Красноярский край

Красноярский край

LAT
Я здесь был
Хочу посетить

373 заметки,  184 совета по 162 объектам,  11 364 фотографии

помощь Подписаться на новые материалы этого направления
Вики-код направления: помощь
Топ авторов Красноярского края помощь
Все авторы направления
8
karpukhins
помощь
в друзья
в контакты
С нами с 18 ноя 2011

Подкаменная Тунгуска. Фотоэкспедиция. Часть третья

 
10 декабря 2011 года 66778

Эта заметка является частью дневника «Подкаменная Тунгуска. Фотоэкспедиция.»

Продолжение.
Начало здесь. Предыдущая часть.

От Чемдальска до Ванавары 180 километров по реке. Этот путь проделали довольно быстро, всего за четыре дня. Втянулись уже в работу, да и река теперь шустрая, помогает. На каком-то этапе стали попадаться километровые столбы по берегам. Встретившийся первым, наполовину стёршейся надписью на доске возвещал о том, что до устья осталось 1275 километров. Это значит, пройдено уже 425 километров. Дальше эти указатели будут красоваться через каждые пять километров, позволяя оценить пройденный путь и представить дальнейший. Не всегда, конечно, они попадались на глаза. Километров за двадцать пять до Ванавары, в Катангу влила свои воды довольно большая река Тэтэрэ, практически сопоставимая по размерам с первой. Вот теперь Катанга будет окончательно называться Подкаменной Тунгуской, без всяких оговорок.
Люди теперь встречаются всё чаще, по берегам иногда красуются полевые станы косцов. Сейчас самое сенокосное время. Уже на подходах к Ванаваре нам даже частным извозом пришлось позаниматься. Стоит на левом берегу мужик и громко кричит, пытается привлечь внимание тех, кто на другом берегу находятся и, вероятно, в палатке дрыхнут. Увидел нас, за помощью обратился, вы, мол, побеспокойте там этих бездельников, пусть меня к себе перевезут. Да уж чего там, мы и сами можем перевезти. Так и заработали на обед, накормили нас вкусным борщом.
В этот день в посёлок не пошли, поздно уже. Все необходимые заведения наверняка закрыты. Встали на ночёвку чуть не доходя, километрах в трёх. Но посёлок отсюда виден, стоит на возвышении правого берега. Зашли туда утром, катамаран оставили на лодочной стоянке. Хозяева лодок несут караул по очереди, сидят в балке, поставленном для этого здесь же, на берегу. Вот сегодняшнего дежурного и попросили приглядеть за нашим хозяйством. Делать в посёлке нам особо нечего, только родным позвонить, да харчей прикупить. Почти на входе в посёлок своим названием рассмешило кафе «Метеорит», жаль закрытое. Да уж, славой своей затмило это, до сих пор не понятое явление, саму реку. Вот именно недалеко от Ванавары и произошёл этот страшный взрыв над тайгой в 1908 году. Будь это где-нибудь в Америке, жили бы ванаварцы припеваючи и кафе бы не закрывались, а только открывались. Раскрутили бы машину туристической индустрии. Может быть и к лучшему, что не Америка здесь, а Россия, потому и сохранились ещё не тронутые не то что уголки, а просто огромные территории. Но приходится, зато местным жителям выживать за счёт тайги. Собственно, как на протяжении многих сотен лет и ранее. И судя по всему, живут не так уж и плохо. Посёлок чистенький, магазинов достаточно, всё наиболее необходимое имеется. Связь с миром тоже налажена, дозвонились без проблем. Основная сложность здесь доставка необходимого горючего. А без этого никак, электричество даёт дизельная электростанция. Доставка не проста, весной снизу по реке, но это далеко и пороги мешают. Зимой же, когда замёрзнут болота, открываются зимники. Ванаваре тоже немало лет, с незапамятных времён ставили на этом месте эвенки свои стойбища. А потом вроде поселилась одна русская семья, Ваня и Варя. Вот оттуда и пошло название Ванавара. Но это только версия. Сейчас здесь смешанное население, да русских пожалуй и больше будет. А всего что-то около трёх тысяч проживает. Летает АН-24 в Красноярск, раза три в неделю. А ведь мне уже приходилось тут бывать. В 1999 году наш самолёт сделал в Ванаварском аэропорту промежуточную посадку на пути в Туру.

Все городские дела не заняли много времени, пора возвращаться на берег и отправляться дальше. Дежурный по лодочной стоянке хотя и не забыл о гостеприимстве, угостил чаем, но и бдительность проявил. Попросил немного подождать, а сам на мотоцикле поехал в посёлок, якобы что-то ему там нужно. Вернулся быстро, а минут через пять, будто невзначай, охотничий инспектор заявился. А нет ли у нас незарегистрированного оружия? Да у нас его никакого нет, вместо ружей только штативы, что и продемонстрировали.
Прямо напротив Ванавары, на противоположном берегу, виднеется километровая отметка. И возвещает она, что осталось до устья 1145 километров. Путь не близкий уже прошли, по расстоянию примерно треть. Теперь нас ждёт вторая треть, это как раз от Ванавары до Байкита. Удобно расположены два самых больших посёлка на реке, разбивают её примерно на три равные части.

Надо сказать, что вторая треть оказалась самой однообразной и неинтересной. Поэтому и заняла меньше всего времени. Понадобилось только две недели на этот шестисоткилометровый участок. Да и река не плохо движется, помогает. Течение есть практически везде, да и пороги иногда не очень сложные встречаются. Ландшафты ничем особенным не впечатляют, остаётся только ловить какие-то редкие состояния. Так что эта часть даже и не запомнилась как-то, будто всё в один день уложилось. Да и сознание уже перестроилось и восприятие времени изменилось. То, что казалось необычным и непривычным стало естественным и обыденным. Понятно, почему местные жители удивляются, что люди издалека приезжают к ним. Но всё же кое-какие впечатления запомнились. Первая жилая деревня после Ванавары называется Оскоба. В неё не заходили, но останавливались для съёмки и на чай на более высоком противоположном берегу. И поразились тем, что в течение часа, пока там находились, не заметили на улицах ни одного местного жителя. Полная тишина. Говорят, что там живут староверы.
Между Оскобой и Мирюгой большой участок реки, называемый урочище Кривляки. И действительно, река здесь кривляется, здорово петляет между горушками. На удивление именно здесь не было замечено ни одного зимовья по берегам, казалось бы, в самом глухом, охотничьем месте. И не встречена ни одна моторная лодка, теперь уже не редкость в других местах. А вообще, всё чаще удаётся ночевать в избах. Очень редко попадаются зимовья, закрытые на замок, в основном же, пожалуйста, заходи и живи. Порой очень даже не плохие дома, хоть на постоянное место жительства переселяйся. Мне это привычно по опыту других путешествий, но вот Кирилл не перестаёт удивляться такому коммунизму. Но на самом деле замки навешивать нет особого смысла. Хороший человек ничего не возьмёт и оставит всё в полном порядке, а плохому замок не препятствие.
Сразу за следующей деревней Мирюгой, ночевали на устье правого притока под названием Подпорожная, проходили чуть выше порог, потому так и называется. Утро порадовало танцующим туманом над поверхностью воды. Вероятно, на слиянии двух рек образовались воздушные потоки разной температуры, что вызвало локальный очаг конденсации в виде облачка тумана, постоянно меняющего свою конфигурацию.

Чуть ниже впадения Северной Токуры встретили так называемый экологический лагерь. На выделенные администрацией Эвенкийского округа деньги, сюда вывезли детей из Туры, якобы для приобщения к традициям предков. Поставлен импровизированный чум, что-то из бересты мастерят. На момент нашего прибытия, в основном детей уже увезли обратно в Байкит, а оттуда в Туру. Остались лишь несколько взрослых, девочка лет пяти и совсем ещё малыш, пухлощёкий и потешный, но смотрит на гостей серьёзно. При нём бабушка, рассказывает, что в этих местах когда-то родилась и это территория её рода. В своё время тут проходила тропа на Ангару.

На устье Камо зашли в гости на действующую метеостанцию. Нас, конечно, угостили всем, что было на столе. А была полная сковородка жареного мяса. И пока угощались, наслушались от уже пожилого начальника метеостанции привычных речей по поводу того, как сейчас плохо жить и как раньше было хорошо. Но как он только узнал, что мы из Москвы, виноватыми во всём оказались москвичи. Этому уже давно не удивляюсь, в краях далёких принято хаять и обвинять в своих бедах не только правительство, обитающее в Москве, но и самих обитателей этого города.

К Байкиту подошли седьмого августа. Вернее, так же как и на Ванаваре, остановились ночевать чуть выше посёлка. А точнее прямо на устье большого правого притока, под названием Чуня. Этот вечер подарил незабываемый закат, достойное украшение нашей тунгусской фотографической коллекции. В посёлок попали на следующий день, причём ещё на подступах к нему имели неожиданное знакомство. Причалили к берегу, чтобы со стороны снять Байкит, а тут рядом грузовик остановился. Здесь есть небольшой отрезок дороги по берегу к Чуне на сенокосы. Из машины вышел высокий мужчина, выяснил кто мы, зачем и откуда, а затем спросил, не знаем ли мы Владимира Коваля. В то время лично знаком не был, но какой же пейзажный фотограф не знает братьев Ковалей. Вот именно на Чуне провёл уже множество фотографических сезонов старший Коваль, то есть Владимир. И останавливается он в Байките, как оказалось, как раз у этого человека. Ну а что же Байкит. Посёлок совсем не малый, около пяти тысяч жителей, почти настоящий город. И позвонить, куда надо смогли и купить необходимых продуктов. Катамаран в это время опять же остался на берегу, под присмотром сторожей на лодочной стоянке.

Продолжение следует.

вики-код
помощь
Вики-код:
Выбор фотографии
Все фотографии одной лентой
35 фото
dots

Дешёвый перелёт по направлению Красноярский край
сообщить модератору
    Наверх