Куала-Лумпур

Куала-Лумпур

LAT
  • 3.14103N, 101.68653E
  • Я здесь был
    Хочу посетить

    117 заметок,  93 совета по 68 объектам,  3 235 фотографий

    помощь Подписаться на новые материалы этого направления
    Вики-код направления: помощь
    Топ авторов Куала-Лумпур помощь
    Все авторы направления
    2
    povial
    помощь
    в друзья
    в контакты
    С нами с 7 июл 2011

    У малайского колдуна

     
    15 июля 2011 года 12152

    Когда срок моей бессоницы приблизился к двум месяцам, а никакие лекарства, рекомендуемые врачами университетской клиники не помогали, я решил, что пора познакомиться с искусством местных лекарей-колдунов (bomoh).

    Конечно, можно было бы найти бомоха через объявления в газете. Но чтобы выйти на действительно стоящего лекаря, подумал я, лучше, чтобы его порекомендовал кто-то из местных. Таким местным оказался мой коллега по факультету индус Супрамани (Supramani), а лекарем Агилан (Agilan), тоже индус, который, однако, практикует малайские методы лечения, ибо учился у трех малайских гуру, включая знаменитого на всю страну гуру из штата Теренггану Сеида Абдул Рахмана (Syed Abdul Rahman). Супрамани взахлеб рассказывал о способностях Агилана. К тому же он лично знал его, так как однажды отводил к нему дочь своего приятеля с серьезным параличем мозга, и тот вылечил недуг.

    Супрамани пообещал договориться о встрече с Агиланом и отвезти меня к нему на своей машине. Но понадобился целый месяц, чтобы эта встреча состоялась: то Супрамани был занят, то Агилан отсутствовал в Куала-Лумпуре, то у него было слишком много пациентов.

    И вот, наконец, мы едем на окраину Куала-Лумпура в район с экзотическим названием «Сад драгоценных камней» (Taman Permata). По совету Супрамани я захватил с собой девять лимонов. Находясь в машине и гадая, зачем понадобились эти лимоны, я вдруг вспомнил, что много лет назад провел вместе с Таней Дорофеевой (ныне доцент ИСАА при МГУ) месяц в одной малайской деревне, где был свой бомох. Но местные студенты считали его колдуном и рассказывали такие ужасы про него, что мы так и не отважились встретиться с ним, хотя очень этого хотели.

    От этих воспоминаний мне стало не по себе. Но, взглянув в окно машины и увидев залитый сиянием неоновых ламп Куала-Лумпур, я немного успокоился. Увидев же Агилана воочию, я вообще забыл все свои тревоги. Он прикатил на небольшой красной машине, мило поздоровался с нами и другими пациентами (мы были первыми, но за нами уже накопилась приличная очередь) и прошел в комнату. Я почему-то думал, что лекарь будем пожилым, но увидел симпатичного молодого человека лет тридцати.

    Его ученик, высокий худощавый юноша (тоже индус) в черном костюме, похожем на костюм борцов традиционного малайского единоборства силат, взял у меня лимоны и положил их на тарелку, а потом, спустя некоторое время пригласил войти в приемную.

    Это была небольшая комната, покрытая циновками. Агилан, уже облаченный в такой же черный костюм, как и его ученик, но с лентой через плечо и сложенным по-малайски платком на голове восседал по-турецки на невысоком тюфяке. На одной из стен висели портреты его гуру. Рядом стояли банки со снадобьями, незажженные свечи, висели амулеты. Агилан пригласил меня сеть перед собой, взял тарелку с лимонами, которая была у меня в руках, и спросил, что меня беспокоит. Внимательно выслушав, поинтересовался, как меня зовут официально и в семье, сколько мне лет, курю ли я и употребляю ли спиртные напитки. Потом, предупредив, что я должен очень верить в его действия, стал что-то тихо шептать, иногда с легким цокающим звуком, и быстро, я бы сказал виртуозно, срезать верхушки лимонов, делая при этом на срезе крестообразный надрез. У одного лимона он срезал обе верхушки и, кроме крестообразного надреза, сдел еще один надрез на боковой части цитруса.
    Минуту или две после этого Агилан находился как бы в трансе.
    Наконец, собрав срезанные верхушки лимонов отдельно в тарелку и улыбнувшись, он сказал, что, «прочитав мой файл», не нашел у меня никаких серьезных нарушений здоровья. А увидев мой вопрошающий взгляд, пояснил, что у каждого ТАМ есть свой «файл», где все записано. Он, настраивая вибрацию своего организма на канал, ведущий к «файлу», может прочитать его. Лимоны при этом служат как бы камертоном, позволяющим осуществлять эту настройку.
    Что касается бессоницы, то избавиться от нее можно, очистив свой организм с помощью тех же лимонов. В первый день перед сном нужно взять три лимона с одной надрезанной верхушкой, выжать их в воду и совершить этой водой омовение. Затем прокатить лимон с двумя надрезанными верхушками по всему телу, повторяя про себя желание избавиться от недуга. На второй день процедуру повторить, используя следущие три лимона с одной надрезанной верхушкой, а на третий день - оставшиеся два лимона. После этого лимон с двумя надрезанными верхушками нужно разрезать пополам, и одну половинку бросить перед домом, а вторую – позади него. Остатки выжатых лимонов собрать в пакет и выбросить в проточную воду, лучше реку. Они несут в себе отрицательную энергию, и если бросить их где попало, то кто-нибудь может заразиться ею и занемочь.

    Но и это не все. Агилан попросил помощника принести небольшую бутылочку воды, потом прошептав что-то над ней, бросил туда небольшой желтоватый камешек из банки (каменьян, пояснил он, - смола, подобная ладану, обладающая энергетическими вибрациями лечебного свойства). Воду эту надо пить на ночь, доливая каждый раз новую, но так, чтобы бутылочка никогда не оставалась пустой. Когда каменьян изменит цвет, питьё нужно прекратить.

    Потом мы немного поговорили, и Агилан удовлетворил мое любопытство, ответив на некоторые вопросы. Он сказал, что занимается врачеванием уже двадцать лет (я подумал: значит, ему уже более сорока). Принимает два раза в неделю по вечерам (в пятницу и понедельник) - днем он обычный бизнесмен. На его счету успешное лечение больних спидом, раком и лейкемией. Люди едут к нему за помощью со всех штатов Малайзии, есть и иностранцы. Правда, русских до сих пор не было. Хотя сам он индус, но читает во время сеанса лечения строки из Корана – ведь его гуру малайцы. ТАМ, показал он наверх, понимают любой язык. Почему девять лимонов, а не семь или одиннадцать? Потому что девять - магическое число, символ завершенности и высшего умственного и духовного достижения. Он не любит слова «бомох» (это понятно с учетом негативного отношения к ним властей) и предпочитает, чтобы его называли альтернативным врачевателем. Никакого тарифа за лечение у него нет – каждый оставляет столько, сколько сможет (Супрамани сказал мне до этого, что достаточно оставить десять ринггитов, но я посчитал, что профессор университета может позволить себе оставить и больше). Главное для него не деньги, а удовлетворение от того, что он помогает другим.

    Агилан рассказал также, что у него есть ученики, которые по очереди ассистируют ему во время приема пациентов. Черная одежда – действительно одежда борцов силата. Силат, наряду с медитаций, – часть подготовки врачевателя. Сказав это, Агилан неожиданно спросил, не хочу ли я стать одним из его учеников, чтобы потом заняться врачеванием по его методу в России. Я сказал, что подумаю и во время больших каникул возможно присоединюсь к когорте его последователей. Мы обменялись визитными карточками, и на его визитке поверх имени «Агилан» я увидел изображенный золотом летающий крис.

    Вернувшись домой от бомоха (простите, альтернативного врачевателя) и совершив все предписанные им процедуры я, кажется, впервые за последние два месяца сразу и крепко заснул.

    Виктор Погадаев,
    востоковед
    Куала-Лумпур

    вики-код
    помощь
    Вики-код:
    Выбор фотографии
    Все фотографии одной лентой
    1 фото
    dots

    Дешёвый перелёт по направлению Куала-Лумпур
    сообщить модератору
      Наверх