. Стоя в недоумении, что же делать, мы горько пожалели, что не воспользовались обменником в отеле. Тут уж было не до жиру, лишь бы деньги поменять, а то идти обратно далеко, да и времени уже нет. «Честный парень» долго вел нас через торговые ряды, обрушившиеся (кроме жары) на нас шумом, гамом и сутолокой. Поднялись на второй этаж по узкой лестнице, и видим, что среди рулонов тканей сидел индус. К нему-то и привел нас помогай для обмена долларов по курсу 1 к 40. В отеле курс был 1 к 46, поэтому мы поменяли каждая по 10 долларов. Мы никогда не оставляем всю наличность валюты в отеле, поэтому оказались неподготовленными сразу вытащить купюру наименьшего номинала. Это было что-то, когда каждая из нас старалась украдкой вытянуть из пачки денег заветную купюру. А рядом восседала группа зевак-индусов. В какой-то мере мы рисковали, но вспомните, кто там пьет шампанское?
Благополучно спустившись вниз, и выйдя на улицу, мы сообразили, что находимся на знаменитом Чанди-Чоке – крытом рынке. Следующей задачей стала необходимость избавиться от помогая, который пытался оказать нам экскурсионные услуги, в которых мы вовсе не нуждались. Какой радостью был встреченный нами Макдональдс! Узкий, тесный, забитый индусами, он показался нам оазисом среди жары. Воспользовавшись услугами санитарно-гигиенического характера, выпив стакан холодного чая с лимоном, мы немного пришли в себя после таких стрессов.
Помучившись вновь при переходе через дорогу, мы уже пройденным маршрутом дошли до кассы и купили билет стоимостью 250 рупий. За редким исключением, все входные билеты представляли малюсенький клочок бумаги (типа автобусного билета у нас) с дыркой посредине. Сразу скажу, что в стране процветает дискриминационный доступ к культурным и историческим ценностям, и это выражается в стоимости входных билетов для местного населения и иностранцев. Еще одна схема форта здесь — images.google.ru/imgres?imgur…,
а здесь видеоролик — indiavideo.org/delhi/travel/r… Толпа желающих приобщиться к истокам культуры города, проходит мимо охранников с ружьями, пересекает мост надо рвом. Внутри входных ворот (Лахорские ворота — indiavideo.org/delhi/travel/r…) поток разделяется на мужской и женский. Мужчин осматривают открыто, для женщин осмотр стыдливо устроен в занавешенном тряпицами закутке, где женщины-охранницы мягко ощупывают тебя с ног до головы. Далее производят осмотр вещей через X-ray по типу аэропортового досмотра. Мы были спокойны по этому поводу, уж лучше пусть всех «идиетов» — террористов отсеют в начале. Надо сказать, что военная охрана в Индии зачастую присутствует везде в местах большого скопления народа. Пройдя через вторые ворота, попадаем в сувенирную зону Чатта-Чоука — крытого рынка (indiavideo.org/delhi/travel/s…). Многочисленные лавки торгуют стандартным набором изделий из камней, мрамора и металла, но есть и антикварные лавки. Удивили нас продающиеся здесь сумочки, вышитые бисером. Такая красота, а стоимость от 100 до 150 рупий, т.е. всего 50-75 рублей! Откладываем на ум на обратный путь и идем дальше. Нас снова тайком фотографируют, тем более, что сейчас это стало возможным делать даже на мобильные телефоны. Это у индусов такое хобби, наверное, собирать фото-галерею европеек.
Знаменитый Красный Форт был построен в 17 веке в пределах городских стен нового города Шахджаханабада, расположившегося на берегу реки Джамна. Уставший от Агры, недавно овдовевший Шах-Джахан построил в Дели впечатляющий дворец-крепость, который, как и в Агре, был назван по цвету массивных стен из красного песчаника. Внутри Форта, среди чудесного сада, стоят дворцы и павильоны.
Пройдя немного вперед, минуя клумбу, наконец попадаем к еще одним воротам, и только там проверяют билеты. Это здание Наккар-Хан (Дом Барабанщика, Дом музыки), где музыканты приветствовали важных гостей, вступающих через парадный вход к залу для аудиенций. Здесь следовало сойти со слонов и далее проследовать пешком. Вооруженный охранник в тюрбане любезно позирует нам и взмахом руки предлагает подняться наверх, чтобы осмотреть экспозицию музея, расположенного в стенах входных ворот.
В конце аллеи, идущей от «дома музыки», через открытый засеянный травой внутренний двор, располагается дворцовый комплекс падишаха с залом для аудиенций. Зал публичных аудиенций (Diwan-i-Aam, Диван-и-ам), где оглашались императорские указы, и отправлялось правосудие, открыт с трех сторон. В глубине открытого павильона стоит резной мраморный трон, на котором восседал (по-другому не скажешь!) император в ходе ежедневного приема подданных. Сегодня доступ к трону закрыт сеткой. (Здесь видеоролик — indiavideo.org/delhi/travel/d…).
Снимать на видео запрещено, так что мы оторвались на фото. За зданием Диван-и-ам открылась зеленая лужайка, на которой то — там, то — сям выделялись яркими сари индийские женщины, присевшие отдохнуть.
С левой стороны группу зданий, расположенных каре, начинает Moti-Masjid – «Жемчужная мечеть». В 17-18 веках настоящим золотом сверкали 3 купола этой мечети. А сейчас ее стены покрывает паутина трещин и темных подтеков, можно только гадать, чем вызвано ее название. Построенная Аурангезебом для личных целей, небольшая и полностью закрытая Жемчужная мечеть, выполнена из мрамора. Удивительно, но наружные стены мечети ориентированы в полной симметрии к остальным зданиям, а вот внутренние стены ориентированы по Мекке.Видеоролик -indiavideo.org/delhi/travel/i… Следующее здание Royal Hammams – королевский купальный павильон с системой горячего и холодного водоснабжения (видеоролик по адресу — indiavideo.org/delhi/travel/h…). Павильон был богато декорирован разноцветными камнями, инкрустированными в белом мраморе. Когда-то некоторые из его фонтанов били парфюмированной розовой водой. Павильон состоит из трех больших комнаты и увенчан куполом. Внутри купальни была даже сауна, а помещения освещались через цветные окна в крыше. Сегодня доступ для публики туда закрыт.
Затем следует Диван-и-Кхас — Diwan-i-Khas (зал частных аудиенций), предназначенный для дипломатов и известных торговцев, которым предстояло встретиться с повелителем. Изумительной красоты здание, выполненное из молочно-белого мрамора, отполированного до блеска и украшенное инкрустациями из золота и драгоценных камней с многоцветными мозаиками! Этот павильон, с трех сторон окруженный открытыми арками, расположен на мраморной платформе.
Потолок, первоначально покрытый золотом и серебром, в 1911 году был покрашен. Он поддерживается 32 колоннами, отделанными мраморным порошком. Крышу этого здания венчают мраморные chhatris (небольшие куполообразные павильоны).
В глубине залы возвышается постамент, на котором находился знаменитый Павлиний трон. Он был изготовлен из золота и украшен самоцветами. Можно вообразить себе находившиеся там фигуры павлинов с распущенными хвостами, инкрустированные сапфирами, рубинами и другими драгоценными камнями, что символизировало многоцветье жизни. А между павлинами была фигура попугая, вырезанного из цельного изумруда! Понадобилось семь лет, чтобы изготовить этот трон длиной в 3 метра и высотой 4, 5 м. Знаменитый бриллиант Кох-и-Нор украшал тогда этот трон, а сегодня он является частью короны Матери-королевы, которая выставлена в Лондонском Тауэре. А сам трон был в 1739 году похищен Надир Шахом. (видеоролик -indiavideo.org/delhi/travel/d…).
Затем идет череда частного дворца Кхас-Махал: в его скромных помещениях ночевал, молился и вкушал пищу Шах-Джахан. Частный дворец украшен росписями, позолотой и прекраснейшими решетками на окнах. Особенно красивой была тончайшая мраморная ширма, на которой изображены «Весы правосудия» и звезды вокруг них в обрамлении декоративных цветов, расположенных полукругом.
Сухие строки путеводителей не могут передать всю красоту беломраморных зданий, украшенных цветочным орнаментом и изысканную вязь межкомнатных ширм. Говорят, что даже хвосты рыб, плававших в фонтанах Красного форта, были украшены драгоценными камнями. Мы были не одиноки, когда в восхищении делали кадр за кадром, пытаясь ухватить прекрасный миг.
Кхас-Махал (Khas Mahal) состоит из трех частей. Помещения служили, соответственно, для сна или молитвы, а длинный зал с потолочной и стенной росписью использовали для приема пищи.А небольшой выступающий балкон использовался для утренней аудиенции. В эту восьмиугольную «царскую башню» были вхожи только принцы крови и самые доверенные лица, и именно здесь решались главные вопросы. С балкона этой башни император показывался подданным, и если по каким-то причинам, император не выходил, то слабонервные посетители бежали узнать о его здоровье (indiavideo.org/delhi/travel/k…).
Через ворота из Кхас-Махала можно было пройти в идущий далее Ранг-Махал, или Цветной дворец (indiavideo.org/delhi/travel/r…), предназначенный для монарших супруг. Свое название дворец получил благодаря пышному орнаментальному интерьеру, ныне утраченному. Здание было сильно повреждено во время Восстания, когда его использовали под офицерские казармы. В этом дворце размещалась главная жена императора. Теперь можно только читать о том, что потолок дворца был инкрустирован серебром и расписан золотыми цветами. На полу в центре дворца находится, к счастью сохранившийся, бассейн, высеченный в мраморе в виде цветка лотоса. Первоначально здесь даже был фонтан, вырезанные из слоновой кости, а бассейн был украшен самоцветами, вырезанными в форме цветов и листьев, и покрыт стеклом. Струящаяся в него вода создавала чарующую глаз иллюзию движения чудесных цветущих растений.
На информационном стенде написано, что часть комнат называлась Шиш-Махал благодаря тому факту, что потолок был украшен крошечными кусочками зеркала. Кое-где все еще можно увидеть зеркальную инкрустацию на потолке.
Последнее здание (как часть императорского зенана, или женской половины), находящееся чуть в стороне, это дворец Мумтаз (Мумтаз-Махал). Сейчас здесь располагается археологический музей форта, вход в который бесплатен. Музей состоит из серии галерей с экспонатами могольской эпохи, включающие рукописи, небольшие миниатюры, одежду, портреты, литографии, ковры и фарфор.
Жаль, что мало что осталось сегодня от интерьеров дворцов, в некоторые из них даже нельзя войти.
Благоухающие сады, окружающие дворцовые павильоны, радуют глаз не только цветами, но и многочисленными бурундучками, юрко снующими между туристами в надежде на подачку. А в углу одного павильона мы увидели великолепного попугая ярко-зеленой окраски.
Все частные покои императора находятся на приподнятой платформе и расположены вдоль восточного края форта лицом к реке Ямуне. Все павильоны соединены мраморным желобом, по которому текла вода. Он был известен как Nahr-i-Behisht, Нахр-и-Бихист (Райский ручей). Вода поступала в него из Ямуны от башни Shah Burj, расположенной на северо-восточном углу форта. И мы завершаем своей осмотр этой трехэтажной башней — Shahi Burj, простой восьмиугольной башней, которая служила императору Шах-Джахану в качестве библиотеки. К западу от башни расположен большой симметричный сад Hayat Bakhsh Bagh (жизнеутверждающий сад), который пересекает водный канал. На южном и северном конце каналов стоят павильоны. Третий павильон, построенный в 1842 году последним императором Bahadur Shah Zafar, стоит в центре водоема, где встречаются оба канала.
Надо сказать, что дворец был задуман как имитация рая, каким он изображен в Коране. План дворца основан на исламских традициях, но каждый павильон хранит черты индуистского влияния, что характерно для могольской архитектуры. Безусловно, дворцовый комплекс делийского Красного Форта является лучшим примером могольского стиля.
На обратном пути долго раздумывали о покупке сумок из бисера в сувенирной зоне Красного форта (Чатта-Чоука). Торговались, уходили и возвращались, благодаря чему цену за 2 сумки сбили с 300 рупий до 250. Хотелось пить, и мы, тщательно обследовав бутылки на предмет их целостности, за 15 рупий купили воду. Какое же это наслаждение, холодная вода!!! Крышки бутылок следует внимательно проверять, чтобы они повторно не были использованы, а крышка не была свинчена.
Обратной дорогой возвращаемся к Masjid-i Jahan-Namaa, известную как Jama Masjid (Джама Масджид) в надежде все же посетить ее до того, как стемнеет. По дороге на мосту увидели замечательную повозку, всю украшенную гирляндами живых цветов. Получилась очень красочная фотография.
Крупнейшая в Индии мечеть была закончена в 1656 году, и стала одной из последних построек Шах — Джахана. Сегодня здесь можно увидеть тысячи возносящих молитвы мусульман.
Джама Масджид («Пятничная мечеть») стоит на высоком основании, а ее силуэт – луковицы трех куполов и два стройных минарета – четко вырисовывается на фоне делийского неба. Три широких лестницы ведут к воротам мечети, выходящим на север, восток и запад. Восточные ворота открывались только для императора. Мечеть – это своего рода духовное дополнение к Красному Форту, вместе они составляли грандиозный центр столицы империи. Прославляющее мощь ислама (видео — youtube.com/watch?v=f2_X2RE1J…) здание находится на единственном в Дели холме. Поднявшись по лестнице наверх, мы были снова остановлены «хранителем входа» с бегающими глазками. Сперва он объявил нам, что надо снять обувь, потом не разрешил нести ее с собой. А затем, когда мы решили пройти по очереди без вещей в бахилах на ногах, он возвестил нам, что время для неверных истекло, то есть приходите завтра. Но не на тех напал, мы напирали на него, что только сделаем обзорный осмотр внутреннего двора, и никуда дальше не пойдем. Вредный парень зорко следил за нами и не позволил взять с собой фотоаппарат, не говоря уже о видеокамере. За пятиминутные съемки он потребовал 200 рупий (100 рублей), каков наглец! Вот как надо блюсти веру! Просочившись-таки внутрь, мы увидели посредине обширного двора водоем. В нем правоверные должны осуществить омовение и только затем приступать к молитве, стоя лицом к нише (михрабу), которая указывает направление Мекки. Пятничной эта мечеть называется потому, что пятница – это священный день для мусульман. С башни минарета муэдзин сзывает верующих к молитве.
Мраморные купола сооружения достигают 61,3 метра в высоту. Здесь хранятся реликвии мусульманского мира: туфля пророка Мухаммеда, отпечаток его ноги в камне, глава Корана, написанная по преданию, под его диктовку, рыжеватый волос из бороды пророка и осколок надгробия, когда-то стоявшего над могилой святого.
Сделать фотографии внутри не удалось, да и осмотреть мечеть толком тоже, но возвращаться сюда завтра не будет времени…
На улице уже стемнело, и мы в темноте проделали обратный путь до гостиницы, купив по дороге гранат и апельсин. Вернувшись в отель, сразу же обменяли по 100 долларов, и не задерживаясь в номере, решили сегодня же посетить знаменитый Коннот-Плэйс. По вопросу обмена валюты: хождение иностранной валюты в стране запрещено также как и вывоз рупий за пределы страны. Так что при любом обмене требуйте квитанцию, она может пригодиться для обратного обмена при отлете из страны.
Расстояние в 1,1 километра мы преодолели за полчаса, так как по дороге не сразу сориентировались. Эта дорога на несколько дней стала для нас родной и знакомой. Отличительной ее чертой был ж.д. вокзал, автобусная станция и находящийся рядом туалет открытого индийского типа. О!..Об этом отдельная песня… Приближение к сему атрибуту отправления естественных потребностей отмечено ужасающим запахом такой концентрации, что его капля уж точно могла бы убить лошадь. Стены сего заведения, по-видимому, покрыты кафелем, небольшой экран отгораживает прохожих от самого туалета. Экран настолько небольшой, что сама суть его непонятна, так как он ничего не прикрывает. Обычная для Индии сцена – стоящая спиной к улице шеренга писающих мужчин. Странно, при этом женских писсуаров мы нигде не наблюдали, снова дискриминация? При этом мужским писсуаром может послужить любая стенка, поэтому специфичный запашок преследовал нас повсеместно. Этакая простота нравов!!!
Пункт назначения, Коннот-Плейс (Connaught Place), знаменит средоточием хороших магазинов. Названная по имени дяди Георга Y, эта круглая площадь кажется амфитеатром благодаря своим зданиям с колоннадой, а ее архитектуру даже сравнивают с английским городом Батом. Панораму площади можно увидеть на сайтах: mapsofindia.com/delhi/shoppin… youtube.com/watch?v=rflqx63To… От площади в разные стороны отходят 8 радиальных трасс, соединенных тремя окружными дорогами. Основной радиальной улицей является Джанпатх, которую южнее пересекает Раджпатх, ведущий к Президентскому дворцу. Вечером мы смогли обойти по окружности только первый круг. Магазины большей частью были закрыты, витрины тоже забраны решетками, можно было только увидеть наименования знаменитых спортивных и обувных брендов.
Вернувшись в номер, после бесполезных попыток наладить температуру душа, так и не помывшись толком, мы легли спать. Шум кондиционера и вентилятора в первую ночь не смог помешать нам.
Итог дня: посетили Красный форт, мечеть Джама Масджит и Коннот-Плейс. Потратили 250 рупий на входной билет в форт.

4 день
12 октября 2008 г. – воскресенье
Дели

Подъем в 7 утра. Спустились вниз, чтобы заказать в номер завтрак и снова-здорово. Опять пришлось тыкать в ваучер, что у нас завтраки уже оплачены. Пока то, да се, вышли из отеля только в 9 утра. Сегодня планировался ударный экскурсионный день, поэтому мы решили (по совету бывалых) взять рикшу на целый день. Завернув за угол отеля, подошли к первому из выстроившихся в ряд велорикш. Объясняем ему, что мы хотим и с удивлением слышим в ответ совет найти турфирму, и взять там сити-тур в кондиционированной машине за 600 рупий (300 руб.). Возница вежливо объясняет нам, что так для нас будет дешевле. Чувствуется, что товарищ не понимает… Следующий водитель оказался сговорчивее и не стал задаваться вопросами, почему мы хотим получить сити-тур, используя велорикшу. Мы обсудили маршрут, определили количество планируемых достопримечательностей и конечную точку маршрута. Наш сити-тур включал 5 сайтов, и цена после взаимных обсуждений установилась в размере 390 рупий на троих. Только по окончанию наших дневных передвижений мы смогли оценить мизерную цену такого марш-броска: всего по 65 руб. с человека!
Взобравшись в крытую повозку, в которой мы втроем спокойно разместились, с ветерком помчались по делийским улицам и проспектам. Минуя Мэйн-Базар, обогнув круглую Коннот-Плэйс, и проехав всего ничего, оказываемся у входа в Обсерваторию Джантар-Мантар (Jantar-mantar). Эту обсерваторию сконструировал в начале 18 века Джайпурский махараджа Савай Джай Сингх II, увлекавшийся астрономией. Кстати, первоначально обсерватория носила название «Yantra Mantra» (Янтра-мантра), где янтра означает инструмент, а мантра – формула. Однако при британцах это название было искажено и стало звучать как Джантар Мантар. Здешняя, делийская, обсерватория – одна из 5 построек Джай Сингха, главной из которых является джайпурская. Здесь имеются 4 основных инструмента The Ram Yantra, The Jayaprakasha Yantra, The Misra Yantra и Sam rat Yantra. Весь комплекс из розового камня в строгой геометрической симметрии был подарен Джай Сингхом II императору Муххамад-шаху, заодно ему перепал обновленный мусульманский календарь и астрономические таблицы.
Входная плата для иноземцев – 100 рупий За съемки на видео – дополнительная плата. (здесь видеоролик -indiavideo.org/delhi/travel/j…). Договариваемся с водителем, где он нас будет ждать и, не спеша, проходим в ухоженный сад, внутри которого стоят здания в виде астрономических инструментов огромного размера для наблюдения за небом, движением солнца и луны, а также для составления астрологических предсказаний. Лестницы, ведущие в никуда – поистине сюрреалистическая картина. Понять принцип действия этих гигантских инструментов за короткое время практически невозможно, да и познаниями в астрономии мы не обладали, поэтому просто ползали по всем закоулкам и фотографировались на фоне множества зданий уникальной формы, каждое из которых имеет специализированную функцию для астрономических измерений. В свое время они использовались для определения точного времени восходов-заходов, лунных фаз и пр. Отдать должное, здания с поразительной комбинацией геометрических фигур огромного масштаба поражают воображение.
Samrat Yantra, или «король инструментов», — самый большой и внушительный из янтр Делийской обсерватории, считается самым высокоточным инструментом. Здесь видеоролик — indiavideo.org/delhi/travel/s….
Янтры (магические квадраты) являются вариантом мандал, а мандалы в свою очередь, представляют собой различные изображения круга и представляют собой сакральный символ, используемый при медитациях в буддизме.
Мандала символизирует сферу обитания божеств, это геометрический символ сложной структуры, который интерпретируется как модель вселенной, «карта космоса». Типичная форма — внешний круг, вписанный в него квадрат, в который вписан внутренний круг, который часто сегментирован или имеет форму лотоса. Внешний круг — Вселенная, внутренний круг — измерение божеств, бодхисаттв, Будд. Квадрат между ними ориентирован по сторонам света.
Мандалы могут быть как двумерными, изображенными на плоскости, так и объёмными, рельефными.
Размеры и функции всех янтр Обсерватории описаны на информационных стендах, расположенных рядом с каждой из них. Samrat Yantra состоит из вертикальной стены с 2-мя примыкающими полукруглыми секторами. Узкая вертикальная стена имеет форму горки с углом наклона 28°39’ (это широта Дели), и она представляет собой своеобразные часы. Тень, отбрасываемая стеной, падает на сектора, имеющие отметки значений часов и минут. В восточном квадранте находится еще одна янтра Shasthamsa, вот ее мы всю исползали вверх-вниз. Группа военных в беретах и тюрбанах составила живописное дополнение к обсерваторским инструментам и символам. Мы пытались поймать их в кадр, они нас. Думаю, что нам всем это удалось сделать. Красно-белые огромные каменные шестеренки, находящиеся в довольно глубокой яме, и на их фоне стоишь ты, такой мелкой песчинкой в символической геометрии этой инсталляции.
За этим сооружением высится Ram Jantra внешне выглядящая, как римский Колизей меньшего масштаба. Считается, что эта янтра названа в честь дедушки махараджи Джай Сингха II и говорят, что это его собственное изобретение. Во всяком случае, в мире других таких янтр нет. Каменный колодец «наоборот», с колонной в центре, имеет высоту стены и самой колонны, равной радиусу сооружения. Внутренняя окружность цилиндрического стакана на высоте около метра от основания разделена опорами-лучами, расходящимися от центра по кругу. Таких секторов 30 штук и каждая опора и промежуток между соседними опорами имеют размер в 6 о, делая полный круг в 360 о. Прибор служит для измерения азимута и высоты небесных тел, таких как солнце, луна. Считается наиболее точным инструментом среди медиумов.
Достаточно сложно поймать в кадр себя внутри цилиндра, между лучами, но кадр интересен! Здесь видеоролик-indiavideo.org/delhi/travel/r…)
Но, несомненно, больше всех радует глаз уникальная Misra Yantra (indiavideo.org/delhi/travel/m…), состоящая из 5 различных инструментов. Считается, что ее построил сын Джай Сингха II. Не вдаваясь в астрологические тонкости, скажу, что средняя часть этого сложного сооружения внешне похожа на острие стрелы, которая делит на 4 части 2 вложенных друг в друга сердечка. Красное сооружение с белым контуром и лестницей посредине выглядит очень эффектно! Мы даже постояли немного в очереди, чтобы сфотографировать себя, сидящими на этой лестнице, ведущей в небо. Жаль, что индусы не сразу поняли, что мы хотим запечатлеть себя в одиночестве. Пришлось вежливо переждать, пока все они перефотографируются со своей многочисленной родней.
Обсерватория находится в небольшом парке с цветущими плюмериями и гранатами. Гранатовое дерево кое-где уже имело небольшие розовые плоды. Территория обсерватории небольшая, и мы пробыли там не очень долго.
Оседлав механизированного конька-горбунка, мы помчались дальше, полностью отдав себя в распоряжение возницы. Повернув на центральный проспект Нового Дели — Раджпатх (проспект Государства, бывший Кингзвей, проспект Короля), с правой стороны видим издалека Президентский дворец. А мы едем вдоль обширного газона шириной 400 метров и длиной около 3 км, который обрамляет центральную магистраль. Водитель останавливается и указывает нам на Ворота Индии, всеиндийский военный мемориал, возведенный в честь 90 тысяч индийских солдат, погибших во время Первой мировой войны. Строительство триумфальной арки высотой 42 метра было закончено в 1931 году. (indiavideo.org/delhi/travel/i…).
После вооружённого конфликта между Пакистаном и Индией (декабрь 1971 г.) в Воротах Индии был установлен памятник Неизвестному солдату и зажжён Амар Джьоти (вечный огонь). Автомат и каска, горящее пламя и замершие часовые напоминают о тревожных днях Индостана. Ежегодно 26 января, в День Республики, премьер-министр Индии возлагает венок к памятнику Неизвестному солдату.
Наверху на здании арки выбито слово India, и каждый ее кирпичик хранит имена погибших (13 516 имен). На небе ни облачка, очень жарко, и не хочется идти далеко под палящими лучами солнца, но Валя идет вперед и машет нам рукой. На зеленой сочной травке идет какая-то игра (не то лапта, не то футбол). А уставшие «товарищи-индусы» возлежали под деревьями… Англичане в период своего владычества привезли сюда спортивные игры, которые здесь закрепились. Несколько лет назад в Бомбее, мы видели молодых людей в белых одеждах, которые дружно занимались спортом.
Вернувшись к месту старта, мы едва нашли наше средство передвижения, так много там стояло одинаковых таратаек. На улицах Дели мы встречали велорикш, со всех сторон облепленных желающими ехать: прямо наш общественный транспорт в час «пик». Прежде чем стартовать далее, наш общительный водитель зацепился языком с коллегой. И это нам было только в радость, такого колоритного индуса, да так близко, мы бы никогда не сфотографировали. А тут он даже нам попозировал. Вся прелесть заключалась, как и у Хоттабыча, в бороде. Только у него борода была объемная настолько, что он ее подвернул валиком и упаковал в сеточку. Это было нечто!
А мы едем к самой высокой башне в Индии, “седьмому чуду Хиндустана”, когда-то возвышавшейся в центре города. А по дороге наш водитель не упускает возможность завести нас в магазин, в котором продают индийский чай, изделия из шелка и шарфы-палантины. Приобретаю упаковку чая, который традиционно пьют сами индусы – масала. Впрочем, это не чай, а целый букет из чая и специй, включающих кардамон, корицу, имбирь, мяту и лимонную траву. Надо только при заваривании не забыть добавить горячее молоко и сахар. Стоимость упаковки в 250 гр. – 344 рупии (172 руб.). Вкус у такого национального индийского напитка, который заваривают и пьют везде, достаточно оригинальный!
Репродукции к восточным сказкам о событиях, произошедших «однажды, давным-давно…», изображают чудесные дворцы и мечети. К одному из таких чудес мы и направились дальше. Кутб-Мина́р (также Куту́б-Мина́р или Кута́б-Мина́р,Qutub Minar) – самый дальний сайт сегодняшнего посещения, расположен в Южном Дели. Входная плата – 250 рупий. Октябрь в Индии – это зима, и «как положено зимой», температура воздуха достигала 26-28 градусов. Мы чувствуем себя достаточно комфортно, тем более что наш возница домчал нас к Кутб-Минару с ветерком. Здесь можно увидеть схему комплекса — travel.nationalgeographic.com и видеоролики asi.nic.in/asi_monu_whs_qutbm…#, youtube.com/watch?v=cCvzkWyig… Кутб-Минар сочетает культурные и религиозные традиции разных эпох. В комплексе Кутб-Минара сохранилось много построек. Однако центром исторических памятников разных эпох является башня, являющаяся самым высоким в мире кирпичным минаретом. Уникальный памятник индоисламской архитектуры находится под охраной ЮНЕСКО. История его постройки теряется в веках, и обросла мифами и легендами.
Считают, что первый этаж башни, известный также под названием Виджай Стамбх (Колонна Победы), был построен раджпутским князем Притхвираджей Чауханом в 1191 г. якобы для того, чтобы его любимая и чрезвычайно набожная дочь Сурадж Мукхи могла перед принятием пищи, поднявшись на башню, получать вдохновение от созерцания священной реки Ямуны. В 1199 г. первый этаж был якобы переделан мусульманским правителем Кутбуддином Айбаком, после чего она получила новое название — Кутб-Минар.
Помимо обычной цели созывать людей к молитве в мечети Кувват-ул-Ислам, минарет использовался как башня победы, чтобы показать мощь ислама, а также как башня для обзора окрестностей с целью охраны города.
Построенная из красного песчаника и белого мрамора, башня имеет высоту—72,55 м, диаметр у основания — 14,4 м, диаметр у вершины — 2,44 м. Вся поверхность колонны буквально испещрена высеченными по камню изречениями из Корана на арабском языке. Императоры сменяли друг друга, и здание достраивалось в течение нескольких столетий. Последние ярусы и округлый купол появились в конце XIY века. Однако после землетрясения 1803 года купол был разрушен, и до сих пор не нашлось мастера, способного восстановить его.
Завершение строительства башни произошло при тюркском правителе Ильтутмыше. Тюркские захватчики привнесли в архитектуру арабские и персидские традиции. Вместе с ними в Индию пришли мечети, мавзолеи, минареты. Мечеть, как самое важное сооружение для молитв, представляла собой квадрат или прямоугольник, обнесенный по периметру крытыми галереями или аркадами колонн. На каждом из 4-х углов возвышался минарет, узкая башня, с которой муэдзин призывал мусульман на молитву. Еще одним монументальным творением был – мавзолей, гробница, расположенная в 8-угольном или квадратном помещении с куполообразным потолком. В отличие от индийской архитектуры, богатой украшениями, здания мусульман носили достаточно аскетичный внешний вид. И этому есть объяснение: в соответствии с исламскими традициями изображение живых существ было запрещено, именно поэтому вязь надписей религиозного содержания и была единственным архитектурным украшением.
Создатели самой башни смогли не только математически точно рассчитать ее вес, но и поразить всех тончайшей художественной отделкой ее внешней стороны. Задрав голову, все стоят и любуются талантом мастеров. Но у башни есть и печальная история: жестокие каноны индуистской религии, требующие от вдов соблюдения обычая “сати” (самосожжение), а также их исключительно тяжёлое положение в индуистских семьях толкали многих женщин на самоубийство. Поэтому теперь доступ наверх закрыт, хотя раньше можно было подняться на 156 ступеней из 379, и попасть на первый балкон.
А вот первым образцом исламской архитектуры на территории комплекса были внушительные ворота Алай-Дарваза (Alai-Darwaza, или Ворота Аллаха), через которые можно было попасть на территорию Кутб-Минара с южной стороны. По форме здание ворот напоминает изогнутую подкову и венчается небольшим куполом. Правда, сегодня вход в комплекс расположен с другой стороны, и через Алай-Дарвазу можно выйти за его пределы, чтобы полюбоваться башней снаружи. Внутри огромных ворот мы оценили геометрический орнамент отделки, ажурные решетки на окнах, а выйдя, неожиданно захватили в объектив замечательный кадр низколетящего самолета над руинами древности.
Возвращаемся назад на территорию комплекса и обходим по порядку все здания и сооружения, или то, что от них осталось. Конечно, в первую очередь это — Мечеть Кувват-ул-Ислам (Quwwat-ul-Islam Masjid), первая из построенных в Дели после исламского завоевания. indiavideo.org/delhi/travel/q…
Победа ислама над индуизмом была закреплена даже в названии мечети, в переводе означающем – Мощь Ислама. Ее строительство было начато в 1190 году Кутб-уд-дином Айбаком, основателем ордена мамлюков или Династии Рабов. Следуя древней традиции «весь мир до основания разрушить», новые здания возводились на месте и с использованием материалов предыдущих святынь индуистских и джайнских храмов.
День был выходным, и на территории было много местного населения, ярко выделяющегося на фоне красных развалин. К развалинам мечети мы прошли через центральную арку высотой в 16 м, возвышающуюся перед железной колонной. Стены арки и сегодня поражают изящной резьбой по мрамору и песчанику, геометрическими орнаментами и сурами из Корана. По периметру главный молельный зал был окружен открытой галереей каменных арок джайнских и индуистских храмов, столбы которых искусно орнаментированы изображениями канатов, колоколов, коров и фигур со сбитыми лицами.
Неподалеку находится могила Ильтутмыша (зятя и преемника Айбака), построенная в 1235 дочерью султана Разией Бегам, которая сама правила в Дели в 1236—1240 гг. Усыпальница считается одной из самых древних мусульманских гробниц Индии. До сих пор хорошо сохранилась резьба по мрамору, строгие орнаменты и изречения из Корана. Над беломраморным надгробием когда-то возвышался купол внушительных размеров.
Усыпальница находится под открытым небом, стены здания, внутри которого находится могила, полностью покрыты кружевом восточного орнамента. Пытаясь тайком сфотографировать колоритную индуску, больше напоминающую добрую стряпуху-негритянку, мы обнаруживаем стойкое аналогичное желание со стороны ее родни. Женщины все еще одеты в традиционные сари, а вот дети уже носят европейские наряды. Очень красиво вышли фотографии кружевных ниш-кокошников внутри усыпальницы.
Как образец воплощенного тщеславия правителя напротив ворота Алай-Дарваза расположены остатки минарета Алай-Минар (Alai Minar), начало строительства которого относится к 1311 году.
Алауддин Хильджи намеревался переплюнуть по высоте Кутб-Минар, и при его жизни минарет уже достиг 24,5 метров. Строительство сошло на нет после смерти правителя. (indiavideo.org/delhi/travel/a…).
Внутри комплекса расположена еще одна достопримечательность Дели — колонна из метеоритного железа (Iron Pillar), представляющая собой большую загадку. Высота колонны семь метров, и весит она шесть тонн. Существует несколько версий создания этой загадочной колонны.
Историки утверждают, что колонна была отлита в 895 г. до н.э. и что, согласно древней санскритской надписи на ней, ещё раджа Дхава, правивший в Дели в начале IX в. до н.э., приказал своим ремесленникам отлить этот железный столб. Мусульманские летописцы, в свою очередь, доказывали, что колонна была привезена завоевателями из магометанских стран, расположенных к северу от Индии.
Третья версия называет создателем колонны императора из династии Гупта, которая правила в Северной Индии в период 320—540. Первоначально колонна находилась в храме Вишну города Матхура, а на колонне помещался Гаруда. Колонна была перенесена на это место и вошла в состав индуистского храма. На колонне осталась надпись, посвящённая Вишну и царю Чандрагупте II (375—413).
Тем не менее, на фоне в 10 раз большего по высоте минарета, эта колонна визуально еще раз подтверждает мысль о триумфе ислама. youtube.com/watch?v=x2pmp66Kq….
До сих пор ученые не могут объяснить, как древние мастера смогли добиться того, что колонна на 99,72% состоящая из чистого железа, совсем не подвергалась коррозии во влажном и жарком климате Индии. Получить нержавеющее железо в наши дни относительно не сложно, но ведь речь идет о 4 веке нашей эры. Возможно, древнеиндийские металлурги владели навыками порошковой металлургии? Однако создать химически чистое железо и сегодня сложная задача.
Существует теория, что колонна сделана из метеоритного железа. По другим представлениям, в колонне использовался особый сплав, изобретённый индийскими металлургами. Некоторые ученые считают Железную колонну редчайшим свидетельством материальной культуры давно исчезнувшей древней цивилизации, другие склонны видеть в ней "завещание звездных пришельцев", зашифрованное послание неведомых существ, некогда посетивших землю и оставивших эту колонну как "воспоминание о будущем".
Традиционно считается, что, если стать к колонне спиной и охватить её сзади руками, это принесёт счастье. Многочисленные охотники за счастьем основательно отполировали металл на определенной высоте. Может быть, в целях защиты памятника от посетителей, нынче доступ к колонне преграждает ограда.
Из интересного: основание колонны уходит вниз на полметра. Изыскания показали, что основание имеет утолщение в форме луковицы с 8-ю отходящими прутьями, что отдаленно напоминает корни дерева. Известно, что когда в 1739 г. персидский император Надир Шах захотел увезти железный столб к себе на родину, ему не удалось вытащить колонну из грунта.
Мы с определенной долей сожаления покидали территорию Кутб-Минара. Впереди нас ждало посещение одного из новейших чудес города – бахаистский Храм Лотоса (Lotus-bahai-temple). Здесь видеоролик — indiavideo.org/delhi/travel/l…
Храм был построен на пожертвования верующих в 1986 году и назван так за свою необычную конструкцию, напоминающую цветок лотоса. Лотос – универсальный символ всех религий в Индии, однако внутри этого храма нет ни идолов, ни религиозных изображений и вообще каких-то символов, связанных с религией. Храмы бахаи открыты для всех людей, независимо от вероисповедания. В храме служат не священники, а волонтеры, добровольцы на определенный срок, в чьи функции входит обслуживание храма и прием посетителей; они также разрабатывают и проводят несколько раз в день молитвенные программы, в которые входит чтение молитв и Священных Писаний (как Веры Бахаи, так и других религий), а также пение молитв а капелла (без сопровождения музыкальных инструментов). Любой человек может также зайти в храм и помолиться самостоятельно. Все храмы имеют разнообразную архитектуру, но общим для них является девятиугольная форма в плане и центральный купол. У каждого храма есть девять входов, что символизирует открытость всему человечеству.
Внутри расположен центральный зал диаметром 75 м, рассчитанный на 1300 мест. Расстояние от пола до вершины здания – 35 м.
Религия Бахаи была основана в 19 веке в Иране. Один торговец по имени Баб провозгласил скорое появление Месии, за что его расстреляли. Спустя несколько лет некто Баха-Улла объявил себя тем самым Мессией, о котором говорил Баб. Он стал проповедовать единство всех религий в мире, а заодно и равенство, братство и мир во всем мире. Ясно дело, его самого укатали в кутузку, а его последователей казнили. Выпавший флаг пропаганды из рук отца подхватил сын, перед этим эмигрировавший в США. Там он поставил бахаизм на широкую ногу. Вот эта троица и считается основателями новой религии, а их имена даже высечены на потолке Храма Лотоса в Дели.
До самого храма мы доехали очень быстро, но оказалось, что до него надо еще было дойти. Водитель, встав в тенечке, дал нам 20 минут на посещение. Это было связано с тем, что бесплатно он мог стоять там не более этого времени. Время близилось к полудню, и стало ощутимо жарко. Вход на территорию храма бесплатен, но толпа страждущих создала пробку на входе, и мы нервничали, боясь не успеть вовремя вернуться. Сам храм возвышается над огромной территорией зеленого парка с ухоженными (но узкими) дорожками. Лавируя среди многочисленных посетителей, мы почти бегом приближались к зданию из белого бетона и греческого мрамора.
Однако мы не смогли удержаться от возможности сфотографироваться на фоне цветущего дерева с нежными розовыми цветками. Порхающие сари тусующихся рядом индусок создавали киношную атмосферу Болливуда, и казалось, что вот сейчас раздадутся знакомые звуки специфических индийских песен.
Подходим ближе, и вдруг на фоне стриженых шариками деревьев возникло здание, не имеющее ни единой прямой линии. Храм повторяет форму наполовину распустившегося лотоса, состоящего из 27 лепестков, расположенных в три ряда. Канадский архитектор иранского происхождения Фариборз Сахба окружил храм девятью бассейнами. Сооружение кажется гигантским белым цветком, лежащим на воде. Жаль, но убедиться в этом возможно только с высоты птичьего полета, или глядя на открытку. Неуловимо это здание напоминает Сиднейскую Оперу.
На подходе к храму стоит стража, зорко следящая, чтобы паства сняла обувь, дабы не осквернять святое место. Сдать обувь на хранение можно было, конечно, за деньги. Ушлые индусы брались посторожить ваши босоножки, правда, без уверенности получить их обратно, так как в основном все бросали свою обувь там, где ее и снимали. Здесь фото храма- images.yandex.ru/yandsearch?p… Мы решили обойтись малой кровью и запустили внутрь Валентину, обязав ее сделать все необходимые фотографии. Народу мельтешило много, и мне с трудом, и не с первого раза, удалось сделать видеосюжет.
Само здание строилось 6 лет на добровольные пожертвования. И интересно, что только компьютерное проектирование и геометрические расчеты длились два с половиной года. Здесь ежедневно проходят службы, а в парке можно заниматься созерцанием. По числу посетителей, однако, этот храм опередил знаменитый Тадж-Махал.
Обратно мы шли еще быстрее, и нам удалось уложиться в 25 минут, а вот водитель появился не сразу. Естественно, водителя мы в лицо не запомнили, да и как выглядело его средство передвижения тоже, но волнения здесь напрасны, так как это его заработок, и все водители зорко следят за своими клиентами. Только жалко было терять время на его поиски, мы бы могли не торопиться… Наконец, воссоединение состоялось, и мы мчимся дальше в сторону крупного комплекса-мавзолея – гробнице императора Хумаюна (Humayun's Tomb).
Гробница была построена из белого мрамора и красного песчаника и явилась прототипом Тадж-Махала Агры. Постройка – отличный экземпляр архитектуры моголов. Гробница была построена Хаджи Бегум, старшей вдовой Гумаюна в середине XVI века.
Жарко, хочется пить, но кроме мороженого ничего не предлагается. Зато мороженое из экзотических фруктов, и мы покупаем из манго в белой глазури за 20 рупьев. Жажду мы не утолили, но удовольствие получили: сливочно-манговый вкус был превосходен! Пока вкушали вкусовых радостей, нас облепили немногочисленные торговцы сувениров. А сувениры здесь были представлены веерами из павлиньих перьев. Они были красивы, но сделаны довольно-таки топорно, и имели приличные размеры: так что вопрос приобретения не вставал. Торговцы с упорством обмахивали нас императорскими опахалами в надежде на то, что мы сдадимся и осчастливим их приобретением образчика роскошной жизни. Наивные…
Приобретаем входной билет за 250 рупий и проходим на территорию прекрасного сада с прудами и фонтанами. Через сад Бу Халима проходим в обнесенный стеной дворик, внутри которого расположена гробница Иса Хана (Isa Khan), влиятельного аристократа времен Шер-шаха. Восьмиугольное сооружение было построено на 20 лет раньше, чем сама гробница Хумаюна. Здесь же находится миниатюрная мечеть Иса Хана, построенная вместе с усыпальницей в 1547 г. У нее частично сохранилась глазурированная отделка голубого цвета. Внутри гробницы имеется крутая лестница, по которой можно подняться наверх и обозреть окрестности дворика. А поднявшись по лестнице на стену-ограждение дворика, можно обогнуть его по периметру. Мы не стали платить за видеосъемку (фотосъемка бесплатна), поэтому делаем видеосюжет со стены, оглядываясь по сторонам.
Возвращаемся на центральную аллею, и минуя несколько арок-ворот, направляемся к мавзолею императора Хумаюна, отца Акбара. Император умирать не собирался, но как в фильме «упал», однако гипсом не отделалсяно… Это шутка, на самом деле, будучи человеком образованным, он часто посещал библиотеку. И вот однажды после беседы с астрологами на крыше библиотеки, он начал спускаться по ступеням и услышал призыв муэдзина к молитве. Пытаясь преклонить колени, он споткнулся и упал. И вот на месте, выбранном еще им самим, была построена усыпальница. Проект усыпальницы принадлежит известному в те времена персидскому архитектору, с легкой руки которого четко-распланированные сады стали непременным атрибутом всех памятников могольской архитектуры.
Расположенная на платформе площадью 12 тыс. кв. м, в высоту гробница достигает 47 м. Именно здесь впервые в архитектуре было использовано сочетание красного песчаника с белым мрамором. Маленькие башенки, расположенные на террасе, были украшены голубыми изразцами, а мавзолей увенчан прекрасным белоснежным куполом. Здесь видеоролик — indiavideo.org/delhi/travel/e… Это сооружение по праву называют “усыпальницей дома тимуридов”, ибо ни одна гробница Индии не содержит такого числа могил могольских императоров и их родственников.
Здесь также захоронена и жена Хумаюна, мать великого Акбара. Здесь же скрывался от преследования последний могольский император, Бахадур-шах, захваченный в плен британцами в 1857 году. Предполагается, что одна из могил принадлежит Бабуру, первому из Великих Моголов и отцу Хумаюна.
Перед зданием мавзолея широкое зеленое поле, и мы буквально валимся с ног на него, чтобы перевести дух.
Все, 5 сайтов, о которых мы договаривались с водителем, осмотрены, но еще светло, и мы предлагаем водителю за дополнительную плату довезти нас до современного храма Лакшми-Нараян. После короткого торга цена определяется в 60 рупий с ожиданием у храма и доставкой далее в центр.
Наш верный водитель останавливается напротив красивого, как пряник, здания храма Лакшми-Нараян (Birla Mandir, или Laxmi Naryan Mandir), который еще иногда называют Бирла-темпл. Храм был построен в 30-е годы прошлого века на средства спонсора-филантропа, которому оказывало покровительство семейство Ганди. В благодарность за это его имя и было увековечено в названии – Бирла. Мы переходим через подземный переход на другую сторону улицы и сразу попадаем в стандартную атмосферу туристических сайтов. Нам что-то предлагают купить, кто-то канючит «поможите, чем можете», «мы сами не местные» и т.д. Трогают за руки, что вызывает у нас резкое неприятие. Мы – не жмоты, но строго следуем советам бывалых не подавать в туристических местах. Ускоряем шаг, попрошайки отстают на подступах к храму, чувствуя незыблемое око стражей порядка. Поделенная территория не дает им возможности близко подходить к храму, что спасает туристов от их притязаний. Быстро проходим через ворота, поворачиваем налево, ныряем под арку и оказываемся у огромной статуи слона.
Пока мы делаем фотографии слона отдельно, нас со слоном, сюда же запорхнула стайка молоденьких девушек в столь ядрено-разноцветных сари, что я не удержалась и попросила разрешения их сфотографировать. Прыскающие от смеха девушки живо скучковались и приняли подобающие позы. Их радостные улыбчивые лица на фоне храма и сегодня вызывают у меня воспоминания об этой открытости и дружелюбии.
Храм, как водится, представляет собой комплекс сооружений, расположенных в небольшом парке. В путеводителях сказано, что создатели храма пытались символически объединить в лоне индуизма различные религии, исповедуемые в Индии: индуизм, джайнизм и буддизм.
Этот грандиозный комплекс с центральным храмом, посвящен Нараяне, одному из проявлений Вишну, и его супруге Лакшми, Богине счастья, удачи, богатства и красоты. Господь Вишну и богиня удачи – это чрезвычайно могущественная комбинация. Они те, кто даруют все благословения, они источники всей благой удачи. Поскольку храм – действующий, то многочисленная паства в выходной посещала его очень активно.
Пройдя мимо сувенирной лавки, поднимаемся вверх по довольно крутой лестнице. Навстречу нам спускалась молодая мамочка с девчушкой, не сфотографировать которых было просто невозможно. Наверху мы обнаружили сад, а в нем искусственные пещеры и фонтаны. На газонах индусы целыми семьями устраивали пикники. Играла музыка, бегали дети, щебетали птички – в общем, идиллическая картина! Надо сказать, что складывалось ощущение, что храм недавно отреставрирован, он сам, другие сооружения и сад – выглядели вполне прилично, что, в общем-то, несвойственно индуистским достопримечательностям.
Желто-белое пышное здание с красными островерхими ярусами куполов при вечернем освещении выглядело очень эффектно и контрастно. Фонтаны в парке не работали, и нам пришлось обойтись осмотром их украшений. Фантазия архитекторов и строителей смешала здесь и изображения кобр с раздутыми капюшонами и пляшущих святых на вершине пирамиды из змей, фигурку Будды, стоящего на листе лотоса, возложенного на слоновьи головы, и мраморную колесницу с упряжкой лошадей. И уж, конечно, как водится, везде украшением является свастика.
Свастика 卐 — крест с загнутыми концами («вращающийся»), один из самых древних и широко распространённых графических символов. Свастика у большинства древних народов была символом движения жизни, Солнца, света, благополучия. Свастика понималась как символ четырех основных сил, четырех сторон света, стихий, времен года.
И только использование перевернутой свастики гитлеровским режимом изменило отношение к ней: она стала символом нацизма, и вызывает в Европе негативную реакцию.
Вход на территорию – бесплатный, фото и видеосъемка в парке не возбраняется. Внутрь храма мы не заходили, решили не нарушать религиозный настрой местного населения, ведь мы там для них – просто зеваки.
На обратном пути в переходе снова подверглись приставаниям мальчика-калеки, который на руках прыгал, как кузнечик. Предупрежденные о последствиях жалости, мы проигнорировали его, равно как и других из шайки-лейки клана попрошаек.
В знак благодарности и на память о хорошей поездке мы запечатлели наш тукер с собой и водителем. В заключение поездки водитель привез нас к Макдональдсу, где мы освежились молочным шейком и холодным чаем с лимоном.
Напротив очень удачно расположились сувенирные лавки, которые мы тщательно изучили, но не решились что-то купить, так как не хотелось тащить тяжести через всю страну. Решила, что бронзового кота за 200 рупий я куплю на обратном пути.
По дороге на Коннот-плэйс попали еще на какой-то вещевой рынок. Жаль, что там опять были только маленькие размеры: уж очень красивые были платья изо льна с вышивкой!
Вернулись мы в свой номер без окна с синюшным освещением уже в темноте. Собрать чемоданы было делом недолгим, потому что в этом номере его изначально не хотелось разбирать. Покупок сделано не было, надо было только доесть купленные фрукты, и мы были готовы к завтрашнему отъезду.
Традиционно сделала фотографию индийской валюты номиналом в 500 рупий, на ней изображен любимый всеми индусами Махатма Ганди. Отношение к своим деньгам в стране уважительное, ее не выпускают за рубежи родины, поэтому надо сохранять квитанции об обмене, если не уверены, что все сможете потратить. Квитанции пригодятся для обратного обмена при отъезде из страны.
Итог дня: посетили Обсерваторию Джантар-Мантар, Ворота Индии, Кутб-Мина́р, Храм Лотоса, гробницу императора Хумаюна, храм Лакшми-Нараян. Потратили 600 рупий на входные билеты.

5 день
13 октября 2008 г. – понедельник
Дели – Джайпур

Вставать пришлось рано, в 6.45: мы хотели пораньше выехать, чтобы успеть больше посмотреть, так как темнеет в октябре в Индии уже в шесть часов вечера. Завтрак тоже заказали по сокращенной программе, т.е. вместо омлета попросили сварить яйца. Подбодрившись масала-чаем, в 8.00 мы были внизу. Сдали номер и попрощались с работниками отеля до следующей встречи. Мы договорились с водителем на 7.30, но на улице ни его, ни машины до 8.00 не наблюдалось. Нам пришлось просить на ресепшн, чтобы они позвонили в турфирму. Пообщавшись с туроператором, я сообщила девочкам то, что мне сказали: водитель будет через 10 минут. Водитель приехал в 8.15, извинился, сказав, что его задержали пробки. Ну, что ж начало – многообещающее!
Утро радовало солнцем и теплом. Повернув от нашей улицы Аркаши направо и еще раз направо, мы отправились в многокилометровый путь по Индии. Из столицы выезжали долго: действительно, понедельник создал пробки на дорогах. Водитель вел машину бережно и спокойно, и только один раз устроил гонки. Мы ехали по Федеральной трассе, где скорость была разрешена до 70 км/час. Несколько раз встречались пункты оплаты, где водители, не выходя из машин, предъявляли свои документы на оплату либо платили наличными.
Дороги в Индии требует отдельного разговора. Всю экстремальность поездок мы почувствовали в свое то, еще первое путешествие по стране, поэтому в этот раз шока поездка не вызвала. Складывалось впечатление, что грузовые перевозки в Индии производятся преимущественно автотранспортом: в обе стороны едут вереницы грузовиков, ярко раскрашенных и украшенных.
Общее у них у всех одно: сзади имеется надпись «Blow. Horn», что означает гудите, подавайте сигналы, если хотите сделать обгон. У некоторых машин груз, прикрытый брезентом и перетянутый канатами, высотой с хороший двухэтажный дом. Хорошо, если дорога посредине имеет разделительную полосу в виде заборчика, а если нет, то водители мчатся друг навстречу другу, выдерживая характер. В это обоюдной игре сдается тот, у кого слабее нервы: именно он в последний момент либо останавливается, либо сдает в сторону, пропуская более упертого наездника. По дорогам бродят чувствующие себя очень вольготно коровы. Еще бы, святое животное! Разве здесь, в Индии, им что-то грозит? Рядом с нами на мотоцикле ехал дядечка, а с двух сторон у него к сиденью были приторочены 2 огромные сумы, из которых торчали овечьи головы. Это было так прикольно, что мы начали фотографировать. Наш водитель стал притормаживать, чтобы нам было удобнее, и этот позыв был его единственной уступкой нам в долгом совместном путешествии. Больше таких вольностей он себе не позволял…
Также восторг у нас вызвали верблюды, выполняющие роль лошадей в повозках. О-чень экзотично!
Проехав 4,5 часа и преодолев 250 км, мы добрались до «розового города» Джайпур, являющегося «украшением экскурсионного тура «Золотой треугольник».
Джайпур — столица штата Раджастхана, родины группы воинских кланов (раджпутов), которые контролировали эту часть Индии на протяжении более 1000 лет. Проект молодого бенгальского архитектора Видхиадхара Бхаттачарья был разработан в соответствии с канонами древнеиндийской архитектуры, к которым относится и прямоугольное расположение кварталов. Весь Джайпур разделен на девять прямоугольных секторов. Это был единственный в то время индийский город с прямоугольной планировкой.
Долго блуждали по улицам города в поисках отеля. Пока водитель испытывал наше терпение, петляя по улочкам города, мы с интересом глядели по сторонам. «Розовым городом» Джайпур называется из-за необычного цвета камня, который был использован при строительстве. Даже дома, построенные не из камня, окрашены здесь в такой же цвет, символизирующий индийское гостеприимство. Город был построен в 1727 году махараджей Джай Сингхом II (1693—1743), за что его имя было увековечено в названии.
Отель мы выбирали по и-нету сами, но стандартный трипл не подтвердили, и мы согласились на Triple Super Deluxe room, что потребовало незначительной доплаты. Название отеля «Madhuban» (madhuban.net), и он расположен не в самом городе, а в районе Бани Парка. В отеле всего 20 номеров, и вживую он нам понравился даже больше, чем в и-нете. Может быть, это сказалась разница с делийским отелем. Мы попрощались с водителем на 2 дня, договорившись о времени встречи для дальнейшего путешествия. Среди тенистых деревьев, в небольшом павильончике, в котором расположен ресепшн, нас зарегистрировали, дали ключ и «повели в номера».
Номер был большой и светлый, в нем были 2 кровати под балдахином и (ура!) отдельно стоящая нормальная кровать. Наличие холодильника, хорошего освещения и горячей воды нас еще больше порадовало. Перекусив, мы уже в 15 часов вышли на улицу. Благоразумно спросив на ресепшн, как добраться в старую часть города и сколько это будет стоить, мы завернули за угол и сразу наткнулись на вереницу тукеров, готовых принять нас в свои объятия. Некоторым из них было лень торговаться, и они без интереса отнеслись к нашему ценовому предложению. Самый стойкий согласился отвезти нас за 45 рупий до местной обсерватории.
Открытая повозка быстро домчала нас в центр города, окруженный стеной, охранявшей город от вражеских войск и диких животных.
Город Джайпур славится своей уникальной красотой, как и многие другие города этого штата. По этим адресам можно найти карту города — mapsofindia.com/jaipur/, mapsofindia.com/maps/rajastha… и привожу много адресов с видеороликами — youtube.com/watch?v=KiSdQba7_… youtube.com/watch?v=evfIEtAA-…, youtube.com/watch?v=4I_XgwEtK… youtube.com/watch?v=UgW8WRajK… Штат Раджастхан является самой большой индийской сокровищницей, включающей не только большое количество великолепных дворцов и крепостей, но и незабываемые красочные празднества и восточные базары.
Раджа Джай-Сингх II, основатель Джайпура, в истории известен не столько как военноначальник и махараджа, а как эрудированный, образованный человек и дипломат. Но особо его прославила любовь к астрономии. Апофеозом его любви к астрономии было строительство пяти обсерваторий. Та обсерватория в Дели, которую мы уже осмотрели, была одной из них, построенных этим монархом в разных городах. Для изучения опыта в проведении астрономических исследований он посылал своих подданных в другие страны, чтобы изучать астрономию и астрологию. Особо он следил за достижениями Улугбека из Самарканда. Используя полученные навыки раджа придумал собственную систему времяисчисления, для того времени ставшую наиболее прогрессивной. Обсерватория Джантар-Мантар (Jantar_Mantar) в Джайпуре была самой большой (1728-1734 г.г.). Отличаясь колоссальными размерами, эта «гигантская скульптурная композиция из 16 составных частей, гармонично вписывается в общий «каменный пейзаж». В обсерватории хранятся инструменты, представляющие собой вершину средневекового астрономического искусства. При помощи этих каменных приборов астрономическое время исчислялось с точностью до одной минуты. В ее облике доминируют огромные солнечные часы, известные как «король циферблатов». В обсерватории можно наблюдать движение солнца, луны и планет. Здесь выставлены старинные инструменты, с помощью которых раньше отслеживали путь небесных тел и предсказывали затмения. Видеоролик об обсерватории можно увидеть здесь — visualwikipedia.com/en/Jantar….
Входная плата на территорию обсерватории – 300 рупий. На небольшой территории под открытым небом были разбросаны сооружения, среди которых люди выглядели как лилипуты в стране Гулливеров. Народу неожиданно много, вместе с нами зашла группа туристов из Италии. Там на месте можно было взять гида, чтобы подробно узнать, что означает каждый гигантский каменный инструмент, но мы не такие большие любители астрономии для этого, да и времени было мало, так как в 16.30 обсерватория закрывалась. И именно здесь мы встретили организованную группу русских туристов, оказавшихся петербуржцами. Многочисленные лестницы, ведущие наверх, практически в никуда, позволяли сделать вид сверху.
Джайпурская обсерватория, наиболее сохранившаяся из всех, некоторые из ее инструментов используются и сегодня. Невероятные кирпичные изгибы, скосы, окружности и колонны астрономической обсерватории Джай Сингха, покрытые желтым, как шербет гипсом, прочно вросли в землю в южном внутреннем дворе дворцового комплекса. Всего между 1728 и 34 гг. Джай Сингх установил восемнадцать приборов; некоторые из них треугольные, некоторые выполнены в виде окружности или полукруга, и все они очень большие. Хотя на махараджу оказали влияние работы иностранных астрологов, а также советы его учителей — одним из которых была его мать — многие устройства он изобрел сам.
Тень от приборов, падая на поверхность, имеющую шкалу, помогала определить положение звезд и планет и даже предсказывать муссоны, засухи и наводнения. Каждая из нас нашла здание со своим знаком зодиака, возле которого мы запечатлели себя на память. Самой огромной скульптурной композицией было впечатляющее сооружение солнечных часов Самрат Янтра. Его центральная наклонная часть с лестницей и башенкой на вершине (или gnomon) достигает высоты 27 м, отбрасывая тени на изогнутые каменные поверхности, которые градуированы по часам. Каждый час разделен на тридцать частей, так что время исчислялось с точностью до двух минут.
Некоторые приспособления имели практическое значение. Так, приспособление — Джайпракаш Янтра, помогает рассчитать благоприятное время для свадьбы. Оно представляет собой две врытые в землю полусферы, имеющие изогнутые мраморные плиты внутри и подвешенное в центре кольцо, тень которого отмечает день, время и знак зодиака.
До закрытия обсерватории нам удалось обойти все экспонаты, сделав многочисленные фотографии, самой впечатляющей из которых оказалась фотография спящей на полу девочки, нога которой поднята на ступень. В ступень вмонтирована толстая цепь, и создавалось впечатление, что девочка прикована к ней.
Выйдя за ворота, мы поспешили к одному из главных туристических достопримечательностей в Северной Индии — Джайпурскому дворцу ветров.
Стена старого города имеет четверо ворот. Ворота очень красивые с миниатюрными башенками и балкончиками. Они частично отреставрированы, и там где это сделано, радуют глаз своим орнаментом.
Среди нешироких улиц, мельтешенья мотоциклов, мото и велорикш, машин и автобусов, невозмутимо наслаждаются поеданием мусора коровы и стада коз и овец.
Такой пряный визуальный коктейль старины, современности и деревенского уклада поражает и даже пугает. Многочисленные торговцы тут же на открытом воздухе готовили жареные сласти, философски наблюдая за суетой ошалевших туристов. Крупногабаритные индийские матроны восседают на высоких сиденьях велорикш: они не понимают, что приводит туристов в восторг.
Выходим на улицу, на которой расположен Дворец ветров (Хава Махал, Hawa Mahal). Улица широкая и имеет посредине островок безопасности по всей длине. Переходим, нет, перебегаем через дорогу, еле успевая увернуться от движущегося и гудящего транспорта. С долей приближения улица напоминает нашу Садовую в районе Апрашки с той разницей, что Апрашка – желтого цвета, а здесь здания торговых рядов окрашены в красный.
Островок безопасности – узкий, стоять, а тем более снимать здесь страшно, большие автобусы идут почти впритирку к островку, но охота пуще неволи. А как иначе передать весь колорит шумного восточного города? А жизнь здесь кипит, бурлит, гремит… Вокруг нас крутятся всякие чумазые личности и не знаешь, за что надо больше бояться: за свои сумки или за себя.
Хава Махал, как Эйфелева башня в Париже, является безусловным символом города. Само здание из розового камня имеет 5 этажей, и все они украшены небольшими выступающими балкончиками с резными решетками. Всего в здании насчитывается 953 арочных окна, а сам дворец был построен в 1799 году махараджей Пратар Сингхом. Можно заглянуть внутрь этого «ветреного дворца», побродить из комнаты в комнату и взглянуть сверху на улицы города. Мы этого не сделали, а жаль! А еще можно полюбоваться им на сайте — youtube.com/watch?v=3VuytgV9h….
Дворец был построен для женщин гарема, чтобы они могли любоваться праздничными процессиями, оставаясь незамеченными. Дворец был не пригоден для жилья, ширина его составляет одну комнату. Однако он так красиво украшен, что заставляет в восторге любоваться им. Из-за многочисленного количества окон, по лестницам, коридорам и переходам здания гуляют сквозняки, что и дало своеобразное название этому дворцу – «Дворец ветров».
Кроме Дворца, посвященного стихии ветра, в Джайпуре есть и Водяной дворец (Water Palace). Мы обратились к полицейскому за помощью, и он объяснил нам, что этот дворец находится в 4-х км отсюда в сторону Амбер-Форта. Пока мы гуляли по городу, закончилось время работы Сити Пэласа, к которому мы подошли к 17 часам. До темноты оставался еще час времени, и мы решили побродить по улицам города, направляясь к отелю. Сориентировавшись, вышли на широкую улицу, с двух сторон имеющую лавки и магазинчики. По мере продвижения вперед, мы поняли, что товары, представленные там, имели разнообразный ассортимент: от металлической посуды до детских товаров. На большом перекрестке наткнулись на фруктовый рынок, и о, чудо! Я купила там моих любимых гуав, мелких, но одуряюще пахнущих! Мы шли вдоль галереи лавок, заглядывая в отдельные из них. Мне давно нужно было заменить старый алюминиевый ковшик, но его цена у нас мне казалась незаслуженно завышенной. Я обратила внимание, что здесь были представлены хромированные ковшики всяких размеров ценою в 30 рублей. Я решила, что это то, что мне нужно, но при ближайшем рассмотрении мне не понравилось, как была прикреплена ручка, и покупка не состоялась. Зато в одной из множества аптек мы обнаружили знакомую нам зубную пасту «Neem», которой мы остались довольны еще с прошлого раза.
Чем дальше мы погружались в эту улицу и чем темнее становилось, тем больше становилось не по себе от шума и гама, от толп народу. Мы начали сомневаться, сможем ли дойти, а главное найти в темноте наш отель, тем более что обнаружили, что никто из нас не взял его визитку. Я настояла на том, чтобы не идти дальше, а ловить тукера и уехать скорее отсюда. Правда, когда мы смирились с этой перспективой, то выяснили, что цена вечерней поездки необоснованно выросла в разы, и никто не соглашался везти нас за утреннюю цену. Стало грустно и еще больше страшно. Но мир не без добрых, вернее бедных людей, которым надо заработать любой ценой. Мы помнили только название отеля и то, что он расположен в Бани парке. За 40 рупий мы быстро домчались в отель, и нам даже удалось принять водные процедуры в бассейне. Вода за день нагрелась, и мы с наслаждением освежились.
Это был первый отель, которым мы были довольны, и этот факт мы закрепили стопочкой водки, сидя на веранде своего номера.
Итог дня: посетили Обсерваторию Джантар-Мантар, осмотрели Дворец Ветров. Потратили 300 рупий на входной билет.

6 день
14 октября 2008 г. – вторник
Джайпур

Отдохнувшие и выспавшиеся, мы встали в 7 утра, чтобы через полчаса пойти на завтрак. Видимо, постояльцев в отеле было мало, поэтому неторопливые ребята понемногу подтягивали продукты и оборудование в садик. Да, да, завтрак был сервирован прямо в саду, где были установлены столы и сам прилавок с едой. Завтрак порадовал нас блинами, чем-то вроде драников, соком из гуавы и мюсли. Из фруктов были — бананы и папайя. Небольшую поляну для завтрака окружала яркая зелень растений и деревьев, под одним из которых была клетка с белоснежными кроликами.
После завтрака обошли с фотоаппаратом территорию отеля, полюбовались яркой окраски попугаями, чудесной собакой-охранником, замысловатыми рисунками, украшающими фасад здания, цветущими кустами. Повторюсь: отель оставил очень приятное впечатление, вечерами мы отдыхали, сидя в плетеной мебели на веранде около своего номера.
Из отеля мы вышли в 9 утра, получив в качестве напутствия исчерпывающую информацию по ценам туров в пригороды города. В программу сегодняшнего дня входило посещение Амер форта, Water Palace, Tiger форта, и Сити-Паласа. Мы сняли тукера и за все эти 4 сайта сторговались на 400 рупий (200 рублей на троих).
Образец сказочного восточного города (Джайпур) был основан в 1727 году после того, как отсюда были выдворены Моголы. А вот находящийся в 11 километрах от города крепость-дворец Амер (Amber Fort) оставался столицей раджпутов с 1037 года.
Однако, наш возница решил открыть нам и обратную сторону медали, заодно сократив путь к крепости. Наш добрый друг промчал нас задворками империи, да так, что мучительные сомнения стали одолевать нас: уж не хочет ли он нас ограбить и бросить здесь? Трудно представить, что рядом с великолепными дворцами может быть такая грязь и нищета, горы помоек, среди которых бродят поросята и свиньи. Местных жителей это нисколько не тревожит, разного достатка индусы спокойно проходят мимо этих Эверестов мусора… Пролетая мимо и глядя на это безобразие, мы только посмеивались, что бы сказала Катина мамулечка?
Наш путь лежал мимо Водного дворца, но водитель сделал отмашку, что посетим его на обратном пути. Вполне широкая дорога стала сужаться по мере подъема в гору и местами шла через ущелья. Вид сверху напоминал местность нашего Кавказа до тех пор, пока не появились крепости. Я имею в виду Амер и Джайгарх. Интересно то, что название Амер форта никак не связано с янтарем, а произошло от названия города, посвященного Амбе, богине ущелья.
Наиболее значительный род воинственных раджпутов составляли Kachwaha, которые и овладели фортом Амер в XII веке. Но и они в одиночку не могли противостоять захватчикам-мусульманам. Вот тогда и начали заключаться взаимовыгодные союзы на основе браков, они продолжились и в эпоху Великих моголов.
Название моголы закрепилось за мусульманскими правителями Индии еще со времен Бабура, выходца из Ферганы (прямого потомка Тимура). Бабур подчинил себе большую часть северной Индии, но его сын Хумаюн сдает завоеванные позиции. И только в период правления Акбара, внука Бабура, империя Великих Моголов достигла своего расцвета. Для укрепления собственной власти Акбар решил породниться с влиятельными индусами. И так случилось, что именно амерская принцесса была единственной из жен, которая подарила ему сына Салима, ставшего позже императором Джахангиром.
Свидетельством последующего преуспевания стал форт Амер и здешний дворцовый комплекс. Его левая часть была создана Манн Сингхом (1589-1614 г.г.), который одерживал неоднократные победы во главе воинства Акбара. Правая часть, имитирующая могольские сооружения Агры и Фатехпур-Сикри были возведены при Джай Сингхе (1621-1667 г.г.).
Крепость возведена на хребте холма и окружена оборонительной стеной желтого цвета. Большинству туристов говорят, что своим именем крепость обязана цвету местного материала. А может, это местный камень позволяет считать крепость продолжением горы? Высокие стены крепости классического образца раджпутской архитектуры представляют собой строгий, неприступный фасад, вся внутренняя красота которого раньше была скрыта от посторонних глаз. Сегодня – это место паломничества многочисленных туристов. На небольшой площадке-стоянке образовалось целое скопище транспортных средств разного формата и размера, временно покинутое любознательными туристами. Наш водитель показывает место, где он будет нас ждать, и мы отправляемся навстречу невероятно красивому комплексу дворцов, залов, павильонов, садов и храмов. Солнце еще не слишком жарит, но зато отлично освещает суровые стены, и мы делаем многочисленные фотографии крепости, прежде чем пройти на ее территорию. Есть несколько возможностей подняться в крепость: на джипах, на слонах и пешком. Мы выбрали последнее, так как никуда не торопились.
Оставив слева небольшое озеро Маота, мы попали на зигзагообразную каменную дорогу, ведущую наверх. По этой дороге неторопливо вверх и гораздо быстрее вниз сновали любознательные охотники за древностями. Одновременно с нами по этой дороге восходили слоны с сидящими на их спинах туристами, тоскливо глядящими на нас-пешеходов. Качающийся слон не позволял фотографировать, надо было крепко держаться за металлические поручни помоста, чтобы не сверзнуться с этого транспортного средства. Слонокатание мы изведали в Таиланде, и больше нас этой фишкой было не удивить.
Каменные ступени были широкими, что также не позволяло быстро их преодолевать, да и в этом не было нужды. Окрестности вокруг нас, чем выше мы поднимались, тем больше вызывали восторг! С высоты форта открылась впечатляющая панорама холмов, озера и старинного городка. Все окружающие форт холмы щетинились зубчатой стеной, сродни китайской. Неспешные слоны обгоняли нас, так как мы часто останавливались передохнуть и заодно пофотографировать. После очередного поворота увидели, как шустрые служители туриндустрии убирали отходы слоновьева производства, дабы они не оскорбляли своей прозой глаза туристов. Что ж, это правильно, негоже иностранцам нечаянно наступить в г…но! Убрать-то убирают, но густой аромат долго витает в воздухе.
Крепостная стена через равные промежутки включает в себя многогранные башенки с куполами-навершиями. Красивая арка с деревянными в заклепках воротами ведет нас во внутренний дворик. Он носит название Джалеб Чоук, здесь расположены многочисленные сувенирные магазинчики, почему-то закрытые. Уставшие от подъема, мы садимся на скамейку, в тень чахлого деревца, подвинув двух полицейских, которые с этой позиции лениво следили за порядком. Разговорившись с ними, мы обменялись сведениями о возрасте друг друга и о наличии детей. Информация о том, что у Вали – сын, вызвала к ней уважение во взгляде (как же наследник!), а вот названный нами возраст — сомнение. В их понимании мы выглядели куда моложе.
Начинает мучить жажда, и я ищу магазин. С трудом нахожу маленькую лавку, внутри которой плут-продавец называет мне цену, по глазам вижу, что она не соответствует положенной. От жажды я все же не умираю, так что решила «искать с перламутровыми пуговицами».
Сидя на скамейке, наблюдаем сценку из жизни строителей. Небольшой трактор подвозит мокрый красного цвета песок и вываливает его. Тотчас подходят две индуски в красивых ярких сари, наполняют им тазы, взгромождают эти тазы на голову и бредут к месту их опорожнения. Рядом стоят вполне здоровые мужчины-строители, но разве это царево дело??
Здесь же стоянка слонов и их посадочный помост, и мы можем наблюдать, как восторженные туристы слезают и залезают на элефантов. Некоторые хозяева слонов (в целях рекламы?) разрисовали их морду, уши и хобот цветными мелками.
Катя обошла все вокруг и посоветовала нам пройти через противоположные ворота, чтобы сделать красивые видовые снимки. Дорога от ворот идет резко вниз и после поворота открывает действительно замечательный вид на старинный городок с верхушками храмов, типичных для востока (то ли початок кукурузы, то ли колос). Здесь, в тени высоких стен крепости скопилось много народу, они ждут таратаек под названием джип, чтобы спуститься на них вниз.
Покупаем входной билет (150 рупий для иностранцев по сравнению с 25 для местных), а я заодно и бутылку воды в расположенном рядом киоске по приемлемой цене (15 руп.). Это было единственное за все наше путешествие место, где мне попытались не сдать сдачи, но «товарищ Сухов, мимо нас не пролетит и муха». Забывчивый продавец, ни слова не говоря, выдал мне требуемую сумму после моего напоминания. Так что сказать об обмане со стороны местного населения ничего не могу, не было.
Далее на пути находится храм Шила Дэви, посвященный богине войны Кали. Чтобы попасть в дворцовые покои, надо подняться еще по одной лестнице. Через Львиные ворота, названные так в честь царя зверей, идем вглубь. Покрытые фресками, ворота не сразу вели во дворец из соображений безопасности, войдя в них, следовало повернуть налево. Считалось, что защитникам было легче напасть на не ожидающих подвоха захватчиков с тыла. Раньше по обеим сторонам ворот стояли часовые.
На небольшой площади открывается взору зал для публичных аудиенций, Диван-и-Ам. Надо отметить, что реставрационные работы здесь ведутся повсеместно, и некоторые объекты закрыты для доступа. Здесь, наверху много воздуха и света. Наверное, хорошо жить здесь, высоко в горах, в продуваемом ветрами дворце! Вид на горы восхищает взгляд, а наличие подобия китайской стены здесь, в Индии, оказалось такой неожиданностью! Вот пусть братья-китайцы и не зазнаются, считая свою стену единственной и неповторимой в мире.
Подходим к еще одним живописным трехъярусным воротам, сплошь покрытым рисунками и цветочным орнаментом. Над самым входом нарисована фигурка бога Ганеши со слоноподобной головой, которую Шива «слепил из того, что было». Это ворота Ганеши, которые ведут во внутренние помещения дворца. Считается, что Ганеша способствует устранению всяческих помех в делах, и поэтому его изображение чаще всего размещают над главным входом в здание. Ганеша считается покровителем путешественников, купцов и … воров – странное сочетание и компания.
И вот скромность фасада сменяется роскошными внутренними интерьерами. Думаю, что это в крови у восточных людей прятать все свои богатства от постороннего, завистливого взгляда. Может быть, из этого и проистекает традиционные закрытые одежды женщин из гарема? Идем дальше. Потайные проходы, наполненные живительной прохладой, резные окошки, через которые можно наблюдать за происходящим, оставаясь незаметным.
Миниатюрные беседки, разбитые цветники – так жили в неге и наслаждении, окруженные многочисленной челядью и женами, индийские махараджи!
Слева от нас — Зеркальный дворец, Шиш-Махал, в котором располагались покои махараджи и его жены. Стены и потолок здесь покрыты росписями, изображающими сцены войны и охоты, украшены инкрустацией из кусочков зеркала и цветного стекла. Все это сверкает и переливается в солнечных лучах, проникающих сквозь резные оконные решетки. Зеркальная мозаика – это чисто могольское изобретение, впервые оно было использовано в Агре и Фатехпур-Сикри.Кажется, что все стены сияют бриллиантами: все-таки, падки восточные люди на всевозможную мишуру и блеск, как сороки! Здесь также идут реставрационные работы, молодые ребята сидят на козлах и что-то тщательно чистят и подправляют. При этом они не лишены здорового мужского любопытства к иностранцам в целом и к женщинам в частности. Они косят своими лиловыми глазами, и особо колоритных девушек-европеек с длинными волосами исподтишка снимают на свои мобильные телефоны. И радуются этому, как малые дети, показывая друг другу свои произведения.
Над Зеркальным Шиш-Махалом расположен дворец Джас Мандир, в который мы не попали. А жаль, видела на сайте очень красивые фотографии цветных мозаик этого дворца.
Если встать спиной к Шиш Махалу, то перед вами располагается небольшой садик Чар Багх (Сад радостей земных). При нашем посещении он выглядел достаточно скромно и скудно. Разделенный мраморными дорожками на части в строгом геометрическом узоре, он производил грустное впечатление. Там произрастали довольно чахлые насаждения, и я не сразу идентифицировала его с тем пышным (с деревьями) садом с фотографий туристов, посещавших Индию в 2006 году. Посредине садика обозначился фонтан, но он не функционировал, к сожалению…
Напротив Шиш-Махала – «Дворец удовольствий» — Сукх Махал. Здесь тоже произошли необратимые изменения в интерьере по сравнению с 2006 годом, решетки в окнах поломаны, инкрустированных слоновой костью дверей мы не обнаружили. Обещанных каскадных струй воды, стекающих по мраморным стенам также не наблюдалось. Максимум чем мы полюбовались это рельефными изображениями каких-то сосудов, выкрашенных в веселенькие голубые и розовые цветы. Веду видеосъемку сквозь резные решетки, имитируя тайный взгляд изнутри. Очень удобно, снаружи-то не видно, есть ли там кто-то или нет?
При желании можно прислушаться к гидам немногочисленных групп туристов-индивидуалов. На английском языке они рассказывают про каждый закуток, нишу или углубление. Но мы долго не стоим на месте, проходим узким прохладным коридором и поднимаемся вверх по лестнице. Мы оказываемся у зарешетчатого окна балкона третьего яруса Ворот Ганеши. Красивейшие ажурные решетки с мелкими ячейками скрывали обитательниц гарема с внешней стороны. Мы не единственные, кто стоит в очередь, чтобы сфотографироваться на фоне этих роскошных окон.
Мы наслаждались рисунком решеток (джали), благодаря которым в помещении сохранялся полумрак, и обеспечивалась прохлада в знойные дни. А уж эти полутени, полусвет, блики – все это интриговало, манило и создавало тайну женской половины. В развевающихся одеждах многочисленные жены махараджи как будто играли с ним в прятки в веренице коридорчиков, небольших залов и балкончиков.
Идем дальше и попадаем в угловую башенку, с которой открывается великолепная картина массивных крепостных стен Форта Джайгарх, стоящего еще выше дворца-крепости Амбер на холме. Мы туда не стали забираться, хотя там хранится крупнейшая в мире колесная пушка Джайван (массой 50 т). Также форт считается одним из лучших укрепленных сооружений в Индии.
На обратном пути, у Ворот Ганеши нам посчастливилось сфотографироваться с огромным количество индусов. Живописная масса местного населения, усевшаяся на ступенях лестницы, была несказанно рада такому счастью: оказаться в компании с бледнолицыми женщинами.
Далее на выходе было несколько туристических аттракций – «заклинатель змей», вызывающий кобру с агрессивно раздутым капюшоном под звуки музыки и семейный «танцевальный ансамбль», стартующий свои песни и пляски при приближении туристов и также резко обрывающий свое выступление при удалении оных. Расположенная по ходу галерея современного искусства порадовала глаз огромными металлическими изображениями птиц и пауков.
Зашли мы в крепость в 10.30, а вышли через 2 часа, да и было что посмотреть! После этого едем далее в Tiger Fort – Тигриный форт (или Nahargarh). Короткий видеоролик здесь -youtube.com/watch?v=dWtK9t_zt… Мы едем в сторону Джайпура и сверху нам снова открывается вид на озеро и водный дворец посредине. Расположенный на голубой водной глади на фоне гор – нам уже заранее он нравится своей нестандартностью. Сверху же видно, что во дворец можно попасть и по суше, там есть для этого насыпная дамба.
Тигриный форт расположен в 11 километрах от Джайпура, и, как выяснится позже, его видно отовсюду в городе. Дорога наверх узкая и совершенно ужасная, вся в ухабах и рытвинах, нам даже стало жаль транспортное средство и водилу. Мастер своего дела, кое-где он притормаживал, а в общем, несся довольно быстро. В одном месте на повороте, мы чуть-чуть не «поцеловались» с туристическим автобусом. Насилу разъехались на узкой дороге!
Протрясясь по пыльной дороге и забравшись еще выше, мы добрались до форта. Сегодня, видимо редкая птица долетала досюда, из туристов мы были единственными. На входе нам предложили услуги местного гида, но мы вежливо и благоразумно отказались, и правильно сделали.
Сам форт построил в 1734 г. Джай Сингх II для своих жен, он представляет собой анфиладу комнат, орнаментированных по стенам и потолку. Комнаты расположены симметрично вокруг центрального внутреннего двора, они похожи друг на друга, различаются только рисунками стен. Следующий махараджа надстроил здание, но не отошел от архитектурной задумки симметрии. Может быть, чтобы не выделять ни одну из жен? Небольшие дворики и помещения в полуденную жару приятно освежали сквозняками. Да, еще и толстые стены поглощали солнечные лучи и не позволяли нагреваться воздуху внутри. Можно представить, как выглядел дворец, когда в нем билась жизнь. К сожалению, время не жалеет никого и ничего. Облупившиеся стены желтого цвета покрыты темными подтеками, и только местами сохранилась роспись. Многочисленные арки и ниши предоставляли прекрасную возможность сделать яркие красочные фотографии себя любимого – рекомендую!
Поднимаемся наверх и планомерно обходим все комнаты, залы, переходы, коридоры и коридорчики. Фестончатые контуры капителей, переходящие в колонны, создавали красивые ложные арки, как ширмой отделяющие жилые комнаты. На стенах, кроме цветочного орнамента имеются и жанровые сцены – процессия слонов и всадников. Небольшие и высоко расположенные круглые оконца забраны яркими и красочными витражами, напоминающими детскую мозаику, когда смотришь в «волшебную трубу». Цветовая гамма красок орнамента, нанесенного на оштукатуренные стены, приятно радует глаз бирюзовым, голубым и васильковым цветом.
Однако, отсутствие жизни (включая интерьеры и даже туристов) вызвало у нас желание поскорее выйти из помещений, тем более что из окон комнат мы увидели замечательную панорамную картину города. Поднявшись на крышу, мы в полной мере смогли ощутить красоту открывающегося вида. Вот только ради одного этого стоило ехать сюда. Город у наших ног уходил бесконечностью в дымку на горизонте. Мы смогли различить достопримечательности Джайпура: обсерваторию Джантар-Мантар, дворец ветров Хава Махал и Сити-палас. Мы по периметру крыши обошли весь дворец, любуясь разными ракурсами джайпурского вида сверху. И что интересно, город разный, то есть разного цвета: от розового до голубого. Красотищ -а!!!
Как архитектурный изыск можно отметить большое количество небольших куполов и «шишечек» на крыше здания, щедро украшенных вычурными шпилями. Фотографии вышли достаточно экзотичными!
А ведь за такой дух захватывающий вид на город мы заплатили всего 30 рупий… Неисповедимы пути господни! Все-таки, я — равнинный житель – всегда испытываю полный восторг от вида сверху. Мне подумалось, что здесь можно было бы сидеть часами и ни о чем не думать. Стихия воды, огня и воздуха имеет свойство манить, затягивать, заставляя бездумно глядеть, отвлекаясь от суеты сует…Гора Олимп, Меру – может быть поэтому и ассоциируется с божественным началом?
Насладившись тишиной, покоем и получив зрительное наслаждение, мы спускаемся вниз и едем к Водяному дворцу Jal Mahal (Water Palace). Водитель попросил нас недолго задерживаться у этого сайта, так как длительная стоянка требует оплаты.
Мы вышли на набережной и стали искать лучшие ракурсы для съемок. Jal Mahal – летняя резиденция королевской семьи, она знаменита своей сложной архитектурой и использовалась во время королевской утиной охоты. Дворец был построен шахом Quli Khan, военноначальником Акбара, в 1589 г. Он представляет синтез персидской и индийской архитектуры посредине Man Sagar озера. Сейчас он покинут и не используется, но все же хорошо сохранился (м.б., именно поэтому?). Говорят, что первые 4 этажа находятся под водой, только последний этаж остается снаружи. Особенно потрясающий вид у этого дворца в период муссонных дождей: сооружение из красного песчаника на фоне гиацинтовой глади воды!
За нами увязались юные попрошайки. Девочки, не переставая, канючили свою песню «дай денег, денег дай…», и это здорово напрягало и портило впечатление. Время близилось к обеду, хотелось есть, мы устали, становилось жарко, но уезжать отсюда не хотелось. До дворца можно было добраться на лодке, но мы таким безобразием не стали заниматься. Думаем, что он издалека выглядит намного презентабельнее.
Поездка близилась к концу, и наш водитель решил ублажить и себя и нас посещением шелковых мастерских в текстильной деревушке. Сие место было посещаемо туристами, на стоянке уже стояло 2 больших автобуса, а разношерстная публика европейцев разглядывала образцы изделий и способы их изготовления. Здесь можно было купить шелковые шарфики за 10 долларов, большие палантины, ткани, на которые наносятся вручную клише с разнообразным рисунком. Нам ничего было не нужно, и работники этой тканевой индустрии быстро потеряли к нам интерес.
Завершив марш-бросок в пригороды Джайпура, мы были у ворот Сити-Паласа (City Palace) в 15.00. Входная плата, как всегда для иностранцев – 300 рупий. В эту цену входит аудиогид, хотя в языковом выборе русского языка нет. Кроме того, за аудиогида надо было оставить залог в размер 100 долларов. Поскольку надо было расстаться с зеленым президентом США (пусть и временно), предупрежденные о предприимчивости (читай – ушлости) индусов, мы долго интересуемся, куда положат нашу купюру. Мы даже переписали ее номер, но несмотря на все наши выкрутасы, молодые работники экскурсионного бизнеса, были с нами вежливы и любезны. Нашу денежку завернули в отдельный конверт и убрали в сейф.
Опыт общения с аудиогидом у нас был приобретен еще в Виндзорском дворце, поэтому через какое-то время мы с этим покончили и просто гуляли сами по себе, тем более что видеосъемку мы не стали оплачивать. Здесь схема размещения достопримечательностей -4to40.com/images/indian_trave….
Городской дворец состоит из нескольких зданий. Первое здание, которое расположено в первом дворе сразу после входа — Мубарак Махал. Этот небольшой двухэтажный особняк с балконами и арками был построен из мрамора Мадхо Сингхом II (1895-1900) и предназначался для гостей. Перед входом толпятся туристы, и за ними мы не сразу видим усатого, улыбчивого служителя в белых одеждах с золотыми пуговицами и в красной чалме. Он с радостью позирует многочисленным любителям экзотики! Сейчас здесь расположен музей текстиля, о чем вас оповещает вывеска. В полумраке за витринными стеклами можно полюбоваться тонкой работой местных мастериц. Фотографировать здесь нельзя, поэтому можно только откладывать зрительную информацию в память ума и чувств. Здесь представлены шелковые и парчовые одеяния раджей, настоящие pashmin’ы из Кашмира, оружие, кольчуги, но безусловно, самым потрясающим экспонатом является одеяние императора из розового шелка. Надо отметить, что этот император, один из сыновей Джай Сингха, был такого же высокого роста, как и наш Петр I. Здесь также представлен женский наряд одной из жен махараджи черного цвета, отделанный позолотой.
Через ворота Rajendra Pol, охраняемые белыми мраморными слонами, проходим во внутренний дворцовый двор. Посреди двора, окруженного красными стенами, на невысоком постаменте расположен Диван-и-Кхас, Зал Частных Аудиенций. Также как и стены дворца, он построен из красного песчаника и отделан мрамором. Трехарочные пролеты насквозь прорезают этот павильон с четырех сторон. Украшением стен этого павильона является оружие. Сабли и щиты размещены таким образом, что даже не сразу понимаешь, что это колюще-режущее оружие. Вот композиция на стене: от расположенного в центре щита как солнечные лучи отходят ружья с прикладами по внешнему, большому кругу. Так и кажется, что эта импровизированная ветряная мельница сейчас закружится! А еще подойдите и сделайте фотографию с огромными серебряными кувшинами (gangajalis), да так, чтобы в них было видно ваше искаженное отражение. О, это упомянутые в Книге Рекордов Гиннеса самые большие в мире серебряные изделия. Их высота – 1,5 метра, а вместимость — 8182 литров. У этих сосудов интересная история: в 1901 году император Мадхо Сингх II отправился в Лондон, чтобы посетить коронацию английского короля Эдуарда VII. Боясь отравиться, он взял с собой эти сосуды, наполненные водой священной Ганги. Запас воды был сделан из расчета 6 месяцев. С потолка хрустальными сосульками свисает замысловатая люстра, хозяевами которой вольготно чувствуют себя местные голуби.
В глубине, за стеной видно высокое желтое семиэтажное здание Чандра-Махал с развевающимся флагом. Это резиденция махараджи, чья семья и сегодня живет здесь, но вход в частные помещения для туристов закрыт.
Правее Диван-и-Кхасa находится зал общих приемов Диван–и–Ам (Sabha Nivas или Hall Of Public Audience). Вход в него сторожат ярко одетые индусы, бдительно следящие за бакшишем, который им должны вручать туристы, возжелавшие сделать фотографию с ними.
Этот зал был построен в конце 18 века, в период развития мастерства местной архитектуры. Его задняя стена имела 2-хэтажную галерею со сложным узором каменного экрана. Махарани со своей свитой, могли незамеченными незримо присутствовать и наслаждаться великолепием совета знати. Зал поддерживается колоннами из мрамора с искусной тонкой резьбой, выполненной местными мастерами.
Именно в этом зале был приведен к присяге последний махараджа Джайпура Савай Ман Сингх II (1922-1970), провозглашенный правителем Раджастхана. Последний совет знати состоялся здесь 30 марта 1949 года. Сейчас здесь размещена художественная галерея. Она полна редких предметов искусства, ковров, миниатюр и иллюстрированных манускриптов. Особый интерес вызывают экземпляры переводов Акбаром на персидский эпических произведений "Махабхараты" и "Рамаяны". Эта галерея является буквальной сокровищницей раджастханского искусства.
Идем дальше и проходим через Ворота Риджи-Сиджи Пол в Приттам Чоук (Pritam Niwas Courtyard) — "Двор Возлюбленных". Это единственное место дворца Чандра Махал, куда пускают туристов. Замкнутый двор пуст, мы в нем одни, и это замечательно, так как можно спокойно наслаждаться великолепием четырех позолоченных дверей с балкончиками над ними. Этот дворик был доступен ранее только членам королевской семьи, так что мы лицезреем скрытое ранее для простых смертных. Самая впечатляющая дверь – павлинья, с выступающими фигурками синих птиц с раскрашенным в синий, желтый и зеленый цвет хвостовым опереньем.
Умник махараджа запасся большим количеством воды, путешествуя в Англию, а я сделать это забыла. Увидев указатель кафе, я буквально побежала туда, в надежде что-то прикупить. В затененном узком дворе стояли столы под открытым небом, а официанты были облачены в синюю униформу. Цены нам сразу не понравились, и мы покинули сие заведение, но после посещения храма Шри Говинд Дэв, все же вернулись туда вновь. Я взяла свежевыжатый сок из ананаса. В меню его стоимость была обозначена в 85 рупий, а счет принесли на 96, т.е. 11 — это была наценка за обслуживание. Жаль только, что сок был теплым, а так он был вкусным.
Почти на выходе, рядом с Мубарак Махалом — “галерея друзей дворца”. Мы думали, что это музей, а оказалось, что лавка художников. Здесь продавались не только картины, но и изделия из серебра. Особенно были хороши серебряные, покрытые васильковой эмалью павлины!
В заключение скажу, что пробыли мы там до закрытия, то есть 2 часа. На выходе нам вернули «американского президента» в целости и сохранности, и мы любезно простились с мальчиками. После покупки фруктов на местном рынке, мы взяли тукера за 40 рупий и быстренько добрались до отеля. Оказалось, что рядом с ним был мини-маркет, который порадовал меня соками личи и гуавы. Здесь же я исполнила свое желание и купила ковшик за 110 рупий. Хромированный ковшик имел медное основание, был сделан очень аккуратно и хорошо прижился у меня на кухне.
Поплавав в удовольствие в бассейне и наскоро перекусив на веранде, сидя в плетеных креслах, мы пошли прогуляться пешком. Нам хотелось посетить какие-нибудь большие супермаркеты, в которых продаются одежда, обувь и прочее. Мы шли пешком, в полумраке плохо освещенных улиц, было немного страшно, так как фактически тротуаров не было, а многочисленные машины и другие транспортные средства мчались, гудели и свистели совсем рядом. Первый магазин содержал практически только мужской ассортимент и не представлял для нас никакого интереса. Пройдя чуть дальше и с трудом преодолев перекресток, мы подошли к большому магазину Mall Cristal, который, казалось, был уже закрыт. При нашем появлении, внутри сразу зажгли свет, а продавцы заняли выжидающую позицию. Наконец-то мы нашли отдел женской одежды. Правда, это сказано сильно, так как одежда была представлена фасонами индийской моды, т.е. всевозможными сари и аксессуарами к ним. Весь первый этаж был посвящен ювелирным изделиям из серебра и золота с драгоценными и полудрагоценными камнями, выбор изделий был большим. Мы перебирали их без особого интереса, пока нас еще ничего не зацепило…
От нечего делать мы зашли в продуктовый супермаркет и тщательно осмотрели весь ассортимент. Нам захотелось пива, а вот его-то мы и не увидели в продаже. Это нас удивило, и мы спросили, где можно его купить. Винный магазин оказался за углом, и мы удовлетворили свое желание за 40 рупий, купив "Kingfisher". На этикетке нарисована красивая птичка с розовым брюшком и синими крыльями. Непонятно, как связан дословный перевод названия пива «королевский рыболов» с этой птичкой-зимородком? И еще мы поняли, что весь алкоголь в Индии продается в малочисленных специализированных магазинах.
Вернувшись тем же путем в отель, мы собрали чемоданы и подготовились к завтрашнему отъезду. Единственное, что мы не увидели в Джайпуре из туристического набора достопримечательностей – это современный храм BIRLA MANDIR (Бирла Мандир, или Лакшми Нараян), как и в Дели построенный известным промышленником.
Итог дня: посетили Амер Форт, Тайгер Форт, Водяной дворец, Сити Палас. Потратили 480 рупий на входные билеты.

7 день
15 октября 2008 г. – среда
Джайпур – Фатехпур-Сикри — Агра

Телефонный звонок будильника разбудил нас в 7 утра. Водитель приехал за нами вовремя в 7.30, но выехать мы смогли только через час, так как решили дождаться завтрака. Нам предстояло преодолеть сегодня 250 км до Фатехпур-Сикри и еще 50 км до Агры. Бросив последний взгляд на лужайку для завтрака, на плетеную мебель веранды, кровати под балдахинов в нашем номере, мы с сожалением покидали отель «Madhuban» в частности, и «розовый город» вообще.
Территория древней Индии, или территория известная как Индостан, ранее состояла из сегодняшних Индии, Пакистана, Бангладеш и Шри-Ланки. Все эти страны стали самостоятельными почти в середине 20 века. А до того на этой огромной территории существовали великие империи, возникали различные религии, но при этом сама Индия бережно сохранила свои национальные черты.
Первой в мире религией был буддизм, христианство возникло примерно через 500 лет, а ислам через 1000. На протяжении многих веков индуисты и мусульмане жили в Индии в мире и согласии. Вообще надо сказать, что самый мощный толчок к проникновению ислама на территорию страны дала Монгольская империя. В 14 веке ислам приняли ханы Золотой орды, Ирана и Средней Азии. И эта обширная территория, включающая еще афганские и западно-персидские земли, стала называться Моголистаном, а ее правители – моголами. А созданию империи Великих Моголов в Индии положил начало Захируддин Мухаммад Бабур, выходец из Узбекистана. И сегодня нам предстояло посетить город-мечту, город-легенду – Фатехпур-Сикри, основанный величайшим императором из династии Великих Моголов – Акбаром.
За окнами мелькали картинки обычной индийской жизни: верблюды, впряженные в повозки, бесконечные ремонтные мастерские вдоль дороги, огромные статуи Царя обезьян – Ханумана, рынки, дорожные закусочные. Наш водитель, по-видимому, не позавтракал, поэтому спокойно и безмятежно остановился (кстати, сделав крюк) в придорожном кафе. Водитель нам попался молчаливый, что в какой-то мере нас радовало, так как не надо было отвлекаться на пустые разговоры. Мы есть не хотели, поэтому пошли посмотреть на сувениры, которые продавались в здешнем магазине. Изделия народных промыслов были хороши: это были и сари, и пашмины, и местные расшитые тапки, и конечно, ювелирные изделия из серебра и камней.
Далее трасса была в ремонте, и это прибавило экстрима в путешествии. Наша белоснежная машина индийского происхождения, их знаменитая Tata, несла нас по дорогам страны, укачивая и убаюкивая. Бывшая столица императора Акбара, Фатехпур-Сикри находится в 50 км от Агры, штат Уттар-Прадеш. Водитель завез нас на стоянку и объяснил, что дальше мы будем добираться самостоятельно, наняв другого водителя. Это привело нас в замешательство, но мы подумали, что таковы здесь правила игры. Спросить у водителя, далеко ли ехать, мы не решились. Он всем видом показывал свою отстраненность от нас. Наш отказ от его услуг на 2 дня в Джайпуре привел к такому его поведению, они видите-ли, обиделись…
На лицах у нас была растерянность, когда мы вышли со стоянки. На нас буквально набросились с предложением своих услуг владельцы разнообразных транспортных средств, разрывая нас на части и умоляя взять именно его. Первоначально цена была обозначена в 100 рупий, и битва была нешуточной, но победил сильнейший. Претерпев ужас торгов и насилу отбившись от приставал, мы сделали свой выбор. Повозка с впряженной в нее лошадью туда и обратно обошлась нам в 60 рупий. Оказалось, что ехать на холм, на котором расположен пустынный ныне город, всего 5 минут.
Не успели мы слезть с повозки, как нас тут же облепили местные попрошайки. Обалдев от впечатлений за последние несколько минут, мы слегка растерялись, пытаясь сориентироваться, где же касса. Озираясь по сторонам, в надежде увидеть европейские лица, мы и в самом деле увидели двух девушек, оказавшихся нашими соотечественницами. Они то и сказали нам, что Фатехпур-Сикри, как самое впечатляющее выражение гения Акбара, имеет бесплатную часть и платную. Это запоминающееся место было построено в 1569-1586 годах. Сопровождаемые шумом и гамом попрошаек, хватающих нас за руки, подстегиваемые их криками и ором, бодливыми козами, резво взбираемся по крутой лестнице.
Оказываемся на площадке перед величественными воротами Буланд – Дарваза (Ворота Победы), которые были сооружены в честь покорения Акбаром Гуджарата, территории на западе Индии на границе с Пакистаном. Эти традиционные триумфальные ворота, сооруженные в честь могущества и славы империи Акбара – самые совершенные и самые большие в мире. Их высота даже больше высоты мечети, находящейся внутри.
История основания города связана с предсказанием мусульманского святого о рождении долгожданного сына-наследника, будущего императора Джахангира. В знак благодарности за исполнение предсказания на месте уединенного убежища святого Акбар в короткий срок воздвиг потрясающий комплекс крепостей, дворцов и мечетей.
В постройке города соединилась образность индийской и геометрия исламской архитектуры, что свидетельствовало об отступлении Акбара от ортодоксальности ислама и его веротерпимости. Более того, местным мастерам было разрешено использовать образцы джайнских храмов.
Входные Ворота Победы – это не просто ворота, а целое здание. Высота ворот – 40,9 м; под ними — ступенчатая платформа, поднимающаяся на 12,8 м.
Начал накрапывать небольшой дождик. Осмотревшись, мы поняли, что именно у этих ворот нам надлежит снять обувь. Понимая, что оставлять одного из нас сторожем бессмысленно, мы снимаем обувь, и под осуждающие взоры местного населения убираем ее в рюкзаки и одеваем синенькие бахилы. Пройдя через ворота, попадаем на территорию мечети Джама Масджит, первой из построенных здесь сооружений.
Прямо перед нами – небольшая белоснежная усыпальница того самого святого Салима Чишти. На фоне красных стен мечети она выделяется кружевом своей резьбы. И хотя это мусульманская святыня, вход в нее напоминает индуистский храм изящными мраморными арками маленького навеса. Перед входом – водоем, в котором мусульмане производят традиционное омовение перед входом в мечеть. Вокруг нас продолжают крутиться малолетние торгаши, предлагая открытки, книги, бусы и услуги гидов. Они так громко гомонят, что не дают мне делать съемку, приходится рявкнуть на них. Все постройки в городе возведены из красного песчаника, который с трудом поддается обработке. Тем не менее, все в этом городе: от дверей до оконных рам и решеток вырезано из камня.
Местное население приходит сюда поклониться мечети и гробу святого. Как и в старые времена, они просят о милости, и о рождении мужского потомства. Заходим внутрь гробницы, предварительно одев на голову платки, чем вызвали одобрительные кивки у стражника при входе. За дополнительную плату вам могут тут же предложить пластиковую шапочку. Удивительно, но внутри можно вести съемку. Внутри белоснежной усыпальницы расположено закрытое помещение с решетчатыми окнами джали, и в нем и находится могила. Внутренние стены отделаны надписями из Корана, выполненных из черного дерева. Оконные решетки настолько разнообразны, что мы делаем множество кадров через них. Особенно хорошо выходят Ворота Победы, снятые через 5-ти и 8 –угольные звезды решеток.
Выходим и, к сожалению, обнаруживаем, что дождик усилился. Даже козы, бродившие по широкой площади мечети куда-то исчезли. Зато четко слышны какие-то резкие звуки, которые издает белка, сидящая на вершине колонны. Хорошо, что мечеть имеет крытую галерею, мы смогли обойти ее по периметру.
Жизнь в городе имела короткий срок, всего 15 лет. Построенный в пустыне, город страдал от недостатка воды, несмотря на построенные акведуки и трубопроводы. Император покинул город, вслед за ним уехала его свита и все жители.
Благими намерениями выстлана дорога в ад… Так и Акба́р, Джелал-ад-Дин Мухаммад (Акбар Великий) остался в истории противоречивой фигурой. Третий из династии Великих Моголов (Бабур, Хумаюн, Акбар), он был блестящим политиком, но почти ни одно из его великих замыслов не было доведено до конца, а все его начинания не имели продолжения у потомков.
Акбар родился в изгнании, а после смерти отца (Хумаюна) ему достались в наследство крохи от империи деда — Бабура. Но ему удалось собрать воедино крупнейшую в средневековом мире державу. Он любил охотиться, ездить на слонах, но грамота не увлекала его, и он так и не научился читать. Впрочем, это не помешало ему собрать замечательную библиотеку, которая находилась в так называемом «Доме турецкой жены». И если уж говорить про жен, то наличие многочисленного гарема – это одно из составляющих жизни Акбара. При этом каждой жене он позволял сохранять свою веру и следовать обычаям. Отказов со стороны женщин не было, так как пребывание в гареме гарантировало женщинам государственное обеспечение на всю жизнь.
Слева от Ворот Победы находится святилище мечети с 3-мя куполами. От шума и неразберихи, от омерзительного ощущения мокрых ног в протертых бахилах, мы потеряли бдительность и желание идти под дождем дальше. За все наше путешествие – именно здесь надо было пойти дождю, чтобы мы не смогли увидеть платную часть города-призрака с его гигантской черно-белой шахматной доской во дворе. Здесь в качестве фигур использовались рабыни и надо сказать, что стоять под палящим солнцем было тяжким испытанием.
Чувствуя оппозицию со стороны своего окружения, Акбар повелел начертать на Воротах Победы многозначительное изречение «Мир – это мост, иди по нему, но не строй на нем дом. То, что остается от жизни, не имеет цены».
Мы вернулись к терпеливо ждущему нас тукеру, а потом и на стоянку машин, чтобы ехать дальше в Агру. Из предложенных отелей в Агре, мы выбрали — Clark Shiraz (hotelclarksshiraz.com), в нем нас устроила и его звездность, и цена, и показанный на сайте вид на Тадж-Махал из окна. Это напомнило нам вид на Шведагон из окна отеля в Янгуне, столице Бирмы. Отель оказался очень достойным, но все же, пришлось потратить время на то, чтобы нам в номер занесли и застлали третью кровать и принесли все необходимое для третьего человека, включая стакан и полотенце. И это при том, что наш номер был deluxe. Халат, тапки, электрочайник, чайный набор – вот атрибуты хорошего отеля. В дополнение ко всему в отеле бы открытый бассейн, который мы увидели сверху, выглянув в окно. Но больше всего порадовал вид сказочных куполов Тадж-Махала.
Приняв душ с постоянно идущей горячей водой, попив чаю, мы вышли за ворота отеля. Что тут началось! На нас накинулось в драку-собаку трое человек, беспрерывно крича «5 рупий, 5 рупий!» Мы не поверили: что, куда? Оглядев средство передвижения, чтобы оно не было узким и тесным, мы выбрали самого молодого чернявого парня. Стоящий рядом дед чуть не плакал от обиды, что потерял клиентов. Вот она конкуренция в реальной жизни… Нам было немного жаль деда, но мы оправдали себя тем, что парень знал английский. И как мы не прогадали с ним!!! Оказалось, что за 5 рупий нас планировали довезти до входа в Тадж-Махал и обратно. Дешевизна такого маршрута – это как промо-акция: ведь водители знают, что назавтра надо будет везти туристов по всем достопримечательностями, а это уже реальный заработок.
Подъехав к Тадж-Махалу, мы убедились, что стоимость входного билета для иностранцев – 750 рупий (375 рублей) и что открывается он в 6 часов утра. Обратите внимание, если пойти вдоль стены от кассы, то можно попасть на берег реки Ямуны и сделать красивые фотографии. Мы не успели, побоялись спуститься вниз, а зря…
Сегодня решили посмотреть на знаменитый храм с другой стороны реки, но водитель сказал, что ехать туда целый час и поскольку время уже было около 17 часов, то был шанс опоздать и не увидеть всю красоту. Стали обговаривать условия завтрашнего сити-тура, который свелся к посещению Тадж-Махала рано утром, потом завтрак в отеле, потом Бэби Тадж, Ред Форт, закат на Ямуне и высадка нас в центре. Первоначальную цену я не помню, но ударили мы по рукам на сумме в 400 рупий за всех. Наш рикша был юмористом, спросив «Are you happy?» Свободного времени у нас сегодня было много, и мы попросили отвезти нас в какие-нибудь сувенирные лавки в центре. На свое усмотрение наш водила привез нас в магазин, в котором продавались вышитые хлопчатобумажные блузы, всевозможные сари, пашмины и шелковые платки. Мы полюбезничали с владельцем лавки, но ничего не купили. Следующим номером нашей программы был ювелирный магазин на 2-м этаже. В честь нашего посещения зажгли всю иллюминацию в небольшом магазине. По-видимому, эта лавка была часто посещаема «русо-туристо», что отразилось в ее названии – «У Саши». Владелец магазина с непроизносимым индийским именем и с русским аналогом «Саша» показал нам заметку из «Комсомольской правды», где описывался его магазин. Он говорил по-русски, чем подкупил нас. Восточные правила торговли подразумевают угощение усталого путника либо чаем, либо холодной водой. Нам предложили чай-масалу, и мы присели на высокие стулья. И тут перед нами начали метать изделия из серебра и золота. Я вспомнила, что мне был нужен браслет из серебра, и я-таки его у Саши купила. Не остались без покупок и девочки: был куплен комплект из золота с изумрудами, замечательный серебряный браслет с бирюзой, кольцо из серебра с большим цирконом. При этом мы весело торговались с Сашей, а он хватался за голову, прижимал руки к сердцу, говорил, что дает нам последнюю, самую лучшую цену. В комплект к кольцу с цирконом Саша предложил и серьги, но тут нас заклинило и зажало. Торг ни к чему не привел, и мы нашли зацепку для отказа: у серег плохая застежка. Саша пообещал к завтрашнему дню сделать к серьгам английский замок, но и цену из-за этого повысил. Мы, смеясь, пообещали завтра снова прийти. В магазине напротив купили бусы с натуральной бирюзой за 1000 рупий и шелковые шарфы, представленные в таком количестве расцветок, что мы насилу выбрали. Шелк очень тонкой выделки, а бирюзовый цвет необычайно красив.
Довольные неожиданным шопингом, мы вернулись в отель и обследовали его магазины на первом этаже.
Сегодняшний день был завершен купанием в бассейне, что доставило нам огромное удовольствие. В бассейне мы были одни и долго плавали, пока не вспомнили, что завтра вставать в 5 утра.
Итог дня: посетили Фатехпур-Сикри.

8 день
16 октября 2008 г. – четверг
Агра

Подъем в 5 утра, за окном темным-темно. В 5.40 мы спустились вниз и вышли за ворота, где рикша уже ждал нас.
Немного об истории города: информация взята из фильма, который можно посмотреть здесь — video.mail.ru/mail/ilya_guzey….
Моголы, потомки Чингиз Хана, завоевали Северную Индию, а столица была переведена из Дели в Агру в период правления Акбара (16 век). Считается, что он перенес столицу на 200 км вверх по течению руки Ямуны из-за того, что не хотел оставаться в Дели, где на его жизнь покушались. Слово Агра – означает «рай». Моголы вели многочисленные войны, но при этом были ценителями искусства и философии. Великий Акбар окружил себя мудрецами всех религиозных конфессий. Эта открытость миру отражалась в искусстве, архитектуре и ученых трудах.
В 6 утра мы были около касс, но первыми не стали: человек 10 уже стояли в очереди. Касса начала работу в 6.10, к этому же времени подъехали туристические группы на автобусах. Один и тот же кассир по очереди оформлял билеты на группу и отдельным, как мы, туристам. Прочитав, что видеосъемку в Тадж-Махале вести нельзя и что на входе заставляют оставить все вещи, мы взяли с собой только минимально необходимое. Кстати, объявление предупреждало, что с собой нельзя брать еду и питье, сигареты и зажигалки. Покупаем билеты, и только потом, при выходе, узнаем, что в стоимость билета входила бутылка воды и одноразовые бахилы. Билет следует хранить, так как он дает скидки в размере 50 рупий на посещение Бэби Таджа, Аграпуры и Сикандры.
На входе нас ощупали, затем мы прошли через ворота, а вещи пропустили через транспортер безопасности. Поскольку мы были подготовлены к посещению, то долго нас не задержали, и мы были в первых рядах страждущих увидеть воспетую Тагором «слезу на щеке времен».
Советую посмотреть видеофильм «Загадка Таджа-Махала», размещенный на сайте по адресу:gnozis.info/?q=book/export/ht… и еще video.yandex.ru/search.xml?te… Весь комплекс Тадж-Махала – это закрытый с трех сторон парк. Прямая от входа дорога повернула направо к главным воротам. Эти массивные красные ворота, украшенные белым узорчатым «портиком», имеют 22 купола, символизирующих годы строительства. История создания грандиозного сооружения восходит к 1607 году, когда могольский принц Хуррам на базаре рядом с дворцом повстречал красавицу Арджуманад Бану Бегам и без памяти влюбился в нее.
На самом деле, (чтобы неповадно было думать, что он влюбился в простую торговку) среди дам высшего общества существовала традиция периодически принимать участие в торговле. А еще юная дева приходилась племянницей матери Джахана и дочерью главного визиря. Так, кто знает, может встреча была не случайной? А если так, то кто мешал ему забыть ее? Значит, зацепила… В общем, 5 лет спустя она стала его второй женой. А в 1628 году Хуррам взошел на трон под именем Шах — Джахан (Властелин мира), а его любимая жена Бегам получила имя Мумтаз Махал (Жемчужина дворца). 17 лет длилось их счастье, и окончилось с ее смертью при родах. От горя шах чуть не потерял рассудок, но говорят, что Мумтаз завещала ему увековечить ее память в строительстве мавзолея. И это спасло скорбящего вдовца, которому приписывают авторство этого памятника мировой архитектуры. Знаменитый Тадж-Махал в Агре, являющийся для многих визитной карточкой Индии, проектировался на основе и исходя из опыта постройки мавзолея Хумаюна. Тадж-Махал поражает не только своей красотой и неповторимостью, но и продуманностью строительных конструкций. Однако надпись на стене мавзолея гласит «Его создатель был рожден не в этом мире, сей облик могли создать лишь небеса».
Проходим под арку и перед нами открывается до боли знакомая панорама плывущего в утреннем мареве храма. Солнце еще не встало и стены Тадж-Махала не бликуют. Перед нами зеленая лужайка, но она появилась в таком виде в прошлом веке, в те времена английский газон посчитали более уместным. А во времена Шах-Джахана здесь был рай – сады Эдема с великим множеством деревьев и благоухающих кустов. Согласно представлениям Ислама над источником райского сада возвышается трон Всевышнего. Вот и Тадж-Махал расположен не в середине сада, как обычно, а с северной стороны.
Водная гладь узкого водоема отражает утренние бело-голубые купола и минареты мавзолея. Мы успеваем сделать стандартные фотографии до того момента, когда толпа туристов будет мешать друг другу. Постепенно восходит солнце, край неба розовеет и вместе с ним окрашивается в нежный цвет и купола Таджа. Делая фотографии сооружения, отражающегося в воде, не забудьте обернуться назад: главные ворота тоже неплохо выглядят на фотографии.
Мы торопимся и идем дальше. Высота Тадж-Махала вместе с куполом достигает 74 метров. В основании памятника лежит квадратная платформа со сторонами более 95 метров. По углам мавзолея поднимаются 4 минарета.
Поднимаемся на платформу. Перед подъемом, как и положено, снимаем обувь и одеваем свои синенькие бахилы. Поднявшееся солнце уже окрасило стены гробницы в теплые золотистые цвета от перламутрового до цвета слоновой кости. Обходим здание по периметру, снимаем его с различных сторон. Делаем кадры отдельных частей мавзолея из арок Мехманкхана (дома для гостей), никаких фото-открытий мы не делаем, но получается красиво!
Стены Тадж-Махала выложены полированным белым мрамором, окна и арки украшены ажурными решетками, а сводчатые переходы покрыты арабской вязью черного мрамора. Более полутора тысяч тонн жемчуга, алмазов и агатов были вкраплены в причудливые завитки орнамента.
В мозаичных инкрустациях мраморной облицовки стен были использованы оникс, жадеит, ляпис-лазурь, агаты, кораллы, черный мрамор и фарфор. В руках искусных мастеров все это превращается в каменные цветы Эдема. Райские сады часто поминаются здесь в надписях, сами же Мумтаз и Шах-Джахан уже обрели здесь свой Эдем до наступления судного дня. Почти сразу Тадж-Махал становится местом паломничества, так как в исламе умершая при родах женщина глубоко почитаема.
Заходим внутрь самого мавзолея, внутренне подготовившись увидеть что-то необыкновенное. Ислам повествует о 8 сферах рая, так и 8 помещений окружают 8-угольный центральный зал Тадж-Махала. Первоначально решетка в главном зале под куполом была изготовлена из золота, но еще во времена Шах-Джахана, опасаясь грабителей, она была заменена на мраморную. Позднее его сын заменил ее на менее дорогостоящую. В самом центре мавзолея установлены две ложные гробницы – кенотафы (тела же находятся в склепе под полом).
Здесь тихо, множество туристов медленно обходят решетку, сквозь которую видны надгробия кенотафов. Действительность превзошла наши ожидания, а представьте себе, какая красота была здесь до того, как многие драгоценные и полудрагоценные камни были украдены. Внутри нельзя производить видео и фотосъемку, но разве остановишь советского человека? Сделанные тайком две фотографии, несмотря на стыд и запрет, радуют нас и показывают всю изысканность диковинных цветов решетки. Индийские гиды время от времени зажигают фонарики и направляют их луч на узорчатую стену ограды. И только тут понимаешь, что и листья и лепестки цветов выполнены так тонко, что просвечивают.
Выйдя на улицу, не могу удержаться и делаю видеоролик (на фотоаппарат) сказочных цветов, вырезанных на белых мраморных плитах. Идем к мечети, находящейся здесь же, слева от ТМ. Садимся на поребрик и наслаждаемся видом этого гениального творения. Солнце уже высоко и здание приобретает молочно-белую окраску.
Утреннюю задачу мы выполнили и с чувством исполненного долга, приобщившись к всепоглощающей любви, возвращаемся к житейским делам — едем в отель на завтрак. Решив сразу же идти в ресторан, мы зашли в туалет помыть руки. Пишу об этом только потому, что местная служительница встретила нас там, как родных. И стульчак унитаза протерла, и кран открывала сама, и полотенце вовремя подавала, а мы, бесстыжие, ей «шиш-махал» в ответ…
Завтрак, как и отель, оказался вполне достойным и осуществлялся по предъявлению ключа от номера. Поднимаясь на лифте к себе в номер, мы уже другими глазами смотрели на портреты Мумтаз и ее мужа Шах-Джахана, расположенные на стенах.
Кроме Тадж-Махала, в городе находится множество других архитектурных шедевров, большая часть которых находится на территории Красного форта.
После завтрака за воротами отеля нас снова ждет добровольный гид-водитель. Из нашего открытого транспортного средства было очень удобно делать фотографии сценок городской жизни. Особенное удовольствие нам доставляли оживленные стайки девочек-школьниц, одетых в разнообразную (но одинаковую для каждой группы) форму. Улыбчивые белозубые девочки приветственно махали нам вслед руками. К 10 часам мы уже были около Аграпуры, так еще иногда называют Красный форт (Red Fort) в Агре, чтобы отличить его от делийского. Мы продвинулись на юг страны, и несмотря на ранний час, уже было жарко.
Привожу почти полностью рассказ о крепости-дворце из фильма «Красный Форт. Величие моголов», который можно просмотреть по адресам — video.mail.ru/mail/2df/9/313.… video.mail.ru/mail/ilya_guzey…,
А схематичное изображение форта (вид сверху) можно увидеть здесь wikimapia.org/#lat=27.1783255… world-heritage-tour.org — здесь карта форта. Описание зданий Форта можно посмотреть здесь — en.wikipedia.org/wiki/Agra_Fo… Оставив водителя ожидать нас в тенечке, переходим дорогу. Для создания безопасности двору, его войскам и простым жителям, двойные стены крепости были окружены еще и рвом с водой. Входная плата – 250 рупий, на входе обычная процедура досмотра. Мы проходим через ворота Акбар Дарваза, переименованные Джахангиром в ворота Амар. Однако, в старые времена самым главным входом в форт были другие ворота (ворота Дели), которые вели к внутреннему порталу Хатхи Пол (Hathi Pol), или “Слоновьи Ворота”. Плоские ворота Амар Сингх специально выстроены под прямым углом, чтобы отражать атаки слонов. Минуем украшенные глазурированной плиткой ворота с внушительными двойными стенами и попадаем в передний двор.
Далее следуют еще одни ворота с полукруглыми башенками по бокам по всей высоте.
В Индии 16 века большая часть огромной страны находилась во владении династии Моголов. Построенные в период их правления роскошные здания служат напоминанием о времени величайшего расцвета Индии. После правления Бабура, любившего пышные празднества, Хумаюн вернул столицу в Дели. В Агру жизнь возвратилась, когда Акбар воздвиг здесь форт, доставшийся позднее грабителям, когда его внук Шах-Джахан вернулся в Дели.
Акбар захотел создать что-то новое в этом старом городе и велел заложить форт, окруженный 20-метровыми стенами, величественный, как и его создатель. Форт Агра стал достойным местом воплощения безудержной страсти властителя к созиданию. Политические вопросы империи решались внутри неприступной крепости, за стенами которой скрывались роскошные дворцы. Были разбиты сады и парки, в которых шумели водопады и били фонтаны. Здесь не было ни одной случайной детали. Все служило лишь одной цели – в совершенной геометрической гармонии должен был возникнуть райский сад Эдема. О роскоши этого сада сегодня можно только догадываться. А из некогда существовавших здесь 500 зданий сохранились лишь немногие. Некоторые уже были снесены при преемнике Акбара, и на их месте построены новые.
Идем вверх по небольшому коридору-пандусу, с двух сторон замыкаемому высокими красными стенами. Навстречу нам идет красивая индийская пара, причем над женщиной мальчик-помощник держит зонт. Макияж женщины, ее красивый наряд, уверенная походка – все это зародило в нас сомнение, уж не стали ли мы свидетелями создания болливудских шедевров. В любом случае успеваем сделать их фотографию. С правой стороны комплекс нарядно украшенных зданий, а мы видим схему и пытаемся сориентироваться по ней. Проходим еще через одни ворота прямо и попадаем в широкий двор, в правой части которого возвышается элегантный Диван-и-Ам (Divan-i-Am) (Зал Публичных Аудиенций).
Самое большое здесь здание было предназначено для официального приема высокопоставленных чиновников. Здесь все демонстрировало мощь властителя: под белоснежными аркадами он выслушивал петиции подданных и чинил правосудие.
Открытый с трех сторон зал, покоящийся на белых полированных оштукатуренных колоннах, в центре имеет приподнятый альков, внутренние стены которого украшены барельефами волшебных цветов и листвы.
Перед входом в Диван-и-Ам находится могила Джона Рассела Кольвина (John Russel Colvin) — лейтенант-губернатора Северо-Западных Провинций. Он погиб здесь во время Мятежа 1857 г., это и явилось причиной его захоронения здесь.
Акбар, искусный дипломат, сумел расширить доставшуюся ему в наследство империю. Он установил в ней совершенную систему управления, при этом он был веротерпим. Его либерализм привлек в империю много знаменитых деятелей культуры, как сказали бы сегодня. После смерти Акбара его сын Джахангир продолжил строительство Красного форта. Именно в период его правления был сформирован так называемый архитектурный стиль моголов, сочетавший в себе индийские и персидско-иранские формы и орнаменты. Однако самым большим любителем архитектуры династии моголов был Шах-Джахан, благодаря которому Красный форт приобрел свой окончательный облик. Не жалея ни сил, а особенно средств государственной казны, это именно он приказал строить здания не из традиционного красного песчаника, а из белого мрамора.
Пройдя насквозь через Диван-и-Ам, попадаем в Макчи Бхаван (Macchi Bhavan, Дворец с аквариумами, или “павильон рыб”.), состояние которого оставляет желать лучшего из-за многочисленных разграблений как со стороны махарадж, так и британских подданных.
Запутавшись в лабиринтах бесконечных коридоров, мы возвращаемся к Диван-и-Ам и идем назад. Нырнув в очередные ворота, попадаем в небольшой внутренний дворик. Рассматривая панораму, открывшуюся нам, вспоминаем написанное, что помимо философии двору моголов не были чужды и другие радости. История донесла до нас, что в прежние времена весь форт представлял собой оазис с обширными садами. Дворец был некогда полон фонтанов и цветочных клумб, перемежающихся водоемами и водными каналами, наполненными рыбой для рыболовных забав императора и его придворных. Из всего сказанного здесь присутствуют ныне только клумбы с цветами, разбитые в геометрически симметричном орнаментальном порядке, а сам садик разделен на 4 части мраморной дорожкой. Этот сад называется Ангури Багх (Angoori Bagh) и в прежние времена он был виноградником.
Расположенный за садиком мраморный дворец – это Кхас Махал (Khas-Mahal (Aramgah), Личный Дворец), В этом историческом антураже только что закончились съемки, рабочие сворачивали все установки, демонтировали оборудование. Мы пришли поздно, и не застали самих съемок, но вот теперь стало ясно, что та парочка, которую мы встретили – это, действительно главные герои кинематографического действа.
Кхас Махал это часть комплекса гарема, состоящего из открытой террасы, главного холла, комнат-альковов, перегородок, водоемов, фонтанов, водопадов, восхитительного внутреннего садика и жилых помещений вокруг него. Другое его название Aramgah означает «королевская опочивальня». Он тщательно спроектирован для создания полного комфорта, полости в его плоской крыше предусмотрены для защиты от раскаленного зноя лета. Верх этого здания украшен двумя шлемовидными беседками на «курьих ножках», стиль которых был выработан в Раджастхане и заимствован мастерами мусульманской архитектуры.
С обеих сторон главного дворца расположены продолговатые Золотые павильоны (их еще иногда называли «бунгла»), изогнутые крыши которых выложены позолоченной медной черепицей в стиле, навеянном образами соломенных крыш бенгальских деревенских хижин. Северный павильон использовался как даршан в дополнение к Shah Burj (Даршан — в индуизме и буддизме — ритуал получения сокровенных знаний (как правило, кратких основ того или иного учения) от просветленного мудреца. Сущность Даршана — не информационная его ипостась (как в христианской проповеди), а передача благодати тем, кто ее еще не обрел.)
Стены этих павильонов выполнены из красного песчаника, тщательно оштукатурены и отполированы, так что создается впечатление, что они выполнены из белого мрамора. Внутри павильонов есть отсеки с зарешетчатыми окнами и открытыми галереями с зубчатыми арками. Эти причудливые павильоны иногда неверно называют Jahanara и Roshanara. Считается возможным, что они могли быть построены еще при Акбаре, и в дальнейшем перестроены при Шах-Джахане. Время и климатические условия вносят свои коррективы, и уже сегодня, в 2008 году, о позолоте крыш можно только догадываться, хотя на фотографиях предыдущих лет она видна очень четко.
Поднявшись по боковой лестнице наверх к террасе Кхас-Махала, мы прошли в один из Золотых павильонов. Открытый балкон позволял увидеть в дымке полуденного зноя плывущий Тадж-Махал, расположенный в 2,5 км отсюда. Многочисленные купола, башенки и минареты выступали из пелены, производя неизгладимое впечатление чего-то нереального. Полюбовавшись видом усыпальницы любимой жены императора, возвращаемся к террасе Кхас-Махала, перед которой устроен бассейн с зубчатыми краями. Его фонтаны снабжались водой из расположенных выше резервуаров. Вода, журча, бежала по неглубокому каналу и образовывала водопад, позади которого, следуя стилю и традиции, находились ниши для свечей. Эти водные устройства создавали во дворце очаровательную атмосферу. Жаль, что сегодня здесь нет не только фонтанов и свечей, но и вообще воды.
По периметру сада Ангури Багх (Angoori Bagh) расположены двухэтажные здания, также построенные из красного песчаника и покрытые белой штукатуркой: это жилые помещения. В северо-восточном углу находится Шиш Махал (Shish Mahal) (Дворец Зеркал) — место, где купались придворные женщины в мягком свете ламп, отражаемом покрывающей стены и потолок зеркальной мозаикой. К сожалению, он находится в реставрации, так что его мы не увидели.
Все королевские павильоны в основном были обращены лицом к реке, чтобы в знойные дни освежающий ветер мог гулять по аркам и переходам. Мы сворачиваем налево от Кхас-Махала и попадаем к двухэтажному павильону или башне, называемой Мусамман Бурдж (Musamman Burj, или башне Ясмин). Согласно могольской легенде, башня известна как место, из открытой восьмиугольной палаты которой (на вершине самого высокого из обращенных к реке бастионов), Шах-Джахан последний раз взглянул на Тадж-Махал перед тем, как скончался. Элегантный павильон украшен балюстрадой с декоративными нишами, огороженными решетчатой переборкой. Изысканная мозаика из твердых пород камней покрывает почти каждую поверхность, а мраморный chhatri (приподнятый куполообразный балдахин) вносит заключительный штрих. Перед башней, в центре внутреннего дворика, выложенного мраморными восьмиугольными плитами, установлена доска (pachisi), на которой император, следуя примеру своего отца в Фатехпур-Сикри, играл в довольно причудливую игру, разновидность триктрака, используя в качестве фигур танцующих девушек.
В этой башне Мусамман Бурдж (выстроенной для Мумтаз), увенчанной золотым куполом, император в частном порядке принимал посетителей со всего мира. И они поражались мраморной отделкой и инкрустацией из драгоценных камней. Арки, колонны, бордюры сводов украшены великолепными арабесками; они выполнены посредством вкрапления в мрамор различных камушков. Солнечные лучи, проникая через аркады, играют на очаровательных мозаиках; и вся эта гирлянда цветов из лазурита, оникса, сердолика и тысяч других драгоценных камней кажется ожившей. Однако Шах — Джахану пришлось провести здесь последние годы жизни в полном одиночестве, и не по своей воле.
Внутрь этой башни почему-то не пускают, и мы имеем шанс сделать фотографии только сбоку, оставляя в фото-памяти ее замечательные уголки с разных ракурсов.
Сравнительно небольшая по размерам, напоминающая по форме садовую беседку, башня Мусамман Бурдж выступает над красной крепостной стеной. К этой беседке прилегает маленькая беломраморная частная мечеть Шах-Джахана — Mina Masjid, называемая ещё Shah Burj. Ее стены украшены инкрустацией в виде цветочного орнамента. Через решетку мы снимаем неглубокую чашу фонтана, струи которого услаждали слух императоров своим тихим, чарующим журчанием. Еще в Испании, в Альгамбре, я поняла, что шумные фонтаны были свойственны европейским дворцам. Для востока же важнее неторопливость, тишина и созерцание. Мраморная чаша в полу искусно вырезана в форме раскрытого цветка и также инкрустирована.
Идем дальше и ищем Зал Частных Аудиенций, Диван-и-Кхас (Divan-i-Khas), где император принимал королей, сановников и послов и утверждал архитектурные планы. Однако вход внутрь здесь тоже был прегражден веревочкой и даже стоял охранник, следивший чтобы никто не нарушал запрет. Хорошо, что открытый зал с его нарядно украшенными колоннами и арками, щедро инкрустированными ляпис-лазурью и яшмой, можно было сфотографировать снаружи.
Этот беломраморный дворец был построен императором Шах-Джаханом в 1635 году. Он состоит из двух частей: наружного холла с колоннами и внутреннего закрытого. Оба они соединены сводчатыми проходами. Сдвоенные колонны пяти девятизубчатых арок по фасаду и 3-х семизубчатых по бокам. Цоколь, сами колонны и верхний бордюр украшены резьбой и инкрустацией в виде растительного орнамента ползучих растений. На южной стене под решетчатыми высокими фальш-окнами расположены 28 картушей, персидские тексты которых содержат восхваления дворцу, императору и обозначают дату создания. Мраморные решетки на окнах великолепны и напоминают своей искусной и тонкой резьбой изделия из слоновой кости. Потолок раньше был украшен золотом и серебром.
Durbar, совет знати при монархе, или торжественные приемы происходили в наружном холле, а внутренние покои были предназначены для конфиденциальных дел. Для этих целей во внутреннем помещении имеется альков с приподнятым местом для шаха.
Именно здесь первоначально был установлен инкрустированный бриллиантами, рубинами и изумрудами Павлиний Трон (Takht-i-Taus), изготовленный в 1634 году. Это чудо-сокровище пропутешествовало в Красный форт Дели при переносе туда столицы, а потом оказался в Персии после разграбления делийского форта Шах Надиром в 1739 году.
Можно еще добавить, что перед Диван-и-Кхаса была расположена витиевато орнаментированная беломраморная терраса. Она была разобрана и увезена в Англию и до сих пор экспонируется в лондонском музее Альберта и Виктории. К ней примыкал банный павильон Hammam-i-Shani проветриваемый летний дом и ванная (Королевские ванны).
На широкой открытой площадке есть две мраморные скамьи белого и черного цветов. Черная, расположенная у внешней стороны террасы, наверное, использовалась для того, чтобы шахи смотрели в даль светлую, наблюдая за течением Джамны. А Шах-Джахан созерцал с нее строящуюся самую известную в мире усыпальницу, отражавшую не столько романтичность его натуры, сколько манию величия и не имеющее границ тщеславие могольского императора. Источники последних лет отрицают такой туристический штамп о 74-летнем старике, мающемся в одиночестве и тоске, бросающем прощальный взгляд на созданное им детище – Тадж-Махал. Новая версия предлагает следующий вариант: гробница была задумана как изображение трона Господня. Символика ассоциаций с Небесным садом Эдем на территории комплекса Тадж-Махал подтверждается наличием четырех Райских Рек и центрального Озера Изобилия.
Я отвлеклась. Сидя на высокой скамье из белого мрамора, обращенной к внутреннему двору, махараджи, возможно, развлекались различными представлениями, устраиваемыми на нижней площадке. Обходим по периметру галерею второго этажа, любуемся резной мраморной беседкой, около которой на поребрике в ряд сидит целый табор индусок, одетых в разноцветные сари. Они устали от экскурсии, но все же (как и мы) с любопытством взирают на нас, но только до тех пор, пока их не отвлек зеленый попугай, сидящий в одной из укромных ниш террасы. Интерес к птице объединяет нас, и мы поочередно делаем снимки попугая с голубым хвостом, красными клювом и глазами.
С противоположной стороны делаем снимки террасы с черно-белыми скамьями на приближение. Кадр получается замечательным: цветная масса индусов на фоне плывущих в дымке белоснежных куполов Таджа. Говорят, что от черной скамьи открывается самый лучший вид на Тадж-Махал, именно отсюда оптически он кажется расположенным ближе всего.
Своей любовью к частым переносам столиц моголы, возможно, обязаны своему кочевническому происхождению. В 1638 году столицей вновь стал Дели, но Шах-Джахан часто возвращался в Агру, чтобы контролировать строительство Тадж-Махала. В один из таких приездов он приказал построить Жемчужную мечеть (Моти Масджит – Moti Masdjid). Эта мечеть является венцом архитектуры Красного форта. Элегантная, несмотря на гигантский размер, она уступает по своему гармоничному облику лишь Тадж-Махалу. К сожалению, допуск в большую часть форта ограничен, поэтому мы смогли увидеть только белоснежные купола этого шедевра могольской архитектуры уже на обратном пути, когда вновь подошли к Диван-и-Ам.
У нового правителя, его сына Аурангзеба, были новые приоритеты: сохранение государства и приведение в порядок государственной казны. Он ввел в государстве политику строжайшей экономии и постоянно ломал голову над проблемами государственных финансов. Поэтому в период его правления (на северо-западном углу) было построено лишь одно здание скромных размеров – Нагина Масджид (Nagina Masjid, Драгоценная Мечеть), выполненная целиком из мрамора. Следуем за туристами, переходим в следующий двор и упираемся в эту небольшую мечеть для женщин. Эта миниатюрная мечеть служит доказательством того, что даже далекий от сентиментальности и осуждаемый потомками Аурангзеб был человеком с большим вкусом. Увенчанная тремя куполами и с входом со стороны выложенного мрамором внутреннего дворика, она была построена для дам его зенаны (гарема). Возле нее, под прекрасным мраморным балконом с резными решетчатыми перегородками и арками в виде павлинов, находился Внутренний, или Зенана Мина Базар (Zenana Mina Bazaar), где придворные дамы могли выбирать такие товары, как шелк, ювелирные украшения и парчу, предлагаемые купцами, сами оставаясь при этом невидимыми.
Мы снова проходим вдоль сводчатой галереи, проходим мимо Диван-и-Кхаса. Попадаем к Кхас-Махалу и заходим внутрь. Солнечные лучи падают сквозь двери и забранные решетками окна, становится видно, как просвечивает мрамор с нанесенным на него «каменным ковром». Считается, что этот дворец представляет лучший образец рисунков по мрамору. Сводчатые окна, потолок, стены – здесь все покрыто сплошным рисунком. Солнечный свет наполняет это небольшое помещение теплом и создает ощущение позолоты. Сделайте фотографию у одной из оконных ниш – вы не пожалеете об этом!
Первоначально кирпичный форт принадлежал раджпутам, первое упоминание о нем относится к 1080 г. н.э. Афганский правитель Сикандер Лоди был первым из делийских султанов, кто перенес в Агру столицу и жил здесь, в форте. Он правил страной отсюда, и Агра приобрела статус 2-й столицы. Он даже умер в форте в 1517 году, а его сын Ибрахим Лоди, прожил в форте 9 лет, пока не проиграл первую битву при Панипате (в 1526 г.), во время которой и был убит. После этих событий крепостью завладели моголы, а вместе с этим и огромными сокровищами, включая знаменитый алмаз Кох-и-Нор. Бабур размещался в форте во дворце Ибрахима, он вырыл здесь водоем-колодец (baoli). Хумаюн был коронован здесь в 1530 году, но не смог удержать крепость. Акбар, понимая важность центрального расположения города, в 1558 году переезжает сюда, и Агра становится столицей. К тому времени крепость была в руинах, и Акбар перестроил ее из красного песчаника, который и дал форту его название. Стройка продолжалась 8 лет и была закончена к 1573 году.
Форт имеет форму полумесяца, прямая часть которой параллельна реке. Весь комплекс обнесен стеной, высота которой составляет 21 метр. Двойной крепостной вал имеет несколько массивных круглых бастионов. Однако время и история уничтожило многие из внутренних дворцов. Около 30 могольских зданий только и сохранились на юго-восточной стороне, обращенной к реке. К слову сказать, Агра Форт играет ключевую роль в произведении Конан-Дойля о Шерлоке Холмсе «Знак четырех».
Энциклопедические издания повествуют, что здешние здания смешанной индо-исламской архитектуры имеют в декоративных узорах запрещенные в исламе образы живых существ: драконов, слонов и птиц, вместо обычных традиционных узоров и каллиграфических надписей. Нам не посчастливилось найти таковые, может, повезет кому-то другому? Ищите!
Наше обследование крепостного комплекса носит хаотичный характер, мы то идем вперед, то возвращаемся обратно. И тут все дело в том, что многочисленные арки, переходы, двери манят, но и путают, нарушая последовательность. От правого золотого павильона Кхас-Махала, мы идем в следующий двор и оказываемся на так называемой территории Бенгальских дворцов. В эту часть входят дворцы Акбар Махал и Джахангири Махал.
Широкий коридор связывает Кхас Махал с Шах-Джахани Махал (Дворцом Шаха-Джахана), который поддерживают деревянные балки; его четыре палаты были некогда раскрашены яркими красками с золотым тиснением. Этот беломраморный далан (коридор), состоящий из 5 девятизубчатых арок, поддерживается двойными колоннами.
Шах-Джахани Махал (Дворец Шаха-Джахана) расположен между беломраморным Кхас-Махалом и Джахангири-Махалом из красного песчаника. Он является промежуточным между двумя основными комплексами жилых помещений двух различных времен. Это самая ранняя попытка могольского императора Шах-Джахана переделать существующее здание из красного песчаника в соответствии со своим вкусом. Это первый из его дворцов в Агра Форте, в нем есть большой холл, боковые комнаты и восьмиугольная башня с видом на реку. Вся конструкция из кирпича была покрыта толстым слоем белой штукатурки, на которую был нанесен цветочный орнамент. В те далекие времена стены дворца сияли и блестели, как мраморные.
Проходим в восьмиугольную выступающую башенку, которая в отличие от Муссаман Бурдж выполнена из красного песчаника. Украшением этого двухэтажного балкончика являются ажурные решетки-ширмы. Правда, из-за них в беседке царит полумрак, и сделать хорошие фотографии с собой не удалось.
Обозрев из этой беседки панораму стены с выступающей башней Ясмин, мы попадаем в возможно самую достойную внимания часть крепости. Это Jahangiri Mahal (Джахангири Махал), являющийся важнейшим Zenana дворцом (дворцом, принадлежавшим женщинам из королевской семьи). Этот дворец в основном использовался раджпутскими женами Акбара. За внешней праздностью жизнь в гареме была полна тайн, интриг и заговоров. Многочисленная родня каждой жены пыталась оказывать влияние на махараджу, чтобы укрепить свою власть, при этом они не гнушались даже убийствами.
Однако сделаем остановку перед входом в Jahangiri Mahal. Здесь на противоположной стороне виноградного садика Anguri Bagh, на углу внутреннего двора гарема можно увидеть интересную реликвию афганской экспедиции 1842 года, так называемые «Ворота Somnath», снятые с усыпальницы Mahmud Ghazni в ознаменование захвата города Газни британцами. Махмуд был известен тем, что начиная с 1001 года, он начал наступление на Индустан, и в короткое время завоевал Кашмир и Пенджаб. А ворота стали предметом самого необычного археологического промаха генерал-губернатора, лорда Ellenborough. В своем выспреннем провозглашении лорд идентифицировал их как ворота, высеченные из сандалового дерева, которые Mahmud, согласно традиции, снял с ворот храма (бывшего самым святым местом для индусов) побежденного им индуистского города Somnath в 1025. Индийцам было объявлено, что это реванш за 800-летнее оскорбление. Ворота были торжественно провезены через города Северной Индии в Агру и выставлены там с большой помпой. Фактически же ворота выполнены не из сандалового дерева, а из местной древесины deodar. Да и тип орнамента вызывает сомнение, что ворота были изготовлены в Газни. Одного взгляда востоковеда достаточно, чтобы убедиться в том, что они не могли быть воротами индуистского храма. Возможно, что ворота были уничтожены при пожаре, а эти были изготовлены для их замены. Да само изъятие этих ворот Махмудом из храма Somnath вызывет большое сомнение. Безусловно, это было необычным для махмудских грабителей обременять себя археологической реликвией, которую в те дни невозможно было продать.
А подкова, прибитая к воротам, как считалось принадлежавшая богине удачи, вообще-то была знаком, оставленным владельцем больного животного в честь его выздоровления после посещения святыни. Это был старинный обычай, свойственный кочевым племенам, которые считали лошадей, и скотину вообще, самым драгоценным имуществом.
Вес этой двери – полтонны, она выполнена из 8- и 6-угольных панелей, скрепленных друг с другом без заклепок и вставленных в единую раму. Идея отреставрировать ее и вернуть в храм Somnath была отвергнута. В любом случае эта дверь находится в форте Агры: то ли как трофей британской компании 1842 года, то ли как печальное напоминание об исторической лжи в Восточной Индии. Надо сказать, что рядом с каждым дворцом имеется информационная доска. Ищите эти доски, и читайте информацию, узнаете много интересного. Я попыталась частично привести их данные в моем вольном переводе.
Посредине небольшого двора, ограниченного со стороны реки высокой красной стеной, находилась резная выемка в полу: то ли колодец, то ли небольшой бассейн. От нее вниз за стену тянулся желоб, по которому, по-видимому, раньше подавалась снизу вода из реки Ямуна. В одном из высоко расположенных открытых проемов сидел большой обезьян и пялился на туристов, и именно в это время я услышала «сочный и могучий русский язык». Столь выразительно общались между собой две русские дамы, которым по-видимому уже остобрыдли бесконечные «махалы», и они, приехав за тридевять земель, обсуждали насущные для себя проблемы с использованием ненормативной лексики.
Мы покидаем открытое пространство с водоемом, и ныряем в прохладный внутренний дворик Джахангири Махала. Весь дворец – это массивный квадратный комплекс, который был построен Акбаром для своей жены-индуски Джодхабай, матери Джахангира. Отсюда и архитектура этого дворца полностью индуистская. Стены залов этого дворца обильно украшены резьбой по камню, консоли, простенки и поперечные балки имеют изысканную отделку. В отдельных местах можно заметить остатки декоративной отделки голубого и золотого цвета, выполненной в широко распространенном индо-персидском стиле.
В Джахангири Махал нашло отражение смешение черт Средней Азии, таких как веранда (открытая галерея-колонада) на восточной стороне с высокими изящными колоннами (каменный вариант деревянных деталей, характерных для среднеазиатской архитектуры) со стенами внутренних дворов, введенных в моду в более обширной традиции Гуджарат-Раджастхана по мере их проникновения в архитектуру начала 16 века при радже Ман Сингхе из Гвалиора. Это экзотичное смешение и рискованная эклектика допускает смелый подход в архитектуре. Этот заумный текст – моя попытка перевести информацию, почерпнутую на сайтах. А если говорить простым языком, то один из двориков этого дворца произвел на нас неизгладимое впечатление обилием деталей, навесов, поперечных балок, каменных красных сталактитов, свисающих с потолка. И все они были буквально бисерно орнаментированы. Это сколько же времени и тяжкого труда было вложено сюда! Уставшие от жары и впечатлений, мы присели на высокую платформу, чтобы сидя рядом с группой английских школьников, насладиться не только видом этих архитектурных изысков, но и чистейшим языком англичан.
Не знаю, открыты ли для посещения 3 нижних этажа этого дворца, но даже если и были, то мы их не посетили, так как всему есть предел.
Мы вышли из ворот Дворца Джахангири Махал, имеющего величественный фасад, и прямо перед нами, окруженная решеткой стояла гигантская чаша. Это был Хауз (Hauz) Джахангира, или цистерна, которую изготовили в 1611 году по его приказу из единого куска порфира. Ободок этой купальни украшен надписями на персидском языке. Ранее она была врыта в землю, и император возлежал в ней, наполненной водой с плавающими лепестками роз. За красивой решеткой не видно, какой глубины сия чаша, поэтому понять стоял ли правитель в ней, или плавал, трудно, но сознание того, что он осуществлял омовения в выдолбленной в камне лохани, впечатляет! В некоторых источниках говорится, что эта ванна, возможно, была свадебным подарком Джахангира, сделанным в 1611 году Нур-Джахан ("Свет Мира"), одной из самых влиятельных женщин своего времени. Лепестки роз, плавающие в воде, навели эту красавицу, имеющую блестящие навыки в администрации, политике, экономике, и культуре, на создание аттара – пряного косметического средства, рецепт которого используется и сегодня. А сам крем можно, задавшись целью, приобрести на индийских базарах.
Справа от купели – какие-то развалины. Это все, что осталось от самого южного дворца — некогда обширного Акбари Махала, построенного в 1571 г. Денег на реставрацию в государстве нет, поэтому допуск туда тоже закрыт.
Мы еще не лишаем себя надежды увидеть Моти-Масджит, и возвращаемся к Диван-и-Ам. Войдя в большой сад, в котором он расположен, понимаем, что попали в разгар киношного действа. Пробиться в первые ряды зрителей оказалось не так и трудно, но съемки уже подошли к концу, и нам удалось опять снять пару героев только сбоку. Видимо, снималась какая-то любовная сцена, так как актеры сидели под деревом, и мужчина бережно и целомудренно обнимал героиню за талию. Толпа сделала радостный выдох при окончании съемки этой сцены, а мы окончательно поняли, что увидеть мечеть мечты нам не удастся. К сожалению, большая территория форта до сих пор используется индийскими вооруженными силами. Не знаю, как удалось посетить ее другим туристам, чьи фото выложены на сайтах, но мы ограничились стандартной фотографией перламутровых куполов.
В заключение скажу, что Красный Форт Агры, безусловно, производит большее впечатление, чем делийский. И совершенно справедливо, что он, наряду с Тадж-Махалом в 1983 году был внесён в список всемирного наследия ЮНЕСКО. Единственное, что смущает везде – это некая безжизненность внутренних помещений, с которым мы впервые столкнулись еще в Китае. Это все равно как квартира с вывезенной из нее мебелью, пуста и печальна. Часы показывали, что внутри форта мы провели 2 часа.
На выходе из сада, попадаем в гущу поклонников актеров, которые радостно хлопают в ладоши, потому что их любимая актриса остановилась и дала желающим автографы.
А на выходе из форта успеваем-таки снять прекрасную героиню нового индийского шедевра. Она дежурно позировала, стоя рядом со своими индийскими, ошалевшими от счастья, поклонницами. Отдать должное, она была действительно хороша! Особенно поразили ее миндалевидные глаза и белозубая улыбка. Правда, надо сказать у индусов в основной массе у всех такие красивые белые зубы, и чем это вызвано?
Напротив входа в форт замечаем конную статую. Это памятник, посвященный овеянному легендами Shivaji. Он прибыл в Агру в 1666 году вместе с Раджой Джай Сингхом, чтобы быть принятым Аурангзебом. В помещении Диван-и-Кхаса его нарочно посадили за людьми более низкого происхождения. Взбешенный таким унижением, он в гневе покинул аудиенцию, за что его заключили в казармы Джай Сингха 12-ого мая 1666. Опасающийся заключения в тюрьму и казни, в соответствии с романтической легендой, в августе того же года он сбежал. Вот эта героико-романтическая конная статуя Shivaji и была сооружена перед фортом.
Наш водитель, увидев нас, замахал руками, показывая, где стоит его колымага. И это было правильно, в такой толчее рикш, мы бы навряд ли нашли его сами. Наш путь далее лежал к так называемому Бэби-Таджу. Рикша поворачивает направо, и мы едем вдоль стены форта, любуясь этим фортификационным укреплением-дворцом. Со стороны видно четкое разделение на «красное и белое», а обе восьмиугольные башенки дополняют красоту Аграпуры. На одном из перекрестков (вспомнив, что в Индии практически отсутствуют светофоры), мы немного напрягаемся. Всюду люди, кони, крики, свистки – чтобы ощутить все это, надо побывать здесь!
Чтобы попасть к усыпальнице, расположенной в 3-х километрах от города, необходимо пересечь реку Ямуну. Усыпальница Итемад-уд-Даулы стоит в центре Персидского парка. Входной билет сюда (с учетом купленного в Тадж-Махал билета) стоит 100 рупий. Красно-белые внушительные ворота ведут внутрь и уже издалека видно, какая нас ожидает красотища! Народу мало, и это помогает нам делать фотографии до полного удовлетворения. Единственное, что раздражало, это всевозможные помогаи, желавшие оказать нам услуги гида. Следуя нашему обыкновению, мы отмахнулись от всех, как от назойливых мух, и они сразу отстали, отдать должное.
Мирза Ghiyas Beg и его жена Asmat Begum прибыли из Ирана и служили при дворе Акбара. Как я уже говорила, про родственные связи, он был отцом Нур Джахан и дедом Мумтаз-Махал. Он носил титул I’Timad-ud-Daulah – хранитель сокровищ, и умер в Агре в 1622 году, на несколько месяцев пережив свою жену. 6 лет понадобилось их дочери, чтобы возвести их усыпальницу. А ее собственная могила, как и могила Джахангира, находится в Лахоре. Декоративные ворота с выступающим сводчатым портиком и монументальной аркой-проходом расположены в южной и северной части комплекса. Со стороны реки эта арка имеет террасу с балконом для отдыха. Красные ворота инкрустированы белым мрамором, что придает им нарядный вид. Настил из красного песчаника делит весь сад на 4 равные части, посредине имеется желоб для воды и предусмотрены резервуары для водных каскадов. Ярко-зеленый газон и деревья, растущие у стены, оставляют мавзолей открытым со всех сторон.
Каждая сторона главного здания усыпальницы имеет 3 арки, 2 из них забраны решетками тончайшей резьбы. Наверху имеется балюстрада с резным ограждением. На здании отсутствует купол, вместо него baradari (павильон) с 3 арками-окнами по каждой стороне, забранными решетками. Это сооружение свойственно персидской или могольской архитектуре, через свои 12 дверей позволяет сквознякам гулять внутри помещения. Высокопоставленные особы использовали его для назначения формальных и неформальных встреч в жаркую погоду. Над навесом возвышается пирамидальная крыша, украшенная стилизованными лепестками лотоса и навершиями (kalash finals) для соединения с космосом. А своды арок имеют такую замысловатую форму и украшены такой мелкой резьбой, что кажется, что это кружевная накидка.
Внутреннее пространство гробницы состоит из центральной квадратной залы, где собственно и стоят усыпальницы Asmat Begum и ее мужа Мирзы Ghiyas Beg, 4 прямоугольных комнат и 4-х квадратных по углам. Все эти помещения взаимосвязаны простыми дверными проемами. В угловых комнатах также имеются гробницы дочери Нур Джахан и других ее родственников.
Самым важным аспектом гробницы является ее разноцветный орнамент стен, состоящий из арабесок, цветочного и геометрического узора. Все это выложено в мозаичной технике и имеет всевозможные теплые цвета и оттенки меда с контрастными белыми и черными узорами.
Огромное внимание уделялось композиционной целостности, рисунку в целом, передаче местного колорита и своеобразия. Вазы для вина, чаши, венки из листьев, многолепестковые цветы, замкнутые розетки, стрельчатые мотивы, миниатюрные колонки-башенки гулгасты, кипарисы и другие иранские мотивы, типичные для искусства Джахангира, были использованы с подчеркнутой многозначительностью и символизировали идею изобилия и великолепия природы. Некоторые композиции были навеяны произведениями известных придворных художников, какие-то из них были выполнены, как гравировка, другие – рельефные. Все это вместе взятое напоминает тончайшую резьбу по слоновой кости. Все камни, используемые для декоративной отделки внешних стен, — местного происхождения. А уж фантазия их укладки в каменные мозаики всецело принадлежит «золотым рукам» местных умельцев.
Я бы не сказала, что эта усыпальница прототип Тадж-Махала, но безусловно – это шедевр бескупольного здания. Это первое здание, выполненное из белого мрамора, что означает промежуточную фазу в строительстве от гробницы Акбара в Сикандре из красного песчаника к беломраморному Тадж-Махалу. И как сказано на информационном стенде оно «отражает особенности изысканного иранца, похороненного здесь и более того, характер его строителя». От всего здания веет такой теплотой, солнечным светом, что забываешь, что это собственно кладбище, мы любуемся могилой, пусть и очень большой. Таковы традиции востока: создавать пышные и помпезные места последнего упокоения.
Думаю, что вы увидите сами, какой красивый задний фон создают ниши с ажурными решетками: сидя или стоя в этой живописной рамке, вы будете выглядеть сногсшибательно! Не упустите такой шанс! А еще испробуйте акустические свойства внутренних помещений, пропев пару нот.
Мы обошли по нескольку раз все внутренние помещения и само центральное здание снаружи. Прошли по прямой к павильону, выходящему на Ямуну, здесь уже сидели и отдыхали немногочисленные туристы. Решив взглянуть вниз, далеко ли вода, мы неосторожно приблизились к ограде и свесились через нее. Чумазая индийская детвора только и ждала этого момента: малолетние хулиганы быстро спустили трусы, наслаждаясь нашей растерянностью. Теперь нам стало понятно, почему все сидели в центре веранды, телодвижения юных мальчишек были далеки от здоровой восточной эротики.
Обратный путь через мост подарил нам много чудесных фотографий из обычной индийской жизни, при этом все попавшие в объектив люди радостно махали нам руками.
К 13.30 вернулись в отель и решили переждать жару, чтобы в 16 часов снова продолжить туристическую программу. Денег водителю мы еще не дали, да он и не просил: здесь все построено на доверии. В нашем отеле был бассейн, и мы с удовольствием насладились его прохладой и даже успели немного позагорать на пластиковых лежаках.
Большинство отелей, в которых мы останавливались, путешествуя по странам Азии, поражает искусностью аранжировки букетов из живых цветов, украшающих холлы. Этот тоже не стал исключением: роскошная композиция из цветов была не только украшением, но и элементом интерьера с его блестящими мраморными полами и ярким освещением. Все это было хорошо, но нас начинал беспокоить вопрос трансфера на завтра. Мы не знали, во сколько за нами должны заехать, чтобы отвезти на железнодорожный вокзал. Попытались выяснить это на ресепшн, и нам пообещали сразу известить об имеющейся информации.
В 16.10 мы вновь выезжаем на нашем «лихом коне», и во второй раз пересекаем реку Ямуну. Мы едем смотреть закат, полюбоваться, как солнце садится над «великой песней любви в камне».
Наш водитель легко общается с нами, шутит, но на подъезде к месту стоянки становится серьезным и дает нам неоценимый совет. Говорит он, едва разжимая губы, соблюдая конспирацию: все-таки негоже ему лишать государства доходных поступлений. Дело было в том, что глупых туристов, как баранов, направляли в сад с платным входом за 100 рупий. Будто-то бы только оттуда можно наблюдать закат над Тадж-Махалом.Мы воспользовались полученной информацией и повернули от стоянки направо и вниз. Цивильной дороги здесь не было, и мы шли аккуратно ступая, чтобы не наступить в святое коровье г…
С правой стороны видим небольшое скульптурное изображение мужчины на постаменте в синем костюме, очках и держащего книгу под мышкой. Читаем надпись и выясняем, что это Ambedkar, известный тем, что он был одним из первых неприкасаемых, получивших образование в колледже. Он получил степень доктора права и ряд других степеней за экономические и политические исследования (в частности, в Колумбийском университете и Лондонской школе экономики). Вернулся в Индию известным учёным, несколько лет практиковал как юрист, после чего начал политическую деятельность как борец за права неприкасаемых. Был основным автором проекта Индийской конституции.
Снизу от реки по песчаной дорожке шла группа женщин и детей. Женщины несли на головах (по восточному обычаю) огромные тюки с травой, за ними следовали их кормилицы – коровы.
Пытаясь запечатлеть эту жанровую сценку, мы, сами того не ожидая, ловим замечательный кадр: обыденное стадо коров на переднем плане и величайший мировой шедевр архитектуры Тадж-Махал. Усыпальница Мумтаз-Махал снова другого цвета, в лучах вечернего солнца цвет мрамора приобретает розовато-голубой оттенок. Небольшие группки туристов уже стоят на берегу реки и щелкают затворами фотоаппаратов. По высохшему руслу реки двигаемся и мы, чтобы подойти к воде, как можно ближе к монументу на противоположной стороне. На платформе Тадж-Махала, обращенной к воде, уже скопилось много народу, их движения напоминают муравейник, такими маленькими кажутся люди по сравнению с гигантскими пропорциями величественного сооружения. Хорошо, что техника шагнула так далеко и теперь, имея цифровой фотоаппарат, можно не бояться делать бесчисленное количество кадров, чтобы потом выбрать наилучшие.
Солнце, кажется, садится в тучи, и мы торопимся сфотографировать себя на фоне белоснежного купола за спиной. Продолжая рассказ о легендарной любви, мифы этой истории повествуют, что Шах-Джахан поседел за одну ночь после смерти любимой жены. А поскольку ислам запрещает изображения живых существ, то у шаха не осталось ее портрета, и он решил построить «лучший из дворцов», как вечное напоминание о ее красоте. Со стороны реки мавзолей оставлен открытым, чтобы его контуры были дублированы перевернутым отражением. Течение реки придает этому отражению ощущение миража, постоянно меняющегося и от этого кажущегося призрачным.
Исторические хроники повествуют о том, что для себя Шах-Джахан планировал построить гробницу именно на этом, противоположном берегу, но усыпальница должна была быть из черного мрамора и быть зеркальной копией Таджа. Потеряв вкус к жизни, он стал задумываться о приемнике. Ему был милее старший сын, единомышленник и либерал, но жизнь выбрала другого его сына, Аурангзеба, мусульманского фанатика. В благодарность за счастливое детство, сынок заточил отца в Красном форте на долгие годы, до самой смерти. И красивая легенда заканчивается очень печальной картинкой стоящего у тюремного окна немощного старика, некогда великого властителя, угасающим взором любующегося мраморным красавцем Тадж- Махалом. Ученые же, однако, единогласно не верят в такую экскурсионную байку, а продолжают исследовать тайный символизм мавзолея. А возможную причину смерти 74-летнего императора видят в слишком большой дозе наркотиков и сексуальных излишествах. Вот так разрушаются мифы…
Рядом с нами состязалась в изобретательности небольшая группа туристов-азиатов. Они прыгали, скакали, поднимали руки каким-то странным образом над головой, и все эти телодвижения друг друга фотографировали. Мы заинтересовались их композициями, и до нас дошло, что они пытаются воспроизвести популярные у туристов кадры, которые делают наторевшие в этом местные фотографы. И тут Остапа понесло, мы тоже включились в эту игру, корректируя друг у друга постановку рук, поворот головы и прочее, прочее. В результате мы смогли зафиксировать себя, держащими на своих ладонях минареты Тадж-Махала, отражающегося в воде. Долго экспериментировали, но все же добились того, что голову каждой из нас венчал, как шапка мономаха, центральный купол. Я уж и не говорю про самый простой кадр: «гигантским усилием воли» ты держишь на раскрытой ладони беломраморное чудо света. Все это действо вызвало массу веселья и восторга и у нас, и у молодых ребят (оказавшихся тайваньцами), которые включились в нашу игру и корректировали ее.
Солнце опускалось ниже, цветовая гамма поменялась местами: было небо голубым, стало розовым, а мрамор начал отливать синевой с сиреневыми полутонами.
Гигантский занавес упал, погас свет, декорации потускнели и исчезли во мраке, остались только сказочные воспоминания …
Уже почти в полной темноте мы вернулись на стоянку. Напоенные величественными впечатлениями и помня доброту нашего добровольного гида-извозчика, мы решили поощрить его чаевыми, чего никогда не делаем. Но тут был особый случай, он вел себя очень достойно и во многом помогал. Мы уже думали, что программа на сегодня закончена, оказалось не тут-то было! Водитель умоляюще попросил нас посетить магазин его шефа. Он сам сказал, что там товар дорогой, но нам не обязательно покупать что-то, надо просто уважить его босса. О чем разговор?! И еще: нас попросили не говорить, о вчерашнем посещении магазина «У Саши». Что значит конкуренция… В конечном итоге мы снова оказались у дружелюбного Саши, который встретил нас прохладительными напитками и чаем. В результате торга за 40$ были куплены в комплект к кольцу и серьги с цирконом, тем более, что Саша, как и обещал, сделал к ним английский замок. А в магазине первого этажа Валю обрядили в индийское сари, и мы попросили запечатлеть сей наряд в компании с владельцем магазина. Темнокожий колоритный индус в белой одежде был чудесным дополнением к Валиному торжественному наряду. Следующим – был небольшой обувной магазин при фабрике кожаных изделий. Здесь пришлось пополнить свои покупки приобретением чудесных узорчатых тапок из кожи верблюда. У тапок была смешная цена – 100-150 рублей. В заключение мы попросили завезти нас в какую-нибудь аптеку, так как надо было купить кое-какие индийские лекарственные препараты, что мы выполнили с успехом.
По дороге в отель, попросили нашего рикшу немного подождать. Нам хотелось вручить ему небольшие сувениры из России. Он деловито спросил, есть ли у нас какие-нибудь вещи, так как у него двое детей и их надо одевать. Расчувствовавшись, мы сфотографировались у его таратайки, встав так, чтобы не заслонять ее номер. И только тут мы увидели, что у нашего водителя одна нога короче другой. Несмотря на это, он трудится и старается дать своим детям достойное образование, которое стоит недешево во всем мире. У входа в отель нас встречал роскошный индус в белой ливрее с ярко-красным поясом и чалмой. Столь колоритную фигуру с усами и бородой в половину щек невозможно было оставить без внимания. На ресепшн для нас не было оставлено никаких сообщений, и мы на всякий случай договорились с нашим водителем, чтобы рано утром он подогнал еще пару других рикш, чтобы доставить нас на вокзал. Расстались друзьями, взяв его визитку и обещав направлять к нему других известных нам туристов. Спасибо тебе, дорогой! Такие теплые воспоминания о нем являются прекрасным дополнением к общим впечатлениям об Агре.
Я – знаменитая кошатница и приобретаю фигурки котов во всех странах, где бываю. Не обошлось и в этот раз. Замечательная шкатулка в виде величественного кота из папье-маше, покрытого лаком, достойно украсила мою коллекцию индийским образцом.
Узнав потребное время поездки до вокзала и крайний срок отъезда, мы решили, что утро вечера мудренее. Бессмысленно было сегодня ломать голову над тем, что день грядущий нам готовит. Как Скарлет О'Хара, мы решили, что подумаем об этом завтра.
Итог дня: посетили Тадж-Махал, Красный Форт, Усыпальница Итемад-уд-Даулы. Расходы на входные билеты – 1 100 рупий

9 день
17 октября 2008 г. – пятница
Агра – Джанси – Гвалиор — Орчха

Утренний подъем снова был ранним – в 5.30. Позавтракать нам предстояло до 7 утра, и не дождавшись Катю, мы спустились вниз. Наш завтрак уже был в полном разгаре, а Катерины все еще не было. Когда она появилась, то поведала нам ужасающую историю своих приключений. Будучи обычно лоцманом во всех наших путешествиях, умеющая хорошо ориентироваться по карте, Катя впервые заблудилась.. И где? – в отеле! Сделав лишний поворот, она оказалась у незнакомого лифта, который остановился на полпути из-за отключения электроэнергии. Катя даже лишилась аппетита, и поэтому завтрак мы закончили одновременно. Вернувшись в номер, я с тоской глядела из окна на отъезжающие автобусы с туристами. Пережив утренние ужасы, Катя была уверена, что все будет в порядке, в соответствии с имеющимся у нас на руках ваучером. И тут зазвонил телефон, и нам сообщили радостную новость о прибывшем за нами трансфере. В 8 утра мы спустились вниз и тут выяснилось, что в радостной эйфории отъезда, мы закрыли дверь, оставив ключ внутри.
Гид, прибывший за нами, начал подгонять служащих отеля, и если бы не он, то проблему так быстро не удалось бы решить. 2 больших туристических автобуса, погрузив вещи и туристов, отбыли из отеля, следом покинули его и мы, помахав на прощанье рукой нашему верному велорикше, стоявшему у ворот отеля.
В целях экономии мы везде поменяли минивэн на стандартный автомобиль и уж точно нигде не заказывали сопровождающего. Однако именно здесь он оказался как нельзя кстати. И машина вместо стандартной оказалась большим новехоньким джипом. Сопровождающий оказался словоохотливым смешливым человеком, который не только подвез нас на вокзал, но и стоял там с нами до момента посадки на нужный нам поезд. Единственным неприятным моментом было то, что машину поставили довольно далеко от входа, и нам пришлось тащить наш багаж по гравию. Чемоданы, хоть и имели колесики, но тот, кто пробовал волочить его по неровностям, меня поймет.
В программах туров был особо выделен данный маршрут Агра – Гвалиор на поезде «Шатабди-Экспресс». Купились на эту фишку и мы, хотя оно того, возможно, не стоило. Стоимость проезда на этом маршруте составляла 415 рублей и нам предстояло проехать 119 км, проведя в пути час с небольшим. Наш поезд № 2002А/BHOPAL SHTBDI должен был отправиться в 8.32, но по традиции он опоздал. У нас был вагон С4, возле предполагаемой его остановки мы и стояли в ожидании. То, что мы стоим в нужном месте, подтверждал платформенный указатель. У нас были электронные билеты, плохо отсканированные, и мы немного побаивались, как все пройдет. Прочитанные нами сайты про железнодорожный транспорт в Индии предупреждали нас о всевозможных ужасах, поэтому мы были настороже. Мы стояли на платформе, прилегающей к зданию вокзала, широкий навес ограждал нас от солнца, а слабый ветерок немного обдувал лица. Гид выдал нам много полезной информации, как будем садиться и где нам надо выходить. Кроме этого, он веселил нас различными анекдотами. Вокруг была обычная вокзальная сутолока, сновали бесконечные торгаши, предлагающие огромных деревянных раскрашенных попугаев и прочую туристическую дребедень. Рядом с нами обосновался продавец с тележкой, его ассортимент состоял из воды и каких-то обжаренных лепешек. По громкоговорящей связи транслировались какие-то объявления, достаточно невнятно. По путям бродили чумазые дети, что-то подбирая и кладя за пазуху. Было непонятно, то ли они собирают мусор, то ли ищут себе пропитание. Большие крысы составляли конкуренцию нищим бродяжкам. На соседний путь прибыл голубой состав. Внешне он выглядел как наш обычный поезд, только в окнах не было стекол, они просто были забраны решетками – такой естественный кондиционер в пути. Наш гид в восхищении качает головой, подчеркивая, что у нас будет очень хороший поезд, с кондиционером, а это — так, для простых людей.
Пассажиры стоят в ожидании экспресса, в основном это европейцы, и большинство из них с рюкзаками за спиной. Наш скорый поезд, идущий из Дели в Джанси, наконец, прибывает, опоздав всего на 20 минут. Заходим в вагон, аналогичный нашим в межобластном сообщении в его худшем варианте с единственным преимуществом в виде кондиционера. Самолетные кресла по 2 и 3 штуки в ряду были направлены в одну сторону, и мы заняли места рядом. У проводников на посадке была специализированная темно-синяя униформа и красная чалма. Однако билеты по ходу следования у нас проверял проводник в обычном (ставшим уже международным) синем костюме с голубой рубашкой. Нас, иностранцев, также охраняли суровые дяди в военной форме и с «ружжом», которые периодически делали обход состава. Один из этих вояк позволил сфотографировать себя, встав во фронт. Глупые, мы еще не знали, что через некоторое время в Бомбее такие же военные будут рисковать жизнью, чтобы освободить заложников-иностранцев.
Вместе с нами в вагоне ехала та самая группа английской молодежи, с которой мы столкнулись в Красном Форте. Они оказались школьниками из Эдинбурга. Всю дорогу они веселились, строя рожицы за нашей спиной, в то время как Катя делала фотографии. Время в пути пролетело незаметно, и вот уже в 10.10 (9.51 по расписанию) на платформе железнодорожной станции города Гвалиор нас встречает наш делийский водитель.
Эта часть маршрута несколько раз менялась нами. Первоначально мы должны были ночевать в Гвалиоре, но изучив внимательно расстояние дальнейшего нашего маршрута и приняв во внимание длительность светового дня, мы сделали кое-какие изменения. Гвалиор мы посещали проездом с тем, чтобы еще до темноты успеть осмотреть еще и город Орчху. Такие изменения были обусловлены нашим желанием более полно осмотреть храмы Кхаджурахо.
Итак, Гвалиор.
Город Гвалиор(Gwalior) расположен в штате Мадхья-Прадеш. По этим адресам — komandirovka.ru/googlemaps/?I… mapsofindia.com/maps/madhyapr… можно посмотреть карту города.
История это старинного города – это целая сага о королевском прошлом. Скальные рисунки, археологические находки, датируемые железным и каменным веками, подтверждают древнюю историю города, когда он еще был известен как Gopadri или Gopgiri. Однако свою известность город приобрел в 5 веке н.э., когда один из раджпутских князей основал здесь крепость. В дальнейшем владельцами этой крепости, а заодно и города, становились поочередно различные раджпутские династии. В период 1232 – 1398 г.г. она находилась в руках мусульман, далее снова правили раджпуты, а после первой битвы при Панипате Гвалиор влился в империю Моголов. Далее в 1755 году им завладели представители династии Синдхия, и город стал столицей небольшого княжества. Своим именем город обязан легендарному святому Гвалипе, жившему в YIII веке. Местная легенда гласит, что этот отшельник излечил от проказы раджпутского принца Сурадж Сену (Suraj Sen).
Въехав в город, мы сразу направились к городской крепости – Гвалиорскому форту, который считается самым большим скальным фортом в Индии. Наш безмолвный водитель, окончательно понявший, что мы не планируем вовлекать его в сити-туры, неопределенно взмахнул рукой, указывая, куда нам идти, чтобы попасть в крепость. Заплатив всего 100 рупий, мы попали внутрь огражденной территории. Удачно расположенный на утесе, форт был достаточно неприступен, как крепость, а своими дворцовыми покоями и массивными стенами произвел впечатление даже на пресыщенного Акбара. На территории форта, как водится, располагаются целых шесть дворцов, три храма, а также несколько водных резервуаров и цистерн, а кроме того, престижная общественная школа и новая сияющая сикхская гурдвара.
madhyapradeshtourism.gov.in — здесь карта форта.
Выйдя на открытый участок, мы увидели крепость во всей красе и поняли, что только ради этого стоило заезжать сюда. Классический тур «Золотого треугольника» по Индии не предполагает посещение как города Гвалиор, так и Орчхи. Однако впечатленные рассказами туристов, мы решили вписать в наше путешествие оба этих два города, о чем однозначно не пожалели. 90-метровый утес возвышается над городом и с этой высоты он виден весь, как на ладони.
По периметру стены форта имеют длину в 5 километров, а его стена петляет по склонам этой горы. Вниз с этого холма открывается восхитительный вид на город. Все было бы ничего, если бы с нами не увязались очередные гиды-самоучки, канючившие свои тексты противными голосами. Жаль их, бедолаг, конечно, но что делать, если мы сюда едем за тишиной и спокойствием? А знания? Что ж знаний-то у нас поболе будет…Несмотря на некую обветшалость, стены дворца все еще несут следы глазурированной плиточной облицовки. И что интересно, наряду с витиеватыми орнаментами, здесь в качестве украшений используются изображения слонов, павлинов, крокодилов и таких милых утят. На фоне плиток насыщенно-синего цвета этот хоровод одуванно-желтых милашек смотрится как-то по-детски сказочно и очень по-доброму! У меня сложилось такое ощущение, что все открытые части беседок и галерей верхних этажей нынче заложены по разным соображениям, одно из которых безопасность посетителей. Часть плиток отвалилась, но если представить дворец в его первозданной красоте, то такого мы еще не видели! Судя по информации турфирм, это должен быть дворец Ман Мандир, являющийся лучшим примером архитектуры хинди. Обходим дворец и читаем информацию, размещенную при входе в этот дворец: «Всего во дворце 4 этажа, где два расположены под землей. План третьего этажа состоит из двух открытых дворов и различных комнат, которые поддерживают декорированные столбы и скобы». Этот дворец был построен в период с 1486 по 1517 гг. Томарским правителем Ман Сингхом. Чтобы не запутаться, его иногда еще называют Чит Мандир (Chit Mandir), или «раскрашенный храм». И это-то понятно, разнообразная цветовая гамма керамической плитки (точнее ее остатков) дает основание к такому названию. Не ясно только почему на каменной информационной плите он назван Ман Сингх (Man Singh Palace). Именно благодаря этому дворцу город снискал себе славу «жемчужины в ожерелье замков Индии».
Предъявив билет на входе, попадаем во внутренние помещения дворца и, кажется, здесь царит совсем другая жизнь с прохладой, веющей от стен, сложенных из желтого песчаника, с бесконечным лабиринтом комнат, разнообразной каменной резьбой, которой не перестаешь удивляться, сколько бы ее не видел. Практически, в какую бы комнату мы не заходили, тут же материализовывалась пара-тройка индусов. Поскольку мы не покупали билеты для фотографирования и видеосъемок, нас эти неожиданные появления напрягали своей неожиданностью. Были ли это служители форта, или просто любопытствующие, мы не поняли, но через какое-то время перестали обращать на них внимание и спокойно фотографировали все, что радовало глаз.
Дворец создавал впечатление вырубленного в скале, а солнце так удачно освещало его, что многочисленные фотографии сохранили все его очарование. Так и кажется, что между колоннами вот-вот прошелестит легкая поступь многочисленных жен махараджи, прошуршит шелк одежд, прозвенит женский смех. Женщинам гарема не пристало появляться среди мужчин, но правители были людьми культурными, и женам не возбранялось обучаться музыке, только делать они это могли через прекрасные ажурные каменные перегородки (джали).
Фигурки фантастических животных, павлинов, слонов, драконов поддерживают балки перекрытий. Лестницы, ведущие в нижние этажи, не освещаются, но при желании за определенную мзду вам посветят фонариком. Решаем, что самое красивое можно увидеть при свете дня, а поэтому нет нужды лезть в темноту, рискуя во что-нибудь наступить. Тем более что мы хорошо запомнили и печальную информацию, касающуюся дворца. Чтобы творить правосудие, «не отходя от кассы», кроме жилых помещений в нем были темницы, в которых содержались заключенные могольских императоров. Так Аурангзеб заточил здесь своего брата, а позднее и вовсе сделало ему «секир-башка».
Выйдя из дворца, идем направо и попадаем в часть крепости, не подвергшуюся реставрации. Мы ищем Викрам Мандир (Vikram Mandir, 1516 г.), расположенный рядом с Ман Мандиром, о котором прочитали на сайте. Там же было сказано, что этот самый Ман Мандир «соединяется с главным дворцом Ман Сингха сетью проходов, спрятанных в толстых внешних стенах». Возможно, это был именно он справа от нас, но идти туда не хотелось, так неважно он выглядел. Минуя узкий проход между двумя темными от времени зданиями, оказываемся в большом внутреннем дворе с какими-то постройками. Среди остатков ныне заброшенных дворцов бродят коровы и козы. Предполагаем, что эти руины могут быть дворцами Джехангири (Jehangiri) и Шах-Джахан (Shah Jahan). А высокая башня с колоннадой — Карам Мандир (Karam Mandir). Рядом – водоем, заросший травой. Еще несколько лет назад туристы выкладывали фотографии, на которых он был наполнен водой. Продвигаться вперед мы не стали, поэтому еще одно печальное место мы не нашли. Я имею в виду Джаухар Кунд (Jauhar Kund), большой, водяной бак, в котором в 1232 г., следуя раджпутским традициям, жены покоренных армией Илтутмыша мужей (после 11-месячной осады) осуществили жертвоприношение сати – акт массового самосожжения. Трагическая история, которую помнят стены этого дворца.
Здесь в тишине и спокойствии, кажется и время остановилось. И только обнаруженная нами пушка напомнила о воинской славе этой крепости. История города неразрывно связана с героической женщиной, стяжавшей славу Орлеанской девы. А было это в 1858 году, во время восстания сипаев, когда раджа Джанхси и его супруга оказались по разные стороны баррикад. Раджа примкнул к англичанам во главе с сэром Хью Роузом, а его жена Рани из Джанхнси (или Лакшми Бай), со своими телохранителями сражалась до последнего и погибла в неравной схватке.
Мы возвращаемся на исходную позицию к дворцу Ман Сингха, пытаемся сориентироваться, где же Археологический музей и множество ворот, о которых написано во всех туристических сайтах. Найти музей нам не удалось, а вот одни ворота мы все же нашли, причем довольно случайно, спустившись сразу вниз за углом дворца. Это были ворота Хатия Паур (Hathiya Paur, или «слоновьи»), с двумя боковыми башнями. Оказывается это были пятые, последние ворота, и именно через них можно было попасть в Ман Мандир, если идти по той дороге, которая лентой вьется вниз за ними.
Закрыв за собой деревянную дверь в воротах, на небольшую площадку к нам высыпала ватага местных хулиганов, хохочущих и всячески извивающихся в попытке изобразить нас. Нам стало неспокойно, хоть и белый день, да, кто его знает, что у них на уме? Мы с Катей, не успев не только сфотографировать ворота, но и толком осмотреться, поворачиваемся и уходим. Мы думали, что Валя идет за нами, и обнаружили ее отсутствие только, когда услышали ее крики. Она не заметила, что мы ушли, а оставшись одна, в компании наглых индусов, не пускавших ее в ворота, испугалась и стала нас звать. Этот инцидент своей неожиданностью и необъяснимостью оставил у нас некий неприятный осадок.
Мы топтались на одном и том же месте, злясь на отсутствие указателей и, понимая что еще не осмотрели знаменитые храмы Сасбаху. В общем, пользуясь интуицией и будучи упрямыми, мы 10 минут идем по жарище. Проходим какую-то калитку, с правой стороны какой-то садик с посадками и вдруг с левой стороны открывается небольшая ниша каменной кладки, поддерживаемая 4 колоннами. Это какой-то остаток чего-то. Прелесть заключалась в том, что в каждой арке, как на сцене театра, между колоннами стояли ослик, коза и пара овечек. Они наблюдали за нами, а мы за ними. Именно этот момент придал разрядку напряженности, так как мы уже собирались повернуть назад, думая что вышли за пределы форта, внутри которого и должны были быть искомые нами храмы.
На перекрестке двух дорожек повстречали индийских студентов, которые любезно подтвердили, что мы на правильном пути. И вот они — храмы, огороженные и с будкой контролера на входе. Эти храмы расположены на восточном склоне холма Gopadri. Мы предъявили билет и оказались на небольшой площадке, с которой открывался не менее впечатляющий вид на город внизу и на саму крепостную стену и Ман Мандир. Храмы Сасбаху (Sasbahu) в разных источниках называют по-разному: то «свекрови и снохи», то «свояченицы и невестки». Храмы старинные, воздвигнутые в 10-11 веке основателями форта — раджупутами династии Каччваха. Нам сразу же бросилось в глаза их схожесть с храмами индийского города Хампи. Стоящий ближе к краю храм меньшего размера Daughter-in-law (Храм невестки) – это открытый портик с крышей сложной ступенчатой конструкции. Он посвящен Шиве и имеет множество скульптурных изображений. Больший храм Свекрови (Mother-in-Law), посвященный Вишну, с фигурно вырезанным основанием и фигурами божеств при входе. Четыре гигантских колонны, поддерживающие тяжелую крышу, украшены причудливой резьбой. В середине зала находится мандапа (зал для собраний, входной холл).
На нагретых солнцем ступенях, ведущих в Храм невестки, сидела очередная группа индусов. Я не думаю, что это были туристы, они производили впечатление жаждущих заработать на чем угодно. Даже на том, чтобы покинуть занятое ими место, чтобы туристы могли сделать хорошие фотографии. Вот такой у них бизнес… Мы сделали фотографии с другой стороны, правда там не было лестницы, и мы делали это с риском, забираясь наверх. Желая сделать фотографии внутри, мы все же выгнали юных предпринимателей. Сделали мы это напрасно, так как освещения было недостаточно, и кадр не стоил того. Внутри колонны были украшены человеческими фигурками, но внизу они были почти полностью оббиты и сохранились только наверху. Катя охладила наш пыл, сказав что в Кхаджурахо нам представиться лучшая возможность поснимать.
Перед храмом Свекрови поставлена скамейка, и каждый может сесть на нее либо лицом к этому храму, либо к нему спиной, но лицом к храму невестки. Это уж кому, что больше нравится… Но кадр в любом случае из серии «must be done».
В сопровождении группы индийских школьников младшего возраста заходим внутрь храма Свекрови. Любуемся разнообразием фигур и фантазией скульпторов, сотворивших такую резьбу. Солнечные лучи проходят через оконные проемы трех уровней и замечательно освещают все внутри, позволяя сделать контрастные фотографии. Дети – есть дети, они одинаковы во всем мире: вполуха слушают своего учителя. А мы отмечаем, что экскурсия идет на хорошем английском языке в доступной для детей форме.
Покинув такое замечательное место, мы не пытаемся экспериментировать и идем обратно к Ман Мандиру, откуда и возвращаемся к машине. Мы сердимся на водителя, потому что он мог бы подвезти нас к последним двум храмам, и тогда бы мы не таскались по жаре. В спланированном нами путешествии, что было подтверждено ваучером, был обозначен сити-тур по Гвалиору, поэтому мы желали увидеть здесь еще что-нибудь. Мы попытались объяснить это водителю, но он не понимал (или делал вид), что конкретно мы имеем ввиду. Пришлось сказать, что хотим увидеть большую белую мечеть, которую мы видели сверху от храмов Сасбаху. Складывалось впечатление, что водитель был здесь впервые, так как он долго крутился вокруг да около, пока не подъехал к нужному месту. А был это сикхский храм, или Гурдвара Дата Банди Чод (Data Bandi Chhod), что означает "Врата Гуру". Зачастую эти гурдвары строятся в исторически важных для сикхов местах. Так, и это огромное беломраморное здание с золотыми шпилями, построено для увековечения памяти сикхского героя, плененного в форте. Легенда гласит, что в 1619 году одного сикха пленил король Гвалиора. Вскоре под впечатлением общения с ним, император решил его отпустить, на что сикх ответил отказом. Мотивом его отказа было то, что нужно освободить еще 52 пленника. Император пошел на хитрость и пообещал отпустить только тех, кто будет держать мантию этого гуру. Хитрый сикх приказал изготовить огромную мантию и настал день, когда она была готова и все 52 человека держались за ее края. И случилось это в день празднования Дивали. С этого времени сикхи отмечают этот праздник, как День освобождения пленников. В гурдваре происходят важнейшие мероприятия жизни сикхов: там организуются школы; предоставляется ночлег и пропитание. Паломников, желающих посетить этот храм, привозят сюда в специально переоборудованных в общественное транспортное средство грузовиках. Выглядит это так: грузовик по высоте делится горизонтальным настилом на 2 части и, похоже, мужчины и женщины едут отдельно. Нижний ряд вынужден сидеть в темноте, тогда как верхний, находящийся в более выгодном положении, может видеть проносящиеся мимо дома, поселки, поля и скот.
На осмотр храма мы отправили только Катю, сами остались в машине. Кто знает этих экстремистов, вдруг им что-то не понравится в нас, европейцах? Катерина, сделав несколько снимков, быстро возвращается. Это место выглядит зеленым оазисом с красивым цветником посредине скудной, выжженной солнцем растительности форта. Однако, ничто человеческое не чуждо здешним людям: рядом с нами остановилась тележка, на которой что-то жарилось, а под балюстрадой самого храма продавались какие-то вещи первой необходимости.
Теперь нам захотелось увидеть скальные статуи. Мы на разные лады твердили водителю, что хотим видеть Budda in caves, но он никак не понимал нас. Мы ехали вниз и пытались объяснить, что видели эти огромные статуи на пути вверх. Хорошо, что он ехал тем же путем, и мы смогли увидеть, наконец, то, что хотели. Однако останавливаться он не собирался, а мы не успевали на ходу сделать фотографии. Мы буквально заорали на него «Stop, Stop!!» Когда он остановил машину на специально выделенном для этого пятачке перед высеченными гигантами, Валя «с прынцыпа» не ограничилась съемками издалека, а пошла ближе. Из ниоткуда возникли два пацаненка, предлагая нам себя в качестве фотомоделей. Выйдя из кондиционированной машины, мы быстро нырнули обратно, справедливо полагая, что подождем Валю внутри. Водитель, молча, сидел, надувшись, и неодобрительно следил за Валиными передвижениями.
Оказывается, эта гора была использована не только для строительства защитного сооружения, в этом утесе с 7 по 12 век были высечены из песчаника гигантские фигуры божеств. Это время было периодом расцвета в Индии джайнизма (Джайнизм — одна из древнейших религий Индии, а также религиозно-философское учение, считающее священной каждую жизнь). Эти колоссы изображают тиртханкар, что означает «создатель протора" — брода, ведущего к другому берегу через океан бытия».
Джайнские скульптуры вырублены в нишах, некоторые из них стоят, другие сидят. Здесь все имеет определенное значение: поза, положение ног, рук и пальцев. Образец таких же скальных фигурок мы видели в Китае, в г. Лоян, и уже тогда они произвели на нас большое впечатление.
Как гласит путеводитель «наибольшая из двух основных групп расположена вдоль юго-западного пути в форт, по крутому склону долины Урвахи (Urwahi). Самое большое изображение, сбоку от дороги около Ворот Урвахи, представляет собой портрет Адинатха, высотой в 19 м, с декоративно украшенными грудными сосками, курчавыми волосами и отвислыми мочками ушей, стоящего на цветке лотоса рядом с несколькими меньшими статуями».
Эта группа расположена справа, если ехать сверху-вниз. Слева в узком ущелье также имеются аналогичные фигуры, правда, не знаю, можно ли к ним подобраться.
Все мужские фигуры исполинских учителей изображены нагими, что также характерно для джайнистской веры и обозначает полное отрешение от мира. У некоторых фигур отбиты лица, у некоторых причинное место – это дело рук злобных солдат могольской армии. Хорошо сохранилась лишь несколько фигур в окружении слонов и с нимбами в виде лотоса над головами. Они попирали ногами небольшие фигурки невиданных зверей, включающие потирающего живот кота. Однако горизонтальная перекладина расположена в аккурат в нужном месте, чтобы сберечь целомудренность глаз посетителей. Основатель джайнизма был современником Будды, поэтому многое в этой вере аукается с буддизмом. Это и «непротивление злу насилием», и смирение перед страданиями в этой жизни, и надежда на получение спасения в другой. И уж, конечно, принцип «не убий» относится к ним в прямом смысле, так как они не едят пищу животного происхождения и даже молочные продукты для них – табу. Убийство даже комара почитается за великий грех, так что «птичку жалко» это не смешно, а очень серьезно для них.
Каменные истуканы видели многое в своей жизни, поэтому стоящие фигуры безмятежным взглядом проводили и нас, а медитирующие продолжили свое созерцание. А мы в 13 часов покинули Гвалиор, не успев посетить в нем усыпальницу придворного музыканта Акбара (Тансена) и дворец Джайвилас.
Нам предстояло проехать 135 километров по территории штата Мадхья Прадеш. Центральный штат в Индии состоит из равнин с чахлыми кустарниками и густых лесов, составляющих треть всех лесов страны, так что у нас была возможность изучить и климат и географию страны, пусть и из окна автомобиля. У нас еще хватало запала глядеть по сторонам, и мы на лету схватывали картинки индийской жизни. Дети, моющиеся под струей воды рядом с железнодорожным переездом, овца с прической «ирокез», бесконечный ремонт дорог и объезд уже отремонтированных, но закрытых для проезда уложенными поперек камешками, ворота в никуда, а на них надпись «college», бесконечные чек-поинты (пропускные пункты) почти в каждой деревне с бандитского вида контролерами. Все это в конечном итоге уморило нас, мы задремали и не заметили, как к 15 часам приехали в город Орчха, все еще в штате Мадхья Прадеш (здесь карта города -mapsofindia.com/maps/madhyapr…).
Я уже писала, что город Орчха вписался в наш маршрут благодаря отзывам туристов, спасибо им. Правда, мы не сразу единогласно решились на это. По времени получалось, что мы заезжаем в этот город к вечеру, ночуем там и утром стартуем далее. Первоначальный план был таков: ночевка в Гвалиоре, на следующий день переезд в Орчху и осмотр храмов в первой половине дня, к вечеру приехать в Кхаджурахо и успеть что-то осмотреть, чтобы наутро улететь в Варанаси. Посещение Кхаджурахо было небольшим крюком на нашем пути, и раз мы все же решились его сделать, то хотелось осмотреть знаменитые эротически храмы не галопом. Перед поездкой крутили-вертели по-разному, а тут еще и турфирма не порадовала тем, что авиабилетов из Кхаджурахо в Варанаси нет, нас могут только поставить на waitlist. Соглашаться на сомнительное бронирование билетов, чтобы на месте отвлекаться на решение этих проблем, мы не решились. Так нарисовался вариант с автомобильным трансфером, а это означало, что с одной стороны мы не так уже и были привязаны ко времени отъезда. В общем, от ночевки в Гвалиоре мы отказались в пользу Орчхи, о чем не пожалели.
Средневековый дворцовый город Орчха, расположенный на реке Бетва, встретил нас облупившимися зданиями, узкими улочками и наличием туристов. Хорошо, что водитель не знал дорогу к отелю, и стал ее спрашивать у прохожих, и мы вовремя смогли скорректировать его намерения.
В оплаченном нами маршруте и выданном ваучере в городе Орчха тоже был запланирован сити-тур на машине, поэтому мы огласили список своих пожеланий. Взаимное недопонимание нарастало, водитель тяжело вздохнул и обреченно поставил машину на стоянку. У нас было 2 часа светового времени, а стоянка находилась прямо напротив островка-крепости. С расположенного рядом view-point’а, перепустив группу туристов, запечатлели арочный мост через реку и высокие стены замка. Вид яркой зелени по берегам, изумрудной воды в реке, и отражающегося в ней замка, омрачало только одно – запущенность этих построек. Мы решили не сразу идти через реку, а немного побродить по городу.
История Орчхи проливает свет на славное прошлое северного округа штата Мадхья-Прадеш, и на его царственное положение в составе древнего княжества Бунделкханд (Bundelkhand), исторической области в центральной части Индии. Легендарный правитель Рудра Пратап Сингх из раджпутской династии Бундела основал город Орчха в 16 веке, он же и стал первым его князем. Имя династии –Бундела- произошло от одного из основателей рода, который пожертвовал то ли 5 вражеских голов, то ли 5 капель собственной крови местной богине. За это его деяние его стали называть «Vindhyela», или «тот, кто совершил приношение кровью». Холмистая местность, отдаленность, защищенность джунглями – все это как нельзя лучше подходило для строительства укрепления, а затем дворцов и храмов.
На протяжении многих веков город боролся с превратностями судьбы. Исторические хроники города повествуют о том, что раджа Jujhar Singh, бывший властитель Орчхи, восстал против величественного могольского монарха Шах-Джахана в 17 веке. Эта тактическая ошибка имела губительные последствия и вскоре в период с 1635 по 1641 г. могольская армия захватила власть в этом княжестве, устроив при этом кровавую резню и разрушения. Тем не менее, вскоре княжество Орча выросло в мощную империю. Это был единственный штат, который не сдался маратхам (нация юго-запада Индии) в 18 веке, чем подтвердил свою славную репутацию.
В длинной череде правителей Орчхи Махараджа Hamir Singh был еще одним знаменитым монархом, правившим в период с 1848 по 1874. Его приемник взошел на трон в 1874 году и поставил своей целью упрочить положение штата, обеспечить развитие инженерных и ирригационных систем. Фактически, именно в период его правления Орчха достигла зенита своего процветания. В 1950 году штат вошел в состав объединенной Индии.
Тихий сонный городок вполне оправдывает свое буквальное название «спрятанное место», так как величественные монументы минувших эпох долгое время оставались забытыми. Время не пожалело здания, но в какой-то мере заброшенность этого места помогла сохранить все в первозданном виде и сегодня сюда потянулся ручеек туристов.
Высокая стена замка, расположенного на острове, образованном изгибом реки Бетва, пустыми оконными глазницами чем-то неуловимо напомнила «дом Павлова» в Сталинграде. От него веяло холодом и безжизненностью. Мы решили осмотреть местность прежде, чем идти в крепость. За нашей спиной высились конические башни какого-то белого храма с черными потеками. Пройдя по торговой улочке и свернув налево, мы попали на небольшую городскую площадь, в торце которой стоит красивый, как бело-розовый зефир, но облупившийся, храм. С правой стороны на его стене красками нанесена карта местных достопримечательностей. Спасибо автору этой идеи, благодаря нему мы смогли сориентироваться и понять, что где находится и определиться, что реально успеем посмотреть. Храм этот был Рам Раджа Мандир (Ram Raja Temple). Как с любым местом, так и с этим, связана романтическая легенда. Первоначально это здание строилось по настоянию супруги раджи, как дворец, в период с 1558 по 1573 .
Рядом был заложен храм Чатарбхудж (Chaturbhuj Temple), в котором эта богопослушная женщина хотела установить изображение Рамы из ее родного городка. Но строительство храма затянулось, и божество пришлось временно разместить во дворце, да оно так там и осталось, а дворец превратился в храм и место паломничества.
Вход в храм выложен мраморными плитами, дверь изготовлена из металла (типа бронзы), а с двух сторон почему-то установлены пушки. Внутрь мы не пошли, так как там шла служба, да и опять эта нездоровая канитель с обувью…Реалии повседневной жизни индусов подвигли их на строительство всевозможных лавок синего цвета, за которыми от храма Чатарбхудж были видны только многоэтажные заостренные башенки. Нам даже показалось, что пройти к этому храму нет никакой возможности. Но обогнув Рам Раджа Мандир слева, мы увидели пандус, по которому можно было попасть в Чатарбхудж Мандир. Приведу информацию с туристического сайта «Крестообразной формы, символизирующей четверорукого Вишну, с семью этажами и просторными дворами, окаймленными изогнутыми балконами, он представляет собой превосходный образец королевского стиля Бунделькханда, вдохновленного Моголами, но также несущего на себе следы влияния раджпутского, персидского и европейского вкусов. Он необычен для индуистского храма, в нем очень мало резьбы и очень много места — возможно для того, чтобы вместить последователей культа бхакти (bhakti) (форма богопочитания, в котором принимают участие большие общины прихожан, а не только ограниченная элита священнослужителей). По узким лестницам между этажами можно подняться на крышу храма, ее украшает ажурная шинкхара, в нишах которой гнездятся ястреба».
Привожу этот текст из тех соображений, что сами мы туда не пошли, так как состояние подходов к нему вызвало у нас резкое отторжение. Сделав несколько снимков с внешней стороны, обошли по периметру Рам Раджа Мандир. Все здания здесь были интересными, но смотреть на них было больно, такой разрухи мы не видели, пожалуй, нигде. Рыночная площадь потихоньку наполнялась народом, прямо посредине на расстеленных одеялах уже сидели местные жители. Выглядело это как-то так по-домашнему уютно и трогательно.
Наш взгляд приковывали две высокие башни (если стоять лицом к Рам Раджа Мандир, то справа), поднимающиеся над декоративным садиком в могольском стиле Пхул Багх (Phool Bagh). Садик свидетельствует об аристократизме королей династии Бундела. А эти высокие экзотические здания (Sawan Bhadon) имеют практическое применение как охлаждающие башни, которые обеспечивали кондиционирование воздуха в соседнем дворце — Палкхи Махале (Palkhi Mahal).
Здесь все расположено буквально рядом, поэтому сделав круг по площади, мы возвращаемся через толстостенные ворота и попадаем на прямую улицу, которая ведет на мост и в конечном итоге на остров. Пройдя по средневековому гранитному мосту, сопровождаемые музыкой бубнов, барабанов и заунывным песнопением местных попрошаек, мы упираемся в рекламный щит «Hotel Sheesh Mahal. Restaurant»
При близком рассмотрении видно, что Орчха расположена в высохшем русле реки Бетва. Известная еще как река Vetravati, Бетва берет начало в Северной Индии и является притоком реки Ямуна. Об этой реке есть подробное упоминание в древнеиндийских эпосах, таких как Махабхарата.
Туристические буклеты пестрят рекламой, что туристы, ищущие утешения в безмятежной тишине старомодного живописного города, в полной мере обретут его в Орчхе. Известно, что старинный город Орчха с населением в 10 тысяч человек знаменит своими дворцами и индуистскими храмами XVI-XVIII веков. Большое количество величественных, грандиозных дворцов, внушительных крепостей, древних гробниц и усыпальниц разбросано в Орчхе повсеместно, и это рождает ощущение яркого, незабываемого города. Эти впечатляющие сооружения, усыпальницы и ландшафтные сады подчеркивают красоту города и поворачивают время вспять, перенося вас в минувшие века.
Билет для посещения храмов и дворцов в Орчхе единый и стоимость его 250 рупий, не считая билетов для фото и видеосъемок. Действует ли этот единый билет везде мы не смогли оценить, так как успели посетить только 2 храма с единым входом. Оплачивать съемки мы, как обычно, не стали: если пройдете внутрь, кто за этим там будет следить? От кассы надо повернуть направо, пройти под арку и снова повернуть направо.
Это первый дворец Радж Махал (Raj Mahal), построенный Бундела Рудра Пратапом. Некогда белый дворец, замысловатой внутренней конфигурации, многоярусный, с множеством прорезанных окон, арок и балкончиков, предназначался женам гарема. По периметру последнего этажа – множество маленьких воздушных балдахинов chhatri. Кое-где видны потуги реставрационных работ, иначе не скажешь. Может быть, мы ходили не там, но обещанных фрагментов зеркальных инкрустаций, выразительной живописи, украшающей стены и потолки, с изображением разнообразных воплощений Вишну, сцен придворной жизни и охоты, а также оживленных празднеств с танцорами, музыкантами и фокусниками, мы не обнаружили.
Позднее прочитали, что надо было найти местного гида, и за небольшую мзду он бы открыл королевские покои. Мы устремились наверх, и вскоре оказались на площадке третьего этажа. Нам хотелось заснять панораму города с высоты дворца. И действительно, сверху маленький деревенский городок был как на ладони. Через мост хорошо видны были храм Рам Раджа Мандир (Ram Raja Temple и храм Чатарбхудж (Chaturbhuj Temple), а вдалеке был виден Лакшми Нарайан Мандир (Laxminarayan Temple). Храм Лакшми-Нараян – это что-то среднее между замком и фортом, и посвящен он богине Лакшми. Множество фресок и картин духовного и мирского содержания 17-19 веков украшает стены здания, и они отлично сохранились. Расстояние от базарной площади до него примерно километр, но и его мы тоже посетить не успели. В другую сторону открывался вид на другой, может быть, еще более знаменитый дворец Джахангир Махал (Jahangir Mahal). Здесь видеоролик — turkontakt.ru/vidfeeder_view.…. Солнце щедро освещало его стены и даже издалека можно было рассмотреть остатки отделки синей и бирюзовой плиткой. Туристов нет, мы здесь единственные, за нами никто не увязался. Вокруг тишина, изредка нарушаемая криками многочисленных птиц, парящих в воздухе. Приглядевшись, мы убедились, что это стаи длиннохвостых попугаев ярко-зеленого цвета. У нас на юге это были бы ласточки, а здесь экзотика!
Покинув дворец Раджа Махал, мы идем выше, к Дворцу Джахангир Махал. Между двумя этими Махалами, в глубине двора, расположен невысокий дворец, который построили в 18 века. Это Шиш Махал («Зеркальный Дворец») и строили его, как резиденцию для отдыха, а в 1947 году переделали в отель. Надо сказать, что такая практика здесь обычное дело, и можно остановиться в отеле, где до вас жили раджи.
Вновь поднимаемся по лестнице и попадаем в Джахангир Махал (Jahangir Mahal), построенный Бир Сингхом Део «в качестве монументального приветственного дара могольскому императору, когда в 17 веке он прибыл сюда с государственным визитом. Джахангир прибыл чтобы наградить своего старого союзника мечом Абдул Фазала — своего былого врага, которого Бир Сингх убил за несколько лет до того». Внутри этого дворца опять анфилады комнат по каждой из сторон внутреннего двора-колодца. Стены здания прорезаны многочисленными окнами, арками и украшены выступающими балкончиками. По узким полутемным лестницам взбираемся на последний этаж и выглядываем из окон северной стороны. И вот здесь мы мысленно ахнули от восторга! Вид сверху напомнил нам незабываемый бирманский Баган. Панорама, представшая перед нашими глазами, до самого горизонта представляла ровную поверхность, расчерченную водной гладью реки, и покрытую зеленой растительностью. И как кубики в детской игре, то там, то сям виднелись разбросанные здания. К сожалению, от некоторых остались только руины… Это было невозможно не снимать, и мы это делали, делали, делали! Что за чудо эти здания разнообразной конфигурации, с башенками и без, с островерхими и шлемообразными куполами! Так обидно, что мы все в мире одинаковы: что имеем, не храним, потерявши плачем. И вот тут мы окончательно поняли, что сюда надо было не заезжать бегом, а пожить здесь пару-тройку дней, чтобы облазить все храмы и гробницы.
Если смотреть на север, то можно увидеть еще один известный дворец Радж Парвин Махал (Raj Parveen Mahal). Двухэтажное здание интересно тем, что его построили в 17 веке для наложницы раджи Raja Indramani, которая обладала даром поэтессы, музыкантши и танцовщицы. Талантливая Raj Parveen понравилась Акбару, которому ее прислали в подарок, но впечатленный ее преданностью дарителю, он отправил ее домой в Орчху. А когда «любовь прошла, и завяли помидоры», в память о ее былых заслуг раджа наградил ее двухэтажной резиденцией за ласку.
Мы фотографируем себя на фоне башенок и павильончиков-балдахинов. Периметр верхнего этажа имеет достаточно хлипкое ограждение, и надо быть очень осторожным, чтобы не рухнуть внутрь двора-колодца. Обследование помещений этого этажа напоминает лабиринт: то прямо, то вбок, то вверх, то вниз. И мы ходим, поднимаемся, опускаемся и кружимся по всем сторонам, с каждого из которого открывается свой дивный вид! Странное дело, обилие башенок не создает ощущение излишества, а наоборот наполняет легкостью само здание, придавая ему какую-то невесомость. Легенда повествует, что Джахангиру очень понравился этот восхитительный дворец, и он решил использовать его, как летние апартаменты. Так родились одновременно черты индуистской и мусульманской архитектуры. Оказавшись на стороне «против солнца», мы поймали в кадр темные силуэты фигурных башенок на фоне яркого апельсинового солнца. Стоя спиной к кружевной решетке, нагретой щедрым индийским солнцем, мы услаждали свой слух тишиной, а взгляд сумасшедшим сочетанием красок. Вот в такие моменты постигаешь истину суеты сует. Вот так бы и стоял до самого захода солнца, но все-таки состояние дворцов оставляет желать лучшего, так что мы спешим вниз.
От этого дворца, мы попробовали пойти по широкому пандусу вниз и налево. Там среди зелени стоят еще какие-то здания без названий, у одного из которых такая интересная крыша в виде улитки – чудо, как хороша!
Водитель мирно спал в машине, ожидая нас. Через 5 минут мы были в отеле и попрощавшись с ним до завтра, пошли заселяться. В Орчхе нам предлагали отель постройки 1895 года, бывший охотничий домик (с 29 номерами), расположенный на берегу реки Бетва в километре от всех достопримечательностей. Цена была одинаковая для 2 и 4 звезд, но платить за 4, а жить в пионерлагере – увольте! И мы самостоятельно выбрали другой отель «Orchha Resort», также расположенный на Бетве и обещающий быть «островком мира и комфорта в тяжелом путешествии». Его сайт — catalogue.horse21.ru или orchharesort.com Интерьеры комнат выполнены в розовых и зеленых тонах, а полы выполнены в мраморе с инкрустацией из драгоценных и полудрагоценных камней. Номера Deluxe вообще обещают королевскую кровать в сочетании роскоши прошлого с комфортом современности. Наряду с бассейном, в отеле имеется сауна.
Одноэтажные домики, составляющие отельный комплекс, расположены очень интересно: уступами и поворотами. Окна каждого
номера по широкому кругу выходят на голубой бассейн внутреннего двора. Мы бросаем вещи в номер, и идем к бассейну. Уже темно, но бассейн не освещается, и мы осторожничаем, спускаясь в него. Позднее на ресепшн узнаем, что свет не включают из-за мошкары. Что за прелесть эти бассейны в отелях после жаркого тяжелого дня!
Хотя и было уже темно, но время еще позволяло погулять, и мы пошли обратно в город. Хорошо, что у меня с собой был фонарик с ярким лучом света, он очень пригодился нам именно здесь. Несколько поворотов, пара разрушенных необитаемых храмов слева, и вот мы уже на слабо освещенной торговой улочке. Ассортимент товаров такой же, как и везде, только здесь все в пыли. Смотреть в лавках нам было не на что, так что на перекрестке (почти у моста), снова поворачиваем налево и идем на рыночную площадь около храма Рам Раджа Мандир. Здесь, по бокам улочки до ворот и после, продаются восточные сладости в изобилии. Мы тормозим у первого же продавца и просим дать что-нибудь на пробу. Молоденький мальчик, у которого какая-то беда с глазом, щедро отрезает нам кусочки от разных кондитерских горок. Вкус, как говорил Райкин, «спицифицкий»! Это надо попробовать, тает во рту, напоминает мягкую халву с орехами. Мы берем вразвес ассорти и просим упаковать это в коробку, так как планируем отвезти домой.
Полкило вкуснятины обошлось в 100 рупий (50 рублей), а сколько было дома восторга! Расчувствовавшись, благодарим парнишку, и делаем снимок его лотка с ним вместе. Перед самыми воротами в металлических мисках горками разложен какой-то порошок таких кричащих цветов, что непонятно, как их получили, и где его можно использовать. Фотографируем. Мы хотели хоть вечером зайти внутрь храма, но не судьба. Сперва раздался какой-то звук, как будто сплошным дождем падают тополиные сережки, потом мы начали слегка отмахиваться от мельтешащей мошкары. А вот потом просто «выпал дождь», нет ливень из этой мошкары. Я такого нигде не видела, отмахиваться было бесполезно, одежда покрылась толстым слоем мошки, глаза и рот было нельзя открыть. Не выдержав такого испытания, мы буквально бегом покидаем площадь, и за ее пределами наконец, мошкара редеет. Сказать исчезает нельзя, но ее намного меньше, чем на освещенной площади. Так закончился сегодняшний день, наполненный впечатлениями от двух городов штата Мадхья Прадеш – Гвалиора и Орчхи.
Итог дня: посетили Гвалиорский форт, дворцы Орчхи. Расходы на входные билеты – 350 рупий.

10 день
18 октября 2008 г. – суббота
Орчха- Кхаджурахо

Сегодняшний день – тоже не из легких, нам опять предстоит переезд: 170 километров до деревни Кхаджурахо, ставшей известной благодаря своим необычным храмам. Ранний подъем в 6.30 и до завтрака идем фотографировать отель и его территорию. Только утром мы обратили внимание на полы – это, действительно, нечто! Мраморные с узором… Интерьеры коридора и холла отеля украшены всевозможными картинами на тему индийского эпоса, основным героем которых является обезьяний царь Хануман.
Раннее утро радовало солнцем и теплом, а внутренний дворик отеля оказался и вовсе таким милым. Бассейн в форме цветка сверкал голубой водой, садовые скамейки были из мрамора с резной спинкой, кое-где были разбросаны мраморные скульптуры небесных танцовщиц апсар и просто сказочных волшебниц. А поднявшись на подиум у забора, мы ахнули, увидев Бетву, и вдалеке мост через нее. А обернувшись, увидели конические башни каких-то старинных сооружений в окружении сочной зелени, и все это в 2-х шагах от отеля.
Не знаю, что это было, может быть, и знаменитые Чатрии (Chattris) – королевские гробницы. Про них в путеводителе сказано, что они находятся на берегу реки и особо красивый на вид с противоположной стороны, с узкого моста или просто с каменных валунов. Как жаль, что времени на это у нас не хватило…
Эти усыпальницы – один из известных сайтов города Орчха, их 14 штук, построенных как мемориальная память королей династии Бундела. Таким образом, в камне был увековечен вклад каждого правителя этой династии, их успехи в войнах с соседними правителями и захватчиками, об их культурном наследии и традициях.
Завтрак был вкусным и обильным, но больше всего мне понравились пышные изделия из теста. Блинами их не назовешь, по виду как наши хачапури, но меньшего размера и без начинки. Очень вкусно…А сам ресторан тоже очень достойный с хрустальными люстрами, резными колоннами и деревянной мебелью. Все это создает здесь восхитительную обстановку уюта и изысканности.
Мы вышли из отеля в 8 утра, хотя договаривались с водителем на 7.35, и он сделал нам, белым женщинам, замечание, спросив, не явилось ли причиной этого какие-то проблемы.
Мы были в шоке от такой наглости, и ответили, что проблемы были со здоровьем (и это было правдой — у Вали заболел живот). Она, бедняжка, даже есть не стала. Вот в таком ключе мы и начали поездку в Кхаджурахо. А следующим его закидоном была остановка, когда он без объяснений пошел завтракать. Ну а апофеозом было его требование не спать пассажиру переднего сиденья, так как это ему мешает при езде. И в заключение поведал, что у нас у всех из-за этого могут быть большие проблемы. После этого мы полностью потеряли дар речи и, молча, глядели на проносящийся за окном пейзаж. А смотреть особо было не на что, и дорога, как всегда, оставляла желать лучшего. Единственным интересным моментом за окном был ослик, стоявший на пустынном железнодорожном переезде.
Через 4 с половиной часа езды мы приехали в местечко, которое в древние времена называли Ватса (Vatsa), или Jejakbhukti в средние века, а начиная с 14 века и поныне, называется Кхаджурахо (Khajuraho). Сразу едем в отель Hotel Usha Bundela, его сайт — ushalexushotels.com/hotel-ush…. Сайт предлагал к нашим услугам 66 роскошных современных номера и территорию с садом и бассейном. Расположение отеля позиционировалось как «в самом сердце храмового комплекса», находящегося под охраной ЮНЕСКО. При заселении нам предложили традиционный wellcome drink – пустячок, а приятно!
Водитель без всякой логики стоит с нами рядом, пока мы оформляем документы и вдруг берет Валин паспорт и начинает его листать, внимательно изучая. Чудный паренек не перестает нас удивлять непредсказуемостью своего поведения, но… водитель-то он хороший. Удовлетворив свое любопытство, он почти утвердительно изрек в полувопросе: завтра в 6.30? Он нас достал, все-таки! Мы вытащили ваучер (на русском языке) и тыкнули ему в нос, что отъезжаем в 14 часов. Мы специально спланировали поездку именно так, рассчитывая в один день посетить Западные храмы, а на следующий день Восточную и южную группу. Глядя на него и почувствовав, как ему поплохело, мы решили смилостивиться и определили время выезда в 12. Чувствуем, что ему стало еще хуже. Оказывается, он понял, что мы готовы выехать в 12 ночи сегодня. «Идыот, бабе цветы, дитям мороженое!», как говаривал герой «Бриллиантовой руки». Пришлось медленно и печально объяснить ему, что отъезд назначен на завтрашний полдень. Он начал канючить, что ехать 415 километров, и на ночь глядя, этого делать никак нельзя. Мы были неумолимы: «умерла, так умерла».
У нас был большой номер на первом этаже с окном во всю стену, выходящим на бассейн. Бассейн, находящийся во внутреннем дворе, по периметру полукругом окружает двухэтажное здание отеля. Так хочется искупаться, но уже 12 часов, а у нас «еще ни в одном глазу», в смысле, впереди обширная экскурсионная программа. На ресепшн берем схему храмов, визитку и, как всегда узнаем стоимость рикш до храмового комплекса (50 рупий). Не успели мы выйти за ворота, на нас опять буквально набросилась кучка рикш с предложением своих услуг наперебой. В борьбе снова побеждает сильнейший, и мы достались дедку, согласившемуся на нашу цену – 30 рупий. Ровно через 5 минут езды он остановил свою таратайку и попросил, чтобы мы пересели к другому рикше, его сыну. Поскольку у деда сиденье было покрыто меховой попонкой (это в 30-градусную жарищу!), то предложение пришлось как нельзя кстати. Сынок тут же завел песню, что мы делаем вечером и завтра. После короткого торга сговорились на 2 дня (посещение Западной группы храмов сегодня и восточной — завтра) за 250 рупий.
По мере поездки определяем наше местоположение и оказалось, что до храмов можно дойти пешком. Рикша подвозит нас к обнесенному забором парку и показывает, где будет ждать.
Входной билет стоит 250 рупий, и 50 рупий мы платим за видеосъемку. Западная группа храмов — это часть, которую отреставрировали и привели в порядок. И именно поэтому она является платной. Сами храмы (их здесь 9 штук) находятся на территории ухоженного парка. При входе, спасибо, имеется схема и есть указатели.
Немного истории. Династия Чандела (Chandelas) пришла к власти в начале 10 века н.э., и их столицей был Кхаджурахо. Дворцы включали храмы и водоемы, раньше их было здесь 85 штук, нынче едва насчитывается 25 в разной степени сохранности. Кхаджурахо потеряло свое значение около 1500 года. Большинство из находящихся здесь храмов возведены из песчаника, за исключением некоторых, выполненных в граните. Эти небольшие храмы возведены на высоких платформах и, являясь кульминацией храмового строительства в Центральной Индии, подчеркивают их отличительную особенность и в плане, и по высоте. Обычно храмы состоят из Garbhagriha или garbha grha (святая святых), где имеется статуя или изображение святого, и находящейся над ней храмовой башней (шикхарой). Garbhagriha — обычно квадратное помещение с низким потолком, без окон и дверей с узким входом. Расположенный в геометрическом центре идол освещается светом, проникающим через вход или неровным светом свеч. Малые размеры храмов можно объяснить тем, что они были предназначены для верующих высших каст, а не для простого люда. При наличии единственного входа собственно божество занимает не просто центральное место, а находится на горизонтальной и вертикальной оси, символизируя ось мира через мифическую гору Меру (аналог греческого Олимпа). Внутри храма вокруг святилища есть круговой проход, по которому верующие обходят божество. Этот проход тоже освещается естественным светом от двери, или при наличии окон — из них. Garbhagriha соединяется узким проходом antarala (промежуточное помещение) с мандапой (или Mantapa), залом для отправления религиозных обрядов. Иногда мандапа выглядит как многоколонный внутренний зал с портиком для молящихся, и он примыкает сразу к святилищу, без антаралы. Иногда перед залом-молельней, мандапой, имеется ардхамандапа (Ardha Mandapa) – вестибюль с портиками (или крыльцо). Все эти сложные архитектурные понятия я взяла из строительных сайтов, чтобы было понятнее.
Династия Чандела – это раджпутские князья, обитавшие здесь вплоть до 13 века. Местоположение города спасло его от мусульманских набегов и их влияний в архитектуре. А потом эти места и храмы вместе с ними поглотили джунгли. Вездесущие в Азии англичане (в 1819 году, а затем двадцать лет спустя) нашли заброшенный город. Храмы, представленные в Кхаджурахо, имеют скульптурные изображения различных божеств, сурьев, апсар, простых смертных и животных. В эротических фигурах, составляющих замечательные скульптурные композиции, звучит необыкновенная чувственность и теплота эмоций. liveindia.com/khajuraho/Touri… mapsofindia.com/maps/madhyapr… — карта города Кхаджурахо world-heritage-tour.org -карта храмов Кхаджурахо video.mail.ru/list/praneshvar… -видео про храмы Кхаджурахо
От входа, следуя природной закономерности, идем налево, где сконцентрированы 4 храма: Lakshmi, Varaha (в ряд с одной стороны) и Lakshmana (напротив), Matangesvara (рядом с Lakshmana, но за забором).
Небольшой храм с навесом над входом, опирающимся на две колонны – это храм Лакшми (Lakshmi Temple) – богини счастья, богатства и красоты. Она, как Венера, возникла из пены океана с белыми лотосами в руках, и стала женой Вишну.
Стоящий рядом храм Вараха (Varaha Temple), построенный между 900 и 925 годом, — легкий и более скромный прямоугольный павильон с пирамидальной крышей из уменьшающихся ярусов, возлежащей на 14 ровных колоннах. В центре открытой мандапы расположено огромное монолитное изображение кабана, являющегося инкарнацией Вишну. Выполненная целиком из песчаника, скульптура отполирована и испещрена рельефными украшениями из Будд, и их здесь не много не мало – 674!
В давние времена, когда возникали горы и леса, расплодилось так много живых существ, что земля, не выдержав их веса, провалилась в подземный мир. Тогда Вишну превратился в грозного вепря (кабана) и успел подхватить землю на свой клык. Он вынес землю на поверхность и установил посредине океана. Утверждая свою власть, Вараха возвышается над тысячеголовым змеем Шеша, олицетворяющим вечность времени. Осененному священным цветком лотоса на потолке Варахе, раньше компанию составляла Притхви-богиня земли, от которой сегодня остались только ступни и рука на шее. Кабан столь же огромен, как и живописен, но тяжело поддается съемкам: влезает в кадр частями и с обязательным присутствием индуса на заднем плане.
Да, забыла сказать, что перед входом в каждый храм имеется напоминание о необходимости «put off your shoes», так что лучше одеть удобную для постоянного снятия/одевания обувь.
Храм Лакшмана (Lakshmana Temple) также посвящен Вишну, и был построен чандельским правителем по имени Yasovarman между 930 и 950 годами. Он стоит на высокой платформе и включает в себя все основные признаки храма – ардхамандапу, вестибюль-портик (крытую галерею), Garbhagriha (гарбхагриху, или святилище), мандапу (зал), antarala, узкий проход, соединяющий gharbhagrha и мандапу. Маленькие портики с наклонными навесами, выступающие над мандапой и проходом, украшены изумительными резными колоннами.
В отличие от других храмов святилище в нем выполнено из монолитного камня, а его шикхара, собрана из нескольких башен меньших размеров. Нижняя часть строения имеет фальш-окна с балконами и богато украшенную балюстраду. Два ряда скульптурных изображений, включающих фигуры богов, простых смертных и эротические сцены, украшают всю ее поверхность. Вход в святая святых украшен изображениями различных инкарнаций Вишну, а дверные проемы изображают Лакшми (в центре) в окружении Вишну и Брахмы с обеих сторон. Само же святилище содержит изваяние четырхрукого Вишну (информация взята с указателя).
В индуистском пантеоне главной является триада богов, каждый из которых обладает различными функциями. Брахма-созидатель, творец всего мироздания, Вишну-хранитель мира, а Шива-разрушитель во имя обновления. Каждый из них имеет жену: у Брахмана — Сарасвати, олицетворяющая мудрость, у Вишну — красавица Лакшми, у Шивы – грозная, но справедливая Дурга, она же Парвати.
Обходим цоколь здания по периметру, с левой стороны вход охраняет мифическое животное, короткими лапами, напоминающее таксу. Поднятый на высокий цоколь, храм зрительно вытягивает его в высоту, а опоясывающий его бордюр полон батальных сцен со слонами, лошадьми и всадниками, музыкантами, танцовщицами. Кажется, нет ни одинаковых лиц, ни поз, ни идей. Мы рассматриваем скульптурные изображения, повествующие о том времени. Подумать только, сколько фантазии было у резчиков! На фризе нанесены краской номера, и если вы взяли аудиогид, то можете узнать подробности. Храм осматривают не только европейцы, но и сами индусы тоже стремятся сюда, чтобы прикоснуться к своему культурному и религиозному наследию. В Индии красят волосы не только женщины, но и мужчины. По-видимому, это традиция, но так смешно выглядит мужчина с ярко-рыжими волосами, окрашенными хной, свесившийся сверху вниз, чтобы понаблюдать за нами.
На бордюре изображено все то, что ежедневно окружало мастеровых: будни и праздники, духовное и суетное. Кто хоть однажды смотрел индийские фильмы (особенно старые), должен был обратить внимание, что при внешней тяжеловесности индийские дамы очень пластичны, а уж пресловутые индийские танцы являются ярким подтверждением их гибкости. При этом традиционное сари открывает нескромному взору «спасательный круг» вокруг талии и бедер. Прямые плечи и согнутые в локтях руки ассоциируются с летящей птицей, а согнутые в коленях ноги и кажущаяся от этого приземленность зовут к простой земной жизни. Надо сказать, что пышнотелые и полногрудые женщины на Востоке всегда ценились больше худых, так как такие формы отражали потенциал детородной функции. Так что нет ничего удивительного, что женские скульптурные изображения здесь обладают мягко сказать «рубенсовскими достоинствами». Зато у них удлиненные глаза, сходящиеся полумесяцами у переносицы брови, полные губы, а в глазах – любовь, в общем «ах, эта девушка, меня с ума свела, разбила сердце мне, покой взяла…» Однако тропическая природа не только рождает изобилие флоры и фауны, но умеет быть беспощадной к женской красоте. На востоке женщины красиво цветут, но быстро отцветают.
Высокие ступенчатые башни украшены резьбой, и их форма напоминает то ли колос, то ли початок, ее пирамидальная форма имеет уменьшающиеся ярусы и небольшой купол на вершине. Цвет камня здесь тоже имеет значение: от кофе с молоком с розовым оттенком до ярко-желтого, при этом стены, нагретые солнцем, создают ощущение тепла, покоя и защищенности.
При упоминании о Кхаджурахо, сразу возникает ассоциация с эротической скульптурой находящихся там храмов. Более того, этот город называют энциклопедией индийского искусства любви. Название Khajuraho происходит от слова khajura (финиковая пальма, которая растет здесь в изобилии). Другое бытующее мнение, что старое название было Kharjuravahaka, символизирующее ядовитую страсть скорпиона. Но все источники сходятся в одном, что правители Чандела были приверженцами тантризма с его представлением о человеке как о микрокосме, о двойственности мужского и женского начал, о их нераздельном союзе блаженства и пустоты. «Тантра— система телесных и психических техник, предназначенная для развития осознанности человека и, как следствие, преодоления им барьера восприятия реальности лишь на основе интерпретации информации, поступающей в ум от органов восприятия (чувств)». Лихо закручено, но слова не мои. Говоря простым языком, физическая близость между мужчиной и женщиной стимулирует духовное совершенство и ведет к небесному блаженству. Может быть, именно в этом и можно увидеть разгадку представленных в тончайшей каменной резьбе всех поз, эмоций и внутренних страстей. А еще нужно отметить, что все эротические сцены представлены только на внешних стенах храмов, что можно понять как намек на необходимость оставить все греховные мысли «всяк сюда входящий». Внутри же храмов, где находится божество, необходимо входить с чистой душой и помыслами, не отягощенными сексуальными желаниями. И наоборот, внешние изгибы и резьба храмов отражают материальные (как противопоставление духовному) изменения, которые происходят в нас. Исследователи храмов утверждают, что сексуальные сцены составляют всего 10% от их общего числа. Все остальные изображения относятся к простой каждодневной жизни – нанесение макияжа женщинами, сцены из жизни музыкантов, пахарей, горшечников. Все эти сюжеты далеки от храмовых божеств, что тоже должно было подчеркнуть исключительность центральной фигуры храмового идола.
В разных источниках по-разному трактуется и сами эротические сцены. Некоторые пишут, что это недоразумение считать, что любовные сцены происходят между богами. Доказательством служит тот факт, что идолы (такие как Шива, Нанди, Дурга, Вишну) все изображены полностью одетыми. И это относится ко всем индийским храмам, ни в одном из которых нет изображений обнаженных божеств и сексуальных сцен между ними. И только знаменитые храмы Кхаджурахо являются уникальным свидетельством искусства любви.
Другие напротив, считают, что скульптуры олицетворяют брак Шивы с Парвати. С их точки зрения здесь изображается история их свадебных событий. «Конструкция каждого храма отображает эту теорию брака. Небесной сферой представляется шикхара, т.е. навершие храма между шпилем и основанием. Все совокупляющиеся пары олицетворяют единение мужской и женской энергии, а апсары – небесные танцовщицы и храмовые прислужницы — помогают влюбленным не только в ухаживании».
Как бы то ни было, если вы приехали сюда, надо быть готовым и не смущаться при виде откровенных сцен, чтобы открыть для себя тайное величие сексуальной свободы. За нами увязался один из помогаев, старый дедушка, по-видимому, возжелал прокомментировать нам все изображенные сценки, его оттопыренный зад говорил о его готовности вживую принять одну из поз.
Видя, что мы полностью игнорируем его потуги, он спешно ретировался, а мы подошли к первой кульминационной сцене – с осликом. Изображенная на этом барельефе сцена относится к зоофилии. Бедное животное безропотно стоит в ожидании «неземного счастья», пришедшего сзади. А перед его мордой своей очереди ожидает уже наизготове следующий клиент, и только один юноша, стоящий сбоку, стыдливо прикрыл глаза руками. Следующий барельеф изображает групповушку, где каждая пара занимается любовью: кто сидя, кто стоя, кто спереди, кто сзади, кто сверху, кто снизу. Первое впечатление, конечно, шокирует. Интимность любовных игр выставлена здесь напоказ, и ты кажешься себе подсматривающим за свершением этого таинства. Игра светотеней придает еще больше жизненности скульптурам. Отдельным позициям, которые занимают любовники, могут позавидовать гимнасты и акробаты – да, надо было иметь большую и постоянную практику, чтобы так изогнуться! Сцены орального секса перемежаются тройственными соитиями и так без конца и края по всему периметру.
Можно представить, какое впечатление произвели эти храмы на английского военного-топографа, обнаружившего эти храмы в джунглях! Приверженец пуританской морали, он оставил неясные заметки, на которые не сразу обратили внимание. Еще удивительно, что все это каменное пособие любовных игр не исчезло под карающей рукой моралистов всех времен и народов. Почему-то вспомнилось веяние одеть нагую скульптуру у нас во времена коммунизма.
Здесь, в храме Лакшмана, идет активная реставрация, кое-где стоят леса. Это привносит радость за будущих туристов, но мешает нам снимать сегодня. Все орнаменты выполнены очень искусно, так и представляешь себе резчиков, которые день-деньской трудились над такой красотой.
Ознакомившись с наружным оформлением храма, поднимаемся наверх и заходим внутрь. На верхушках толстых колонн изображения знакомых нам по Эрмитажу Атлантов, только здесь они в каких-то странных позах. Удачное освещение позволяет сделать массу контрастных снимков. Воздух здесь неподвижен, звуки гасятся, глаза, уши и мысли фокусируются на божестве. Святая святых, или чрево (ассоциация с женским началом, лоном) – это то, что мы представляем собой, без прикрас и грима. Все, что снаружи – это то, как мы подаем себя другим, это театр, и мы в нем актеры. Связующим звеном между фактом и идеалом, между духовным началом и обыденной жизнью служит культовое сооружение соответствующей веры. Только в глубине души, когда каждый остается наедине с собой, мы становимся очень беззащитны, и всем нам нужна какая-то точка опоры. В индуистском храме этой точкой опоры является образ лингама (фаллоса) Шивы, олицетворяющий творческий потенциал. Черный квадрат, Будда, икона, другие идолы и божества – это то, что будоражит нашу совесть и душу, заставляя ее трудиться. Именно поэтому, выходя из храма или церкви, каждый чувствует себя очищенным, просветленным и дай бог, чтобы это чувство продлилось подольше.
Внутри храма мы ведем съемку, используя вспышку и опцию «ночной съемки». Кадры получаются четкими до такой степени, что видна потребность не только внешней реставрации, но и внутренней. Не забудьте поднять голову вверх, и вы увидите резной потолок, стилизованный под цветок лотоса. В индийских храмах все символично, включая его план и различные части: это отражение мира во всех его аспектах микро и макромиров. Сплошной символизм и тайна, таинство и основы существования.
Будучи самым старым среди здешних храмов, Лакшмана обладает самыми откровенными скульптурными изображениями, рассматривая которые мы не заметили, как прошло 50 минут.
Подстриженный газон и немногочисленные деревья на территории парка позволяют увидеть стоящий в задней части территории комплекса самый большой и величественный храм Кандариа Махадева (Kandariya Mahadeva). Он был построен в период с 1025 по 1050 годы и посвящен Шиве. Будучи типичным индуистским храмом этого периода, он также имеет все части, свойственные классическим храмам. Его продуманный проект и дизайн, его размеры и симметричные пропорции, его превосходный скульптурный декор, и архитектурная сложность – все это выделяет его, как самый известный в Центральной Индии и самое совершенное произведение архитектурного искусства в Индии.
Храм имеет очень высокое основание с элегантно украшенной лепниной, включая фризы со слонами, лошадьми, воинами, охотниками, акробатами и музыкантами, танцовщицами, и разнообразными сценками. В литературе пишется, что храм Кандария Махадева украшен 900 скульптурными изображениями.
Прежде чем подняться наверх, мы обходим одну сторону основания. Убедившись, что здесь немногочисленные скульптурные украшения как бы местами вкраплены в каменную кладку при реставрации, мы возвращаемся к входу.
Обходим храм по часовой стрелке снаружи, по первой платформе. 84 маленьких пирамидальных башен образуют одну большую ступенчатую башню, буквально изрезанную витиеватыми сюжетами и возвышающуюся на 30 метров от основания. Ступенчатая пирамида шикхара с четко выделенными поперечными поясами-бордюрами символизирует гору Меру – олицетворение Вселенной. А глубокопрорезанный орнамент сохранил в этих углублениях первоначальный цвет камня, что вместе с частично потемневшими наружными частями создают еще более глубокий рельеф в игре света и тени. Храм является наилучшим образцом индийской архитектуры, который обладает возвышенным силуэтом и тонкой и мягкой резьбой.
Здесь реставрационные работы ведутся более интенсивно, на особом приспособлении режут камни, и этот звук нарушает покой и тишину, мешая сосредоточиться и созерцать. Обойдя храм, попадаем на сторону против солнца и тут понимаем, насколько точно силуэт храма символизирует гору Меру.
Волей судьбы сперва тонкий ручеек желающих набраться будоражащих впечатлений устремился сюда, а потом деревня стала местом паломничества многих любопытствующих. Кхаджурахо находится не на торной туристической тропе, но благодаря востребованности изучения храмов, здесь даже построили местный аэропорт. В деревне появились кафе, рестораны и специфический вид экскурсий – туры для молодоженов. Изучение изысканной чувственности местных скульптур возбуждает семейные пары и служит прелюдией к их собственным любовным утехам.
Три ряда бордюров из скульптурных фигур высотой около метра, высечены на вертикальных полукруглых столбах – трех широких и двух узких с каждой стороны фасада, между балконами. Над каждым поясом – козырек, защищавший камень от непогоды. Фигуры людей и божеств, будучи украшением, одновременно являются и частью стены. В многочисленной литературе, посвященной храмам Кхаджурахо, сказано, что изображение свадьбы Шивы и Парвати служат пособием по искусству любви.
Даже поверхностно изучая Индию, можно сделать вывод, что скульптура – основа искусства страны, а тема женщины – основная тема. Здесь можно много и долго рассуждать о том, что женщина ближе к тайнам и силам природы, что она полна творческой энергии и жизненных сил. Еще во времена матриархата считалось, что женское начало это активная сила природы, а мужчине уготована пассивная роль. Женщина, как хранительница очага, дающая жизнь роду, очень хорошо показана в нашумевшей книге «Код да Винчи». А постоянное единство и борьба противоположностей, двойственность сил (горе-радость, сила-слабость) – это закон мироздания. В Азии время идет неспешно, индусы верят, что каждому предначертана своя судьба (карма), и что предначертано, то и исполнится. Так к чему торопить события? При этом «дорогу осилит идущий», если остановился – то смерть, сперва духовная, потом физическая. Следовательно, много лет тому назад авторы этих шедевров должны были пройти тяжелый путь познания для переноса изображения чувств в каменную форму.
И каждый день напротив танцующего хоровода фигур останавливается и замирает кто-нибудь из туристов. Замысловатые позы, в которых переплетены любовные пары, нежный поцелуй между двумя любящими – все здесь поет гимн жизни. И сказано в древнем трактате «Кама-Сутра»: «Между любящими возможно все и в любое время. Нет очередности во времени и пространстве между поцелуями и объятьями, но все это необходимо делать перед сексуальным соитием, сопровождаемым вздохами, царапанием друг друга ногтями».
Каждая женщина, изображенная здесь, является «знойной женщиной, мечтой поэта». Высокие, большеглазые, пышногрудые и крутобедрые с такими характерными очертаниями, они, тем не менее, полны естественной грации!
Апсары, не принимающие участия в любовных играх, полны неуемного веселья, игривого кокетства. Они принимают различные позы, их взгляд полон достоинства, и только у некоторых избалованных – надменный взгляд. Небесные танцовщицы (апсары) – это мифический образ, считалось, что в их жилах течет солнечный свет. Иногда они приходили в мир смертных, чтобы одарить своей любовью особо отличившихся.
Создание такой сложной и причудливой скульптуры стало возможно благодаря мягкому желтовато-коричневому песчанику, а его оттенки придают телесный цвет фигурам. Они как будто в постоянном движении, благодаря игре света и тени. Малочисленные туристы снимают на приближении особо колоритные жанровые сценки и изгибы тел.
На некоторых фигурах хорошо можно различить ожерелья, пояса – все это второстепенные детали, призванные увести нас от истинного понимания чистоты линий тела. И если обратиться к Древней Греции и Риму, то античная скульптура тоже не имела никаких покровов. Адам и Ева, будучи нагими до своего грехопадения, обладали «чистыми помыслами», а потом, вкусив запретный плод познания, инстинктивно прикрыли причинные места.
Наконец, мы проходим внутрь, поднимаясь по степеням крутой лестницы. Дверной проем украшен резным венком (tirana) и изображениями чудищ-горгулий (kitimukha). Эта гирлянда, выполненная из единого куска камня, является изображением символических ритуальных ворот свадебной процессии. А изображение горгулий (драконовидных змей) с их свирепыми лицами демонов, рогами, огромными клыками и разинутыми ртами, часто используется, как декоративный мотив в индийской храмовой архитектуре, и служит в качестве защиты от дурных сил.
Внутри темного святилища, в его чреве, в закрытой с 3-х сторон нише находится самый главный предмет поклонения – лингам (мраморное изображение Шивы). Простой каменный цилиндр и никакого похабства. Чтобы рассмотреть внутреннее убранство святилища, не забудьте взять с собой фонарик!
ЛИНГА, или ЛИНГАМ — стилизованное изображение эрегированного полового члена, применяемое в ритуальной практике индуизма. Линги считаются священными символами Шивы как воплощение мужского начала. Верующие целуют и гладят их, приносят им в жертву рис, цветы и плоды, красят красной охрой, поливают топленым маслом, медом и соком сахарного тростника. Некоторые линги достигают гигантского размера: так, в храме Матангешвара — самом знаменитом из 85 храмов Кхаджурахо — стоит огромный лингам высотой 2,5 метра и больше метра в обхвате.
На единой платформе стоят несколько храмов: Храм Кандарья Махадева, Mahadeo и Jagadambi.
Следующим идет небольшой храм, в него ведут несколько ступенек. Открытый с трех сторон павильон, поддерживается двумя колоннами.
Внутри него фигура, обозначенная в путеводителях как лев. Этому животному, далеко до классического льва, конечно, но его метровая высота впечатляет. Присевшее на задние ноги животное полно грации и внутренней силы, поднятой лапой он то ли угрожает коленопреклонной женщине, то ли берет ее под защиту.
Тот же путеводитель сообщает, что это Сардулы – мифические животные, похожие на рогатых львов. Они считались символом Шакти- активной силы природы. Им противостояли люди, борющиеся с силами природных стихий. Это храм Махадева (Mahadeo), вернее то, что от него сохранилось. На фоне Кандарья Махадева он проигрывает и по размерам и по орнаменту.
Чуть дальше тут же находится храм Джагадамби (Devi Jagadambi Temple). Первоначально он был посвящен Вишну. Этот храм проще, чем Кандарья Махадева, внутри есть только святилище без внутренних галерей, зато имеется боковой неф. Дверные проемы украшены фигурой стоящего четырехрукого Вишну. Выступающая мандапа украшена пирамидальной крышей. Отсутствие балконов компенсируется тремя бордюрами-фризами. Сцены соитий здесь добавляют новые образы. Уйти невозможно: каждая сценка, каждый поворот живет своей жизнью. А формам груди местных красавиц сегодня могли бы позавидовать все силиконово-имплантантные модели! Вот она «Кама Сутра» в камне! Здесь в Кхаджурахо все пронизано и живет этим, построено на этом и подчинено этому – книги, карты, подставки, магнитки – все эти образы нещадно эксплуатируются.
Через цветущее поле идем к самому крайнему храму – Читрагупта (Chiragupta Temple). Похожий на храм Джагадамби, в святилище он имеет впечатляющую фигуру Сурьи, стоящей в колеснице, запряженной семью лошадьми. И это единственный в Кхаджурахо храм, который посвящен Сурье, богу солнца. Его почитали как носителя света, целителя, а также как всевидящее око богов и небесного стража. Его атрибут — колесница, запряжённая семью лошадьми, олицетворяющими солнечные лучи. Обязательно найдите в центральной нише южного фасада изображение 11-голового Вишну! По стилистике этот храм занимает место между храмами Вишванатх и Кандарья Махадева.
Свернув направо от Читрагупты, мы подходим к храму Вишванатха (Vishwanath Temple), являющемуся наиболее значительным в Западной группе, наряду с Кандарья Махадева и Лакшмана. Они схожи по композиции и скульптурному украшению, но вместе с тем каждый из них обладает своими особенностями. История упоминает имя правителя (Дхангадева), который возвел этот храм в 1002 году. Храм посвящен Шиве и в нем присутствуют все элементы храмов – вход-портик (ardha mandapa), крытая галерея Mandapa с ее центральной площадкой Maha mandapa, огражденной 4 столбами и святилище, с внутренней галереей. Все эти части находятся на одной оси, следуют одна за другой и имеют каждая свою башенку-надстройку. Используя дополнительный эффект от многочисленных маленьких башенок, ступенчатый подъем которых только усиливает мощь основной башни-shikhara, расположенной точно над святилищем, архитекторы того времени еще раз хотели подчеркнуть заложенный в ее названии смысл — «пик горы». Расположенный на высоком подиуме, центральный храм имеет 4 храма поменьше по углам платформы. А сторожат храм 10 каменных слонов на крыше.
Чтобы не вызывать у туристов сомнений «who is who», здесь же отдельно стоит небольшой павильон, являющийся составной частью храма Вишванатх. Это Nandi shrine – квадратный павильон (высотой в 2,2 м), опирающийся на 12 колонн, внутри которого в положении лежа изображен бык Нанди. Многие животные используются богами, как средство передвижения, так и Нанди является ездовым животным Шивы. Нанди, будучи символом божества Шивы, олицетворяет его мощь. Огромный бычара устремил взгляд на главное божество храма Вишванатх и всем своим видом показывает, что готов по первому зову ввязаться в бой.
Высокая 6-метровая платформа плотно украшена рельефными изображениями (майтхунами) в основном, эротического характера, включая сцены группового секса и зоофилии. На стенах изображены не каменные истуканы, здесь тщательно высечены в камне мужчины, очаровательные женщины, боги и апсары, кинна́ры (полубожественные существа в виде людей с конскими головами или птиц с головами людей, являющиеся небесными певцами и музыкантами), gandharvas (мужские сущности, небесные музыканты, мужья апсар, зачастую в половинчатом изображении полуптиц, полулошадей с совершенным музыкальным слухом, аналог кентавров), якшасы (yakshas и yakshis- великодушные духи мужского и женского рода, хранящие сокровища в недрах земли и в кронах деревьев), ganas (прислужники Шивы), nagakanyas, (Nag Kanya- полуженщина, полузмея), и др. небесные мифические существа. Все они, занятые пением, танцами, игрой на различных музыкальных инструментах, обнимающиеся, целующиеся, занимающиеся любовью, являются архитектурным элементом храма, подчеркивающим высоту шикхар.
Желтый песчаник, наделенный исключительной пластичностью, позволяет форме скульптур сливаться с изумительным миром эмоций и чувств. Подчеркивая мягкие формы скульптурных фигур, их ритм, отражающий чувственных любовников, страстных танцоров, приводящих в восторг певцов, дев с их романтической любовью, матерей, баюкающих своих детей, — все это вдохнуло живое дыхание жизни в камень. Перед вашим взглядом не безжизненный камень, а человек и природа. «Золотые руки» скульпторов смогли преобразовать камень, заставив его петь, танцевать, дуть в трубы, заниматься любовью, пребывать в дремотном состоянии, просыпаться, томиться от страсти, переполняться молодостью. Все это не только подтверждает, что камень обладает душой, но и выставляет все чувства напоказ. Таким образом, храмы становятся олицетворением мечты и реальной жизни человека, торжества любви и ее бесконечности.
Глядя на такие откровенные сцены, вы не испытываете стыда или угрызений совести, а только получаете удовольствие. Таково влияние силы искусства. Здесь нет неинтересных изображений, каждая пара торжествует любовь к жизни во всех ее проявлениях, будь то смертная жизнь или выходящая за пределы человеческого разума. И порой так трудно провести между ними грань…Все высеченные фигуры настолько полны жизни, что возникает иллюзия, что вот сейчас девушка, пишущая письмо, протянет его тебе, или стоящая в пол-оборота девушка, наконец, обернется. Танцовщица, одевающая ножные и ручные браслеты, еще не приступила к танцу, а драконы уже извиваются в его ритме. Вот ревнивую обезьянку, справедливо постигло наказание, чтобы не совала свой нос, куда не следует. И нельзя не посочувствовать стоящей в веках девушке, которая столько лет вынимает занозу из ступни.
Это восхитительный объемный мир обычной жизни, наполненный красотой, наслаждением юности и навыками любви. Храмы Кхаджурахо полны яркими моментами жизни, эмоциями, переданными в камне. В этом и есть уникальность этих храмов в части их передачи чувств. Они обладают сказочным качеством переносить нас в область сверхестественного наслаждения (parmananda), означающего наивысшее блаженство в индийской жизненной философии. Сила храмов Кхаджурахо в том, что они позволяют отряхнуть от себя суетное и перейти в состояние безмятежного спокойствия.
Все, чем занимаются изображенные на стенах храмов герои, они делают с любовью, и этот труд будет вознагражден. Главная тема украшения местных храмов – любовь. Боль, страдание – это темы такие же сильные как и любовь, но храмы Кхаджурахо не знают сюжетов разлуки, также как старости, болезни и смерти. Авторы скульптурных изображений верят в жизнь и страстно отвергают горести и скорбь, полагая, что это только состояние разума. Здесь живет и дышит фантастический мир юных дев, чувственных мускулистых мужчин, мир томных поцелуев, губ не желающих разъединяться, рук, соединенных в неразрывные объятья, мир в котором пары встречаются, любят и открывают для себя смысл жизни. Среди тысячи изображений можно найти немного фигур стариков, одиноких престарелых, но и они заняты любовными играми.
Храм Вишванатх расположен совсем рядом с улицей, ставшей местом сбора всех рикш, поэтому шум и звуки города мешали сосредоточиться, да и надоедливых попрошаек здесь стало больше. Шутки ради, еще покидая номер отеля, мы прихватили с собой стандартную карточку-табличку, вывешиваемую на ручку двери. И именно сейчас она нам очень помогла, мы даже сделали фотографии с ней – «Please, do not disturb!» Читая призыв «не беспокоить», мальчишки-продавцы хохотали, но не рисковали предлагать нам свой товар.
Скульпторы Кхаджурахо, открывая всю глубину изображения женщины, считали ее божественным созданием. Они были уверены, что женщина чувствует тоньше и глубже, чем мужчина. И это также находит отражение в искусстве резьбы по камню, которое отмечает обычные действия женщины при подготовке к романтическому свиданию. Она моется, делает прическу, смотрится в зеркало, украшает себя. Ее большие подведенные глаза будут околдовывать партнера, она будет петь, танцевать, играть на различных музыкальных инструментах, чтобы наиболее полно возбудить своего любимого, а под конец сбросить ненужные теперь одежды. Женщина прикасается к партнеру, щекочет его, ласкает всеми возможными средствами, чтобы разжечь в нем костер любви. Партнер, опаленный страстью, не гнушается использовать животных в порыве своей страсти. Женщина же, в противоположность ему, следует классическим канонам любви. Именно это хотели передать нам авторы скульптур: смертны вы или боги, ничто человеческое вам не чуждо. Толпы монахов и паломников изучали здесь искусство любви, об этом имеется упоминание у известного путешественника древности Ибн Батуты, посетившего Кхаджурахо в 1335 году.
Последний из здешних храмов – Parvati Temple, небольшой по размерам с выбеленными стенами, чем-то неуловимо напоминающий наши церкви. Он интересен тем, что в нем есть необычное изображение богини Ганги, едущей верхом на крокодиле.
Мы вышли из ворот Западной группы храмов в 16 часов, т.е. на их обследование у нас ушло 2 с половиной часа. Подойдя к месту, где оставили нанятого рикшу, мы были атакованы толпой тощих и смуглых индусов. Яростно жестикулируя, они кричали нам, что наш водитель уехал, и наперебой предлагали свои услуги. Эта неожиданность так вышибла нас из колеи, что мы не осмотрели единственный здесь действующий храм Matangeshvara (посвященный Браме), который находился рядом.
Думая, что забыли место встречи, мы походили туда-сюда в надежде увидеть нашего рикшу, но все было напрасно. Посчитав свою совесть чистой, мы наняли другого, который за меньшую сумму (150 рупий за 2 дня против 250) обещал нам ту же программу. Он торопился отъехать с нами от места стоянки, но это было его предложение, и мы согласились. Позднее мы поняли, что надо было, не сдвигаясь с места, оговорить весь маршрут, дабы первоначальная цена не выросла в два раза впоследствии.
Сегодняшний день нам предстояло закончить осмотром Южной группы храмов. Мы расслабились и потеряли бдительность. Дедушка-возница взял бразды в свои руки, и повез нас по своему усмотрению в ближайший от города храм — Дуладео (Duladeo Temple), расположенный в 1,5 километрах от Западных храмов. В соответствии с картой, этот храм был одним из самых дальних из Южной группы. Здесь мы встретили нашего предыдущего рикшу, который соблазнился возможностью сшибить дополнительный заработок, подвезя сюда группу индусов. Уж как они (а их было человек 10) все разместились в его таратайке, можно представить. А мы гордо проследовали мимо него, даже не ответив на его заигрывания. Правда, я еще успела (в большей степени из жалости к владельцу), купить маленького бронзового слона на колесиках за 100 рупий. Посвященный Шиве, повернутый к востоку, Дуладео состоит из святилища без остальных классических помещений. Его Sikhara имеет три круговых ряда меньших башенок-шикхар. Его махамандапа (зал для медитаций, иногда используемый для ритуальных танцев) обладает специфичностью дизайна и украшений. Храм имеет восьмиугольную форму, его 20 консолей искусно орнаментированы. Все изваяния сверхъестественных существ выглядят настолько объемно, что выходят за рамки рельефа. Построенный в начале 12 века, в последующие годы он неоднократно переделывался. Через 15 минут его осмотра мы были готовы ехать дальше. Рядом с храмом течет река Khudar, через которую проложен новый мост. Местные мальчишки со всего размаха прыгают с него в воду, наслаждаясь брызгами и восторженными взглядами друзей и малочисленных туристов.
Раздухарившись, наш дед повез нас еще южнее – к Храму Чатурбхудж (Chaturbhuja Temple). Судя по путеводителю, мы проехали 5 километров, прежде чем добрались до какого-то тоще-высокого храма. Он одинокой башней-шикхарой возвышается в округе на лесостепной равнине, и его основным отличием является отсутствие эротических скульптур в украшении. Внутри святилища находится почти трехметровая статуя четырехрукого Dakshinamurti, являющегося воплощением Шивы (как учителя йоги, музыки, мудрости). Лицо божества отражает сверхестественное спокойствие и блаженство. Дата постройки – 1100 год. Этот храм, буквально вздымающийся из-под земли посредине пустынной местности, являл собой очень интересный кадр. Однако именно здесь особо раздражал индус, постоянно занимающий очень выгодные ракурсы для съемки. Этот «зоркий сокол» внимательно следил, чтобы мы не осквернили храм, войдя в него в обуви. При этом он ходил за нами по пятам и бубнил себе под нос «вери найс темпль». Более выдавить из себя он не мог и рассчитывал получить за эти масштабные познания какую-нибудь мзду. Правда, отдать должное, он тут же испарился после сделанного ему замечания.
Наш нетерпеливый дедушка-водитель, рассчитывая на магарыч, сообщил, что повезет нас туда, откуда взял, а не в гостиницу, как договаривались раньше. Наивный, он думал напугать нас, он не понял, что мы и собирались в центр Кхаджурахо. Оказалось, что ворота Западной группы храмов как раз выходят на главную площадь, где расположены все лавки, магазины, кафе и рынок. Обойдя пару магазинов, и поняв, что в пыли местных недр нам ловить нечего, пошли обследовать небольшой рынок с фруктами. А вот с этим делом здесь было грустно. И хотя повсеместно предлагали свежевыжатые соки из гранат и апельсин, мы не рискнули своими желудками. Дорогостоящие яблоки имели весьма скромный вид, апельсины и мандарины тоже, и если бы мы не набрели на мелкие желтые гуавы, то день мог бы закончиться без витаминов. Исходивший от моих любимых гуавочек одуряющий запах, ускорил их приобретение. Полкило экзотических фруктов обошлось в 10 рупий. А вот купить помидор и огурцов за такую же цену жаба задушила, а зря…
Пока мы обследовали лотки с овощами и фруктами, случайно удалось схватить любопытный кадр с козой, взобравшейся на крышу открытого мужского писсуара. Далее нам захотелось пивка, и мы начали спрашивать у местных, где его можно раздобыть. Их поведение, ужимки и оглядки сразу дали нам понять, что здесь это дело запрещенное. И правда, только у местного стража порядка нам удалось узнать, где располагается лицензионная лавка по продаже спиртных напитков. Благо далеко идти не пришлось, и мы за 80 рупий купили местного «Кингфишера».
Возвращались мы мимо храмов Западной группы, сумерки утопили в темноте их верхушки, и они темной зубчатой стеной вырисовывались на фоне фиолетового бархатного неба.
Следующим наступал год быка, поэтому в одной из лавок мы разжились маленькими бронзовыми фигурками этих бодливых животных, а выйдя из лавки, были поражены огромной стаей крикливых зеленых попугаев, которые кучковались в кронах деревьев. Такого мы еще нигде не видели, но после Орчхи с ее мошкарой, эту стаю все же было более приятно наблюдать.
Нам предстояло пешком дойти до отеля, и мы стартовали в южном направлении. Пройдя немного, подошли к Шив Сагар (Океан Шивы), искусственному водоему, в водах которого днем купаются многочисленные паломники. Сожалеем, но мы не смогли увидеть храм Чаусат Йогини, пусть и находящийся сегодня в руинах. Он расположен за искусственным озером на юго-западе и относится к 9 веку. Чаусат Йогини состоит из 35 маленьких гранитных святилищ, группирующихся по сторонам четырехугольника; первоначально их было 64, а в центре находился храм кровожадной богини Кали. Храм стоит на 5-метровой террасе, полностью из гранита. В храме есть ниши для всех йогинь, но осталось только 3. Большая ниша для богини Кали тоже пустует. Чтобы было понятно, йогиня – это ведьма, спутница Кали. Заводя возлюбленных из числа смертных, в конце концов, потом она их убивает, принося в жертву черной Дурге (супруге Шивы в одной из её грозных ипостасей).
В полной темноте, забыв фонарик, мы неторопливо пробирались в отель, постоянно оборачиваясь на окрик велосипедистов. К нашей радости в отеле еще работали местные магазины, и мы провели достаточно времени в них, получив удовольствие от рассматривания настоящих кашмирских пашмин, украшенных разноцветной ручной вышивкой. Не сойдясь в цене, мы распрощались до завтра, дав друг другу возможность хорошенько подумать о ней.
Пока еще не окончательно выключили свет возле бассейна, мы перешли к водным процедурам, что всегда снимает усталость дня. Возврат в номер ознаменовался звонком из Дели, наш гид (с подачи водителя) пытался убедить нас выехать завтра пораньше, предлагая сделать это не позже 11 часов. Постановка вопроса возмутила нас, и я четко обозначила, что всем были известны наши планы, они отражены в ваучере. Мы не понимали, что страшило водителя и съязвили, что надо было дать нам не такого пугливого. В конце концов, гид принимающей стороны жестко подытожил, что наш столь поздний выезд остается полностью на нашей совести, и является нашим собственным риском. Обеспокоенные такой постановкой дела, и понимая, что здесь все близко, и много времени осмотр храмов завтра не займет, мы снизошли до раннего выезда. Торг закончился к обоюдному согласию и с чувством полного удовлетворения мы легли спать.
Итог дня: посетили храмы Кхаджурахо. Расходы на входные билеты – 300 рупий.

11 день
19 октября 2008 г. – воскресенье
Кхаджурахо — Варанаси

Тот, кто рано встает, тому … все удается. Вот и мы встали опять в 6.30. Отель, в котором мы остановились, нам очень понравился, и мы решили осмотреть его до завтрака. Продавец из вчерашнего отельного магазина уже был на месте и неназойливо приветствовал нас, назвав чуть меньшую сумму за платки. Из холла мы вышли во внутренний двор с бассейном и полной грудью вдохнули утренний свежий воздух. Через несколько минут мы вернулись к номеру и тут выяснили, что никто не помнит, брали ли мы ключ от него с собой. Пришлось идти на ресепшн и просить, чтобы нам открыли номер. Однако, попав внутрь и перерыв все в номере, мы ключа не нашли, так что пришлось идти вторично по уже пройденному маршруту и на наше счастье, ключ был найден в вестибюле. После этих волнений, сытный завтрак был весьма кстати. По окончанию трапезы мы порадовали себя покупкой палантинов ценой в 25 долларов каждый. Сразу скажу, что этот ценник был самым низким из виденных нами пашмин, да еще для такого качества.
Ровно в 8, как и договаривались, мы вышли за ворота, где нас уже ждал зафрахтованный дедок. Сегодня по программе у нас был осмотр Восточных храмов, что мы уже обсуждали вчера. Однако, дедуля, обернувшись в пол-оборота к нам, начал гундосить, мол надо доплатить. Мы были тверды – ноу – торг сегодня был неуместен, все вопросы были решены вчера: 150 и баста. Обидевшись, дед заявил, что за эту цену повезет нас только к джайнским храмам. Времени у нас было мало (к вечеру мы должны были быть в Варанаси, проделав путь в более, чем 400 км), поэтому мы спорить не стали. Позднее по карте мы выяснили, что не осмотрели действующий храм Ханумана, Jabari Temple, Brahma Temple и Vaman Temple, в котором Вишну изображен толстым карликом.
Все-таки очень удачное время мы выбрали для своего путешествия: погода была очень комфортная, особо не жарило, но и дождей не было, а уж отсутствие толп туристов просто бальзамом проливалось на нас.
Вскоре мы подъехали к группе джайнских храмов, состоящей из трех штук: Lord Shantinath, Lord Parshwanath, Lord Adinath. Здесь же расположен музей джайнизма. Не успели мы оглянуться, как оказались в толпе торгашей, наперебой сующих нам в лицо магнитки с эротическими сценками. Мы решительно отмахнулись от них.
Первым в этой группе храмов был действующий с побеленными стенами и многочисленными башенками-шикхарами. Это был первый храм, чтобы войти в который нас заставили снять не только обувь, но и носки. В других храмах мы ходили в бахилках, одетых на обувь, и это было для нас очень корректно. Вход в храм сторожили все те же мифические львы, которые выглядели как-то мирно из-за своих коротких лап. При входе в храм – картинная галерея с изображением не только этого храма, но и всех разбросанных в Кхаджурахо. И надо сказать, что выполнены они в таком ракурсе, что иногда по картинам получаешь большее впечатление от храма, чем наяву. Жаль, что схема расположения храмов рассчитана только на индусов, мы не смогли сориентироваться по надписям без английского перевода.
Сразу при входе в неглубокой нише – мраморные мужские обнаженные фигуры. А сбоку картина, на которой изображен лысый мужчина с какими-то авоськами в руках. Он тоже полностью нагой.
Каждую нишу заполняют фигуры обнаженных мужчин с четко очерченными гениталиями. Такие откровенные скульптуры встречаются нам в первый раз, и в храме это кажется несколько неожиданным. Храм – действующий, идут какие-то приготовления к службе, а мы ходим, делаем съемки и чувствуем себя очень неуютно.
Если сказать коротко, то джайнизм исповедует веру в череду перерождений, строгий аскетизм, неизменную ценность каждой жизни (в каждой форме её проявления), и, как следствие, непричинение им вреда — ненасилие. Считается, что джайнизм возник в незапамятные времена, а его основатели и проповедники носят имя тиртханкаров (учителей). Их было всего 24 святых, которые через крайний аскетизм достигли просветления и обрели Нирвану. Последний учитель был уже исторической личностью, и было это в 6 веке до н.э. Все они придерживались обета наготы, поэтому их и изображают в таком неглиже. Здесь в храме имеется 4,5-метровая статуя 16-го тиртханкара Шантината (Shantinath), чьим именем он назван. Этот храм самый молодой, его построили из обломков других храмов всего-то 100 лет назад!
Выйдя из храма, поворачиваем направо и попадаем на небольшую площадку, где кучкуются (по-другому не скажешь) несколько зданий. В тесноте на небольшой площади здесь — смешение старинных храмов из песчаника и более поздней постройки (оштукатуренных) то ли часовен, то ли еще каких-то культовых сооружений с фигурами слонов при входе. Почти у забора стоит храм Паршванатха (Parsvanath), самый большой и лучше всех сохранившийся из джайнской группы. Он имеет свои индивидуальные черты, хотя и полностью соответствует развитому стилю остальных храмов Кхаджурахо. Это нашло отражение в скульптурных композициях внешних бордюров. Здесь снова можно увидеть классическую сценку нежной любви Шивы и Парвати, и юную девушку, вынимающую занозу из ступни. Вход в храм лежит через крытую веранду, опирающуюся на две колонны. Храм датирован серединой 10 века н.э.
Мы присаживаемся на скамейку, чтобы полюбоваться четкими линиями строения, его витыми башенками и украшениями. В это время на забор садится та самая птичка, чье имя увековечено в названии местного пива. Это кингфишер, и она на самом деле, именно такой расцветки, как на картинке.
Чуть севернее находится храм Адинатх (Adinath Temple), более компактный, но не менее прекрасный. Он отреставрирован и это чувствуется. Я задираю голову, и в такой неудобной позе снимаю очередную партию опоясывающей храм скульптуры. В этом храме очень необычная мандапа, она выглядит, как триумфальные ворота. А внутри храма, в самом его сердце, за резным дверным проемом находится необычная черного цвета фигурка еще одного учителя по имени Адинатх, первого из череды 24 тиртханкар. В свете политкорректности американской президентской гонки так и хочется сказать, что этот святой, возможно, был афро-индийцем. Ориентировочная дата постройки – конец 11 века н.э.
В заключение скажу, что Индия обладает многовековой традицией строительства храмов. Материалы строительства могут быть от песчаника до белоснежного или инкрустированного мрамора, но только в Кхаджурахо храмы наполнены таким духовным началом. За многие века существования этих храмов жестокие ветры, проливные дожди, летний зной, варварские действия человека и неумолимое время шаг за шагом отнимали у них частицу за частицей, лишая скульптуры игривых улыбок, блеска глаз, изгибов тел в порыве страсти, жестов, наполненных желаниями. Несмотря на это, они и до сих пор остаются непревзойденными произведениями, когда-либо созданными человеческими руками, в которые вложен колоссальный труд, творческий замысел, мастерство и не знающая границ фантазия художника! И как перекличка в веках здесь также как и в Италии, отражение силы духа, мощи человека, его победы над силами природы, передается посредством изображения телесной красоты.
Осмотр храмов мы закончили в 9.15 и вернулись в отель. По дороге рикша обозвал нас «нехорошими людьми», желающими за малые деньги все осмотреть. Посчитав его претензии несправедливыми, так как установленная цена и количество осмотренных храмов была с ним согласована вчера, мы не отреагировали на его стенания. В отеле мы еще успели искупаться в бассейне и даже немного полежать под лучами солнца. Это был последний в этом туре отель с бассейном. К 11 часам мы были готовы к отъезду, но… водителя-то нашего и не было. Мы пошли искать его по территории отеля, подняли на ноги всю прислугу и через 15 минут его нашли. На прощанье мы запечатлели интерьеры холла отеля, включая многочисленные черно-белые фотографии махараджей прошлого в соответствующих одеждах.
Нам предстояло преодолеть 415 километров, в конечном итоге мы это сделали за 9 часов езды. Ехали мы по разным дорогам, среди которых были и вполне приличные, но платные, и грунтовые с ямами и ухабами – бесплатные.
Когда мы садились в машину, то водитель сразу же выключил музыку, а мы замахали на него руками, мол, оставь. Конечно, это были индийские песни, и первые часы езды они скрашивали нам путь. За все 9 часов мы ни разу не вышли из машины, хотя водитель останавливался и куда-то уходил, не предупреждая нас. Любая дорога на первых порах развлекает, так и мы увлеклись съемками индийских грузовиков всех мастей и размеров. А потом потихоньку нас начало укачивать, и дремота охватила нас.
У нашего тощего водителя то ли просто характер такой желчный, то ли он съел чего-то. Он опять сделал замечание сидящей впереди, чтобы она не спала, а то это ему мешает. В машине зависла тяжелая пауза, после которой мы посоветовали Кате надеть темные очки и продолжить прерванное занятие. Уже начинало темнеть, когда мы попали на какой-то холмистый отрезок пути. Дорога серпантином крутилась вокруг холма, то спускаясь вниз, то поднимаясь вверх. Особенно было неприятно, когда навстречу на всех порах неслись грузовики.
Только тогда, когда за окнами начали мелькать бесконечные вязанки хвороста и поленницы дров, мы поняли, что мы прибыли в штат Uttar Pradesh, в город Варанаси. Слева от нас остался центральный железнодорожный вокзала города, мы оживились, но водитель сообщил, что завтра мы уезжаем с другого вокзала. В очередной раз, поплутав по городу и расспрашивая местных жителей, наш водитель-таки привез нас в забронированный нами отель – Pradeep, который мы выбирали сами по интернету, здесь адреса сайтов этого отеля — hotelpradeep.com/index1.htm asiarooms.com/india/varanasi/…. В трехэтажном здании всего 45 кондиционированных комнат с мебелью и декором в традиционном стиле. Простота и уникальность декора должны были прийтись по вкусу гостям. Отдельно подчеркивалось, что душ в номерах имеет 24-часовое наличие горячей и холодной воды. Насколько это важно, мы поняли в ходе нашего путешествия. Правда, каждый раз читая в и-нете отельную рекламу, восхищаешься превосходным ее характеристикам. На самом деле это может быть далеко от истины. Так и про этот отель было сказано, что он стоит в ряду самых лучших отелей Индии. Это 3-хзвездный-то отель!!! Каковы пиар-ассы в Варанаси!
Однако мы выбрали ее из-за удобного расположения, тем более там ночевали всего одну ночь. Мы думали, что в Варанаси попрощаемся с делийским водителем, и трансфер на железнодорожную станцию завтра вечером нам будет обеспечен гостиницей, но наш водитель назначил на завтра время отъезда. Мы полюбопытствовали, не он ли и завтра с утра повезет нас на лодочную прогулку. Он интенсивно замахал руками. При заселении в отель нашим первым вопросом было, как мы свяжемся с гидом (в ваучере была обозначена лодочная прогулка с гидом и трансфером на кондиционированной машине). Приветливый служащий на ресепшн внимательно прочитал наш ваучер, куда-то позвонил и сказал заветное «no problem» — типа не беспокойтесь, все будет хорошо. На лифте мы поднялись на третий этаж в номер. Почти сразу раздался звонок гида, который пообещал приехать к нам через час, чтобы договориться о завтрашнем дне. Осмотрев номер, мы пришли в ярость. Мало того, что номер был небольшой, так в нем опять было всего 2 кровати. Я уже писала, что еще дома, просмотрев сайты отелей (которые нам дали в турфирме), мы обнаружили, что во многих из них отсутствуют раздельные кровати. Нас трое взрослых женщин, и каждая из нас хотела спать на своей кровати, а не на одной большой двуспальной. Это было обязательным условием проживания в отеле, что было (по нашему настоянию) отмечено в ваучере каждого отеля. Кроме того, было получено от индусов заверение, что пожелание по поводу кроватей будет исполнено. Это только потом мы поняли, что это относилось только к тем отелям, которые они предлагали сами, а по отелям, выбранным нами, они ничего не говорили. Так что к принимающей стороне вроде бы и претензий нет. Желание выбрать отель, находящийся на расстоянии пешей прогулки от центра города, чтобы не связываться с такси и рикшами, и наша невнимательность к документам оказало нам здесь дурную услугу. Если бы мы внимательно прочитали все ваучеры, то уже дома были бы готовы к неожиданности, заключавшейся в том, что две раздельные кровати здесь для третьего человека дополнялись простым матрасом. Устраивать разборки было бесполезно, да и время было уже позднее, хотелось выспаться. Весь напор нашего гнева пришлось выдерживать простым непальским мальчикам, обслуживающим номера. Они не только не говорили по-английски, но и не понимали язык наших жестов. Они просто были в ступоре от наших громких претензий, чтобы они принесли второй матрас (один создавал ощущение лежания просто на полу), заправили постельное белье, подвинули две другие кровати. Все эти действия они выполнили, но медленно и неуклюже, постоянно оговариваясь, что они из Непала и всего-навсего обслуга. Да, прав был один из тех, кто в отзыве об отеле, дал ему уничтожительную характеристику.
За всеми этими перипетиями мы забыли про время, и через полтора часа спустя обнаружили, что гида до сих пор нет, и мы не знаем каков план на завтра. Спустились вниз. При всех минусах этого отеля могу сказать, что все компенсируется обслуживающим персоналом на ресепшн, который прилагал максимум усилий, чтобы мы остались довольны. Портье сообщил нам, что гид сегодня не приедет, так как отель решил все наши проблемы. Завтра у нас планируется ранний подъем и посещение Ганга на лодке до завтрака.
День, наполненный разнообразными впечатлениями и волнениями, закончился. Перекусив, мы легли спать.
12 день
20 октября 2008 г. – понедельник
Варанаси

Подъем в 5.30. Если вы хотите увидеть восход солнца, где бы то ни было, в любой стране, следует встать очень рано. Нас разбудил звонок портье, и спасибо ему за это, а то мы бы проспали.
На этих сайтах можно изучить карту города Варанаси и схему расположения гатов- ритуальных лестниц, ведущих к Гангу: 2india.ru/index.shtml?/sights… mapsofindia.com/maps/uttarpra… bardjur.fizteh.ru/maps/india/… mapsofindia.com/maps/mapinnew… У города Варанаси, как водится, несколько названий. В честь слияния здесь двух рек (Варуна и Асси) городу дали его нынешнее название, при британцах его стали называть Бенарес. В Индии этот город высоко почитается, как город Шивы. Это город обладает многовековой историей и насчитывает миллионное население (свыше 17 млн.). Благодаря археологическим раскопкам можно смело сказать, что ему свыше 4000 лет. Индусы верят, что Варанаси был первым городом на земле, построенным еще Богами. Согласно индуистским историческим хроникам, именно с этого места началось сотворение Вселенной. Первоначально Боги жили в Варанаси вместе с людьми, а затем покинули город и ушли в Гималаи.
Мифы и легенды повествуют нам, что среди темных неподвижных вод плавало Мировое Яйцо, ничего более не существовало. Внутри этого Яйца из золотого зародыша появился Брахма. Силой своей мысли он разделил яйцо на две половину: одна стала небосводом, другая – землей. В середине земли вознеслась к небу гора Меру, и она стала поддерживать небо. За скорлупой Мирового Яйца – бесконечность. Брахма устроил Вселенную по типу «каждой твари по паре», и с тех пор мир и существует в постоянном единстве и борьбе противоположностей. Могучий Брахма – бородат и краснокож, у него четыре лица и восемь рук.
Ви́шну — Верховный Бог, олицетворение Абсолютной Истины. Вишну хранит мироздание, созданное Брахмой и обреченное на разрушение Шивой. Вишну обычно изображают многоруким темнокожим божеством, восседающим на троне в свободной позе.
Однажды Брахма и Вишну поспорили, кто из них сильней, и их спор был прерван появлением огромного огненного столба, который не имел ни конца, ни края. Как доказательство бессмысленности спора о превосходстве и силе, из столба огня и пепла возник Шива (Изображается длинноволосым с синей кожей в накидке из тигровой шкуры, волосы спутаны как у индуистских отшельников в дреды, вокруг шеи — змея, над головой — лунный серп. Посередине лба — третий глаз). Что еще интересно, так это то, что Шива является создателем сакрального звук «ОМ», символизирующего божественную троицу Брахмы, Вишну и Шивы. Звук «ОМ» священен в индуизме, и считается, что он символизирует разнообразные троицы: рай, землю, и подземное царство, три времени суток и три способности человека (желание, знание, действие). Все религиозные тексты заканчивались этим звуком. И здесь опять тонкая ниточка связи с нашим АМИНЬ и католическим АМЕН.
А местом, где из-под земли выбился столб огня, был древний Варанаси, отсюда его название Каши («Город света»). Под таким именем он фигурирует в древних индийских эпосах: Махабхарате, Рамаяне, Пуранах и Бхагавад-гите. А им ни много, ни мало — свыше 5 тысяч лет. Пришедшие сюда (не с миром) мусульмане дали городу имя Бенарес. В 1947 году вместе с независимостью городу вернулось старое имя — Варанаси.
Город расположен в излучине священной реки Ганг, в индийском понимании имеющей женский род. Река Ганга олицетворяет собой богиню очищения. Существует легенда, в соответствии с которой асуры (злые демоны), потерпев поражение в битве с богами под предводительством Вишну, стали мстить людям. Что ни день то происходили убийства, которые совершали кровожадные асуры. Богам не удавалось их поймать на месте преступления, и они уходили безнаказанными, прячась под воду и зарываясь в илистое дно. Божественный мудрец Агастья глоток за глотком выпил океан, обнажив его дно и соответственно злобных асуров. Победив и наказав зло, боги обнаружили, что океан испарился, и Агастья не мог вернуть его обратно. На вершине горы Меру боги держали совет, что делать. Необходимо было, чтобы земля по-прежнему стояла на 4-х слонах и 4-х черепахах в окружении воды. Надо было заставить небесную Гангу низвергнуть свои воды на землю. Однако при этом был риск расколоть землю пополам из-за сильного удара воды. И тогда Вишну вызвался принять на себя удар, подставив руки и плечи под поток воды. Воды ринулись вниз и семью потоками стали стекать по его рукам и ногам, а на земле объединились в единую реку и восстановили океан. С тех пор воды Ганги считаются священными, способными смыть грехи человека, прекратить череду реинкарнаций и позволить достичь нирваны.
И теперь ежегодно сюда, к водам священной реки, направляются многочисленные паломники, чтобы искупаться в ее водах, испить ее воды. Ну а если умереть в Варанаси, или развеять прах над ее водами, то в рай можно попасть немедленно, минуя мучительную (с точки зрения индусов) череду рождений и смертей.
Обо всем этом мы прочитали перед поездкой, но одно дело прочитать, другое – увидеть собственными глазами. Спустившись вниз на ресепшн, мы обнаружили, что нас уже ожидает гид, и это было приятно, так как не создавало проблем. Однако нас удивило, что он подошел к первому попавшемуся рикше и, договорившись с ним о цене, предложил нам сесть. Озадаченные этим, мы уточнили у гида тот факт, что у нас в ваучере написано, что сити-тур будет на кондиционированной машине. Гид объяснил нам, что на рикше будет удобнее, так как улочки города узкие и не всякой машине можно проехать там, где проедет рикша. В логике ему было не отнять, и мы, успокоившись, расслабились, наслаждаясь видом города на рассвете. Несмотря на ранний час, город уже ожил, и по дорогам двигались бесконечные повозки, толпы паломников, машин, мини-грузовиков и священных коров. Все это звучало, шумело, мычало, сигналило. Многочисленные торговцы уже тащили свои повозки с овощами и фруктами. Оглушенные звуками города, мы не заметили, как приехали куда-то. Сойдя с рикши, гид повел нас узкими улицами, задав довольно-таки быстрый темп. И вот завернув за очередной угол, мы, наконец, увидели реку. Свинцового цвета вода была чуть-чуть окрашена в розовый цвет на противоположном берегу. Мы стояли на высоком парапете, вниз сбегали ступени лестницы, а на воде у берега неподвижно стояли лодки, придавая определенный колорит всей этой картине. Лестницу и причал уже заполнили многочисленные туристы, паломники и местные жители, занятые в тур-индустрии. Алый шар солнца неторопливо вставал над краем реки, глубоко-лиловый цвет горизонта все больше и больше теплел, наливаясь розовым цветом. Внизу, с правой стороны, на высоких деревянных подмостках бородатый и раскрашенный садху зримо занимался молитвой или медитацией. В руках у него был медный сосуд, из которого извергался дым, и он махал этим кадилом, одновременно принимая разнообразные позы. Думаю, что он приветствовал восхождение солнца. Внизу вокруг него сидели юноши, по словам гида, студенты, изучающие йогу.
Са́дху— аскет или йог в индуизме, который более не стремится к осуществлению трёх целей жизни индуизма: камы (чувственных наслаждений), артхи (материального развития) и даже дхармы (долга). Садху полностью посвящает себя достижению мокши (освобождения) через посредство медитации и познания Бога. Садху часто носят одежды цвета охры, которые символизируют отречение.
Время 6.20. Тихо и благостно звучит какая-то музыка, слышится звон колокольчика, мы оглядываемся по сторонам и видим название гата, оказавшегося первым на нашем сегодняшнем пути. Гаты – это лестницы, ведущие к реке для совершения священного ритуала пуджи, когда каждый индус стоит здесь «босой перед вечностью». Статистика утверждает, что в Варанаси их более ста, причем каждый оригинален по своей архитектуре, а все вместе они составляют самую известную часть достопримечательностей города. Гхаты, будучи неотъемлемой частью города, прибавляют ему величия, духовной силы и привлекательности. Варанаси часто называют «городом гатов», отдельные из которых известны во всем мире. Иногда воды Ганги поднимаются высоко, так что скрывают эти лестницы, связанные друг с другом своеобразной набережной. Индусы свято верят, что здесь, в этом наиболее святейшем месте в мире, можно освободиться от груза мирской суеты, и войти в мир, в котором преобладают другие ценности. Считается, что тот, кто умер в Варанаси, удостаивается moksha (освобождение). Кремированный здесь человек прерывает замкнутый цикл, разрывая кольцо Сансары (бесконечную цепь рождений и смертей). Многие пожилые люди и вдовы приходят в Варанаси, чтобы умереть и быть сожженным на гатах, расположенных вдоль реки. А уже умерших людей родственники стараются транспортировать сюда со всей страны.
Для большинства туристов – это одно из главных мест посещения в поездке по Индии, для чего надо встать в 6 утра и увидеть город с лодки на восходе солнца со стороны Ганги, которая здесь очень широка. Павильоны, дворцы, храмы, лестницы-террассы настолько густо облепили берег реки, что не оставляли никакого просвета. А вокруг священного города образовывается 5-мильная петля-парикрама (parikrama — ритуальный обход вокруг какой-либо святыни в индуизме.). Энергоинформационные свойства города настолько сильны, что он почитается святым как буддистами, так индуистами и джайнами.
Самыми важными считаются следующие три гата — Manikarnika, Dasaswamedha, и Pancha-ganga. Ритуальный обход этих гатов и омовение в Ганге на них называется Tri-tirtha Yatra. Также важным местом поклонения являются гаты Asi Sangam и Varuna Sangam. Купание в этих 5 местах называется Pancha-tirtha Yatra (5 переправ). Делать это надо в определенном порядке: сперва у Asi Ghat, потом у Dasaswamedha Ghat, затем у гата около Adi Keshava Temple около реки Варуна, затем у Pancha-ganga, и наконец, около Manikarnika. Говорят, что если искупаться в этих 5 местах в течение одного дня и в указанном порядке, то можно избавиться от тягот телесной оболочки. Можно посетить все эти места на лодке, но лучше обойти все пешком. Множество пилигримов проделывают 58-км путь вокруг Варанаси, начиная с гхата Маникарник. По берегу реки они доходят до Асси гата и идут далее вокруг города. По дороге они посещают около 108 святынь. Говорят, что осуществление этой процедуры равносильно тому, чтобы обогнуть всю землю.
Итак, наша экскурсия начинается. На колоритном розовом в белую полоску здании написано его название — Kedar Ghat. Крыши зданий украшены пантеоном многочисленных цветных скульптур индуистских божков. Сами ступени тоже попеременно покрашены в белый цвет, и с воды все это многоцветие производит неизгладимое впечатление. Этот гат весьма популярен у жителей Бенгалии и Южной Индии. Ниже находится Gauri (Parvati) kund (искусственный водоем), вода из которого обладает лечебными свойствами. Этот Gauri kund связан с женой Шивы Парвати, также известной под именем Гаури. Считается, что Гаури жила в Гималаях рядом с водоемом и занималась там йогой. Возле него Шива объяснился ей в любви, после чего они вскоре поженились. И уж совсем в заключение скажу, что этот kund связан с легендой возникновения любимейшего из богов в Индии – Ганеши. Именно около этого источника в Гималаях он приобрел свою слоновоголовость.
Полосатое здание – это храм, внутри которого имеется Kedareswara-лингам, высеченный из черного камня с белыми прожилками. Храм Шивы Кедарнатх (Kedarnath) был построен одним из махараджей империи Виджаянагар, знаменитого тем, что в погребальном костре вместе с ним сожгли 3000 жен и наложниц. Мифически посвященный двум гималайским вершинам-семитысячникам Кедарнатх (обитель Шивы), откуда берет начало один из истоков Ганги, храм Kedara и его гат становятся центром активности во время периода дождей священного месяца Sravana (июль-август).
Пока мы любуемся видом сверху, наш гид фрахтует лодку и возвращается за нами. Спускаемся вниз по ступеням, лавируя между медитирующими европейцами и индусками, готовящими атрибуты ежедневной пуджи (религиозный обряд). Этот ежедневный обряд включает омовение на восходе (или закате) дня и чтение священных писаний. Сопровождается зажжением свечи, установленной в маленькой бамбуковой плошке вместе с цветами, которую опускают в реку.
Мы садимся в лодку, нас в ней будет только трое и четвертый – гид, не считая лодочника. Другие лодки, плывущие по реке, забиты до отказа группами туристов. Ловко орудуя веслами, совсем молоденький мальчишка-лодочник, с любопытством взирает на нас, а мы во все глаза наблюдаем картины жизни.
Большинство индуистов принимают участие в религиозных обрядах ежедневно, а мы любуемся самим процессом. Многочисленные картины, которые мы уже видели в телевизионных передачах, здесь наяву кажутся декорациями к какой-нибудь опере. Индусы, отправляющие ритуалы, не обращают внимание на туристов: они окунаются в реку, моются в ней и даже тут же, в священных водах, стирают свое белье. Как же, пусть и внешняя оболочка пропитается священным духом. Я не ерничаю, это просто другое для меня, а любые религиозные традиции другой веры, в которую ты не вошел всей душой, кажутся немного театральными. Тем более что ты наблюдаешь за ними со стороны…
Здесь каждый занят своим делом: кто набирает воду в кувшин, кто чистит зубы, кто возвел руки к небу и молится, закрыв глаза. А солнце уже золотило верхушки крыш, нежно озаряя многочисленную массу молящихся, создавая сюрреалистическую инсталляцию современной жизни на фоне древних построек. Делаем фотки «против солнца» и снова получаем кадры полные красно-золотистого цвета. С реки панорама города и его гатов в серой дымке рассвета выглядит очень красиво. Именно поэтому здесь организуют утренние или вечерние прогулки на лодке по реке. В какой-то миг мне эта картина даже напомнила Венецию. Но это, конечно, если сильно прищуриться.
К нам подплыла лодочка, и лодочник предлагает купить плошку из пальмовых листьев, чтобы зажечь свечку и загадать желание. Это подношение богам, мы не понимаем, можно ли нам это делать и отказываемся. Мы отплываем направо и плывем на юг по реке вдоль гатов. Я буду описывать все храмы вдоль Ганги, сперва на юг (т.е. направо от места посадки).
Два находящихся рядом гата Kedar и Vijaya Nagaram имеют разную высоту ступеней, и снизу это хорошо заметно, полосатое же здание наверху содержит две надписи наименований этих гатов. Итак, на следующем гате Vijaya Nagaram Ghat сегодня в большинстве присутствуют женщины. Гид объясняет нам, что раз в месяц женщины приходят сюда, чтобы помолиться о семье, детях, здоровье, загадать желание на мужей и детей. Для усиления молитв они спускают на воду тарелочки с ноготками и лепестками лотоса, пропитанными маслом и поджигают их. Река не первой чистоты, но для индусов – это не важно, для них воды реки – священны. Женщины окунаются полностью в воду прямо в сари, не обращая внимания на утреннюю свежесть. Они погружаются в воду с головой, их длинные мокрые волосы змеятся по спине. Они окунаются в воду, молятся, зарабатывая очки на следующие жизни, обновляя свою карму – все это очень значимо для них, так как водные процедуры способствуют не только собственному очищению, но и снятию грехов с многочисленных предков. Вот и стараются они не только для себя, а и для прапрадедушек и прабабушек, чтобы они явились на эту землю в обличье человека, если не смогут достичь нирваны. Гат назван так в честь существовашего ранее в Южной Индии царства Vijayanagar. Правитель этого королевства основал фонд для строительства гата в 1890 году. Расположенный рядом храм посвящен Nilakantha (Шиве) и Nishpapeshvara. А наверху находится ашрам Swami Karapatri.
Следующие два здания направо то ли не достроены, то ли заброшены. А дальше следует Lali Ghat. Этот гат был построен раджой Варанаси в 1778 году. Наверху находится несколько храмов, посвященных различным богам и богиням, таким как Kiratesvara и Mahalakshmi. С воды стало видно, как на его нижней площадке в шеренгу выстроились молодые мальчики-монахи в шафранных одеждах. Они стоят лицом к солнцу и хорошо освещены, их сложенные руки говорят о молитвах во славу наступления нового дня. Гид объясняет, что эти дети изучают санскрит — древний литературный язык Индии со сложной синтетической грамматикой. А вот белолицый Прометей-садху с факелом в руке – это хороший знакомый нашего гида. Он раскачивает лампаду, распевает священные гимны (мантры), пританцовывая и отдавая поклоны-благодарения Ганге, солнцу, всем частям света. Все это осуществляется под музыку и песнопение. Это действо, может быть когда-то бывшее священным ритуалом, сегодня больше смахивает на театральную постановку для иностранных туристов. Местное население не обращает на него никакого внимания. Сам гат – это еще один, используемый для постирушек. Профессиональные прачки-мужчины скручивают белье и со всей силы хлещут его по прибрежным камням и остается только удивляться, останется ли оно целым после такой жесткой процедуры.
Индуистская Мекка, религиозная столица Индии, Варанаси притягивает мысли всех индусов. Индусы считают самым высшим проявлением веры – желание умереть здесь. Быть кремированным здесь, чтобы прах был развеян над водами Ганги – это самое заветное желание, об исполнении которого мечтают все индусы.
Дровишки для вечернего костерка уже приготовлены и сложены на постаменте Harishchandra Ghat. Заботливые родственники иногда притаскивают сюда еще живых, и ожидают кончины для исполнения желания усопшего, иные копят на это всю жизнь. Задумаешься, какова вера? Нам не понять…Пишут, что в соответствии с пожеланием покойного недавно здесь таким образом был развеян прах великого Джорджа Хариссона, одного из Beatles. Видимо, их паломничество в Индию в свое время произвело на него неизгладимое впечатление, которое проросло в нем своими корнями до крайней степени.
В рассказах туристов описываются ужасы местной жизни: и глаза слезятся, и дым стелется вдоль реки от погребальных костров и в воде плавают человеческие останки и прочее. Мы этого ничего не увидели, воздух чист, а на воде плавают только плошки с цветами. Ну, да и костров утром мы не увидели, к счастью. Все-таки нам свойственна некая интимность прощания с усопшими, а выставленная здесь напоказ и ставшая туристической фишкой города, процедура по сути погребения человека вызывает, мягко говоря, отторжение. Я высказываю свое ощущение, так как все равно не смогла бы побороть себя и отстраненно наблюдать за чужим горем. Пугающий нас ритуал, естественно является данью религиозной традиции и сам факт ухода из жизни трактуется здесь как переход из одной жизни в следующую, и не вызывает страха.
В отличие от других гатов, наверху здесь не видно никаких храмов, только дрова, заботливо уложенные в поленницы. Название гат получил от мифологического короля Harish Chandra (царя Солнечной династии), который в целях самоуничижения, подтверждения правдолюбия и милосердия, исполнял здесь работы по кремации. За его упорство боги наградили его, восстановили на троне, причислили к лику святых и вернули к жизни умершего сына. В 1740 Narayana Diksit, местный гуру восстановил этот гат, и с тех пор это один из двух кремационных гатов в Варанаси (второй — Manikarnika). Позднее прочитали в путеводе, что все-таки здесь имеются святилища, они посвящены божествам Harischandresvara, Rohitesvara, Adi Manikarnikesvara и Vriddha Kedara.
Гид обращает наше внимание, что стоимость сожжения на костре из дерева составляет 3000 рупий, немыслимая сумма для большинства индусов. И цена может быть еще больше, если используются дрова сандалового дерева. Прежде чем возложить умершего на костер, его сперва обмывают в водах Ганги, то есть процедура выглядит так «вода-огонь-вода». Таким образом, стихии воды и огня очищают карму человека от всех накопленных грехов. В качестве альтернативы существует электрический крематорий, который обходится в 300 рупий. Он виден в глубине благодаря своим двум антеннам. Чтобы уменьшить загрязнение воды и справиться с большим количеством трупов, нуждающихся в кремации, правительство штата Уттар Прадеш в 1986-87 годах построило этот крематорий с современным способом сжигания. Однако он не очень востребован, даже нищими. Конечно, естественное уничтожение тела на костре предпочтительнее, вот и копят на эту процедуру верующие индусы всю жизнь. Гид повествует, что есть исключения: детей, беременных и прокаженных, а также садху не кремируют на костре. Им привязывают камень на шею и бросают в воду. Вот уж ужасы нашего городка…
Для Индии Ганга – это наше все, один раз в жизни каждый индус должен совершить паломничество сюда, искупаться и лучше это сделать при жизни. Так будет лучше для кармы. Ну а если не получилось при жизни, то тогда, как я уже говорила, надо приехать сюда умирать. Если не удается и это, то родственники должны привезти сюда прах и развеять над водами великой реки.
Мы плывем на юг по реке и следующий гат – Karnataka Ghat, построенный правительством штата Mysore (ныне Карнатака) в начале 20-го века (1910 г.). Здесь есть святилище Ruru ("Собаки") Бхайравы (Bhairava — особо разрушительный и ужасающий аспект Шивы).
Идущие друг за другом два гата Prachina Hanuman Ghat и Hanuman Ghat построены в 1825 г. Первый Гат имеет отношение к святому Vallabha, положившему философское начало почитания Кришны. Здесь празднуют его день рождения в апреле-мае в период празднования Baisakha. Святилище содержит 5 Шива-лингамов: Rameshvara (в честь Рамы), Laksmaneshvara и Bharateshvara (в честь двух его братьев), Siteshvara (в честь его жены) и Hanumadishvara (в честь прислуги-обезьянки).
Hanuman Ghat ранее назывался Rameshvaram Ghat, так как считалось что его построил сам Рама. В настоящее время он находится внутри храма, в котором в разное время жили аскеты. Район рядом населяют выходцы из Южной Индии. А сам гат, будучи посвященным Хануману (божественной обезьяне, сыну богов), пользуется успехом у рестлеров и бодибилдеров.
Dandi Ghat построен Laloo Ji Agrawal. Здесь преобладают аскеты с посохами, наделенными определённой магической силой для различных целей. А сам гат достаточно чистый для купания.
Gularia Ghat назван так в честь огромного дерева, растущего здесь давным-давно. И сама лестница и платформа были также построены Laloo Ji Agrawal. Ступени лестницы состоят из частиц старых домов. Используется пилигримами для погружения в святые воды реки.
Shivala Ghat имел большое значение в ранние времена. В середине 19 века он состоял из нескольких маленьких гатов. В настоящее время здесь высокое здание, построенное непальским королем Sanjay Vikram Shah, храм Шивы и духовный центр Brahmendra Math. Здесь нет никакой значительной культурной деятельности, поэтому немногие из паломников и местных жителей производят здесь омовение.
Mahanirvani Ghat расположен в северном конце Nirvani Ghat. Назван он в честь Mahanirvani, секты Святого Змея. Здесь рядом расположены 4 небольших святилища, посвященных Шиве, возведенных непальским махараджей. В 7-м веке здесь жил известный философ Acharya Kapil Muni. Еще известно, что рядом находится дом матери-Терезы.
Niranjani Ghat также принадлежит секте Святого змея, которая основала здесь в 1897 году святилище Niranjani Akhara. Первоначально этот гат был частью следующего Cheta Singh Ghat. Сейчас здесь имеется 4 святилища, включающие отпечаток ноги Niranjani Maharaj Durga Gauri Shankar и образы Ганги. Люди не окунаются в воду здесь из-за небольшой значимости этого места.
Cheta Singh Ghat –это исторический, укрепленный гат. Это место было ареной жестокой схватки между войсками Уоррена Гастингса и Chet Singh в 1781. И сам форт и гат был отвоеван у британцев во второй половине 19 века махараджей Prabhu Narayan Singh. Изначально он был известен как Khirki Ghat, но в настоящее время он имеет 4 составные части, известные как Cheta Singh, Niranjani, Nirvani and Shivala. Гат имеет 3 храма постройки 18 века, посвященных Шиве. До середины 20 века он имел важное культурное значение. Именно здесь тогда проводился семидневный фестиваль Budhwa Mangal. Из-за сильного течения люди избегают купаться здесь. В 1958 году правительство штата произвело его реконструкцию.
Дворец Chet Singh Ghat довольно красивый с башенками и входными воротами. Вообще-то и сам город начинали строить с дворцов по берегам Ганги, затем сюда приезжали другие богатые вельможи, и город рос и расширялся. Иногда название гхата было связано с именем человека его построившего.
Мы видим старого бородатого и волосатого садху, и гид сообщает нам, что они приезжают сюда умирать. Здесь в Варанаси есть специальные монастыри, где садху живут до окончания жизненного пути, а затем камень на шею и в воду, и это считается самым счастливым концом.
Panchkota Ghat – дворцовое здание и одноименный гат были построены королем из Бенгалии Panchakola во второй половине 19 века. Серия небольших лестничных пролетов ведет к дворцу, внутри которого расположено 2 святилища. Гат не имеет особо важного значения.
Prabhu Ghat построен в начале 20 века Бенгальским правителем Nirmal Kumar. Большинство лодочников живет в этом районе. Обычно прачки именно здесь стирают белье. Гат имеет очень небольшую социальную и культурную значимость.
Nishad Ghat раньше был частью Prabhu Ghat до первой половины 20 века. В наши дни здесь можно увидеть многочисленных лодочников с их плавсредствами и сетями. Гат обладает храмом Nishad raj, который на самом деле был построен на пожертвования лодочников совсем недавно. Мы видим на ступенях мужчину, так тщательно намыливающего себя и даже свою обувь, что хочется верить, что он полностью очистится от всех грехов. А гид комментирует, что если сильно захотеть, помолиться, чтобы бог дал достаточно времени и денег, то вы обязательно вернетесь сюда.
Jain Ghat до 1931 годы был частью следующегоVaccharaja Ghat. Позднее местная джайнская община произвела реконструкцию и назвала его Jain Ghat. Джайны осуществляют омовения и проводят религиозные обряды на южной стороне гата, а северную оккупировали семьи лодочников, придавая ему совершенно другое звучание. У гата есть 2 джайнских храма. Jain Ghat больше напоминает наши монастыри своей беленой крепостной стеной и башней храма в центре внутреннего двора. К нему ведет очень крутая лестница.
Последний из виденных нами Vaccharaja Ghat был построен торговцем по имени Vaccharaja во второй половине 18 века. Считается, что 7 учитель-тиртханкар Suparshvanatha родился поблизости. Сегодня здесь живет большинство джайнов. Идущая вверх к улицам лестница имеет три небольших святилища, посвященных Шиве, Ганеше и великолепной Ганге, оседлавшей крокодила. Время от времени здесь проводят культурные мероприятия. Этот гат очень удобен местным жителям для омовения.
Большинство из этих храмов красного цвета, кроме Vaccharaja Ghat, выкрашенного в светло-зеленый. Наш гид говорит медленно и у него хороший английский, его приятно слушать. Кроме того, его речь не лишена юмора, и мы смеемся над его шутками. Он поведал нам, что город хорош для тех, кто прибывает сюда с желанием решить какие-то проблемы. Здесь можно решить любую проблему, только окунись в воду – и все будет O'K. Если у вас нет детей, помолись здесь – и ребенок появится. Если у вас проблемы с кожей вода поможет вылечиться. Последнее, правда, вызывает у нас сомнение, особенно учитывая, что здесь окунаются все больные, включая и прокаженных.
Эта разноцветная россыпь цветных сари, захватывающая дух картина реки в рассветный час, волшебный свет восходящего солнца, разнообразные дворцы и гаты – все это, конечно, производит впечатление. И проникнувшись святостью этих мест некоторые иностранцы снова и снова возвращаются сюда.
Далее следует череда гатов – Mata Anandami, Janaki, Bhadaini, Tulsi, Rewan, Ganga Mahal, Assi. Каждый из них представляет какой-то интерес, но мы разворачиваемся и плывем обратно. Пока я веду съемку, рассказывая о храмах, Катя объясняется с гидом, еще раз показывая ему ваучер. Гид заметно нервничает, как-то сникает и прекращает свой рассказ. Мы не страдаем от этого, поэтому не придаем этому значения. Возвращаемся к Kedar Ghat, от которого начали нашу лодочную прогулку и высаживаем гида. Он объясняет, что ему надо кое-что выяснить, а мы можем еще покататься без него.
За время нашего отсутствия развернутое действо на Lali Ghat пришло в полный разгар. На открытом балконе здания трое человек поют песни, разносимые вокруг усилителями. Садху продолжал свои непонятные движения и позы, а дети притопывали и прихлопывали под музыку. В хвост шеренги детей пристроилась европейка, и было видно, что эту песню она знает.
Оставшийся с нами наедине лодочник пытается что-то сказать, но его язык требует длительной тренировки, поэтому мы его игнорируем. К нам подплывают многочисленные лодки, владельцы которых торгуют немудреными сувенирами, не представляющими ничего интересного. В основном это маленькие кувшинчики для воды из Ганги. Купающиеся и молящиеся пьют из них воду из реки, и набирают ее про запас.
Мы плывем теперь уже налево, и снова гат следует за гатом:
Caowki Ghat, Ksemesvara/Somesvara Ghat, Manasarovara Ghat, Narada Ghat, Raja Ghat, Khori Ghat, Panda Ghat (Babua Pandey Ghat), Sarvesvara Ghat, Digpatia Ghat, Causatthi Ghat, Rana Mahala Ghat, Darabhanga Ghat, Munshi Ghat, Ahilyabai Ghat, Sitala Ghat, Dashaswamedh Ghat, Prayaga Ghat, Rajendra Prasad Ghat, Mana Mandira Ghat
Первый за Kedar Ghat, Caowki Ghat был построен в 1790 году и знаменит своим огромным фикусом (Ficus religiosa), растущим на вершине, в его тени находится множество каменных фигур змей-нагов. Возможно это остатки храмов раннего буддийского периода. Совсем рядом с деревом расположен храм Rukmangeshvara, а недалеко можно увидеть Naga Kupa ("Змеиный источник"). Во время проведения фестивалей, посвященных змею-наге Pancami (празднуемом в июле-августе), эти святилища особо почитаемы.
Kshameshwar Ghat (Somesvara) широким каскадом спускается к реке. За исключением небольшого храма, здесь нет ничего интересного, особенно если сравнивать его с величественной архитектурой Raja Ghat. Старое имя этого гата — Nala Ghat, и он был построен в начале 18 века. Последователи Kumarasvami построили здесь наверху монастырь в 1962 году. Там же находятся святилища Kesemesvara и Ksemaka Ganga. Живущие поблизости здесь – выходцы из Бенгалии.
Небольшой Manasarovara Ghat — назван так в честь одноименного священного озера в Тибете (близ Ганготри), у подножия горы Кайлас, гималайского жилища Шивы. Наверху гата, действительно, имеется небольшой пруд. А построен этот гат был раджой Ман Сингхом из Джайпура в 1585 году, и был перестроен в 1805. Рядом находятся святилища, посвященные Rama, Lakshamana, и Dattatreya.
Narada Ghat, ранее известный как Kuvai Ghat, был сооружен Dattatreya Swami, главой монастыря, в 1788 году. Этот гат посвящен Sage Narada, божественному музыканту и мудрецу. Здешнее святилище содержит изображения 4 божеств: Naradesvara, Atrisvara, Vasukisvara и Dattatreyesvara.
Далее Raja Ghat, он интересен широкой лестницей и прямо кремлевскими башенками за красной стеной слева. До 1887 года это была очень известная пристань. Со строительством моста лордом Duffrin (с 1 января 1887 года), его значение, как переправы, было утеряно. Позднее мост переименовали, дав ему имя основателя индуистского Университета Варанаси – Malaviya. В старой литературе этот гат неоднократно упоминается за свои заслуги.
Khori Ghat также известен как Ganga Mahala Ghat, но изменил свое название в 19 веке благодаря Kavindra Narayana Singh. Находящееся наверху сложное строение из 5 храмов подчеркивает его внушительный вид.
Panda Ghat (Babua Pandey Ghat) назван так в честь известного борца Babua Pande. Рядом находится святилище Someshwara (Шивы). По соседству находится еще одна святыня — Prabhasa Tirtha.
Возле Babua Pandey Ghat на крутых склонах сушится белье. Простыни прямо выложены квадратами на откосах. Оправданием этому служит поверье, что на солнце из белья испаряются злые силы. Мы предположили, что здесь-то, наверное, и стирается отельное белье.
Вчера вечером мы закатили маленький скандальчик по поводу того, что бельецо мягко сказать серенького цвета, а теперь стало понятно, что современные технологии, вероятно, сюда еще не дошли и можно только радоваться, что спишь на белье, постиранном в водах священной реки. Гат представляет собой узкий спуск к воде. Никакой особенной архитектуры в этом гате нет, он используется для стирки белья.
Sarvesvara Ghat был известен уже в ранние годы 17 века, но окончательный вид он принял в конце 18 века под патронажем Mathura Pandey. Недалеко отсюда, в святилище, имеются изображения «небесного брода» Keshava и Serveshvara.
Digpatiya Ghat расположен почти что на самом берегу реки, сами сходы узкие и крутые, но широкие. Дворец представляет собой изысканную архитектуру Севера Индии и нынче известен как как «Ашрам Kashi», духовный центр. Он был построен в 1830 году бенгальским раджой Digpatia.
Causatthi Ghat пользуется любовью местных, так как основная масса туристов все-таки стремится к Dashaswamedh Ghat. Название ‘causatthi’ происходит от слова ‘chausatha’, означающего 64. Это указывает на число йогиней, прислужниц грозной богини Кали. Храм Chausatthi Devi расположен неподалеку. Этот храм посещал Madhusudana Sarasvati, прославленный ученый средневековья (16 в.). Храм был восстановлен в 1670 году королем Удайпура. Сегодня в храме представлено только 60 йогинь, четыре из них находятся в других местах. Этот гат привлекает толпы паломников во время полнолуния в период марта-апреля. Другим важным событием, отмечаемым здесь, является яркий праздник Holi. Люди спускаются по лестнице и приносят символические подношения предкам, опуская их в святые воды реки. Большой песчаный дворец возвышается над этим гхатом, он был построен в 1807 году. Сейчас его используют для религиозных церемоний, а иногда и для проведения музыкальных концертов.
Следующий гат — Rana Mahal Ghat ничем особо не примечателен и на самом деле является продолжением предыдущего гата. Наверху – святилище Vakratunda Vinayaka, одного из 56, посвященных Ганеше.
За ним следует Darabhanga Ghat, над которым расположено здание в стиле палаццо с двумя башнями и греческими колоннами. Пышное здание вдоль гата, храм Шивы (в районе Nilakantha) были построены в 1915 году правителем Бихора Darabhanga. Наверху также есть святилище Kukuteshvara.
Munshi (Munsi) Ghat был построен министром финансов штата Darabhanga в 1912 году, и является выдвинутой частью предыдущего Darabhanga Ghat. После смерти министра в 1924 году, он был переименован в его честь. Это живописный и достойный фотографии гат.
Ahilyabai Ghat построен в 1778 году на месте старого Kevelyagiri Ghat. Он был первым гатом, названным в честь своего создателя. А им была королева Ahilyabai Holkar. Она также восстановила храм Vishveshvara в 1777 году, и таким он выглядит и сегодня. Лестница достаточно широкая, и спуск к реке пологий, это сделано для облегчения входа в воду пилигримов. Гат также используется для стирки белья.
Sitala Ghat в действительности является южным продолжением Dasasvamedha Ghat. Он называется так из-за находящегося рядом храмом Богини болезней (sitala). В марте-июле и сентябре-октябре здесь празднуется «8 день» в честь богини Sitala Asthami. Сюда также приходят на поклонение молодожены и члены их семей. Они совершают здесь последовательные ритуалы после выхода из храма.
Проплываем мимо наиболее известного и большого гата — Дашашвамедха Гхат Dasashwameth (Dashaswamedh) Ghat (в переводе «место принесения в жертву 10 коней»). Иногда его еще называют Мэйн-гхатом. В соответствии с мифом, посвященным Дивадаси (царю ариев), Брахма (создатель троицы богов) осуществил жертвоприношение именно на этом месте. Шива и Парвати ожидали, когда у царя лопнет терпение, и он покинет город Каши, позволив им вернуться туда. Однако сложная серия жертв помогла царю Девадаси закрепиться в городе надолго. Исторические хроники подтверждают аналогичный факт жертвоприношения во втором веке индуистской династией Bhara Shiva Nagas. На вершине лестницы находится несколько святилищ: Sulatankeshvara, Brahmeshvara, Varaheshvara, Abhaya Vinayaka, богинь Ganga и Bandi Devi. Все они включены в обязательное посещение для паломников. Здесь самое популярное, доступное и святое место для утреннего омовения с целью избавления от грехов. Солнце уже окончательно взошло, и мы не смогли увидеть здесь картину массовой пуджи (церемонии благодарения Ганги) на восходе. С двух сторон этого гата возвышаются две башни, а здание слева окрашено в нежно-розовый цвет. Вызывает сомнение возможность подплыть к пристани этого гата, так как здесь в ожидании плотно стоят многочисленные лодки. Здесь же коротают время под большими бамбуковыми зонтиками местные массажисты в ожидании клиентов.
К сожалению, с этим гатом связаны печальные события. Мусульманские террористы произвели здесь серию взрывов несколько лет назад, в результате которых погибли люди. Взаимная многовековая вражда между индуистскими религиозными фанатиками и исламистами имеют такие страшные последствия…Их не останавливают даже святые места. В ходе конфликтов неоднократно уничтожались мечети и храмы. Так, в 2006 году взрыв прозвучал в храме Вишванатх.
При свете дня видно все разнообразие дворцов, их цвет и архитектура. Некоторые из них напоминают средневековые крепости.
Prayaga Ghat совместно с святилищем Prayagagesvara копирует аналогичный в Аллахабаде. Храм Prayaga, известный как "Tirtharaja" (король учителей) находится в Аллахабаде, на месте слияния рек Ганги, Ямуны и невидимой Сарасвати. Существует поверье, что осуществление здесь, в Варанаси, ритуалов и святых омовений дает такие же результаты, как в Prayaga, расположенном в 80 км отсюда. В настоящее время не очень используется в святых целях. Более того, оно используется лодочниками для хранения моторов. Храм и территория гата были реконструированы королевой Западной Бенгалии. Этот гат легко узнаваем из-за своего окрашенного в охру здания индуистского храма. Напротив него под большими зонтиками обосновались астрологи-предсказатели, оказывающие услуги пилигримам.
Rajendra Prasad Ghat в действительности является северной частью Dashashvamedha Ghat. Однако в 1979 году его переименовали в честь первого президента Индии (1950-1962). Rajendra Prasad (1884-1963). Почти до конца 19 века каменная статуя лошади украшала эту часть гата, в доказательство жертвоприношения. Статуя была изготовлена Bhara Shiva Nagas во втором веке. В связи с этим гат имел и другое имя "Ghoda Ghat" ("Лошадиный"). Считается, что это изображение лошади переместили в храм Sankatmochana. Мифы повествуют нам, что служанки Bhara Shiva Nagas купались здесь. В настоящее время здесь ежедневно проводятся разнообразные культурные мероприятия проходящие на специально построенной для этих целей сцене. Узнать это место можно по двум водонапорным башням, окрашенным в нежно-розовый цвет, с расположенными внизу огромными изображениями каких-то божеств.
Последним мы увидели Mana Mandir Ghat. Старым именем этого гата было Someshvara, но в 1585 году амберский раджа Savai Mana Singh построил здесь свой дворец и гату дали его имя. Этот гат главным образом известен благодаря пышному зданию раджпутской архитектуры с восхитительными резными окнами. Дворец еще интересен тем, что на его крыше устроена обсерватория, построенная при Savai Jai Singh II. Под руководством министра-астролога обсерватория была построена в период с 1710 по 1737 год. Она содержит 4 основных астрономических инструмента, и претерпела 2 реконструкции в 1850 и 1912 под патронажем королей Джайпура. Находящиеся поблизости святилища посвящены Someshvara (богу Луны), Dalabheshvara, Rameshvara и Sthuladanta Vinayaka.
Вроде бы мы внимательно смотрели на надписи, но то ли они имеют различную транскрипцию, то ли что-то другое, но мы не обнаружили многих указанных на схеме гатов. Одно могу сказать точно, что до Manikarnika Ghat (самого священного) мы не доплыли, да и неудивительно: все гаты протянулись вдоль реки на 3 километра.
Очень жалею, что не смогла найти такую подробную информацию до нашей поездки, поэтому даю далее адреса замечательных англоязычных сайтов, теша себя надеждой, что кому-то это может помочь. А нанимая лодочника, требуйте поездки от Асси гхата до Маникарники. Вся эта информация была почерпнута мной из сайтов, размещенных по адресам-india9.com/i9show/Varanasi-18… varanasithecity.com/web/varan… GHAT
а на это сайте можно увидеть космическую карту берегов Ганги – wikimapia.org/#lat=25.3078925… Тексты я переводила с помощью функции переводчика и представила здесь в моей вольной обработке. Однако смешно вспоминать, что слова храм и раджа в переводе звучали как висок и штоссель. Так что теперь последнее слово прочно вошло в мой лексикон.
Вот наименование гатов, которые мы не увидели — Tripura Bhairavi Ghat, Mira Ghat, Phuta/Naya Ghat, Nepali Ghat, Lalita Ghat, Bauli/Umaraogiri/Amroha Ghat, Jalasayi Ghat, Khirki Ghat, Manikarnika Ghat, Bajirio Ghat, Scindhia Ghat, Sankatha Ghat, Ganga Mahal Ghat, Bhonsala Ghat, Naya Ghat, Genesa Ghat, Mehta Ghat, Rama Ghat, Jatara Ghat, Raja Gwalior Ghat, Mangala Gauri Ghat, Venimadhava Ghat, Pancaganga Ghat, Durga Ghat, Brahma Ghat, Bundi Parakota Ghat, Sitala Ghat, Lala Ghat, Hanumangardhi Ghat, Gaya/Gai Ghat, Badrinayarana Ghat, Trilocana Ghat, Gola Ghat, Nandesavara/Nandu Ghat, Sakka Ghat, Telianala Ghat, Naya/Phuta Ghat, Prahalada Ghat, Adi Keshava Ghat.
Наша лодочная прогулка длилась около 2 часов, и принесла нам массу удовольствия возможностью созерцать природную красоту в тишине и спокойствии без суеты и беготни. Это был живительный перерыв в нашей туристической круговерти. Нас привезли обратно к погребальному гхату Harishchandra, где уже ждал гид. Чаевые не являются обязательным элементом туристического обслуживания, но в какой бы стране мы ни были, они везде очень и очень желательны. Однако, подходя к этому вопросу прагматично и считая их необязательными, мы мало когда искренне, от души расстаемся с деньгами, поэтому намек гида о благодарности лодочника мы оставили без внимания.
Древнейший город в мире, находящийся в 710 км от столицы Индии, быстро развивается. Город представляет интерес не только для пилигримов и туристов, он также является важным коммерческим центром. Учитывая это, наш смуглый и усатый экскурсовод, решил показать нам не только культурные ценности, но и так сказать материальные. Кроме всего прочего город славится своим производством шелка ручной работы. При внимательном рассмотрении можно увидеть несметное количество лавок, в которых налажено их производство. В разных азиатских странах – это обычная туристическая аттракция, при которой на тебя сразу и в большом количестве обрушивают самые дорогие изделия. Так проверяется ваша платежеспособность с одной стороны, а с другой стороны, товар худшего качества, показанный далее, при оглашении цены, кажется вам наилучшим приобретением. В общем-то, нам ничего не надо было, но что такое женщина и шопинг? Это ведь все непредсказуемо! Сам процесс прядения шелка мы уже не раз наблюдали: и в Китае, и в Лаосе, и в Камбодже, и в Бирме и во Вьетнаме. В череду стран теперь вошла и Индия. Допотопные станки, небольшое и неухоженное помещение, находящаяся тут же живность – и вот в этих условиях и рождаются произведения искусства! Узкие грязные улочки (раскинь руки — вот и вся ее ширина), красочные овощные лотки, жарящаяся в огромных чанах какая-то снедь, красивая белая корова, многочисленные брадобреи на каждом шагу, смуглые улыбчивые люди — все это обычная жизнь города. Гид завел нас в какую-то лавку-прядильню. Обрадованные хозяева буквально горой начали метать перед нами тончайшей работы, переливающиеся всеми цветами радуги, шелковые покрывала. Видя нашу незаинтересованность в крупной покупке, гора покрывал пополнилась шелковыми пашминами. Мы с умным видом цокали языками, хвалили товар, но попыток торговаться не делали, так как в этом для нас не было необходимости. Торг на востоке – дело долгое и неспешное, и можно потратить на это много времени и закончить его ненужной покупкой. Угрызений совести мы не испытывали, так как игра – есть игра, а разве это не так? Цены на покрывала были от 100 долларов и выше, а шелковые платки от 1800 рупий (900 рублей).
На третьей лавке мы окончательно поняли, что хотим обратно в отель, так как «голод – не тетка». Выполняя функции Ивана Сусанина, гид вывел нас к рикше, и мы поехали в гостиницу на завтрак. Надо сказать, что расставаясь во время лодочной прогулки с гидом, мы даже не предполагали, как могут развиваться события дальше. Приехав в отель, мы были ошарашены вопросом гида, кто ему будет платить. На ресепешн сегодня был другой портье, и он был не в курсе вчерашних переговоров, в любом случае отель не собирался платить. Мы, естественно тоже, так как сделали это уже дома. В ваучере было четко прописана лодочная экскурсия. В холле сидел наш водитель, мы обратились к нему, чтобы он дал гиду телефон принимающей стороны в Дели. Гид пытался наехать на водилу, чтобы тот позвонил сам, но наш «вьюнош» сослался на дорогой для него роуминг и просто дал номер телефона своего босса. После короткого разговора, гид сказал нам, что его просто «кинули», дальнейшие звонки уже не имели смысла, абонент стал «вне зоны обслуживания». Нам было жаль, что так получилось, но помочь мы ничем не могли. Гид, явно играя на публику, стал ругать индийскую турфирму, организовавшую наш тур. Он попросил нас сходить в Российское посольство в Дели и написать заявление, о том, что случилось. Чтобы хоть как-то успокоить расстроившегося гида, мы усиленно кивали головами, обещая сразу по прилету в Дели бегом побежать в посольство. Стоимость услуг мы оплатили дома, наша турфирма перевела эти деньги в Дели, а те должны были также перевести их сюда. На каком-то этапе произошел сбой, и деньги сюда не поступили. Дальнейшие переговоры были не конструктивны, да и время завтрака близилось к концу. Мы попрощались с гидом, принося ему извинения за сложившуюся ситуацию. Он оказался философом и ответил, что все в руках божьих. И был прав, после завтрака мы узнали, что пришел факс, подтверждающий факт оплаты его услуг. Чуть подпортившееся настроение сразу улучшилось. Не хотелось испытывать чувство вины перед вполне адекватным человеком. Завтрак был накрыт внизу (в отеле есть ресторан и на крыше), хотя это было громко сказано. На завтрак нам предложили традиционное яйцо (2 штуки!), хлопья, сок, тосты и кофе. Вкусить обещанные изыски отельной хлебопекарни и кондитерской нам не удалось. Кстати, в отзыве об этом отеле турист обращал внимание на факт скудного завтрака.
Воспользовавшись тем, что водитель был здесь, мы погрузили наши чемоданы в машину и договорились о времени отъезда. Нам предстояло до вечера осмотреть наземные достопримечательности города. Судя по карте, гостиница находилась достаточно близко от всех мест, которые мы хотели посмотреть. Первым на повестке дня у нас стоял храм Дурги.
Варанаси расположен на западном берегу Ганги, а большинство темплов и гатов расположены в старой части города на реке. Нет ничего удивительного, что Варанаси неоднократно грабили мусульманские завоеватели, начиная с 11 века. Аурангзеб разрушил большинство храмов во время своего правления в 17 веке, а на их месте построил мечети. Вот почему большинство храмов здесь не старше 300 лет. Не знаю почему, но так замечательно начавшийся день, второй своей половиной дня вызвал у меня жуткое неприятие. Вавилонское столпотворение города, грязные улицы без тротуаров, повозки, телеги, рикши, другие транспортные средства, от которых постоянно шарахаешься, торговцы, теснота узких переулков, петляющих самым неимоверным способом, и висящий над всем этим шум — все это держало меня в постоянном напряжении.
Изучив карту города, мы как нам показалось, поняли, как идти к храму. Оказалось, что лучше было спросить у местного полицейского, чтобы не кружить впустую и не возвращаться к месту старта. По дороге мы время от времени заходили в местные обувные магазины, которых здесь огромное количество. Кроме того, Катя решила обновить, вернее, заменить свой чемодан на новый, а здесь в Азии, цены реальные, в отличие от наших. Сувенирные лавки содержали только изображения местных богов, ни магниток, ни тарелок мы не обнаружили. В одной из открытых лавок-магазинов, в которую мы зашли, чтобы купить подарок новорожденному ребенку моего знакомого, мы натолкнулись на комплекты женских нарядов. Состоял этот комплект из штанишек, платья и шарфа. Все это было красиво вышито бисером и стеклярусом, даже давались короткие рукава, если кому-то захотелось бы прикрыть ручки. Девочки в шутку начали примерять такую национальную красоту, и оказалось, что платья-то, действительно, красивые. Цветовая гамма была самая разнообразная, и продавцы старались вовсю, раскрывая для нас коробки с платьями одну за другой. Стоило это богатство 1000 рупий (500 рублей), и для такой богатой вышивки – это была не цена…Однако, в каждой бочке меда есть ложка дегтя и лучшее – враг хорошего. Валя захотела, чтобы приложенные к платью рукава были пришиты здесь же. Продавец куда-то позвонил, пришла худощавая индуска, замерила Валю, взяла платье и рукава и ушла. Через 20 минут она вернулась и… результат был ужасен. Рукава были вшиты настолько непрофессионально, что основательно подпортило внешний вид изделия. Валя во второй раз наступили на грабли. Печальный опыт заказа кожаных изделий в нашей предыдущей поездке на ГОА со временем забылся, она потеряла бдительность и поверила в иллюзию, что испортить вещь, пришивая рукава, невозможно. Оказалось, возможно. Но уж больно хорошо было платье и такого красивого цвета, что после внимательного осмотра на предмет возможности что-то исправить, Валя все же взяла его. Но со скидкой…
Не доходя до Храма Дурги, мы зашли внутрь какого-то желтого строения. Это тоже был храм, но никто из местных не смог сказать нам его название. Разозлившись, мы прошли чуть-чуть вперед, и вот он обещанный путеводителем красный храм Дурги. Он был построен в 18 веке бенгальским правителем. Перед ним раскинулся большой водоем с одноименным названием. Женой Шивы считается Парвати, но как любая земная женщина, она обладает разными качествами, как хорошими, так и плохими. Различное проявление этих качеств явились причиной нескольких имен, присваиваемых для различных ипостасей этой богини. Положительный ее имидж, олицетворяющий творческую энергию, известен под именами Парвати и Гаури. Вообще-то первой женой Шивы была Сати, но она совершила обряд самосожжения. Существуют разные версии причин этого, но их объединяет одно – отец Сати не хотел видеть Шиву в качестве своего зятя. Воскрешение у богов дело обычное, и поэтому впоследствии Сати возродилась с другим именем — Парвати. Все плохое, воинственное воплощено в образах Парвати, имеющих следующие имена: Кали, Шьяма, Чанда, Дурга. Интересная деталь: у доброй Парвати одна пара рук, как у обычных женщин. А вот у Кали их десять, к чему бы это? Несмотря на то, что отрицательных дам больше, грозная Дурга может и карать, а может и защищать. Ей молятся в надежде избавиться от болей, страданий и чинимых преград.
Храм Дурги обнесен высоким забором и сфотографировать его практически невозможно, за исключением замысловатой башни-шикхары. Почти все башенки украшены красными флагами, по какой причине не знаем, но выглядит это как у нас в первомайские праздник раньше. Здесь, в небольшом внутреннем дворике очень строго следят, чтобы никто не просочился внутрь в обуви. И именно эта подчеркнутая строгость произвела обратную реакцию, мне не захотелось идти внутрь. А окончательно вывели нас из себя «много-много диких обезьян». Так что с учетом того, что все равно во внутренние святилища нас бы не пустили, мы много не потеряли.
Рядом с этим храмом находится беломраморный Tulsi Manas (Храм Тулси Манас), построенный в 1964 году. Он носит имя Тулси Даса, который перевел Рамаяну на язык хинди. А увековечено его имя по причине того, что он жил в Варанаси, и умер здесь.
На улице было жарко, и мы с удовольствием совместили приятное с полезным, посетив фирменный магазин Levi's. Нам предложил свою помощь один из продавцов и, как-то по-дружески обслуживал нас. Видя, что мы устали, он предложил нам табуретки, потом приготовил нам чай-масалу, следом за которой мы выпили фильтрованную воду. Мы еще имели наглость спросить, не из-под крана ли вода. Пока Катя примеряла качественные шерстяные вещи, мы развлекались разговором с нашим добровольным помощником. Ну и, конечно, без покупок мы из магазина не ушли. Кстати, это был первый в Индии магазин, в котором мы расплатились банковской картой.
По плану следующим мы должны были осмотреть Обезьяний храм, настоящее название которого Sri Sankata Mochan Hanuman. Храм был построен в честь Божества Ханумана, которого чтят, как наставника в науках и покровителя деревенской жизни. И построен он был на месте, где божество просветляло Тулси Даси. Первоначально сам храм был небольшого размера, но со временем он расширялся и сегодня это целый комплекс в саду, включая гостиницу для паломников.
Вход в комплекс оформлен воротами и первое, что нас притормаживает, это то, что все снимают обувь. Мало этого, почти все (и мужчины и женщины) наклоняясь, целуют ступеньки невысокой лестницы ворот. Более того, за воротами устроен досмотр. Оставлять сумки и камеру на хранение мы не хотели, поэтому опять разделились. Мы с Катей первыми пошли внутрь, оставив Вале все свои вещи. Охранники-тетеньки быстрыми движениями ощупали нас, и мы вошли внутрь парка. Сам храм, с моей точки зрения, очень запущенный и грязный. Закопченные от многочисленных свечей ниши с божками, цветы свежие вперемешку с увядшими, грязный пол и множество коленопреклонных индусов, бьющих лбом поклоны. В общем, приходится признать, что мы местной святости не поняли. Конечно, надо было лучше читать путевод, но общее впечатление брезгливости пересилило, и мы быстро пошли обратно, чтобы запустить внутрь Валю. Фотографировать внутри было нельзя, поэтому Валентина вернулась достаточно быстро.
В памяти фотоаппарата посещение этого места было отмечено снимком расположенных рядом торговцев цветов и сладостей. Цветы были искусно аранжированы в огромные венки из роз, ноготков, ромашек и жасмина, и они пользовались большим спросом у местного населения, которые не ходят с пустыми руками в храм.
Здесь недалеко, судя по карте, можно было посетить музей Бхарат Кала Бхаван, который является частью Университета Варанаси. Музей, наряду с коллекцией скульптуры, имеет экспозицию картин Николая Рериха. А еще на территории Университета есть новый храм Visvanath. Копия разрушенного Аурангзебом первоначального храма Вишванатх, восстановлена под патронажем вездесущего семейства Бирла.
Однако время неумолимо бежало, нам надо было сегодня уезжать, поэтому мы решили завершить ознакомление с городом посещением Золотого храма в старом городе. Первое, что нас несказанно удивило – то, что никто не понимал, какой храм мы ищем. Мы пытались называть его и Золотым и Вишванатхом, но как-то не были уверены в направлении движения, какой неопределенным взмахом руки указывали встречные индусы. Может быть, это были «не местные», так как вскоре направление пути стало более осмысленным. Смущало одно, что каждый спрошенный называл различное расстояние до Вишванатха. Казалось бы, мы уже прошли обещанные 20 минут, а новые «советчики как пройти» опять говорят еще 20 минут ходу. Мы, конечно, любим гулять самостоятельно, но в разумных пределах. Толпы народу, сквозь которые мы пробирались, преобладающее наличие индусов в толпе, отсутствие европейцев, гудящие машины, мотоциклы, велосипеды, рикши, орущие что-то торговцы и коровы, коровы… Настоящий опыт изучения жизни методом погружения в нее. В самом начале мы отказались от идеи нанять велорикшу, так как казалось, что здесь совсем недалеко пройти. Но чем дальше в лес, оказалось, что зря этого не сделали, время-то тикало. Хотя при такой толпе не знаю, смогли бы мы проехать. Узкие улочки серого безжизненного (без единого деревца) лабиринта, где днем кипит жизнь, торговля, готовят еду, ткут шелк, толпа народу, замкнутое пространство — я запаниковала. Я оказалась самой слабой духом (хоть вроде бы и не страдаю от клаустрофобии), и у меня уже начало подниматься яростное отторжение от всей этой сумятицы. У меня, что называется «мурашки дыбом встали и начали пупырится волосы». Темнело, а тут еще на одном из магазинов увидели вывеску «Братья — талибы». Становилось как-то не по себе: случись что, и помощи ждать неоткуда. А нам снова называли различные расстояние, то 1 километр, то 2, то 200 метров. Так что шли мы долго и были уже на последнем издыхании, когда, наконец, увидели указатель к храму. И сразу появились иностранцы с такими же ошалевшими глазами. Мы стали спрашивать у европейцев, где же этот храм. Нам объяснили, что надо свернуть в торговые ряды. Мы нырнули в узкий проход восточного базара с цветной мозаикой шелковых тканей и бисерно-вышитых сари. Я не преувеличиваю: ряды между торговыми лотками были шириной с проход в плацкартном вагоне, да и товары были развешаны по высоте, как до потолка вагона. А если еще сюда добавить встречные людские потоки, то можете себе представить, как неуютно мы себя почувствовали. Приходилось крепко прижимать к себе сумки и видеокамеру. В таком напряжении я даже не рискнула вести съемку, а жаль – очень колоритно! В какой-то момент я обратила внимание, что Катя с кем-то разговаривает. К ней пристроился «помогай», что стало нашим спасением. Правда, сперва я недоверчиво отнеслась к его помощи: вдруг заведет куда-нибудь. Чувство замкнутого пространства подавляюще действует на меня, теряется ориентация, тем более что узкая улочка постоянно петляла, и надо было смотреть под ноги, чтобы не вступить в священное коровье г…но. Думаю, что мало кто может самостоятельно отыскать злополучный храм, и спрос родил предложение. Наш поводырь вел нас долго, но уверенно, зорко следя при этом, чтобы мы «не сорвались с крючка». И вот, наконец, мы стоим на какой-то очередной узкой улочке, и наш «гид» тычет рукой в какой-то еще более узкий проулок. Из-за возможных террористических проявлений здесь установлен контроль, причем гораздо более жесткий, чем встречался нам раньше. Мусульмане — самая молодая и самая воинственная религия, таким образом, отвоевывает себе место под солнцем в святом городе. С собой в узкий проулок брать ничего нельзя. На этот раз Катя остается первой «на вещах», а мы с Валей идем к контрольно-пропускному пункту. Золотой храм в Варанаси охраняют вооруженные военные в бронежилетах с реальным оружием наперевес, и это настораживает. Снова женщин отделяют от мужчин, но охранницы ощупывают очень некорректно, ощущение было не из приятных. А всему виной опять террористы! А самое смешное, что такие сложности прохода были с нашей стороны напрасными, так как здесь действует дискриминационное разделение на индусов и не-индусов. В течение 1000 лет здесь существовал храм, посвященный Шиве, но в Аурангзеб в 1669 году разрушил его. После завершения могольского владычества в 1776 году правитель города Индаура (штат Мадхья-Прадеш) решил восстановить древнюю святыню. А в продолжение доброй традиции в 1836 году другой правитель из Лахора пожертвовал 800 кг золота, чтобы покрыть им башню-шикхару над алтарем. Вот отсюда и идет его второе название Golden Temple. Башня, действительно, очень красивая, судя по фотографиям, выложенным в и-нете. Но… Как и ожидалось, не-индусов в храм не пускают и следят за этим строго. Может быть, мужчин за деньги, конечно, пускают (об этом пишут некоторые туристы, если они не перепутали храм), но с тетками такой вариант явно не проходит. И вот картина: мы стоим в узком тесном проулке напротив почти забаррикадированного стеной храма. И только когда рассасывается толпа на входе, можно увидеть какой-то кусочек непонятно чего внутри храма. Туристы пишут, что за определенную мзду можно подняться в магазине напротив на второй этаж, чтобы увидеть храм сверху. К нам никто с предложениями не подошел, и мы несолоно хлебавши повернули обратно. Обернувшись назад, мы увидели маленький кусочек шикхары, но на фоне темного неба, без подсветки, был ли он золотой или нет, определить не представлялось возможным.
Катя тоже долго не пробыла там, собственно и увидеть-то ничего невозможно. В общем «Гюльчатай не показала нам личико».
Как в насмешку или в качестве реванша, примыкая к храму, стоит мечеть Аурангзеба. А чуть дальше Мечеть Разии. Одна из них была построена из материалов от разрушенных индуистских храмов (как в Испании – везде одно и тоже, беда с этими мусульманами!). Еще здесь же имеется храм, посвященный Аннапурне, богине плодородия и земледелия. А рядом, покрытое серебром, божество, посвященное Сатурну. Люди поклоняются этому образу по субботам, чтобы избавиться от дурного сглаза и неудач, которые, как считается, приносит Сатурн. Это я пишу для тех, у кого будет время на поиски, увидеть мечети и храм Аннапурны нам не удалось. На выходе нас ждал наш «Иван Сусанин» и спасибо ему за это, а то обратно мы бы до утра не вышли. Снова витки, петли и круги по улочкам, но в конце концов, выходим к погребальному гхату Харишчандра Гхат (Harishchandra Ghat). Выход именно сюда достаточно неожиданен для нас, и мы даже не узнали его вечером. Дым погребального костра уже стелется над водой, наш провожатый поощряет нас, предлагая спуститься ближе. Выражу свое мнение, что место, где для некоторых кончается время, не лучшее для праздного глазения. И мы решительно поворачиваем обратно, прося вывести нас к фруктовому базару. Опять начинаем нарезать круги по полупустынным узким улицам старого города. Снова приходит в голову тревожная мысль, что в этих безлюдных местах всякое может случиться и надо быть очень осторожным. Хорошо, что нас трое, а то наркоманы, живущие около гхатов и вооруженные грабители, говорят, здесь не редкость…
Покружив по городу, на этот раз мы выходим на Rajendra Prasad Ghat, где многочисленные паломники совершали вечернюю пуджу. Колеблющиеся огоньки подношений плыли в темноте ночи по Ганге, опять играла музыка, шло какое-то представление. А рядом на Dashaswamedh Ghat священники исполняли ежедневный ритуал «Agni Pooja», посвященный Шиве, солнцу, Ганге и Агни (божеству огня). Вся жизнь концентрируется вокруг реки, здесь происходят наиболее значимые события и простая ежедневная жизнь. Набожные индусы, многочисленные поклонники провожают закончившийся день и благодарят Бога за все хорошее, что он принес. И точно также завтра они снова придут сюда, чтобы приветствовать циклическое продолжение жизни.
Небольшой видеофильм, хорошо передающий ощущения от города, снятый в 2005 году выложен на этом сайте — ganga.bharat.ru/ru/Varanasi.h…. Могу со всей ответственностью заявить, что за 3 года в Варанаси мало что изменилось. video.mail.ru/mail/vfavangard… video.mail.ru/mail/nov72/44/4… — это другие видеофильмы про Варанаси.
Наш проводник доволен и ждет мзду за свои услуги, мы с доброй душой поощряем его за труды. Я начинаю еще больше нервничать, так как трудно сориентироваться по времени, успеем ли мы в отель. Действуя всем на нервы, я тороплю девочек, и мы уходим со своеобразной набережной Ганги. Жажда настолько мучает нас, что мы пренебрегаем всеми предостережениями и решаемся купить свежевыжатый сок. Здесь на каждом шагу на лотках высятся груды гранат, ананасов, апельсин и лаймов, которые в основном используются для приготовления сока. Сок жмут тут же по вашему выбору и стоимость самого большого (250 гр) стакана не выше 20 рупий (10 руб.)! Восхищенные цветом граната, мы заказываем сок из него с добавлением апельсина и лайма. Мы уже не думаем, помыли ли стаканы и если да, то какой водой. Заворожено глядя на священнодействия продавца, получаем в руки заветные стаканы, наполненные соком бордового цвета. Всего за 7 рублей наслаждаемся живительной влагой и несравненным насыщенным вкусом граната! Жалеем об одном, что с собой не было бутылки, чтобы наполнить ее соком на дорогу. Впрочем, живой сок надо пить немедленно, так как он может испортиться, что мы уже испытали, будучи в Гоа.
Обратная дорога в отель вызвала у меня еще больший стресс, так как толпа народа, кажется, стала еще больше. На удивление, мы опять выходим к тому месту, куда нырнули в поисках Золотого храма. Возле него стоял наш поводырь, ожидая следующую партию туристов. Temple Bazaar, через который идет дорога в храм, оказался большим и в ширь и в глубь. У лавок побогаче имеются стеклянные двери и кондиционер (вентилятор) внутри, остальные лавки обходятся без этого. Но все они выставляют ткани и изделия, и здесь идет бойкая торговля.
В основном это, конечно сари. Традиционный женский наряд, сари, заслуживает отдельного разговора. Состоящий из куска ткани длиной до 6 метров, он особым способом обернут вокруг тела и одним своим концом переброшен через плечо. В корне названия лежит слово «сати», что в переводе с санскрита означает полоска ткани. Интересно, не отсюда ли название нашего «сатина», ведь означает же слово «крепдешин» — ткань из Китая? Сари могут изготавливать из различной ткани, в зависимости от кошелька владелицы. История его происхождения, конечно, связана с легендой, вернее с индийским эпосом Махабхарата. В древние времена существовали два клана, враждовавших друг с другом – Пандавы (10 воинов-братьев, рожденных от богов) и Кауравы (100 братьев).
И вот однажды во время игры в кости царь Пандавов проигрался в пух и прах, заложив все свое имущество, включая родственников и жену. Торжествующий Каурав решил окончательно унизить Пандава, раздев его жену прилюдно. А надо сказать, что жена Пандава Драупади была земным воплощением Лакшми, жены Вишну. И как можно догадаться, боги помогли несчастной женщине избавиться от позора. Сколько бы не тянули за конец ткани победители, Драупади оставалась одетой. Вот это-то и был первый прообраз сари.
В комплект сари входит нижняя юбка и короткая блузка. Есть доля интриги в небольшом кусочке обнаженного женского тела между окончанием блузки и началом юбки, загадочно прикрытой драпировкой покрывала. И думаю, со мной согласятся все, кто побывал в Индии. Костюм этот индийские женщины носят с большим достоинством и элегантностью, независимо от его стоимости. Такое пышное разнообразие цветов ткани, его фактуры, вышитых узоров – можно встретить мало в какой стране! И это при том, что конструкция этой одежды в общем-то, проста. Но сколько фантазии может привнести в его фасон женщина: «легким движением правой руки платье превращается» в шикарный наряд! Многие женщины являются творцами своих нарядов, придумывая узор, который затем в руках искусных мастериц вышивания бисером и золотыми нитями превращается в жизнь.
Сари, изготовленное в Варанаси, имеет свой особый стиль. Великолепное сари, традиционного рисунка по всему полю, с широкой каймой и красивым большим краем. Бенаресские сари бывают разных цветов: золотистого, красного, синего...В первую очередь является свадебным или праздничным. Очень дорогое, часто изготовленное на заказ, индивидуально. При этом оно изготавливается исключительно из шелка, который не тускнеет со временем. Конечно, такие изделия — штучный товар и в лавках, мимо которых мы проходим, выставлены образцы «бенаресского стиля». Но при этом глаза разбегаются от разноцветья красок – васильково-синий, малиновый, лососевый, цвета лазури, морской волны, цикламен, и все оттенки желтого. Вся красота сари представлена на этом сайте -mith.ru/treasury/natio/india/… , где размещены фотографии сари для различных целей.
К счастью, наш отель, действительно, имел хорошее расположение, и через 15 минут мы пришли в него. У девочек еще хватило сил пойти обратно в поисках торговых центров для приобретения традиционных для Варанаси сувениров. А я осталась сидеть в холле гостиницы, изучая надпись на стене под фотографией Махатмы Ганди. Она гласила следующее: «A customer is a most important visitor on our premises He is not dependent on us. We are dependent on him. He is not an interruption on our work. He is a purpose of it. He is not an outsider on our business. He is a part of it. We are not doing him a favour by serving him. He is doing us a favour by giving us an opportunity to do so». Так вот кто, оказывается, был первым автором заповедей работников сферы обслуживания!
Девочки вернулись быстро, не солоно хлебавши, и в 20 часов мы покинули дремотный и шумный, святой и бандитский, грязный и величественный город жизни и смерти.
Еще в августе, когда мы определялись с программой, был выбран поезд, отправляющийся из Варанаси в 18.30 и слава богу, что на него не было мест. Нам был предложен другой поезд отправлением в 21.30, что нас устроило. Небольшой ремаркой прозвучало, что он прибывает не в Силигури, а в New Jalpaiguri, что совсем рядом. Когда ты еще собираешься в поездку, местные расстояния кажутся смешными по сравнению с огромным расстоянием перелета, и иногда это играет злую шутку. Так получилось и в этот раз. Еще вчера водитель сообщил нам, что мы отъезжаем не с центрального железнодорожного вокзала города Варанаси, но мы и представить себе не могли, как все сложится. В выданном нам электронном билете поезд значился как MAHANANDA EXP № 4084 и отправлялся он со станции Mughal Sarai JN (MGS) одноименного города штата Уттар-Прадеш. Город расположен южнее Варанаси, километрах в 30 от него. Снова чувствовалось, что водитель только осваивает эту дорогу, он несколько раз останавливался и спрашивал, на правильном ли он пути. Наше настроение, приподнятое в начале, с каждой минутой падало, так как мы неслись в ночи в неизвестном направлении, а время неумолимо приближалось к девяти. Мы уже ехали 45 минут, и тяжелая тишина повисла в салоне. По-видимому, мы все-таки проскочили какой-то поворот, потому что после очередной консультации, повернули назад. В общем, в 20.45 мы прибыли на вокзал. Водитель сунул нам какую-то бумагу, что у нас нет к нему претензий, мы ее подписали, и он собрался отъехать. Мы с ужасом спросили у него, сможем ли мы сами найти платформу, от которой будет отправляться наш поезд (судя по всему, проходящий). Он равнодушно ответил, что он только водитель, и думает, что мы разберемся сами. Вокруг нас и наших вещей уже суживалось кольцо детей-помогаев, которые готовы были вцепиться в наши вещи. Они орали наперебой, что всего за 50 рупий готовы донести все наши вещи наверх. В такой нервной обстановке, да еще подстегиваемые малым количеством времени, оставшимся до отправления поезда, мы вошли в здание вокзала. Навстречу нам попались охранники, у которых мы спросили, как узнать платформу отправления нашего поезда. Лениво и неспешно, не выразив большего желания помочь трем иностранкам, они ответили, что это будет платформа № 2. Вверх по крутой лестнице, ведущей к пешеходному переходу над путями, свои вещи мы вперли (другое слова трудно подобрать) сами, а уж спустить их вниз – было делом плевым. На нашей платформе стоял какой-то поезд, который медленно тронулся с места, пока мы спускались вниз. Это еще больше подстегнуло наши чувства. Световое табло только один раз отразило сообщение о нужном нам поезде на английском языке, все остальные сообщения шли на индийском. Говорящий что-то диктор делал это так непонятно, что мы сразу поняли тщетность усилий услышать что-то по громкоговорящей связи. Мы не знали, сколько будет стоять здесь наш поезд, но читали, что вагоны в индийских поездах не соединены друг с другом (как у нас) переходными площадками. Нам надо было определить, где остановится наш вагон класса 3А. С вещами идем искать информационное бюро, но только один его вид внушил нам мысль о невозможности даже просто подобраться ближе к оператору. Возбужденные, кричащие индусы облепили стойку так плотно, что не было никакой возможности что-то узнать. На всякий случай ловим местного служащего в железнодорожной форме и повторяем свой вопрос. «Железный дорожник» равнодушно подтверждает, что поезд «на Алма-Атю отправляется со второго путю». Спрашиваем, показывая свой билет, где будет наш вагон. Нам отвечают, что под виадуком. Мы видим таблички с номерами и, думая, что это номера вагонов, тащимся искать свой 4 вагон. Табличка с этим номером оказывается в самом начале платформы, но там тусуется такая публика, что странно даже предположить, что это будут наши попутчики. Навряд ли иностранцам бы продали билеты в вагон для бедных местных. Бегущая строка информационного табло по-прежнему хранит тайну прибытия и отправления поездов. Все это происходит в полумраке плохого освещения и сопровождается обычным вокзальным шумом и суматохой. Все-таки решаем, что местная публика подсказывает нам, что мы не правы, стоя в начале состава. Проходящий мимо вполне приличный по виду индус снова отправляет нас под виадук. Время уже 21.30, мы ничего не понимаем. Наконец на нашу платформу прибывает поезд, но трафарет на нем указывает совсем другое направление. Мы на всякий случай показываем проводникам свои билеты, но они отрицательно качают головами: это не наш поезд. Точка. Поезд стоит долго, пассажиры устремились за едой, некоторые стоят и дышат воздухом. Все как у нас, но только мы ничего не понимаем. Когда этот состав все-таки покинул платформу, по радиотрансляции стали что-то объявлять. Мы уже даже боялись смотреть на часы, и снова спросили про содержание объявлений. Все спрошенные нами отвечали, кто во что горазд. Одни посылали нас через мост на другую платформу, другие советовали стоять здесь и ждать опаздывающий на час поезд. Стоящие и сидящие рядом с нами индусы, молча и равнодушно взирали на нас, не делая никаких попыток нам помочь. Думаю, что у нас на Родине иностранца бы окружили большей заботой, всегда нашлись бы те, кто буквально за руку проводили к нужному поезду растерянного человека. Может быть, нам не повезло, но таких людей мы на этом вокзале не встретили. Наверное, сегодня был не мой день, так как меня снова обуяла паника, обычно не свойственная мне. Хорошо, что Катя хладнокровно заявила: «Спокойствие, вот только спокойствие…», все будет хорошо, и она просто уверена, что мы сегодня уедем отсюда на нужном нам поезде. В это время на другую сторону широкой платформы № 2 (посредине которой стоял вокзал) прибыл какой-то поезд. Катя пошла посмотреть на его номер. Ее стремительный бег обратно подсказал нам, что это наш. Сложно описать словами наш бег с чемоданами в поисках нужного вагона. К счастью, основная масса индусов была права, поезд прибыл на платформу № 2, и нужный нам вагон остановился под виадуком. Загрузившись в поезд, мы сгрудились со своими вещами в пределах одного купе, уже занятого парочкой влюбленных индусов, испуганно взиравших на наше шумное вторжение. Больше всего нам хотелось сесть и успокоиться, но сперва надо было разместить багаж, и сделать это так, чтобы он оказался наутро в целости и сохранности. Сзади нас подталкивали 2 молодых индуса, чьи места были также в этом купе. Не удивляйтесь, что 7 человек претендовали на одно купе. Начнем с того, что вагон был аналогом нашего плацкарта (этот класс мы выбирали сознательно). Отличием было только то, что полок было три, за исключением боковых, имевших обычные две. Обычных рундуков для вещей здесь не было, нижняя полка просто опиралась на 4 металлических ноги. Свой чемодан я разместила под нижнюю полку, остальные чемоданы мы по очереди с помощью тщедушных юношей-индусов подняли на 2-ю и третью полки, где были места Вали и Кати. Девочки разместили свои чемоданы в голове и спали на них, а у меня даже не было сил на то, чтобы пристегнуть свой велосипедной цепью, купленной перед отъездом. Этот совет был дан на сайте, а большое количество предлагаемых здесь цепей всех размеров и фасонов, подтверждало мысль о небезопасности оставления багажа без присмотра. Пока мы суетились с вещами и заправкой постелей, молодожены молча, таращились на нас, застыв в позе лотоса на нижней полке напротив. Мальчики-индусы оказались студентами, но, к сожалению, они сходили раньше нас. На хорошем английском языке они объяснили нам, что станция Силигури, на которую традиционно прибывают желающие добраться до Дарджилинга, находится недалеко от станции New Jalpaiguri (Njp), до которой у нас куплены билеты, и где нас должны были встречать с трансфером до отеля.
Утомленные сложным днем и нервным потрясением вечера, мы что называется «без задних ног» заснули на широкой удобной полке индийского поезда.
Итог дня: осуществили лодочную прогулку по Ганге, посетили храмы Дурги и Вишвантах.

13 день
21 октября 2008 г. – вторник
Дорога в Дарджилинг

В 5 утра все наши попутчики вскочили, как по команде. Их тихое шуршание разбудило нас, и я лихорадочно зашарила рукой под полкой. Убедившись в целости чемодана, я поинтересовалась, что случилось. Как и герой Спартака Мишулина в знаменитом фильме «Белое солнце пустыни» на любой вопрос отвечал «Стреляли…», так и наши попутчики меланхолично ответили «Привычка». Ну, это у них привычка, а мы-то на отдыхе, поэтому спим дальше. Уже при свете дня, проснувшись, мы смогли внимательно рассмотреть местное средство передвижения. У нас уже имеется некоторый опыт для сравнения, так как мы ездили по железным дорогам Китая, Вьетнама и Малайзии. И проезд по индийским железным дорогам не худший в этой череде. Обтянутые синим дерматином полки имели вид вполне современный, под потолком крутился вентилятор, гоняя кондиционированный воздух и создавая очень комфортные условия проезда. Постельное белье было чистым и не рваным, так что ничего плохого сказать не могу. Даже были розетки, и можно было зарядить мобильный телефон. Поезд оправдывает свое название экспресса и несется с большой скоростью, за окном мелькают картины обычной жизни юга. Спокойный ход поездки позднее был отравлен работой «магазина на колесах» и всем, что связано с поездным бизнесом. Попытки организовать у нас в поездах торговую деятельность потерпели провал, и нынче вся осуществляемая в поездах торговля считается вне закона. Правда, за неимением достаточного количества правоохранительных органов в поездах, этот монстр у нас не умер окончательно. Здесь та же картина: один за другим потянулись калеки, продавцы всего на свете, предлагающие вперемежку и еду и газеты. «Цай, кофе, кофе, цай» на разные лады напевают продавцы и со сна мы даже не поняли, что слово чай, как и кофе звучит здесь одинаково с Россией. Молодожены напротив, сидя в позе настороженных сурков, тихо возились под простыней. Из всего предложенного ассортимента они выбрали какие-то орехи. Видимо, они знали цену санитарного надзора и не рисковали здоровьем, чтобы что-то съесть. Что уж говорить про нас.
За ночь на нижнем, боковом месте появился индус-мусульманин, начавший молиться и перебирать четки с раннего утра, перемежая это сурьезное занятие телефонными переговорами по мобильнику. Мы предположили, что он ездил куда-то и теперь возвращался домой. Не успев купить презенты домашним, он останавливал каждого продавца и внимательно изучал весь (подчеркиваю — весь) товар. Ожидавшие приобретения, торговцы рекламировали его, разворачивали, давали пощупать, понюхать и, чуть было не сказала, покусать. Я комментировала происходящие события. Первым подарком мог бы стать пистолет для ребенка, но от него отказались после тщательного обследования. Любимой жене могли бы перепасть духи, которые мусульманин тщательно нюхал, но не срослось. Далее по очереди были отвергнуты удлинитель, фонарик и какая-то мелкая игрушка. Все манипуляции одетый в белую мусульманскую шапочку мужчина производил с очень серьезным видом, как говорят у нас «как корову выбирал». Апофеозом торговли была покупка еды. Это следует описать подробно: в корзине с широким ремнем, перекинутым через плечо, в разных металлических мисках лежала снедь, продавец грязными руками (еще бы не грязными, ведь он переходил из вагона в вагон!) берет еду из нескольких мисок и складывает в одну, затем доливает туда масла из маленькой бутылочки, посыпает специями, руками же выжимает туда сок лайма. Далее в ход пошла ложка, которой он перемешал все это безобразие. Оставив приготовленное блюдо, он скрутил кулек из газеты (!) и пересыпал туда приготовленное блюдо. Осуществив расчет, мусульманин с довольным видом принялся за еду. Естественно, руками. В качестве десерта у него были бананы, огромную ветку которых он купил у следующего продавца. Вот так вся семья осталась без подарков…
На одной из остановок мы попытались выйти на улицу и (о, ужас!) поняли, что здесь, в Индии, все диаметрально противоположно: искать прохладу надо в поезде, а не на улице. Туалеты в поезде представлены на выбор в европейском варианте с унитазом и в азиатском (без оного). Слив воды производится ковшиком, и везде разложены нафталиновые шарики в качестве дезодоранта. Также имеется отдельный от туалета умывальник, что очень удобно.
Так мы и ехали под беспрерывное песнопение «цай, цай», который разливали за плату в пластиковые стаканчики из огромного алюминиевого чайника, почему-то завернутого в пластиковый пакет. Иногда в этот куплет вплетался припев «кульдринк», что должно было означать прохладительные напитки. Попытки поговорить с парой напротив успехом не увенчалась, хотя из телефонного разговора мы поняли, что они едут в Силигури. Мы были спокойны до 12 часов, после чего решили поинтересоваться, во сколько прибудем в нужный нам пункт Б. Мы прошли в следующий вагон и сразу же наткнулись там на проводника в белых одеждах, лежавшего на полке в открытом купе плацкартного вагона. Его черные от грязи пятки так контрастировали с белым нарядом! Не сдвинувшись с койки, он поведал, что поезд опаздывает на час. Все остальные расспросы были бесполезны, знанием языка он не обладал. На обратном пути на переходной площадке мы наткнулись на европейца с рюкзаком и радостно кинулись к нему. Мы говорили с ним по-английски, как на родном языке и узнали, что он едет до Силигури, а наша остановка будет следующей. Попросив сделать нам отмашку, когда он будет выходить, мы со спокойной душой вернулись к себе. Как из-под земли появились мальчишки-подметальщики, помахав веником, они просят бакшиш.
Нам казалось, что уже все сроки прибытия прошли, но никто не говорил по-английски в вагоне, и мы снова пошли искать проводника. Наша настойчивость привела к следующему результату: чернопяточный проводник поднялся со своей лежанки, почесал в репе и отправился искать другого работника железной дороги вместе с нами. Другой проводник также возлежал, и не дал себе труда встать и ответить нам. Пришлось вернуться в наш вагон и пройти его целиком, взывая к тем, кто говорит по-английски. Счастье повернулось к нам, и мы нашли-таки парня с девушкой, с которыми мило пообщались. Они успокоили нас, сказав, что поезд на нужной нам станции будет стоять 30 минут, а станцию мы узнаем по большому вокзалу. Наши соседи потянулись на выход, мы – следом за ними, удивляясь их необщительности и отсутствию сочувствия к растерянным туристам.
В 15.30 (вместо положенного по расписанию 13.05), преодолев 703 километра, поезд прибыл в Нью-Джайпалгури, расположенном на севере штата Западная Бенгалия. Мы покинули вагон, сразу окунувшись в пекло южного дня. Почти сразу поняли, что нас с бумажкой, на которой написаны имена, никто не встречал. В первый момент мы еще не оценили, чем это могло быть чревато. На всякий случай я подошла к тому европейцу, который ехал до Силигури и попросила его посмотреть, не встречают ли нас там. Я дала ему бумажку с нашими фамилиями, он пообещал выполнить нашу просьбу. Через полчаса поезд отбыл, и мы остались стоять на платформе как «три тополя на Плющихе». Выдержать новый стресс уже не было сил. И снова неугомонная Катя пришла нам на помощь, уйдя на поиски «сама не знаю чего». Ее 40-минутные поиски увенчались успехом, и она вернулась к нам, потерявшим всякую надежду, с новостью, что нашла водителя трансфера. Много ли надо полу-самостоятельным туристам вроде нас, и здесь это было самым большим счастьем! Перед дорогой в Дарджилинг мы решили посетить вокзальный туалет, этот эксперимент произвел на нас неизгладимое впечатление. Наши железнодорожные туалеты выгребного типа на небольших станциях пригородов просто отдыхают по сравнению с этим. Зайдя за хлипкую перегородку, мы спугнули огромную крысу. Кстати, о крысах: они большими колониями шмыгают по замусоренным путям в надежде на пропитание. В пределах станции на рельсы откуда-то льется вода, слабый ветерок гоняет мусор, но что удивительно – все это безобразие убирается местными работягами.
Мы переходим пути по виадуку, спускаемся вниз и тут Катя объявляет нам, что не помнит, как выглядит водитель, встречающий нас. Она нашла его по бумажке с нашими фамилиями, но как его найти сейчас в толпе индусов и среди множества машин на стоянке? Была одна надежда, что он сам узнает нас и подойдет, что и произошло. Грузимся в машину и с удивлением обнаруживаем рядом с водителем какого-то хмыря. Едем по небольшому поселку, индусы весело щебечут между собой. Мы интересуемся, кто второй человек, ответа на наш вопрос не поступило. Просим водителя, чтобы он предъявил нам документы, так как нас заело такое безразличие и бесцеремонность подсадки, не согласованной с нами. Как мы и предполагали, наш случайный попутчик скоро вышел. А через некоторое время, свернув с широкой трассы на узкую, остановились и мы. На сей раз, водитель извинился за непредвиденную помеху. С интересом и тревогой наблюдаем, как водитель снимает одни номера и вешает другие. Только позже мы поняли, что въезжаем на территорию, смежную с закрытым штатом Сикким, вошедшим в состав Индии совсем недавно, в 1975 году. Будучи рядом с приграничной территорией Сикким, для посещения которой требуются особые пропуска, проезд в Дарджилинг разрешен машинам с определенными номерами.
Мы знаем, что город Дарджилинг, в который мы направляемся, находится в горах, на высоте 2'185 метров над уровнем океана, поэтому дорога потихоньку идет вверх. Правда, сперва мы проезжаем мимо многочисленных чайных плантаций, где кусты этого божественного напитка растут стройными рядами, а цвет кустарника настолько насыщен, что кажется нереальным. Еще светло, и хорошо видно как поворот за поворотом мы поднимаемся все выше и выше. Серпантин дороги вьется вокруг гор, становится прохладнее и наш гид одевает шапочку, по форме напоминающую кубанскую папаху, выполненную из трикотажа. Мы предположили, что наш невысокий водитель будет из шерпов, основной национальности, проживающей в Непале и на границе с Гималаями. Будучи потомками тибетцев, сейчас в Индии они в основном занимаются торговлей или принимают участие в альпинистских экспедициях в качестве проводников и носильщиков и славятся своей выносливостью.
Несмотря на то, что нас встретил большой вместительный джип, постоянно петляющая дорога кидает нас в разные стороны и не дает сделать ни одной фотографии. В конце концов, мы притихли, а я и вовсе стараюсь не смотреть вниз, чтобы не усиливать чувство страха от узкой дороги, по которой время от времени надо разъезжаться со встречными машинами. Страх, как ни странно отпускает только, когда за окном темнеет. Через час езды водитель предложил остановиться, чтобы мы смогли выпить кофе. Мы отказались, нам хотелось поскорее приехать в отель. За окном только по огонькам можно было угадать, что человеческое жилье потихоньку взобралось высоко в горы. Прошло еще три часа, прежде чем мы приехали в Дарджилинг (Darjeeling). Западная Бенгалия – это второй по величине штат в Индии, и он простирается от вершин Гималаев на севере до Бенгальского залива на юге. Выдающаяся мысом часть Западной Бенгалии с его узким перешейком кажется вовсе и не частью Индии. В этом треугольнике расположено бывшее княжество Сикким (маленькое гималайское княжество) и город Дарджилинг на самом Севере штата. Зажатые между Бангладеш снизу, Непалом, Бутаном и Китаем сверху, горные хребты создали здесь особую климатическую зону.
Чем же славен Дарджилинг, чем он знаменит?
Поисковый запрос откликается многочисленной информацией о фильме-притче «Поезд на Дарджилинг». Но это из современности, а вот то чем был всегда интересен этот город: возможностью увидеть воочию высочайшие вершины Гималаев (Канченджангу и Эверест, если повезет с погодой), встретив там рассвет, Гималайскую горную железную дорогу, Ботанический сад, Гималайский зоопарк. И конечно чуть схоже с новогодней песней «джинглз беллз» звучит название местного одноименного чая, плантации которого добавляют прелести этому месту.
Планируя свой тур, мы опирались на очень подробный рассказ одного из туристов, за что ему большое спасибо. Количество дней пребывания здесь, на горном курорте, было выбрано с учетом возможности осмотреть все достопримечательности и получить небольшую порцию отдыха.
Немного истории этого края. Небольшое гималайское княжество Сикким почти до конца 18 века оставалось независимым, но малонаселенная местность и трудная ее доступность привлекла к себе внимание горного королевства Непала. Обеспокоенная таким ходом событий и исключением возможности влиять на развитие этого края, набиравшая силу в Индии, Ост-Британская компания заключила с непальцами союз (повоевав перед этим, как водится), и территориально горный хребет нынешнего Дарджилинга снова возвратился в состав княжества Сикким. При этом произошедшая миграция оставила свой след в составе местного населения, в котором теперь преобладают непальские гуркхи, да и сами непальцы. Это даже ощущается в одежде: повсеместная яркая гамма, свойственная всем штатам Индии, здесь почти полностью отсутствует. Низкорослые, жилистые жители гор здесь имеют черты лица и цвет кожи, отличный от коренных индусов. Скорее они принадлежат к монголоидной расе, во всяком случае, разрез глаз навевает эти размышления. Во время кровопролитной войны с непальцами англичане обратили внимание на комфортный климат и лечебный воздух местных гор. Это и послужило толчком к созданию здесь санатория на базе hill station (горной станции), являвшейся по совместительству хорошей стратегической базой для наблюдения за приграничными районами. Под нажимом британцев сиккимский правитель в благодарность за поддержку в трудные времена в 1835 году официально передал права на сегодняшнюю территорию города Соединенному королевству Великобритании. С этого времени город начал бурно расти, чуть позднее здесь были высажены первые чайные кусты, а к концу века Дарджилинг стал летней правительственной резиденцией английского генерал-губернатора Бенгалии. С историей города связано много имен деятелей культуры и искусства, и других известных людей. Индийский философ, поэт, революционер и организатор национально-освободительного движения Индии Ауробиндо Гхош учился здесь. Здесь родилась известная британская актриса Вивьен Ли, исполнительница роди Скарлет О'Хара в американском фильме «Унесенные ветром». Сюда на отдых неоднократно приезжал Рабиндранат Тагор, индийский писатель, поэт, композитор, художник, общественный деятель и лауреат Нобелевской премии по литературе (1913). Здесь начинала служение католическая монахиня, основательница общины Ордена милосердия, занимающегося служением бедным и больным, лауреат Нобелевской премии мира — мать Тереза. Отметились здесь и наши соотечественники: русский художник В.В.Верещагин написал здесь несколько картин, и именно отсюда началась Трансазиатская экспедиция Николая Рериха. Близость к величайшим вершинам гор заставляла ехать сюда желающих покорить снежные вершины Гималаев. Также штат известен своим мягким бенгальским языком, высокообразованными людьми, готовыми противостоять трудностям во благо будущего. И все это с твердым убеждением, что правда восторжествует. Так написано в путеводителе. Проверим завтра.
Покружив по улицам города, мы въезжаем резко вверх по узкой улочке, осторожно лавируя среди припаркованных машин. И вот наш отель — Himalayan Resort, расположенный на Ганди роуд, информация о котором размещена на сайтах по адресам — indiatravelite.com/northeasti… nivalink.com/himalayan/index.… Мы тщательно выбирали здешний отель, и подкупило нас то, что из него открывается вид на заснеженные горы и на самую высокую из них Канченджангу. На ресепшн нас встретил шерп в возрасте. У него был хороший английский и доброе лицо. После выполнения формальностей при заселении, нас повели в номер. Большой номер уже имел три кровати и все здесь было рассчитано на троих, что говорило о том, что нас здесь ждали. В номере прохладно и нас это радует, а вот пол выполнен с каким-то наклоном, но нам это все равно. Второе теплое одеяло здесь оказалось очень кстати, и мы засыпаем полные надежд на хороший отдых в горах.

14 день
22 октября 2008 г. – среда
Дарджилинг

Будильник мы поставили на 7, и он, как положено, протрубил подъем. Утром мы столкнулись с проблемой сантехники, недаром в ванне стоял большой пластиковый бак и ковшик. Но такая мелочь не могла испортить нам праздничное настроение, так как выглянув в окно, мы прониклись нетерпением осмотреть поскорее город. До завтрака мы еще успеваем подняться на большую открытую веранду и делаем серию фотографий. В умных книгах написано, что окрестности города выделяются в особую ландшафтно-климатическую область Западно-Бенгальские холмы. При свете дня можно убедиться в том, что Дарджилинг расположен среди высоких снежных пиков. Утро радует нас ярким солнцем и наисвежайшим воздухом гор. Говорят, что здесь погода достаточно неустойчивая, и в октябре ясная погода здесь – редкость, так что нам крупно повезло. Город, прилепившийся на склонах гор, расположен на их лесистых хребтах, хоть смотри направо, хоть налево. Направо расположен снежный пик горы, которая казалось, парила в воздухе. Заснеженные пики, сияющие сказочной белизной, снятые «на приближении» выглядели от этого не менее великолепными. Вчера вечером горы были подернуты сиреневато-розовой дымкой, навевающей воспоминания о картинах Рериха.
Зуд странствий еще больше обуял нас, и мы поспешили на завтрак. По-видимому, постояльцев было немного и завтрак нам готовили каждый день по мере нашего появления в кафе. При перечислении блюд (омлет, мюсли, джем, масло, тосты, банан, сок манго или гуавы и кофе), завтрак может показаться скудным, но, поверьте, этого было вполне достаточно.
Информации о Дарджилинге не очень много, и даже в путеводителе по стране ему посвящена всего одна страница, а жаль. В основном мы пользовались рассказами бывалых туристов и свою программу строили на основании их рассказов. Здесь можно найти карту города — lordtravels.com/images/darjee… , indiamike.com/photopost/data/… На сегодняшний день мы запланировали посещение местного зоопарка и знаменитого музея альпинизма. Выйдя из отеля, пошли вниз по крутой улочке, которая в течение нескольких дней будет опровергать теорию о том, что «чем длиннее дорога из дома, тем короче дорога домой». Несмотря на яркое солнце, мы все же прихватили с собой легкие куртки, и правильно сделали, так как вечером достаточно прохладно. Город весь расположен на холмах, улочки узкие, подъемы и спуски, дома лепятся в странном порядке.
Спустившись чуть-чуть вниз, за здание с высокой часовой башней (Town Hall), мы видим площадь с будкой посередине, это Clubside Stand, и здесь стоят такси. На фасаде одного из тесно прилепившихся друг к другу домов мы видим надпись «Exhibition Sale of hand made products by local women». Не знаем, как это связано с творчеством локал-women, но из ворот этого здания выносят небольшую модель паровоза знаменитой местной гималайской железной дороги. Вокруг радостная суета и детей и взрослых, и все это для себя, не напоказ. Погода благоприятствует нам, солнце так ярко освещает все вокруг, что невольно улыбаешься всем встречным в ответ на их открытые улыбки.
От этого места дорога разделяется, и мы идем направо и вверх, по ул. Неру (также она называется Mall). Мы совершенно правильно сориентировались, и, минуя череду торговых мест местных челноков справа, выходим на площадь Чоураста (Chowrasta) с небольшим фонтаном в начале. Фонтан представляет собой композицию из золотых рыбок и белоснежных аистов, только жаль, что он был в нерабочем состоянии, а может быть, это вовсе и не фонтан? Чувствуя, что прошли Плантаторский клуб, с которого открывается лучший вид на Канченджангу, мы возвращаемся назад и искренне не понимаем, как можно подняться наверх (куда нам все указывают рукой) через многочисленные торговые ряды. Наконец, кто-то показывает нам узкий проход между палатками, и мы действительно, попадаем на лестницу, ведущую вверх. Однако чтобы попасть на балкон самого клуба, по совместительству являющегося смотровой площадкой, надо быть членом клуба, то есть заплатить взнос. Мы отнюдь не желаем делать этого и решаем, что бесплатный вид из нашего отеля, не хуже. Поиски клуба ознаменовываются фотографией панорамы нижней улицы Mall с магазином известной обувной фирмы «Bata» с возбуждающей рекламой «Big sale -50%».
И снова мы возвращаемся на площадь Чоураста с фонтаном, в конце которой (слева от памятника непальскому поэту 19 века) находится хорошая схема города, где указаны все планируемые нами для посещения места. Плохо только то, что названий улиц не указано. Бессмысленность этого мы поняли потом, так как сложное переплетение улиц с их непонятными названиями могло бы только запутать нас. Мы ориентировались, следуя интуиции, и часто задавали местным вопросы. Все они, как правило, дружелюбно показывали правильный путь. Глядя на карту и запоминая ее, мы направились к зоопарку Padmaja Naidu Himalayan Zoological Park. Дорога шла в тени огромных хвойных деревьев, высоту которых можно было оценить, только запрокинув голову. Периодически встречаются плакаты следующего содержания Do not spit & litter – видимо проблема плевков и «хождения по-маленькому» в неположенных местах здесь настолько актуальна! Навстречу нам попадались редкие прохожие, и мы были рады, когда все же вышли к зоопарку, пройдя примерно 2 километра. Билеты, как водится, обладали разной стоимостью и для иностранцев составляли 50 рупий. В цену билета входил красочный буклет со схемой зоопарка, что очень помогло нам.
От входа мы сразу взяли влево и вверх. Первым из увиденных обитателей зоопарка был гималайский черный медведь, который словно специально позировал немногочисленным посетителям, вызывая восторг не только у детей, но и у взрослых. Здесь не было клеток или вольера, между животными и нами была вырыта большая канава и установлена невысокая бетонная стена, поэтому создавалось впечатление погружения в жизнь зверей.
Мы с детским умилением наблюдали, как увалень-медведь смешно спускается задом, а потом поднимается на задние лапы и позирует туристам. Индусы развлекали себя фотографированием в местных цветастых нарядах, а мы параллельно снимали их, что вызывало у них дополнительный прилив радости. Насладившись видом и фотосессией мишек, идем дальше и натыкаемся на объявление для посетителей «Do not tease the animals. Imagine yourself in their place!» Сильно сказано! А действительно, представьте себя, сидящими за решеткой, и вас все время дразнят…
Слышится какой-то беспрерывный звук, похоже, это местные цикады пытаются усладить наш слух. Небо почти безоблачное, и даже тепло до такой степени, что мы раздеваемся до футболок. На территории зоопарка много деревьев, аллеи в тени, ходить здесь очень комфортно. Около каждого вольера имеется надпись на индийском и английском языках, что очень удобно.
В следующем разделе, уже в клетке, мается тигр. Рядом висит совершенно замечательный по своей сути плакат «Соблюдайте тишину! Не кормите зверей! Не дразните!» Большая кошка, чрезвычайно опасная в жизни, беспокойно нарезает круги по клетке. Приятным удивлением для нас стал факт, что тигры здесь представлены двумя видами – индийским и сибирским. Мы «братаемся» с семейной индийской парой на почве животных. Они понимают, что один из тигров с нашей далекой Родины и восхищенно кивают головами, а мы одобрительно глядим на их отечественного зверя. В следующих клетках в грациозной позе сфинкса сидят снежный барс и пятнистый леопард. Тибетский волк показаться не захотел, а жаль, ведь он единственный, давший потомство в неволе.
В очередной раз убеждаемся, насколько ярко выражена здесь забота об экологии: два ярких контейнера для раздельного сбора мусора стоят под большим плакатам «Воспользуйся мной!». Один из контейнеров предназначен для пластиковых бутылок – этого бича современной жизни.
Спустившись с пригорка попадаем к Гималайскому музею альпинизма, Himalayan Mountaineering Institute (HMI), посещение которого входит в уже оплаченный нами билет. Этот музей был создан в 1954 году альпинистом, непальским шерпой по национальности, Тенцингом Норгеем, на открытие которого даже приезжал тогдашний премьер-министр Индии Джавахарлал Неру. Интересна история жизни Норгея: будучи еще молодым человеком, он принимал участие в многочисленных экспедициях на Эверест (сперва в качестве носильщика, а позже руководителя группы шерпов). Исторический момент «взятия» Джомолунгмы (тибетское название Эвереста) произошел в конце мая 1953 года. Он был одним из двух первых людей в составе британской экспедиции, которые покорили доселе недоступную вершину. За восхождение на Эверест Тенцинг Норгей был награжден Непальской Звездой — высшей наградой Непала и наградой Великобритании — медалью Георга VI.
Чтобы не искушать более судьбу, после восхождения, он сменил «риск и непомерный труд» на преподавательскую деятельность, осел в институте и был его директором вплоть до смерти в 1986 году.
Торец здания музея украшен силуэтом горного пика с двумя альпинистами, совершающими восхождение. Мы не являемся фанатами этого вида спорта, но все, же решили сделать метку типа «здесь был я», встав на фоне горного абриса в позу восходящего альпиниста и запечатлев себя на фотоаппарат.
Здание музея разделено на три части, в первой из которых бдительный смотритель следит, чтобы туристы не фотографировали экспонаты. Знака о запрете мы не увидели, и подверглись его строгой критике с угрозой вывести нас из помещения. Вот так все не по-детски серьезно. Ну, а если без шуток, то музей интересен экспозицией снаряжения, оборудования и палаток, в которых жили альпинисты в прежние годы и сегодня. Вспоминаю фильм «Вертикаль» с его гимном «…лучше гор могут быть только горы, на которых еще не бывал». И глядя на сложное оборудование и снаряжение, понимаешь, что горы действительно все ставят на свои места, здесь понимаешь кто здесь «и не друг и не враг, а так». Искусно выполненные макеты горных хребтов дают реальную возможность оценить их высоту. Масса фотографий, и поскольку само 2-хэтажное помещение музея не очень большое, то успеваешь рассмотреть все. Среди флажков-вымпелов усматриваем и наши: один с гербом еще СССР, другой из МГУ.
Во втором зале выставлены многочисленные картины и фотографии с изумительными моментами восхода, заката солнца над горами, различных времен года в этих местах. При выходе из музея увидели группу из 4-х индусов, одетых в яркие клетчатые рубахи поверх своей одежды и однотонные жилеты. Они фотографировали друг друга, а увидев нас, попытались исподтишка сфотографировать нас. Мы решили милостиво разрешить им сделать это, но только в компании с ними, так чтобы у нас тоже осталась о них память. В заключение традиционный вопрос «Вич кантри?», и после нашего ответа демонстрируют свои знания о нашей стране. Задают нам вопрос, что мы знаем об Индии, и я пою им песню, знакомую с детства «Абарая, бродяга я». Они смеются и не верят, что в далекой
России знают не только Раджа Капура, но и помнят его песни. Дружелюбно прощаемся с ребятами и идем в сувенирную лавку, где покупаем круглые магнитки с изображением Эвереста – всего за 25 рупий штука.
Выйдя из магазина, идем вдоль по узкой тропинке напротив входа в музей и находим памятник Тенцингу Норгею, который основал его напарник по восхождению Эдмунд Хилари в честь 10-летия со дня смерти. Покорение Эвереста для них означало победу человеческих устремлений и беспрерывную стойкость и упорство.
После музея возвращаемся в граничащий с ним зоопарк и продолжаем осмотр вольеров в разделе травоядных животных. Здесь представлены яки – кормильцы местного населения высокогорья. И правда, по горам передвигаться можно либо на джипе, либо на вьючном животном. В этом разделе представлены всевозможные олени, которые водятся в Индии, Шри-Ланке и на Филиппинах.
На территории зоопарка народу прибывает, появляются партии экскурсантов, семейные пары и школьники. Мы удивляемся разнообразию школьной формы: белые юбки с васильковыми, зелеными, синими и красными свитерами. Выглядит очень эффектно, и на каждом свитере имеется своя вышитая эмблема школ.
Обойдя по кругу одну часть зоопарка, возвращаемся к месту старта и за туалетом обнаруживаем раздел пернатых, среди которых замечательный попугай. Изумрудного цвета птица зацепила лапками кусочек банана, и лакомится им, при этом глазками-бусинками косится на нас — вдруг позаримся на его еду?
Мы ищем лучший здесь экспонат – красную панду. Ее вид производит на нас сильное впечатление: беспокойный зверек снует туда и обратно по стволам деревьев, как будто специально, исключая возможность сделать хорошую фотографию. Мы набираемся терпения и щелкаем затворами, чтобы потом было из чего выбрать. Огненно-рыжая шкурка (как у лисы), белые уши, шечки, нос и надбровья, толстый пушистый хвост – вот такая милашка! Я впервые испытываю функцию фотосъемки на видеокамере, результат оказался неплохим. Большая часть фотографий запечатлела либо бок, либо зад этого чудного зверька, но остались и отличные кадры. Мы бы еще долго стояли с фотоаппаратами наготове возле панды, если бы наши 2х-гиговые карты не сообщили о своей переполненности. Надо было срочно заняться чисткой. Но уходить не хочется, и мы тратим последние байты memory-карты. Если пойти по дорожке за вольером с пандами, то дальше расположены красивейшие фазаны, особенно хорош золотой, с бойцовским характером.
Обратно идем по той же дороге. Воздух напоен ароматом хвои, и мы дышим полной грудью и наслаждаемся птичьим щебетом. За каждым поворотом скрывается новый вид города, а чуть ниже лежат чайные плантации. Из одуряющей жары и духоты центральной Индии мы попали в оазис зелени и свежести и от души наслаждались этим.
Пройдя немного обратно, заворачиваем налево и попадаем на Richmond Hill, который огибает хорошая дорога. С каждым шагом, поднимаясь вверх, город становится виден все лучше. Вид сверху очень красив, кажущиеся маленькими домики с красными крышами утопают в зелени, и невольно возникает мысль, как трудно было строить здесь в горах любые сооружения, одна доставка сюда стройматериалов чего стоила! Удивительное дело, сейчас в Индии вроде бы зима, а магнолии все еще продолжают цвести.
Для верующих в выемке горы сделано небольшое святилище, где выставлены изображения индуистских богов, изображенных на кафельных плитках. А рядом расположена школа для тибетцев, чья история полна трагизма. Если коротко, то Тибет перешел под контроль Китая в период правления династии Цинн, официально установившей титулы далай-ламы и панчен-ламы, а также местное тибетское правительство. После того, как прекратилось правление последнего китайского императору Пу И, Тибет провозглашает себя независимым. Но это упущение было «исправлено» правительством Мао Цзэдуна в ходе культурной революции. Китайские войска оккупировали Тибет и разгромили тибетскую армию. В 1959 году Далай-лама XIV покинул Тибет, и Индия на долгие годы становится местом работы правительства Тибета в изгнании. А тибетцы подвергались сознательному геноциду, начиная с 1950 года. Их численность сократилась в 5 раз, и неизвестно не исчезла ли бы совсем, если бы соседняя Индия не приняла большое количество беженцев.
Мы неторопливо идем по вьющейся вокруг холма дорожке. Местные власти озаботились установкой скамеек в отдельных, особо красивых местах, чтобы можно было, сидя, любоваться красотой окрестностей. Присоединились и мы к созерцанию. Посидев немного, идем дальше и обнаруживаем лестницу для подъема к древнейшему храму города – Махакала Мандир. Лестница идет небольшим зигзагом, но взбираться так высоко на Observatory Hill достаточно тяжко. Сам холм имеет такое странное название Обсерватория из-за того, что его ранее использовали для измерения окрестных гор (его высота 2100 м). Интересна этимология имени города – Dhor-je Ling – означает место Дорже (Дордже — жезл или скипетр, используемый в тибетском буддизме как символ высшей власти и правосудия). Бриллиантовый скипетр (молния) — это божественная сила учения, трансцендентная истина и просветление). Здесь на вершине холма был одноименный монастырь, а сегодня холм является одинаково священным местом, как для буддистов, так и для индуистов. Входные ворота сюда охраняют позолоченные львы, а в воздухе разливается мелодичный звон многочисленных колокольчиков, свисающих с верхней перекладины ворот. Вся территория и находящийся там храм Кали украшены тибетскими молитвенными флажками. Эти разноцветные флажки с нанесенными на них буддийскими текстами развешаны очень густо, так как считается, что они отгоняют злых духов. Мы первый раз вживую видим такое разноцветье и садимся на скамейку-пожертвование (оборудованную на средства дарителя с указанием его имени), чтобы запечатлеть себя среди летящих флажков. Здесь, на территории храма, тихо, только слышен мелодичный «динь-дон» колокольчиков. Посетителей нет: самое место для медитации и раздумий!
Святилище содержит обязательные фигуры белой коровы и бело-голубых китайских драконов. По небольшой боковой лестнице спускаемся вниз, но оказываемся в тупике у небольшой пещеры. Около нее, изучая какую-то книжку, сидит молодой индус. А в глубине пещеры теплится свеча, и лежат шафранные цветы. Нарушать его уединение мы не стали, только оглядели видный отсюда собор святого Андрея (St.Andrews Church). Присутствие англичан обязывало иметь здесь католический храм, как же без него? Так в молчании мы покинули холм. И только на обратном пути увидели одну из обещанного здесь множества агрессивных обезьян.
Мы возвращаемся на площадь Чоураста и спускаемся по торгово-туристической улице Неру роуд обратно к Clubside Stand. Неру роуд представляет собой торговую улочку с челноками и китайским товаром с одной стороны, и магазинами напротив с тем же ассортиментом, но с более высокими ценами (за счет аренды помещений).
Я, кажется, уже писала, что город отличается очень отзывчивыми и добрыми людьми: полицейские и простые прохожие с готовностью отвечали на наши вопросы, показывая куда идти. Они-то знали, что ориентироваться среди хаоса улиц, переходящих друг в друга и сбегающих с холмов как ручейки, очень трудно! Полицейский объяснил нам, как пройти к Ботаническому саду. Минуя мечеть, сворачиваем направо и спускаемся по узкой улочке вниз, заходя по дороге в несколько фирменных магазинов чая. По дороге нам встретилась почти настоящая свалка, миновав которую мы вышли на спускающуюся вниз улицу, ведущую к базарной пощади Чоук Базар. Сразу скажу, что когда мы через час возвращались, здесь все было убрано и рассортировано.
Очередная наклонная улочка, зажатая с двух сторон зданиями с выступающими балконами, привела нас к воротам с вертушкой. Мы нашли то, что искали Lioyd Botanical Garden. Нас обгоняет группа молодых индусов, в одежде которых чувствуется смешанный стиль: длинные белые рубахи поверх узких брючек, а сверху жилетка или пиджак. Это выглядит довольно-таки смешно, тем более что весь наряд венчает шапочка-пилотка, без которой трудно представить Джавахарлала Неру (именно так его изображали у нас в прессе в свое время). Может быть, мы смотрели невнимательно, но схемы сада не обнаружили и долго шли, не понимая, мы уже в ботаническом саду или еще нет. И только после того, как увидели оранжерею, окончательно убедились, что это и есть он самый. Повторюсь, что для Индии выбранное нами время не было периодом цветения, поэтому обещанных орхидей мы не увидели. Небольшой парк (4 га) носит имя человека (Ллойд), который пожертвовал под него принадлежавший ему участок земли, а открыт он был в 1878 году. Сад находится под открытым небом и нужно было учитывать перепады температур в зимнее и летнее время, и именно это делает его уникальным. В парке зелено, растет много разнообразных деревьев, некоторые из которых имеют таблички с названиями.
Подходим к оранжерее, копии (в миниатюре) знаменитого лондонского хрустального дворца, построенного для первой Всемирной выставки. Однако в Англии этот дворец погиб при пожаре в 1936 году, и можно только представить насколько он был грандиозен. Здание из железа с ажурным каркасом, заполненным стеклом, внутри имеет один огромный зал, хорошо освещенный солнечным светом. Ввиду отсутствия цветов (кроме хризантем) здесь зелено, но пусто. В саду есть уголок лекарственных растений, который заботливо поливали местные служащие.
Проведя в парке около часу, мы тем же путем идем обратно, только теперь приходится идти в гору, что достаточно тяжело. Мы возвращаемся на главную торгово-туристическую улицу Неру роуд и предаемся на ней шоппинговому разврату. Мы заходили во все магазины: сувенирные и книжные, торгующие шерстяными изделиями и чайной продукцией. Судя по ассортименту, представленному на открытых лотках, весь товар привезен из братского Китая. И говорю я это без язвы, так как, побывав в Китае, мы зауважали этот трудолюбивый народ, а качеству их товаров может позавидовать любая наша фабрика. Те товары, которые под видом китайских, продаются у нас на всевозможных рынках, таковыми не являются, а изготовлены где-нибудь «на коленке в подвале на Малой Арнаутской». Глаз радовала цветовая гамма шапок, шарфов и перчаток – такая яркая, в стиле Бенетон. Непальские шерстяные шапочки с кисточкой на макушке и косичками-завязками не могли оставить нас равнодушными, и мы купили по шапке (сочетание желтого, красного и синего цветов в орнаменте). Аппетит приходит во время еды, к шапке добавился аналогичной расцветки шарф и варежки. Все вместе взятое обошлось в 320 рупий (160 руб.), смешные деньги для такой красоты, да еще имеющей флисовую подкладку! Как вовремя мы это сделали, оценим только завтра…
По дороге в отель на Clubside Stand мы зашли в туристическое бюро Juniper Tours & Travels. И сделали это вот с какой целью: еще вчера мы обратили внимание на информацию о времени восхода и захода солнца, вывешенную на ресепшн. Мы вспомнили, что здесь имеется какое-то место, куда все ездят поглазеть на восход солнца. В турбюро, представляющем одну маленькую комнатку, сидел неопределенного вида непалец. Диалог с ним имел далеко идущие последствия, и спасибо ему за информацию. Он объяснил нам, что не имеет отношения к найму водителей, хотя в перечне туров у него значился sunrise с заездом в три монастыря. Спросив про цену вопроса, мы приняли к сведению, что сбор желающих поехать на Тигровый холм ежедневно в 4.30, оплата –прямо водителю. Здесь будет много машин, и нет смысла договариваться с водителями сегодня. Туристов будет много, но все уедут. Не полагаясь на память в названии монастырей, я записала их названия на бумажке, заодно указав цену, названную туроваром – 70 рупий (35 руб.) с человека. Цену этой бумажке мы поняли только на следующий день. Тем не менее, мы попытались сегодня договориться с водителями многочисленных машин, стоявших здесь на стоянке. Но водителей было немного и цену они нам загнули такую, что дальнейший диалог не имел никакого смысла.
Вернулись в отель уже в темноте и с удовольствием легли спать пораньше, реализуя, таким образом, отдых.
Итог дня: посетили Зоопарк, Гималайский музей альпинизма, храм Махакала Мандир на холме Обсерватория, Ботанический сад Ллойда. Расходы на входные билеты – 50 рупий.

15 день
23 октября 2008 г. – четверг
Дарджилинг

Еще вчера вечером попросили, чтобы нас разбудили в 2.45. Утром телефонный звонок прозвучал пронзительно и раздражающе. Портье не успокоился на этом, а поднялся к нам на второй этаж, постучал в дверь и предложил приготовить чаю. Утром есть не хотелось совершенно, и хорошо, что мы ничего не ели и не пили.
Итак, мы были в назначенном месте в назначенное время. Ночная тишина, и мы, а больше никого: ни одного водителя, ни одного туриста. И даже джипов стоит на приколе не так уж много, как вчера. Турфирма, естественно закрыта. Мы одиноко стоим на площади, мысленно смиряясь с тем, что санрайза не увидим, и тут появился какой-то парень в желтой куртке. Он прямиком направился к нам и спросил, делали ли мы заказ от турфирмы и какой номер нашей машины. Мы ответили, что номера нам не сказали, и показали бумажку с ценой. Он покачал головой и посоветовал ждать. Потихоньку подгребли местные тетки с огромными пакетами, в которых (мы это поняли потом) были чайники с чаем и кофе. Они сидели невдалеке от нас в круглой беседке, где днем находится полицейский. Так продолжалось до 4 утра без каких-либо изменений. Правда к этой компании присоединился какой-то европеец, сперва обратившийся к ним с каким-то вопросом, да так и остался стоять возле беседки, не делая попыток присоединиться к нам. Мы ничего не понимали. Сверху спустились еще две европейки, мимо уже вереницей проезжали джипы, набитые туристами, а мы все ждали чего-то. Наконец, краем глаза видим, что «желтая куртка» идет к нам. Он посочувствовал нам, что турфирма не выполнила своих обязательств и предложил присоединиться к компании европейцев, но мы должны заплатить водителю, а по приезду разбираться с возвратом денег от турфирмы. Он решил, что мы уже оплатили поездку. Убедившись, что цена, написанная на бумажке, не изменится, мы пошли к указанному джипу. Мы вольготно сели втроем, и не откликнулись на поползновения потесниться, чтобы с нами сели те трое других. В результате, мужчина сел рядом с водителем, а две тетки – сзади, вл втором ряду.
Итак, мы стартовали в 4.10. Водитель резво взял с места, он виртуозно владел рулем, прямо Шумахер! Что было круто — так это дорога! Слово «горный серпантин» слишком слабое, чтобы передать все наши ощущения того утра. Мы мысленно благодарили себя за предусмотрительное отсутствие завтрака. Нас бросало в разные стороны при бесконечных поворотах, на которых водитель закладывал резкие виражи. Кавалькада машин, битком забитых туристами, желающими лицезреть восход солнца в горах, — красивое зрелище в перспективе. Но, однако, как не позавидуешь жителям домов по ходу следования: каждое утро их будит звук джипов, что уж говорить о месте старта, где еще и разговаривают! Цепочка машин состояла в основном из джипов, но были и обычные машины, и вся эта масса время от времени гудела, намекая на желание обогнать впереди идущего, то есть пардон, едущего... Дорога в горы узкая, но многие водители нахальничают, пытаясь еще на такой узкой петляющей дороге, идущей вверх, произвести обгон. При этом обгоняемый вынужден жаться то к скальной стене, то к дому, то к обрыву. Внешне это выглядело (мне так представляется), как ралли. Наш водитель позволял себя обогнать, и в нас проснулся азарт, мы вслух, на русском, комментировали его действия, подгоняя его или желая, чтобы он не пропускал никого вперед. По-видимому, он был достаточно благоразумным, или среди них была установлен какой-то порядок, но большинство машин все, же умудрились обогнать нас. Казалось, что мы едем бесконечно, а расстояние до Тигрового холма (Tiger Hill) было всего 11 км. В темноте нас быстро высаживают, чтобы отъехать и успеть занять место ожидания. Водитель торопливо что-то объясняет, и мы, еще полусонные бредем вперед. Перед небольшой будкой скопился народ, а дальше не пускают и надо обратиться в будку за чем-то. Толпа народу мешает нам подойти к маленькому оконцу, а когда мы до него добрались, то уже понимали, что должны заплатить за доступ к закату. Кассир спрашивает, хотим ли мы чаю. Он говорит так нечленораздельно, и я не понимаю, причем тут чай. Оказалось, что можно заплатить 10 рупий и стоять на открытом пространстве, а можно за дополнительные 10 рупий наблюдать за восходом в теплом закрытом помещении, да еще тебе дадут горячего чая. В ажиотаже очереди, тянущихся над тобой рук, подстегиваемые неумолимо бегущим временем и боясь пропустить тот самый момент, ради которого и претерпеваем такие мучения, платим по 10 рупий и вылезаем из хаоса очереди. Еще нас сбил с толку ценник оплаты для стоянки машин, который содержал разные цены для разного типа машин. Зажав в руке заветный билет для доступа к телу, мы поднимаемся вверх. Идти примерно еще километр, но подъем идет по широкой дороге, и она поднимается по полу-спирали вверх, что делает подъем не очень утомительным. В темноте, постоянно натыкаясь на таких же как мы туристов, мы идем, сами не зная куда. Некоторые умники взяли с собой фонарик, и мы как бабочки летим на его свет и следуем за их владельцем. Протиснувшись сквозь узкий вход, поднимаемся по лестнице на вершину холма и идем по круговому открытому балкону. А центр холма занимает башня с закрытой лоджией, и находящимся там людям сейчас можно круто позавидовать. Собираясь утром в отеле, мы оделись потеплее (т.е. в легкие флисовые куртки) и взяли с собой купленные вчера шапочки. На всякий случай я прихватила с собой пляжный палантин. Валя не брала с собой китайскую куртку, у нее была легкая х/б спортивная куртка с капюшоном, поэтому мой палантин ей пришелся очень кстати. На вершине холма дул сильный ветер, холод ощутимо пронизывал, заползая под куртку. С целью содержания головы в тепле, мы сразу надели шапочки, и это было очень правильно. Катя пошла вперед на разведку, а мы протиснулись к перилам и «стояли насмерть» за свои места. Бесцеремонные индусы пытались оттеснить нас и вклиниться между нами, но им это не удалось. Хотя такая толкотня давала своеобразное чувство тепла, но все же, не хотелось вставать на цыпочки, чтобы что-то увидеть. Я рассказываю не ужасы, и не пугаю, просто пишу, как было, так как это тоже один из атрибутов туристической жизни (битва за место под солнцем, в полном смысле этого слова!). Масса народу, потолкавшись, наконец, обретает свои места и все начинают обращать внимание на соседей, с которыми предстоит встретить чудо зарождения нового дня. Рядом с нами – целая семья с двумя детьми, они приехали сюда из Дели. По-видимому, это состоятельные люди, так как проделать такое длительное путешествие не каждому индусу по карману. В пути нас часто спрашивали, где в Индии мы уже побывали и с тоской констатировали, что дальше ближайшего города не бывали.
Время – 4.30, и мы ждем таинства восхода. Восход в горах – это восхитительное зрелище, особенно для нас – жителей равнинного города, где отсутствует любая панорама, загороженная многочисленными домами. Небо глубокого фиолетового цвета с бордовыми прожилками и небольшой желто-золотой полоской внизу. Темная синева неба меняется с каждой минутой, голубея и розовея. Светляки фонариков освещают небольшие участки под ногами, а все вместе они создают ощущение маленьких звездочек на фоне темного неба. Все безотрывно смотрят на восток, в нетерпеливом ожидании рассвета. Ощутимо холодно, мальчик наших соседей начинает реально плакать от холода, ему больше по нраву знойная жара. А мы, хоть и привыкшие к минусовым температурам, тоже дрожим мелкой дрожью и молим, чтобы солнце скорее взошло, вдохнув в мир и в нас живительной силы. Между зрителями снуют торговки, предлагающие горячий чай и кофе, который здесь очень кстати. Становится чуть-чуть светлее и можно увидеть, насколько все экзотично одеты. Сандалии с толстыми носками, сари, сверху куртки и намотаны платки. А мы жалеем, что не взяли с собой купленные шарфы и перчатки. Светлая полоска все расширяется, и все притихают. А с другой стороны из чернильной темноты ночи появляется легкий белый абрис горы.
Высота Тигриного холма (2590 м) и в окрестностях Дарджилинга это самое высокое место. Именно отсюда открываются самые восхитительные виды на третью вершину в мире – гору Канченджангу, а если повезет, то и на его Величество Эверест. В сумеречной предрассветной мгле горы возникают из небытия все контрастнее и фиолетовый цвет плавно переходит в сиреневый, малиновый, а затем в розовый. Мы еще не видим солнце, а оно уже окрашивает в переливающиеся теплые цвета вершины седовласых гор. Виденные мной в детстве картины Рериха, тогда произвели на меня впечатление нереальной, фантастической картины. Не верилось, что в жизни могут быть такие сочные краски и именно таких ярких цветов. И вот стоя здесь, понимаешь, что это не просто одухотворенный взгляд художника, а реальная картина жизни. Неожиданно тишина взрывается общим вздохом. Вокруг воодушевление, радостные крики – солнце встает! Доброе утро! «Весь мир на ладони, ты счастлив и нем…»
Снимать на видео гору трудно, кадр заслоняют окружающие люди. Веду съемку на приближение: величественная гора, как мираж возникает из мрака и кажется, что это высокий трон, поставленный в долине, заросшей высокими зелеными деревьями и чайными плантациями. Горные склоны, освещенные сочно-красным заревом восходящего солнца, принимают разные формы и размеры, и вид этого природного великолепия производит неизгладимое впечатление. Мы мысленно благодарим бога за то, что позволил насладиться такой красотой (очень сочувствую тем, кто из-за частых здесь туманов не смог увидеть этого чуда!).
Гималаи – это самая молодая горная система Земли, а горный массив Канченджанга является их частью. Массив состоит из 5 вершин, одна из которых составляет 8 586 метров над уровнем моря, вот она и является третьей в мире по высоте. Название горы имеет тибетские корни: канг — чен — дзо — нга ("канг" — это снег; "чен" — большой; "дзо"— хранилище, сокровищница; "нга" — пять). Все вместе складывается в "пять сокровищниц (хранилищ) больших снегов". Гора обладает множеством легенд, одна из них достаточно жестокая: гора-женщина не позволяет лучшей половине человечества подняться на ее вершину и убивает каждую претендентку. И действительно, история знает только одну женщину-альпинистку, поднявшуюся на ее вершину. К сожалению, впоследствии она погибла при следующем восхождении на другую гору.
И не могу удержаться, чтобы не привести большой кусок с сайта, посвященного Рерихам:
Отец и сын в разные годы обращались к притягательному образу гималайских вершин. Они писали их на рассвете, когда в долинах еще лежала тень, а горные вершины искрились в первых лучах солнца. Они писали их на закате, когда в долинах уже была тень, а горные пики пылали в закатных лучах солнца, словно угли тлеющего костра.
Легендарная Канченджанга — одна из высочайших вершин мира — неизменно привлекала внимание Николая и Святослава Рерихов. Трудно сосчитать сколько раз изобразил священную гору Николай Константинович. Он писал ее с Дарджилинга и с Тигровой горы, из Фалюта и Сандакпу, от Пемаянцзе и Ташидинга.
Святослав Рерих неоднократно запечатлел эту гору на больших полотнах. Вершина ее была хорошо видна из дома в Калимпонге, где после ухода Николая Константиновича продолжали жить Юрий Николаевич и Елена Ивановна Рерихи.
Как и его отец, Святослав Рерих многократно писал Канченджангу при различных состояниях природы, изображая снежные пики в утреннем и вечернем свете, на границе дня и ночи. В его полотнах передано все космическое величие Гималаев, эпическая мощь мира гор, в котором резкие, четкие формы каменных громад контрастируют с клубящимися облаками и туманами, заполняющими ущелья.
Американские критики писали о гималайском цикле Святослава Рериха: «Глубоко чувствуя силу природы в этих формах, он заставляет зрителя ощутить их тайну так же, как их реальность».
При общности взглядов и мыслей, художники, отец и сын, донесли до нас несравненную красоту Гималаев, которая притягивает людей и, в присутствии которой, «человеческий дух приближается к божественному». centre.smr.ru/win/pics/pic015… Превыше облаков вздымаются величественные вершины священных Гималаев, возносятся, как особая заоблачная страна.
Самое высокое знание, самые вдохновенные песни, самые прекрасные звуки и цвета создаются на горных вершинах. На самой высокой горе находится Высшее. Высокие горы стоят как свидетели Великой Реальности.
Народная мудрость, которая связывает все высокие духовные учения и достижения с влиянием Гималаев, дала этой высоте звучное и поэтические название — "Канченджанга" — Пять сокровищ великих снегов. Целая снеговая страна, меняющая свои очертания при каждом изменении света. Поистине неисчерпаемая впечатлениями и неустанно зовущая сквозь синий туман, над которым поднимаются розовые предрассветные снега Канченджанги.
Канг-чен-зод-нга — Пять Сокровищ Великих Снегов. Отчего так зовется эта величественная гора? Она хранит пять сокровищ мира. Какие это сокровища?- золото, алмазы, рубины? Нет. Старый Восток ценит иные сокровища. Сказано: придет время, когда голод охватит весь мир. Тогда появится Некто, кто откроет великие сокровищницы и напитает все человечество. Конечно, вы понимаете, что Некто напитает человечество не физическою, но духовною пищей.
Канченджанга одинаково обращала внимание как тибетцев, так и индусов. Здесь складывались вдохновляющие мифы творчества Шивы, выпившего яд мира для спасения человечества. Здесь из облачного бурления вздымалась блистающая Лакшми для счастья мира.
За Канченджангой находятся старинные каменные менгиры великого культа солнца. За Канченджангой находится место рождения священной свастики, знака огня. centre.smr.ru/win/pics/pic001… Расстояние от Дарджилинга до Канченджанги около 100 км, а до непальской Сагармантхи, известной в мире как Эверест, — 225 км. Длительное время Канченджанга считалась самой высокой в мире до тех пор, пока произведенные после экспедиции 1849 года расчеты не отдали пальму первенства Эвересту (8848 м). Величественная Kanchenjunga, королева гор, с возвышающимися мрачными заснеженными пиками-стражами, является жемчужиной города, элегантной и невозможно прекрасной.
Красочная толпа народу на смотровой площадке, большинство из которой замерзли как суслики, радостно оживлена, так как «внизу не встретишь, как ни тянись, за всю свою счастливую жизнь десятой доли таких красот и чудес»!
Солнце взошло окончательно, вершины гор стали белоснежно-белыми, и день потек своим чередом. На часах было 6.10, и пора было уходить. Там, на холме, мы купили (за 20! рупий) великолепный набор открыток, отражающих горы в разное время года. Уходить не хотелось, взгляд заворожено возвращался к заснеженным пикам.
Нашего водителя мы нашли не столько по его машине, сколько по европейцам-компаньонам. И снова кавалькада машин спускается по извилистой дороге. Водитель включил магнитофон, и нас бросало из стороны в сторону под великолепные песни на английском языке. Отторговавшие тетушки ехали домой с чувством исполненного долга, и сошли по дороге. Я пыталась вести видеосъемку, что удавалось с трудом, тем более что солнце бликовало.
Автомобильная дорога шла параллельно железнодорожной колее toy train, высокогорной узкоколейки, поднимающейся до 2200 м вверх. Все кто хоть когда-нибудь ездил по горным дорогам, представляет, что одна сторона дороги заканчивается обрывом. Сама дорога не очень широкая и строить здесь что-либо еще просто невозможно. Так вот: здесь дома прилепляются (другого слова подобрать не могу) сбоку к дороге на высоких сваях, то есть, как бы висят над обрывом.
Наша машина останавливается, так как мы приехали ко второму пункту нашей программы: Samten Gholing Buddhist Ghoom Monastery.
Небольшой живописный буддийский монастырь находится у дороги, и удобен для посещения по пути обратно с Тигриного холма. Современная жизнь пришла и сюда в виде торговцев, облепивших вход в монастырь. С трудом протиснувшись сквозь них, проходим в калитку и спускаемся по лестнице к гхуму. Выбеленное двухэтажное здание с желтыми окнами и ставнями, башенкой наверху, представляет интерес для местных. Они послушно снимают обувь и идут внутрь, а меня аж передернуло от холода, и я не смогла справиться с этим. Так что внутрь не ходила и сказать ничего не могу. Валя смогла сфотографировать внутри позолоченную фигуру Будды-Майтрейи (Будды Будущего) с почему-то синими волосами и бровями, и высокий металлический цилиндр-барабан, исполняющий функции четок. Этот монастырь был построен в 1875 году и принадлежит к желтой секте буддистов, поклоняющихся высокой (4,6 м) статуе Будды Грядущего.
Утро, наполненное незабываемыми впечатлениями, продолжается, а мы обсуждаем, что у нас в стране все стремятся на южные курорты, а здесь курортом является север. Узкие дороги заставляют машины делать маневры почти впритирку: здесь надо обладать отличными навыками вождения и хорошими тормозами. Минут через 10 подъезжаем к следующему таинственному сайту под названием Batasia Loop. Оказывается, что эта Батасийская петля – место, где поезда гималайской железной дороги делают уникальный поворот. Это
место находится между двумя станциям Гхум и самим Дарджилингом, в 5 километрах от последнего. Построенная в 1879 году петля, является инженерным чудом, а кроме того «раем для фотографов». Вход сюда платный, правда, стоимость смешная – 5 рупий, и редкий в Индии случай, билет имеет фотографию этого места. Поднимаемся от дороги наверх и сразу снова оказываемся в центре базара. На этой самой петле, прямо на рельсах разложили свой немудреный товар местные продавцы. Делают они это безбоязненно, потому что четко знают расписание движения поездов игрушечной железной дороги. Еще это место известно благодаря воинскому мемориалу, сооруженному в честь всех храбрых сынов Дарджилинга, погибших за Родину с 1947 года. Мемориал представляет собой приподнятую овальную платформу, на которой расположена бронзовая фигура скорбящего солдата (2,7 м высотой) и трехгранная гранитная стела на метровом восьмигранном основании. Основание стелы покрыто гравировкой с именами 76 погибших гуркхов. Сразу вспомнилось, что по дороге в Дарджилинг, мы были странно удивлены большим количеством воинских частей, расположенных здесь. Строительство мемориала было финансировано Дарджилингским гуркхским автономным советом, а сад вокруг был разбит позже. Силуэт солдата с поникшей головой на фоне стелы и снежных горных вершин в обрамлении зелени производит скорбное, но величественное впечатление.
Здесь опять много индусок в ярких нарядах и не поймешь, то ли они тоже туристы, то ли за небольшую мзду готовы сфографироваться с вами. Мы спросили разрешения сфотографировать дородную индуску с девочкой, и они просто улыбнулись в ответ.
Мы счастливы, что погода благоприятствует нам, и кажется, что отсюда даже лучше видна Канченджанга. И уж совсем нереальной выглядит картина ослепительной белизны гор на фоне веерных пальм. За 10 рупий можно воспользоваться подзорной трубой, тогда горы будут совсем рядом, только руку протяни!
Судя по тому, что деньги с нас брали отдельно по приезду, мы поняли, что для других стоимость была выше. Ну, это их проблема. Ранний утренний тур закончился, и в 8 часов мы уже были в отеле.
После завтрака по плану у нас было посещение железной дороги, до которой мы решили пройти пешком. Пройдя от Clubside Stand налево и вниз по улице Laden La, мы соблазнились местными сладостями. Поскольку в небольшой лавке имелись столики, мы присели, чтобы цивильно поесть. Тут же нарисовался темнокожий локал со стандартным вопросом «вич кантри»? Узнав, что мы из России, он поведал нам, что у него есть русская подруга, которая «хочет на нем жениться». Глядя на него, в это трудно было поверить. Из вежливости мы поддерживали разговор до тех пор, пока не доели купленное и пошли дальше.
Город Дарджилинг знаменит узкоколейной горной железной дорогой, включённой ЮНЕСКО в список Всемирного наследия. Открытая в 1881 году, она соединяет высокогорный Дарджилинг (2200 м) с равнинным городом Силигури (100 м над уровнем моря). За 86 км дорога должна преодолеть перепад высот в более чем 2 тысячи метров. Дорога однопутная, ее колея всего 61 см (для сравнения нашей — 1524!), на маршруте имеется 13 станций и остановочных пунктов и 3 петли. Строительство этой дороги было вызвано несколькими причинами: развитие города требовало современных (на ту пору) средств передвижения, а также необходимо было иметь возможность быстрой переброски войск. Официально дорога была открыта в 1881 году, но работы продолжались вплоть до 1910 года. Техническое решение было новаторским для того времени и дало дополнительный толчок дальнейшему развитию города и его окрестностей. Миниатюрные поезда на паровозной тяге были построены еще в 1880-х – 1890-х гг. и до сих пор находятся в эксплуатации (для туристических поездок). Рельсы так называемой игрушечной дороги (toy train) лежат прямо на дороге, как трамвайные.
Нам понадобилось 20 минут, чтобы не торопясь, дойти до вокзала, построенного еще в британский период в 1921 году. На путях стоял синий игрушечный вагончик, и поскольку его никто не охранял, мы влезли внутрь него. Говорят, что туристические рейсы обслуживают два-три вагона 1 и 2-го классов. Не знаю, какого был этот, но внутри не было ничего особенного, только красиво оформленный потолок. Сбоку на вагонах имеются надписи «Shantiniketan» (название одного из городов штата) и «Giriraj» (индийский политик). От этого вокзала тоже открывается отличный вид на город.
Расположенный вдоль длинного отрога Darjeeling, известный как «Королева горных станций», обладает живописным видом гималайской панорамы почти с любой точки. Присыпанные белыми домами склоны города представляют превосходное сочетание заросших зеленью долин, плывущих в облаках скованных ледяным панцирем гор, жизнерадостного пения птиц и витающего в воздухе аромата растущего кустарника чая.
Пока мы не заходим внутрь вокзала, а идем дальше к небольшому тупичку, где стоит под парами небольшой паровозик. Все (и вагоны и паровоз) кажутся такими несерьезными (размером не больше нашего трактора), но ведь это все работает!
Прямо напротив тупика устроились местные тетки и продают разнообразную зелень и овощи. Жаль, что не было помидор, и пришлось за 5 рупьев купить нечто, что я приняла за огурцы. Мохнатые, в пупырку, овощи оказались не огурцами, что не помешало мне их съесть.
Прямо за зданием вокзала видно шотландскую церковь Св. Колумба (1880 г.), но мы ищем индуистский храм Дхирдхам Мандир (Dhirdham Temple).
Храм был построен в 1939 году, его архитектором был гуркх Beg Raj Sakya. В путеводителе сказано, что его архитектурный стиль близок храму Шивы “Pashupatinath Temple” в непальском Катманду. Нарядный храм в стиле пагоды с позолоченной верхушкой, в конструкции которого (особенно крыши) чувствуется тибетское влияние. Здесь малолюдно, пара-тройка дедуль греются на солнышке и один дед с внучком – вот и все посетители, кроме нас. Через какое-то время мы перестаем замечать и их, ходим вокруг всех внутренних построек. Центральный вход в мандир охраняют стражи с трезубцами, а вот сзади охрану осуществляют милые дракоши. Такие же встречались нам в Бирме. И лицом к входной двери, а задом к посетителям лежит белый бык Нанди с горбом (ездовое животное Шивы, его вакхана).
При входе, за загородкой, на высоком постаменте посредине небольшого водоема на лотосе сидит Шива.Он держит в руке трезубец, как символ троиц: прошлого, настоящего и будущего; создание, сохранение и разрушение. Под основанием из лотоса изображены 5 ликов Шивы, отражающие его различные настроения. Атрибутами Шивы для его точного опознания еще являются змея вокруг шеи, над головой – лунный серп, а самое главное – третий глаз посредине лба. Божественной атмосферы я в этом месте не почувствовала, мне как-то этот храм напомнил клуб в пионерлагере, раскрашенный яркими красками. Прошу прощенья, если кого-то обидела…
К слову сказать, в Дарджилинге еще можно посмотреть Ступу Мира (Шанти Ступа, Shanthi Stupas) и японский буддийский монастырь (Japanese Temple (Peace Pagoda), Yolmowa Buddhist Makdhog Monastry, которые мы не успели.
Экскурсионная программа по Дарджилингу на этом закончилась, и мы решили направить свои стопы на поиски одноименного чая. Город еще с 19 века стал первым центром промышленного разведения этого растения за пределами Китая. Эти многочисленные плантации мы видели еще по дороге сюда. При желании местные туристические фирмы организуют познавательную поездку для изучения чаеразведения, в ходе которой можно и самому пособирать чайные листья. В такой экспедиции мы участвовали в свое время в Китае и решили, что сама технология сбора, сушки и прочих процедур мало чем отличается. Однако, пару слов скажу про местный сорт чая. Северная горная часть Гималаев с 2000-метровой высотой над уровнем океана как нельзя кстати подходит для разведения одного из лучших в мире сортов чая. Даже здешний климат и сезонный холод оказывают благоприятное воздействие на кусты, а некоторые сорта чая даже сравнивают с шампанским. В период уборочной страды картина сбора чая выглядит очень колоритно, но думаю, что все знают, насколько трудоемок этот процесс. Ручной труд, копеечная оплата, постоянная тяжесть корзины (30-35 кг весом), аккуратность при сборе и складывании в корзину – такова цена рождения божественного напитка! В коммунистические времена, дружественные отношения с Индией позволяли нам пить индийский «чай со слоном». Тогда мы еще не знали, что он был не самым лучшим, и радовались, когда доставали набор, в состав которого входила вожделенная желтая пачка. Если вам посчастливится побывать в Дарджилинге в марте-апреле, то вам прямая дорога на плантации: именно в этот период собирают первый урожай, наиболее ценный.
Обратно решили пойти другим путем, но улочки в городе такие кривые, что кажется, находишься рядом с нужным местом, а как туда пройти, не понятно. Вот благодаря этому другому маршруту мы вышли к почти европейскому торговому центру Big Bazar. Справедливости ради, надо сказать, что несмотря на свою холмистость, город имеет все атрибуты равнинного города, включая банки, почту, магазины известных спортивных фирм и даже кинотеатр. Big Bazar был первым большим супермаркетом, встреченным нами в Индии, и мы с интересом осматривали полки с продуктами, косметикой и промышленными товарами. Здесь мы опять купили зубную пасту Neem в комплекте с хорошей зубной щеткой, халву (какой нежной она оказалась!), консервооткрыватель. В магазине, похоже, проводилась дегустация какого-то блюда, но мы не были уверены в этом и с интересом наблюдали за индусами, пока нам не предложили присоединиться. Не знаю названия этого блюда, но это было что-то вроде воздушной лепешки, пустой внутри, куда тебе наложили рубленные со специями овощи и еще полили каким-то соусом. Пальчики оближешь, и мы попросили добавки. А вот чай мы купили в маленьком магазинчике, с владельцем которого долго обсуждали качество каждого сорта. Большинство чаев упакованы в коробочки с изображением toy-train или пика Эвереста.
Начавшийся восходом солнца в горах, этот день мы хотели закончить лицезрением заката на балконе нашего отеля, поэтому торопились вернуться. По дороге в отель посетили небольшой магазин, который содержат община тибетских беженцев. В нем торгуют коврами, шерстяными вязаными вещами, украшениями и прочими изделиями народных промыслов. В другой комнате можно понаблюдать за самим процессом создания рукотворчества. Община тибетцев, несмотря на ее малочисленность (около 700 человек), хорошо вписалась в местный интерьер и привнесла свои традиции, культуру и религию. К слову сказать, к восстановлению одного из тибетских монастырей приложил руку наш знаменитый соотечественник Николай Рерих.
Закат оказался не менее впечатляющим, чем восход. Жаль только что большое дерево, растущее справа мешало обзору. И преобладание розово-перламутровых красок утром сейчас сменилось на голубые и фиолетовые тона. На небе появились белоснежные облака, и верхушки гор будто парили в воздухе, создавая сюрреалистическую картину, достойную божественной кисти Создателя Всего Живого.
Возвышенное и проза жизни всегда идут бок о бок, у нас в номере опять вода лилась тонкой струйкой. Только теперь, после ознакомления с городом, мы поняли, что вода, поступающая из расположенного рядом озера Senchal, здесь на вес золота. И мы не стали роптать.
Вечером мы хотели осуществить покупку сувениров, которые присмотрели еще вчера, а закончить хотели дегустацией тибетской кухни по рекомендации туристов. Наш путь снова лежал на Молл, где в многочисленных лавочках торговали народными промыслами, сувенирами, шелком, латунными и деревянными изделиями. Мы шли, обмениваясь мнениями, и вдруг к нам буквально подлетела группа наших соотечественников. А мы еще удивлялись, что не встретили за последнее время ни одного русского человека. Да и то – редкая птица долетит сюда, так как не так просто добраться в Дарджилинг. И вот мы стоим и болтаем с группой из Самары, делимся впечатлениями, даем друг другу советы и расстаемся почти друзьями. Мы заходим во все магазины подряд, задерживаемся подолгу в книжных. К сожалению, календарей на следующий год здесь нет, вот бы следующий 2009 год квартиру украшали фотографии с видами окрестностей! Такие же как и мы, туристы неторопливо прогуливаются вдоль этой улицы, слышна в основном английская речь. Город оставляет ощущение полной безопасности, это особенно приятно после Варанаси с его экстремистскими проявлениями. Почти все сувениры покупаем в небольшом сувенирном магазине рядом с площадью Чаураста: хороши деревянные ключницы и носы-подставки под очки. Посещаем и книжный магазин Oxford Books на площади, книг на русском не обнаруживаем также, как и календарей. Рядом расположен лицензионный алкогольный магазин, и мы покупаем вожделенный ром «Old Monk», дегустацию которого мы провели еще в Гоа. 40 рублей за пол-литровую бутылку также греет душу, а ром хорош своей крепостью и вкусом! Около памятника поэту – импровизированная сцена и идет какой-то концерт местной самодеятельности. Разношерстная толпа аплодирует выступающим.
От полицейского участка поворачиваем направо и по узкой улочке Тенцига Норгея идем в поисках рекомендованной харчевни Kalden. Доходим почти до конца этой улицы и возвращаемся обратно и только дополнительный ориентир на отель «Dreamland» помогают нам найти требуемое место. Увы, что-то не срослось, забегаловка закрыта. В результате приземляемся на Моле в каком-то кафе под названием Hasty Tasty, где выставлены образцы блюд. Очень удобная штука, все сразу понятно: и что там и сколько. Тибетская еда тибетской, но выбор падает на китайскую, знакомую и любимую. Заказываем один комплексный набор на двоих, не жмотства ради, а просто порции, как всегда, большие. Садимся и ждем, когда прозвенит звонок и выкрикнут наш номер. Сытная еда согревает, кровь быстрее бежит по жилам, а то уже хочется снова надеть шапочку и варежки. И так смешно смотрятся индуски во вьетнамках на босу ногу, но закутанные в пашмины.
Так не хочется покидать этот замечательный город, но время неумолимо, и завтра самолет унесет нас сперва в жаркий и шумный Дели, а потом домой.
Итог дня: поездка на Тигриный холм для встречи восхода, посещение храмов города и железнодорожной станции toy-train. Расходы на поездку и входные билеты – 75 рупий.

16 день
24 октября 2008 г. – пятница
Дарджилинг -Дели

Сегодня встаем попозже, в 7.30. В номере холодно, и мы утепляемся. Времени до отъезда достаточно, поэтому снова поднимаемся на балкон, чтобы последний раз полюбоваться красотой гор, бросить последний взгляд на уже белоснежные пики. Фотографируем красивые картины, которыми богат интерьер отеля. На удивление (и мы делаем это не в первый раз) картины всегда выходят хорошо, особенно если они не за стеклом.
В 9.10 мы уже внизу, владелец отеля прощается с нами по-отечески и вежливо спрашивает нашего разрешения присоединить к нам одного человека в дорогу. Мы не возражаем, и он ведет нас вниз, показывая джип, который повезет нас в Багдогру. Машина опять местная Tata, вместительная и с обязательным Буддой на «торпеде». Вдоль нашей крутой улочки припаркованы машины, и наш водитель с трудом протискивается между ними, уж как он тут развернулся, я даже не понимаю. Постоянно тренируемый навык виртуозного маневрирования и содержащиеся в порядке тормоза сделали свое дело, мы медленно, но верно спускались вниз.
Возвращались мы другим путем, потому что ехали в аэропорт Багдогра, ближайший к Дарджилингу. Извилистая дорога уносила нас от курортного города, освещенного ярким небом, создавая великолепное зрелище! В моем мозгу рефреном звучали слова Роберта Бернса «My heart's in the Highlands, my heart is not here!» Завораживающая стихия огня и воды для меня дополняется незабываемыми впечатлениями от вида гор. Обернувшись, мы бросаем последний взгляд на Канченджангу, оставляя ее в тайниках нашей памяти. Не доезжая до Батасия Луп (Batasia Loop), мы вынужденно останавливаемся, чтобы разминуться с грузовиком, и место остановки очень символично – это Thupden Choling Monastery, буддийский монастырь, основанный тибетскими беженцами в 1971 году для сохранения своих традиций и культуры. Белоснежное ступенчатое здание с яркими охристыми окнами и небольшими ступами на открытой платформе-балконе выглядит очень нарядно и празднично. Этот монастырь находится в 4 километрах от Дарджилинга и принадлежит к секте Kargyupa (Кагью — одна из четырех школ тибетского буддизма), а новое здание было открыто в 1993 году Его Святейшеством Далай-ламой.
Чем ниже мы спускаемся вниз, тем больше становится чайных плантаций и если верить отзывам, то та равнина, что лежит внизу – это уже территория Бангладеш. Крутоспускающаяся вниз дорога очень живописна, по бокам дороги периодически встречаются большие чайные чашки с блюдцами, приподнятые на постамент. Это своеобразная реклама местного чая, плантации которого расположены в окрестностях города Курсеонг, куда возят на экскурсии туристов.
В нескольких местах нас останавливала ватага мальчишек, бесстрашно бросающихся под колеса водителя. Они занимались тем, что собирали дань с проезжающих водителей на какое-то мероприятие. Наш несколько раз безропотно отдавал какую-то сумму. А еще Багдогра запомнилась проносящимися мимо лавками с выставленными образцами великолепной резной мебели и многорукими глиняными фигурами женщин. Расстояние до Багдогры в 93 километра мы преодолели за 3 часа. При входе в здание аэропорта у всех проверяли багаж и даже давали его обнюхать собакам. Может быть, это была проверка на наркотики? Электронный авиабилет информировал, что мы летим авиакомпанией SpiceJet и, увидев молодых людей в красных футболках со значком компании, спросили у них, куда двигаться дальше. Нас только что под руки не отвели к просветке, где проверялся багаж перед сдачей его на рейс. Здесь нас ожидала новинка: в целях безопасности полета и сохранности багажа, его крест-накрест перетянули узкой пластиковой лентой, а на замки навесили пластиковые блокираторы. Вот тебе и небольшой аэропорт! Переходим дальше и занимаем очередь на регистрацию у стойки с обозначением нашей компании. У Вали сломана ручка чемодана, служащие внимательно осматривают ее чемодан и составляют акт, дав Вале расписаться, чтобы потом не было претензий. На всю ручную кладь навешивают бирки, ставят на них печать и подпись, и мы строго следим, чтобы ни одна вещь не осталась без внимания, чтобы потом не было проблем. Аэропорт вполне современный, а контингент местного населения, видимо, состоятельный, так как нет обычных попрошаек. Поднимаемся на второй этаж и через просветку ручной клади проходим в зал ожидания, не сразу сообразив, что не осмотрели местный дьютик. Здесь же в отдельной кабинке проходим личный досмотр, к чему мы уже привыкли при проходе в форты и некоторые храмы. Неулыбчивая служащая в форме цвета хаки заставила меня открыть сумки (в т.ч. из-под видеокамеры) и вынуть все содержимое. Пустая банка для кипячения воды вызвала у нее вопросы, а вот бутылки с соком и водой – нет. Она тщательно проверила все штампики на бирках ручной клади и дала нам зеленый свет. В зале ожидания, постепенно наполнявшемся пассажирами нескольких рейсов, мы провели около 40 минут. Рейс другой авиакомпании задерживали, а наш нет, и мы вылетели вовремя, без опоздания в 14.05.
Белый Боинг с красным хвостовым оперением ожидал своих пассажиров, и Валя сделала его фотографию, за что получила замечание от служащих аэропорта.
Незаметный отрыв от земли, и вот уже гордые седые вершины – под нами. Самолет делает разворот, и я ловлю чудесный кадр окутанных облаками гор и странно задранного крыла с наименованием авиаперевозчика. Авиакомпания, производящая рейс SG 882, была малобюджетной, что означает, что еда не входила в стоимость авиабилета.
Мы поняли это, полистав журнал, в котором были указаны цены на соки и бутерброды (до 100 рупий за бутерброд). Воду давали бесплатно. Одновременно с предложением еды стюардессы предлагали товар по каталогу. Почти все индусы кинулись покупать предложенное: сумки, рюкзаки, часы, очки, кепки с логотипом SpiceJet. Мы сидим около аварийного выхода, что дает нам достаточно пространства впереди. А сбоку от нас сидят трое индусов, две женщины одеты в очень шикарные сари. Наманикюренные пальцы рук увешаны кольцами с бриллиантами, рубинами и сапфирами, а у одной из бриллиантов (?) выложен рисунок на лбу. Но самое впечатляющее то, что на пальцах ног тоже кольца! Не удержавшись, мы делаем фотографию ноги с кольцами крупным планом.
Через 40 минут полета самолет снижается, и мы делаем промежуточную посадку в Guwahati (судя по надписи на здании аэропорта). Половина пассажиров вышла, шустрые стюардессы профыкали воздух аэрозолем на освободившихся местах (не обращая внимания на оставшихся), и свежее пополнение пассажиров заняли свои места. В 18 часов мы прилетели в Дели. К трапу самолета подошло сразу три автобуса, но единственная дверь была открыта только у одного, все остальные ждали, пока первый автобус набьется битком. В общем, мы попали во второй. Получив багаж, мы проходим через строй встречающих с записками. Нас встречал тот же молодой человек, что и в первый раз, и он не выразил особой радости от встречи. Долго тащимся в поисках машины, но когда нам было предложено протащить чемоданы по гравию, наше терпение лопнуло, и мы потребовали, чтобы «Магомед пришел к горе». По-видимому, желание сэкономить на плате за стоянку и привело к такому результату, но гид откликнулся упреком, что наш рейс опоздал. Такой ненавязчивый сервис…
От аэропорта до отеля ехали около часа, и Дели удивил нас на этот раз. Везде очень яркое освещение, гирлянды цветов, всякие украшения из цветов. Да это и неудивительно, в Индии наступил главный фестиваль наиболее значительный в индуизме, сикхизме и джайнизме. Дивали — «Фестиваль Огней» символизирует победу добра над злом, и в знак этого зажигаются фонарики. Главная тема фестиваля — светящиеся фонарики, огни, фейерверки. Судя по всему, это один из самых любимых праздников в стране – Happy Diwali.
Знакомый отель Legend International встретил нас световыми гирляндами, которые местные рабочие крепили в холле. Нам были рады, это было видно, но при этом попытались всучить еще меньшую, чем в прошлый раз комнату. Хорошо, что мы запустили только одну Катю на осмотр. Через 5 минут она вернулась, сказав, что «торг здесь не уместен», и вариант заселения туда даже не обсуждается. Нам повезло, так как Дивали — это также время для оплаты счетов, и финансовых, и кармических. После коротких переговоров без дополнительной оплаты нам предоставили два полноценных двухместных номера. А проверка душа подтвердила наличие горячей и холодной воды, что позволило нам (следуя традиции Дивали) очистить душу и тело, отбросить грехи прошедшего года.
Мы должны были улететь в Москву в 4.30 26 октября, то есть выехать в аэропорт необходимо было не позднее 12 ночи, о чем и договорились с гидом. Предварительно еще обсудили на ресепшн возможность оставить вещи в камере хранения. Нам разрешили один из номеров освободить в час дня, при условии, что из второго выселимся сразу утром. Что могло быть лучше?
Несмотря на позднее время, мы все же решили пройти по традиционному маршруту до Коннот-плэйс. После чистого горного воздуха Дарджилинга выхлопные газы и прочие миазмы уличных туалетов были особенно ощутимы, но мы уже ориентировались в городе, и он не казался нам таким уж страшным. Мы хотели вернуться к сувенирным лавкам, в которых в первое посещение присмотрели разные бронзовые сувениры. Вся площадь сияла разноцветными огнями иллюминаций, светились деревья, дома, местами в глиняных плошках трепетали огоньки-фитили. Стало понятно, для чего везде продавали эти глиняные, с ладошку величиной, мисочки. Свет огня в Дивали характеризует 5 стихий воздух, огонь, воду, землю и пространство. А пламя символизирует душу человека. Проплутав по круговым секторам Коннота, мы не смогли обнаружить нужное нам место и решили вернуться назад, чтобы спокойно собрать вещи.
17 день
25 октября 2008 г. – суббота
Дели

Последнее утро в Дели встретило нас ласковым ветерком и солнышком, и его мы решили посвятить не экскурсионной программе, а шоппингу. При вчерашних сборах Катя окончательно поняла, что чемодан надо менять и наши планы были скорректированы соответствующим образом. Марш-бросок на Коннот-плэйс, покупка чемодана в фирменном магазине Samsonite, и поиски сувенирной лавки при свете дня. Мы сделали большой крюк, и пытались сориентироваться по Макдональдсу, но несколько раз нас отправляли не туда. Оказалось, что мы интуитивно все же двигались в правильном направлении и вскоре увидели то, что нам было нужно. Перед этим мы обнаружили представительство Аэрофлота и решили уточнить, надо ли нам оставлять индийские рупии для оплаты аэропортового сбора, про который было написано в выданной нам памятке. Вызванный индус объяснил нам, что аэропортовый сбор теперь входит в оплату билета, это раньше надо было платить отдельно. Для нас это означало, что все оставшиеся рупии надо было потратить сегодня. И сувенирные ряды пришлись как нельзя кстати. Моя коллекция котов пополнилась еще одним – индийским из бронзы. Ходить с чемоданом было тяжело, и мы вернулись в отель. Мы с Валей спустились вниз первыми и сдали чемоданы в камеру хранения, Кате же пришлось перекладывать вещи. Оставленный ею чемодан произвел неизгладимое впечатление на горничную, у которой от счастья «в зобу дыханье сперло».
В 11.30 мы снова вышли из отеля. Наступило окончательное время обдумывания подарков друзьям и знакомым, и мы вспомнили про бисерные сумки в Красном форте. Решено было поехать туда на метро, заодно ознакомившись с этим видом транспорта. Ближайшая станция метро, New Delhi, находится за железнодорожным вокзалом, через который мы шли с некой опаской из-за толпы народу. Полицейский при входе на наш вопрос сделал взмах рукой в сторону виадука над путями. Мы шли по железнодорожному мосту и ужасались полнейшей неразберихой. Путей внизу было много, и мы были в недоумении, как можно разобраться и найти свой поезд. Учитывая что железнодорожное движение во всем мире подвержено опозданиям, а здесь особенно, не представляю, как можно сесть на свой поезд. Однако забота о клиенте заставила местное железнодорожное начальство оборудовать платформы навесами от солнца.
На этих сайтах можно ознакомиться со схемой метро Дели — delhimetrorail.com/commuters/… karta-metro.ru/map/delhi.php Метро в столице Индии начали строить чуть более 10 лет назад (1998 г.), но за это время было оборудовано 3 линии длиной около 70 км и более 60 станций. Работает, как и у нас с 6 утра до 23.00. Частично линии метрополитена находятся под землей, но основная их часть – наземная. Здесь используется современная замкнутая система оплаты и контроля с использованием турникетов на входе и выходе. Мы спускаемся вниз и идем в кассу. Стоимость проезда зависит от расстояния, мы изучаем схему и определяем, сколько нам надо заплатить за проезд до Чанди Чоука. Покупаем жетон, внутренний микрочип которого подскажет турникету при выходе, оплатили ли мы свой проезд. Идем далее и проходим через арку-металлоискатель, возле которой стоит мужчина в военной форме. Он милостиво пропускает нас дальше, чтобы мы попали в руки женщины-военнослужащей, отправившей нас в зашторенную кабинку, где она охлопала нас руками по бокам и посмотрела в предусмотрительно открытые нами сумки. После этих процедур со спокойной совестью мы идем к турникетам и прикладываем жетон к «мишени». Ворота, послушные волшебному «сим-сим» жетона, открывают нам доступ к делийскому метро. По лестнице спускаемся вниз и определяем нужную нам платформу. Местные власти особо не заморачиваются на украшение внутренних интерьеров станций, здесь все просто и функционально «пришел, сел в поезд, уехал». Через некоторое время прибывает очень современный поезд, вагоны которого еще и кондиционируются. Там где у нас «места для детей и инвалидов», здесь надпись «For ladies only». Чем вызвано столь неординарное отношение к женскому полу, мы не поняли, да и кто это соблюдал? Нам было выходить через одну остановку, и мы вышли на Chandni Chowk. При выходе забрасываем в щель жетон, и он магическим образом отпирает турникет. Выходим на улицу и вновь попадаем в содом и Гоморру индийской действительности. Шум, гам, толчея народу немного сбивает нас с толку, и мы следуем за общим человеческим потоком. Только лоток с огромными гуавами (розового цвета на срез) тормознул нас, а мои руки приняли пакет с 4 заморскими фруктами за 80 рупий. Благодаря этой передышке, мы понимаем, где находимся и уже уверенно идем вперед, по дороге посетив Макдональдс для перекуса и охлаждения мороженым и холодным чаем. Выйдя из забегаловки, не смогли удержаться, чтобы не снять традиционный индийский туалет. Представьте себе отделанные белым кафелем душевые кабинки, только вместо душа, здесь внизу сток для … мм-мм…отходов питания. Все это дело, естественно, открыто для обозрения в узкой улочке, и ты проходишь мимо спин многочисленных сосредоточенно «писающих мальчиков».
Торговые ряды в Красном форте находятся за пределами входной стражи, но до проверки билетов в сам форт. Уж больно хороши были вожделенные бисерные сумки, и мы были готовы даже еще раз купить входной билет, но все же, попытались объяснить военному у чек-поинта, что идем только за сувенирами. Он махнул рукой, и мы трусцой проследовали под арку, где снова ощупывание и осмотр. Предметы народного творчества представляют такое разнообразие, что глаза разбегаются. Осуществив необходимые покупки, возвращаемся тем же маршрутом к метро. Мы с Валей тоже решаем, что пришла пора обновить чемоданы, вернее это Вале надо обновить, а я покупаю чемодан дочери. Замечательные изделия совместного индо-американского производства за 1200 рублей находят в нас своих новых владельцев. И только выйдя на улицу, мы с трепетом представляем, как пройдем с ними в метро. Оказалось, у страха глаза велики. Все прошло по той же схеме, но без особого напряга.
Возвращаемся в отель и добавляем купленные чемоданы к своим вещам в камере хранения и решаем провести оставшееся время на Конноте, чтобы оставить там оставшиеся рупии. Это удалось осуществить в полном объеме, и теперь металлические банки для кофе и чая украшают мою кухню.
К 10 часам мы были в отеле, и последние часы посвятили перекладыванию своих вещей в новые чемоданы. Водитель приехал в 23.30, и мы от души простились с персоналом отеля. Дорога до аэропорта заняла не более 40 минут, таков был ночной трафик. И именно сегодня нас это не радовало, так как на сайтах мы вычитали, что в здание аэропорта запускают только за 2 часа до рейса. Мы сделали вид, что не знаем таких правил и пошли на вход. Внимательно изучив наши билеты, охранник все же не сразу запустил нас внутрь. Оказавшись в зале ожидания, мы разместились на креслах со всеми удобствами, справедливо желая провести остаток времени до регистрации с чувством, толком и расстановкой. Наш философский настрой был нарушен шумной толпой соотечественников. Похоже, это была какая-то делегация, членами которой были молодящиеся матроны и дядечки-пузаны. Все они уже успели откушать «немного недорогого вина», поэтому и вели себя неадекватно. Сразу захотелось дистанцироваться от них, так как их красные рыльца, несвязная речь с использованием ненормативной лексики, барские замашки, не могли вызвать у нас желания признать их за своих. Уму не растяжимо, почему россияне «оттягиваются» в любой стране, да так качественно, что иной раз и дебош устраивают.
По-видимому, это были медики, и летали они сюда периодически. Мы решили не выпускать их из поля зрения, чтобы по ним сориентироваться на начало посадки. Наш рейс SU 536 сообщением Дели- Москва отправлялся в 4.30, и своим чередом объявили посадку. Освободившись от багажа, мы прошли в следующий зал ожидания, а потом в самолет. За полчаса до прилета достали теплую одежду, и были готовы к морозному московскому дню. Еще сутки, и мы были дома, в Питере.
В заключение хочется сказать, что в Индии, как и в Азии, время имеет другое измерение, это «только миг между прошлым и будущим», здесь «года спрессованы в столетия». К любой потере индусы относятся философски: все проходит и это пройдет, такова карма. Страна, имеющая многовековую историю, не потеряла свою самобытность, и полностью оправдывает классику высказывания «восток – дело тонкое».
Благодаря совместным усилиям индийских турфирм Amar Tours& Travels и Casanova India Tours мы посетили 4 штата и одну самоуправляющуюся территорию, не входящую ни в один штат, проделали путь в 4 233 километра, перемещаясь на автомобиле, поезде и самолете. Мы старались понять загадочную душу страны насколько это возможно сделать за две недели. Мы видели шедевры архитектуры мусульманского периода, и южные индуистские храмы, полные чувственной природы, неприступные крепости и прекрасные дворцы, пытались разобраться в хитросплетениях каменного хаоса многоруких богов индуистского пантеона. Мы прикоснулись к великой Ганге, побывав там, куда стремится любой индус (неважно живой или мертвый), ощутили временной разрыв, любуясь красочным рождением дня в горах. Наши впечатления еще не полностью улеглись, о многом стоит подумать, но уже сегодня ясно одно – в Индии много Индий, и каждый найдет здесь то, что ищет…

вики-код
помощь
Вики-код:
Выбор фотографии
Все фотографии одной лентой
106 фото
dots