Китай

Китай

LAT
Я здесь был
Хочу посетить

1097 заметок,  364 совета по 244 объектам,  28 683 фотографии

помощь Подписаться на новые материалы этого направления
Вики-код направления: помощь
Топ авторов Китая помощь
Все авторы направления
1
Club-Miry
помощь
в друзья
в контакты
С нами с 25 мая 2010

Восточный Тибет(осень'07 - часть 1)

 
12 июля 2010 года 8091

Москва – Ташкент – Пекин – Ченгду – Хуанлунсы – Ченгду – Кангдинг – Даньба (Суопо, Цонглу) – Тонгу – ущелье Маоньюгу (ущелье яка) – ущелье Тангдинг – ущелье Кеданиндзе (горячие источники) – перевал и вид на Яла (Жаре Лхотзе – 5000) – Бамей – перевал – Даофу – Лухуо – перевал – Гянтце – перевал – Маниганго – перевал – монастырь Дзогчен – озеро ЯоЧи (Юлонглачуо) – перевал и вид на массив Чола – Дерге – Байю – 2 перевала – Батанг – перевал – Литанг – перевал – Ядзянь - перевал - Синдуцяо – Тагонг – тибетская деревушка – перевал (4298) – Кангдинг – Ченгду – Лхаса – Шигатзе – Гянтзе – два перевала (4300 и 5050) – оз. Ямдрок – перевал – Лхаса – (поезд: Голмуд, Синин, Ланджоу, Сиань) – Пекин – Ташкент – Москва.

Тибет. Бескрайние степи и плоскогорья. Я еду и заворожено таращусь на эти сумасшедшие пространства, которым нет конца. Здесь кажется, обитают только дикие зайцы, антилопы и кьянги. Они подбегают к самому поезду и щиплют мёрзлые кочки с пучками пожелтевшей травы. Ну, ещё медведи и волки, но те осторожнее. Полузаснеженные холмы и уходящие вдаль плато, где иногда вдалеке покажется горная цепь. Ещё час назад, проезжая вдоль заснеженных хребтов Ньячен Тангла, можно было видеть селения и стада овец и яков, пасущихся на высокогорных пастбищах. Тибетский ландшафт, уже знакомый многим по фотографиям и фильмам. А здесь почти безжизненная пустыня… даже яков почти нет. Иногда - раз в час - попадаются селения. Вдоль оживлённой трассы...!!

Путешествие закончено. Я еду в Пекин. Еду на поезде. Один. Из Лхасы…

В вагоне – одни китайцы. Пока завитые тётки из соседнего купе режутся в карты, добросердечная соседка пытается помочь мне забросить мой неподъёмный рюкзак на верхнюю полку. Соседи приветливы, разговорчивы, любопытны, ненавязчивы. Интеллигентный парень, а с ним ещё с десяток попутчиков прилипли к окнам с камерами и фотообъективами. Несколько соседей доедают "Доширак", приправляя его соусом, имбирём и специями. Сосед сверху угощает меня подсоленными арбузными семечками, вываренными в сладком молочном соусе… Конечно – эта дорога чудо техники в абсолютно чудовищных условиях высокогорья и вечной мерзлоты. Всю дорогу до Голмуда вам «втирают» в мозги, как это здорово и сколько сил и средств эта дорога потребовала, и как она предусмотрена с точки зрения экологии…
Периодически я напряжённо всматриваюсь в трассу, которая проходит вдоль железной дороги – не появятся ли там, на горизонте шесть фигур на велосипедах. Жаль, что я не встретился с ребятами в Лхасе. Денис и его команда сейчас уже где-то здесь, в чантангах, по дороге из Голмуда в Лхасу. Они уже третий месяц путешествуют по Центральной Азии и штурмуют эти безжизненные пространства. Как они?

У меня впереди двое суток и есть время переварить то, что произошло с нами за эти три недели. Путешествие начиналось довольно спокойно, но последние недели были наполнены приключениями, нет, я не скажу, что они были через чур экстремальны, ...нет, нормальные приключения путешественников в Тибете… но …оставили по себе память и переживания. Какие? Отчего? Зачем? С этим ещё предстоит разобраться…

В Ченгду, куда летим самолётом из Пекина, мы два дня утрясаем маршрут, ездим по окрестным достопримечательностям, но уже через три дня мы в Кангдинге, на границе тибетской и китайской культур. Здесь мы посещаем тибетский храм 16 века и на утро выдвигаемся в Даньба.
Даньба – это не одна деревня, это префектура, которая знаменита колоритными тибетскими поселениями и сторожевыми башнями. Таких деревень тут с десяток, если не больше (Суопо, Цонглу, Сяодзин, Джиаджу…), а башен несколько сотен, если не тысяч. Скорее всего, они предназначались для защиты населения и были неизбежны на перекрёстке торговых, караванных и паломнических путей из Китая в Тибет, в местах кишащих разбойниками и всегда являвшихся предметом территориальных споров. Думается, как и в Дагестане, жители использовали эти башни, чтобы прятаться в них во время нападения разбойников или во время частых военных кампаний. Сам Даньба – современный полу-тибетский полу-китайский город, с пятиэтажными зданиями, ресторанами, гостиницами, школами и сотовой связью…

В десяти километрах от Даньба, в живописнейшем ущелье в горах, вдоль дороги в Уолонг раскинулась ещё одна тибетская деревня – Цонглу. Пешком до неё добираться довольно высоко и долго, но нас втроём с Юлей и Пашей за 10 юаней подбрасывает местный таксомотор…. Успели до заката. Сушёная кукуруза на плоских крышах домов, убранные поля и сторожевые башни на фоне угасающих гор, темнеющих ущелий и закатного неба, создают умиротворяющую, ласкающую глаз картину. Отставшие товарищи – Лена, Андрей, Саша и Миша – в это время поднимаются пешком. Андрей со своей природной склонностью к случайным знакомствам уже готов заночевать у пригласившей его тибетской женщины. Но, слава Богу, всё обошлось и они наткнулись на нас… В Цонглу есть очень колоритная гостиница в тибетском стиле для иностранцев. Когда они её нашли, мы уже сидели в ресторане и заказывали себе ужин…)).. Это был наш первый тибетский ужин в тибетском ресторане… и первый масляный чай. Впрочем название «ресторан» и «гостиница», вероятно слишком громко звучат в этих местах… где большой тибетский дом с комнатами для постояльцев и большая комната, переоборудованная под столовую уже роскошь… Обратно мы возвращаемся по длинному «серпантину», под звёздным винегретом, распевая русские и украинские песни. Андрей не устаёт подмечать, что и слов-то украинских в тибетском лексиконе больше, чем русских и одеваются здесь, как на Полтавщине… «Це ж як на Украйини»… Но к тибетской женщине почему-то ночевать не пошёл…

Утром, с поворота реки на слиянии двух потоков, открывается красивый вид на город и ущелье… В местной забегаловке вкусные плюшки, похожие на оладьи. Остатки брезгливости постепенно выветриваются свежим горным воздухом. Через час – деревня Тонгу. Такие же башни, деревенские дома с сушёной кукурузой на крыше, пенящаяся на валунах река и горы, покрытые желтеющими лесами… Дорога поднимается по ущелью всё дальше и всё выше. Всё более диким становится окружающий пейзаж, всё более скалистым узкое ущелье и всё гуще желтеющие на склонах заросли… Маоньюгу (ущелье яка), ущелье Тангдинг, ущелье Кеданиндзе… То здесь, то там попадаются горячие источники и нам уже трудно сдерживаться, чтобы не останавливать водителя каждые пять минут – столь красивы проносящиеся мимо ландшафты. В Кеданиндзе источники действительно горячие, больше 40°С. Лена долго ежится, прежде чем лезть «в этот кипяток». Окружающие камни, окрашены в красный цвет – источники здесь в основном радоновые. Ещё несколько поворотов ущелья и мы выскакиваем в широкую красивую долину, над которой нависает снежная шапка Жаре Лхотзе. Ещё через несколько минут перевал. За ним уже тибетский ландшафт: пастбища и бескрайние плоскогорья. На перевале кормим конфетами детишек.

Бамей, местечко, где дорога соединяется с Северной Сычуаньско-Тибетской трассой. Здесь когда-то родился Далай Лама XI…

Восточный Кхам славен своим колоритом. Женщины носят платки, повязанные поверх искусственно удлинёнными косами, богато украшают себя кораллами, бирюзой и янтарём. И мужчины, и женщины носят чубы (овечьи тулупы с длинными рукавами), как правило, кокетливо сняв один или оба рукава и повязывая их вокруг талии. Мужчины ходят в широкополых шляпах, сдвинув их набок и этим весьма напоминая индейцев Южной Америки. Их длинные волосы также обильно украшены бирюзой и кораллами. Часто они удлиняют их, вплетая в косу нити, сплетенные из шерсти или хвоста яка. Серьги и кольца – вещь повсеместная. Здесь в Тагонге и Литанге каждый год проводятся скачки и состязания в стрельбе из лука. А в остальное время они ездят на мотоциклах, покрытых коврами и разнообразными безделушками.

Издревле Кхампа (люди Кхама) занимались тремя видами деятельности: дрокпа (скотоводы), нгагпа (магия) и джагпа (разбой)… Те, Кхампа, что с утра и до поздней ночи играют в бильярд на улицах Бамея, явно не монахи и не маги, но заниматься скотом, по всей видимости, их тоже не заставишь. Не понятно чем они заняты в свободное от игры время, но их образы очень напоминают мне Гараба, героя романа Александры-Давид Неэль «Магия любви и чёрная магия» … Почитайте… А строительными работами, как то – перетаскивание тяжестей, перемешивание цемента, копание ям – по большей части занимаются женщины...

вики-код
помощь
Вики-код:

Дешёвый перелёт Китай на SkyScanner.RU
сообщить модератору
    Наверх