Лесбридж

Лесбридж

LAT
  • 49.69528N, 112.83388W
  • Я здесь был
    Хочу посетить

    1 заметка,  1 совет по 1 объекту,  20 фотографий

    помощь Подписаться на новые материалы этого направления
    Вики-код направления: помощь
    Топ авторов Лесбриджа помощь
    Все авторы направления
    Lapine
    помощь
    в друзья
    в контакты
    С нами с 12 мар 2009

    Наша одноэтажная Америка

     
    25 августа 2010 года 3985

    В аэропорту Калгари сразу чувствуешь, что здесь очень заботятся о туристах. Видимо, считают, что в Монреаль и Торонто народ и так повалит толпами, а Калгари для этого еще должен постараться. Учитывая близость Канадских скалистых гор и массу заповедников в окрестностях, это, по меньшей мере, странно. Но приятно, что прямо у транспортеров, подающих багаж, тебя встречают персонажи праздника родео (Stampede) и динозавры из Королевского музея Тиррела (Royal Tyrrell Museum).

    Пока мы внимательно выглядывали на ленте свой видавший виды чемоданчик, нас обнаружили встречающие – пожилая пара из Эдмонтона, коллеги нашей невесты Юли по работе в университете Альберты. Перед отлетом мы выслали им свое фото по электронной почте, по которому они загадочным образом опознали нас даже по виду сзади.

    Линн и Генри тут же начали опекать нас. Мы дружно перекусили в канадской альтернативе МакДональдсу – кафешке Tim Hortons (http://www.timhortons.com). Заведения этой сети, как уверяла нас Юля, очень популярны в Канаде и есть в каждом, даже самом захудалом городишке (забегая вперед, скажу, что она была не совсем права). По собственному опыту можем сказать, что в Монреале и Торонто нам тоже попадались характерные красно-желтые вывески, но в Альберте их значительно больше (Альберта – это провинция на юго-западе центральной части Канады (т.н. прерий), примыкающая к Скалистым горам с востока).

    Забавно, что девушка за стойкой, латиноамериканка на вид, говорила по-английски даже хуже, чем я. Когда Линн спросила у нее, какой кофе самый крепкий (the strongest), девушка сделала недовольное выражение лица и сказала, что она не понимает, что это за слово такое – strongest. И хихикнула для пущей убедительности.

    Перекусив и кое-как уместив свой чемодан в довольно плотно набитом багажнике машины Линн и Генри (сами они после свадьбы собирались в небольшой отпуск в Банфф), мы залезли на заднее сиденье машины. Генри попросил нас пристегнуться. «Это закон», - мотивировал он. И действительно, в Канаде никто и трех метров не проедет, не пристегнувшись и не пристегнув всех своих пассажиров. Когда мы чуть позже ездили в машине впятером и я сидела в середине на заднем сиденье, даже там нужно было пристегиваться. В Москве первое время после возвращения я по привычке постоянно порывалась пристегнуться.

    Дорога от Калгари до Лезбриджа (Lethbridge), небольшого городка на самом юге Альберты заняла примерно 2,5 часа. Всё это время мы глазели по сторонам. Окрестности разительно отличались от того, что мы видели на востоке Канады. Невольно в голове всплывали штампы из голливудских фильмов: плоская, как стол, равнина, засеянная то кукурузой, то зерновыми, и прямая, как стрела, дорога. То тут, то там разбросаны ранчо – несколько построек в окружении деревьев. Попадаются стада пасущихся коров и лошадей. В небе летают ястребы. Позже мы не раз еще испытали это ощущение дежавю.

    Жара в этих краях стояла не хуже, чем в Торонто, так что поля вовсю поливали из специальных автоматических установок. Однажды нам попался небольшой пожар – горела трава на разделительной полосе шоссе и небольшой кусок поля вдоль дороги. Несколько пожарных машин с успехом тушили это безобразие.

    К концу нашего путешествия рельеф местности немного изменился – появились холмы, а далеко на западе стали видны очертания гор.

    После поселения в отель мы были готовы ехать на rehearsal dinner (ужин после репетиции свадьбы в церкви) в доме Лизы, одной из сестер Джерри. По пути из церкви за нами заехали жених с невестой и невестиной мамой. Мама, пожалуй, была больше всех рада нас видеть – мы говорили по-русски! За неделю в Канаде она от такой роскоши уже порядком отвыкла.

    Прокатившись на машине до Лизиного дома, мы поняли, что наконец-то попали в ту самую одноэтажную Америку, о которой когда-то писали Ильф и Петров. И неважно, что это была Канада, а не США. Сразу вспомнилась русская дама с башни в Монреале, уверявшая нас, что Монреаль – это Европа в Америке. Зря мы ей не верили! Здесь всё было действительно СОВЕРШЕННО иначе.

    Ужин был организован чрезвычайно свободно: на лужайке позади дома расставлены складные столы и стулья, а на кухне – блюда с салатами, хлебом, ростбифом и десертом, чаша с пуншем, бутылки с крепким спиртным и пивом. Накладывать еду предлагалось в одноразовые картонные тарелки, наливать напитки – в разнокалиберные стаканы и чашки. Пиво народ пил прямо из бутылок. Как выяснилось позже, таким образом пиво здесь подают даже в довольно дорогих ресторанах. Никаких тебе бокалов или кружек.

    Народу было полно. Мало того, что у Джерри большая семья (у его родителей пятеро детей и 12 внуков), так еще были приглашены подружки невесты и друзья жениха со своими половинами. Нас познакомили со всеми присутствующими (правда, запомнить удалось не больше 20% имен). В общем, обстановка царила полностью непринужденная. Дети занимались своими делами, взрослые – своими. Семья Джерри показалась нам очень дружной. И позже мы еще не раз имели шанс в этом убедиться.

    Между делом я поинтересовалась у Юли, где в городе можно уложить волосы и сделать маникюр – не хотелось ударить в грязь лицом перед канадской публикой на завтрашней свадьбе. :-) Юля тут же договорилась со своими подружками, которые были записаны в самый шикарный салон города на укладку, что они попробуют и меня с собой взять (т.е. забрать из отеля на машине). Вообще, в Лезбридже мы быстро поняли, что для передвижения по городу автомобиль просто необходим. Пешком тут никто не ходит, т.к. разбросан городок, в котором всего-то 80 тыс. жителей, очень порядочно.

    В процессе ужина на открытом воздухе я обнаружила, что, на самом деле, укладка волос в Лезбридже – дело неблагодарное: ветер тут дует постоянно, и он очень сильный. Джерри рассказал нам, что зимой, когда порой бывает очень даже холодно, до -20, с запада периодически дует теплый ветер Chinook (шинук), и температура разом поднимается, вплоть до +20, снег немедленно тает и начинается весна. Правда, через несколько дней это великолепие кончается. Но, тем не менее, бюджет Калгари на очистку улиц от снега в 4 раза меньше аналогичных расходов в Эдмонтоне, до которого шинук не додувает.

    На следующий день утром выяснилось, что свободных мастеров-парикмахеров в лучшем салоне города уже нет: суббота – день свадеб, и всё было забито. Зато на меня нашлось время в маленьком заведении, где наводили красоту на саму невесту и ее маму. За мной, по обыкновению, заехали – в этот раз это была Джеки, одна из подружек невесты, дама совершенно потрясающей красоты и доброты.

    Позволю себе маленькое лирическое отступление о внешности канадцев вообще и канадских женщин в частности. Перед отъездом меня пугали, что в Канаде ОЧЕНЬ много полных людей. Но я бы так не сказала. По крайней мере, не больше (или не сильно больше), чем в Москве. Единственное, что можно отметить – там больше полной молодежи.

    Женщины, особенно в деловой части Торонто, не только весьма симпатичны и имеют хорошую фигуру, но и одеты очень прилично даже по московским меркам: костюмчики с иголочки, шпильки, макияж. По сравнению с Европой это очень бросается в глаза. Несколько лет назад я была на практике в Германии, и тогда меня просто поразило, как просто одеваются женщины в офис. Про каблуки там никто и не слыхивал, похоже. Даже на приеме в музее по случаю открытия выставки (с министром в качестве приглашенного лица) на каблуках была я одна.

    Вечерний наряд остальных дам представлял собой строгий деловой костюм с пашминой в тон через плечо (мода такая в тот год была, видимо) и туфли-лодочки с квадратным каблучком высотой 3 см. А здесь даже было как-то неловко за свои бесконечные кроссовки и тапки на плоской подошве.

    Вернемся к нашим баранам. Салон оказался действительно крошечным семейным предприятием. Мама занималась маникюром, дочь – волосами. Мельком глянув на цены, я удивилась: маникюр за 20 долларов – и в Москве редкость! С помощью Юли я объяснила парикмахерше, что хочу получить в итоге – всего-то укладку диффузором (это такая насадка на фен с «пальчиками», хорошо подчеркивает естественно вьющиеся волосы).

    Но, судя по всему, диффузор в этом заведении отсутствовал как класс. Так что меня жестоко завили на щипцы. Хотя получилось в итоге очень даже ничего. Маникюр меня совсем не впечатлил, честно говоря. Правда, надо отдать должное: заплатила я за всё удовольствие всего-то 30 CAD (с учетом скидки за опт). Интересно, что бы было в самом шикарном салоне города?

    В процессе укладки моих несчастных волос произошел забавный разговор с девочкой-парикмахером. Вид у нее был очень залихватский и американский – что-то очень пестрое на фоне глубокого загара из солярия.

    - Вы из Эдмонтона? - спросила она.
    - Я из Москвы, из России.
    - ?!? - удивление на личике отразилось недюжинное.
    - Вы специально на свадьбу приехали?!
    - Ну да. Правда, еще немного успели посмотреть страну – Монреаль, Торонто.
    - А я никогда там не была! Если я куда-то и езжу, то в Штаты. Вот сегодня уезжаю на Гавайи – там мой брат женится (гордо).

    Я пожелала ей хорошего отдыха. Надо сказать, что Юлю мама с дочкой даже и не подумали принять за русскую. Если бы я не рассказала, что приехала из России, им бы это и в голову, наверное, не пришло. По крайней мере, они были очень удивлены, что она только пять лет как здесь живет, а до этого всю жизнь провела в Москве.

    Церковь, где должна была состояться церемония, была где-то в 8 кварталах от нашей гостиницы, но жара не прекращалась, и мы приняли предложение Линн и Генри подвезти нас. Примерно за полчаса до начала мы были на месте. Первыми расписались в книге гостей, которой командовали две очаровательные племянницы Джерри. Оказалось, что мы не просто гости, а специальные (special guests), ведь, кроме Юлиной мамы, из России были только мы одни. В церкви мы сидели на особом месте – на первой скамье слева (сторона невесты) вместе с мамой.

    Вообще, церемония довольно длинная и идет по строго установленному порядку. Перед началом играет орган. Затем каждый в свое время в зал входят вместе мамы молодоженов, по одному – подружки невесты и друзья жениха (по три человека с каждой стороны), маленькая девочка, одетая в белое платье, как у невесты (ее роль – не знаю, как она называется – выполняла одна из племянниц жениха), сам жених и, наконец, невеста.

    Священник читает проповедь на темы любви и брака, затем молодые произносят клятвы и обмениваются кольцами. После этого свидетели и свежеиспеченные молодожены расписываются в книге регистрации браков и зажигают свечи на алтаре. В конце концов, священник их благословляет. Интересно, что никакой гражданской церемонии не нужно – брачный сертификат выдает церковь.

    Денис во время всего этого действа подрабатывал переводчиком для Юлиной мамы, т.к. по-английски она знает лишь пару слов.

    После церемонии семья (и мы) поехали в местный парк фотографироваться. Затем состоялся прием в гостинице, где мы жили – очень уютный и домашний. Нас и тут посадили за стол почетных гостей вместе с родителями молодых. Присоединились к нам и священник с женой. Они оказались очень милой парой, притом весьма любознательными людьми.

    Денису пастор сразу очень понравился, и он потчевал его разными байками про Россию и места, куда мы с ним ездили путешествовать. Кроме того, пришлось еще немного попереводить для Юлиной мамы, когда с речами выступали главная подружка невесты, шафер, родители молодых и сами молодые. Все речи были с юмором, который даже не всегда можно было перевести. Частично шутки отсылали публику к голландским корням семьи Джерри – его папа переехал в Канаду со своими родителями, когда ему было пять лет.

    Например, Джон, папа жениха, рассказал байку о том, как в одной церкви собирали пожертвования на какое-то благое дело. Пустили по кругу шапку, затем священник подсчитал улов. Оказалось сколько-то тысяч долларов и три цента. «Кажется, здесь есть голландец…», - сказал пастор. «Нас здесь трое!» - послышалось с галерки. Ну и так далее в том же духе.

    Ближе к вечеру показали слайды с детскими и юношескими фотографиями молодых. Даже Денис поучаствовал в процессе – починил лэптоп, который никак не хотел запускать презентацию. Специально для Юлиной мамы Джерри перевел подписи под своими фотками на русский с помощью Гугла. Получилось чудовищно! :-) Но только добавило нам, русским, поводов для смеха. Юлина часть начиналась с ее детских фоток, в т.ч. традиционного изображения с плюшевым мишкой. Подпись была такая: «Julia and Soviet bear» (Юля и советский медведь).

    Юлина мама привезла из Москвы три килограмма русских шоколадных конфет. Их разложили по маленьким пластиковым коробочкам с ленточкой и надписью «Thank you!» (Спасибо!) в качестве сувенира для гостей. Публика была в восторге, особенно дети. Мы отдали наши конфеты пастору с женой. Надеюсь, их детям они понравились.

    Вообще, надо сказать, что очень многое для свадьбы было сделано руками родственников Джерри. Так принято в их семье. Помимо того, что это позволяет сэкономить деньги, это еще и очень сближает. Например, эти самые конфеты упаковывали в коробочки сестры Джерри, они же соорудили необыкновенной красоты арку с фонариками и цветами, которая стояла за спиной у молодых во время приема. Так что атмосфера была очень и очень приятная.

    На следующий день мы были снова приглашены – на этот раз в дом родителей Джерри на послесвадебный обед. Молодые ночевали в специальном номере для молодоженов в нашей гостинице, так что в районе двух часов дня должны были сами забрать нас и отвезти по назначению.

    Утро мы посвятили прогулке по окрестностям гостиницы. В Лезбридже, между прочим, находится очень примечательный железнодорожный мост через долину реки Олдман (Oldman River). Называется он High Level Bridge (Высокоуровневый мост). Несмотря на то, что построен был аж в 1909 году, он до сих пор остается самым длинным и высоким из мостов подобной конструкции в мире!

    Представьте себе железнодорожный состав, преодолевающий 1,6 км пути на высоте 96 м без каких-либо видимых глазу ограждений. Жутковато! Хорошо, что пассажирские поезда там не ходят. Говорят, что архитектор, спроектировавший это чудо, застрелился в ночь накануне открытия, т.к. был уверен, что конструкция рухнет под первым же железнодорожным составом! Тем не менее, мосту скоро 100 лет, и он до сих пор жив-здоров (тьфу-тьфу-тьфу!)

    Долина реки очень живописна. Вниз с холмистых берегов ведут каменистые дорожки в высокой траве. На южных склонах холмов растут самые настоящие кактусы! Из-под ног то и дело выпрыгивают кузнечики и саранча. То тут, то там устроены смотровые площадки с лавочками и видами на мост и долину. Внизу у реки находится Fort Whoop-Up Interpretive Centre – современная версия форта Вуп-Ап (Fort Whoop-Up, официальное название – Fort Hamilton).

    Настоящий форт был расположен на шесть миль к югу, у места впадения реки Олдман в реку Св. Мэри (St. Mary River). В конце XIX века это было гнездо американских контрабандистов, которые спаивали местных индейцев самодельным подобием виски. Ради пресечения этой незаконной деятельности была создана канадская Королевская северо-западная конная полиция (Royal North West Mounted Police).

    Выглядел этот псевдо-форт каким-то совсем уж вымершим. На заборе висело объявление о том, что в связи с жаркой погодой все мероприятия, связанные с применением огня, отменяются. Так что внутрь мы не пошли, лишь сняли на камеру Weather Rock (камень, предсказывающий погоду) у входа. Шутка, в общем-то, не новая, но все равно забавно. Надпись на камне гласит: «Если этот Камень мокрый – значит, идет дождь. Если этот Камень белый – значит, идет снег. Если этот Камень сдувает – значит, ветрено!»

    Вокруг форта в долине находится Indian Battle Park (Парк Индейской Битвы). Везде проложены тропы для пеших и конных туристов, оборудованы места для барбекю. У самой реки в траве нам встретилась змея, так что дальше мы идти не рискнули. Позже Джерри нам сказал, что это, скорее всего, был ужик, но в тех местах можно наткнуться и на гремучую змею.

    Прогулявшись, мы вернулись в более оживленные места – надо было зайти в магазин за шортами для Дениса. Единственные взятые из Москвы подходящие для местной жары штаны совсем заносились, а прачечная в Лезбридж Лодж по выходным, видите ли, не работает. Кстати, назвать небольшой торговый центр The Bay рядом с гостиницей «более оживленным местом» можно было с трудом – народу там бродило человек пять, считая нас самих. Да и на улицах города всё как будто вымерло – пешехода можно было встретить с большим трудом. И, видимо, это не следствие жары – просто все перемещаются на машинах.

    В два часа мы встретились в лобби гостиницы с нашими молодоженами. По дороге к родителям Джерри заехали в еще один торговый центр (слава богу, более оживленный) купить благодарственный подарок для одной из сестер, которая осталась по каким-то причинам неохваченной.

    По традиции на следующий день после свадьбы молодые дарят небольшие подарки всем членам семьи, принявшим участие в подготовке торжества, в знак благодарности. Даже детям что-нибудь да достается (благо, они тоже трудились). Затем приступили к процедуре вскрытия подарков и открыток. Тоже момент любопытный. В принципе, подарков было немного, т.к. молодые просили одаривать их купюрами – хотят купить картину канадского художника-анималиста.

    В основном, «улов» состоял из конвертов с открытками и банкнотами или чеками. Подарки вскрывались, зачитывалась вслух приложенная к ним открытка и на ее обороте делалась подпись, что именно подарено (чтобы не забыть, видимо). То же самое проделывалось с «денежными» подарками – с указанием суммы. Затем открытки пускали по кругу, чтобы все члены семьи могли полюбоваться.

    Признаться, не имея ровным счетом никакого представления о том, какие суммы принято дарить в таких случаях, мы долго думали, сколько же денег «законвертировать». Денис предлагал одну цифру, мне она показалась слишком маленькой, по крайней мере, на фоне расходов семьи на свадьбу, и я добавила еще. Когда же начали вскрывать конверты, я про себя пришла в ужас.

    Наша сумма была раз в пять выше средней и даже большей, чем от родителей жениха! Мне стало не по себе – очень уж не хотелось показаться нуворишами. Когда вскрыли наш конверт, народ удивился, но виду не подал. Правда, вечером, перед самым нашим отъездом в гостиницу, Юля с мамой выразили нам отдельную благодарность за наш подарок. От сердца немного отлегло.

    В гостиницу нас подвозила сестра Джерри, Карла. По дороге нам попался олень, переходящий улицу (слава богу, не перед нашим автомобилем!). А еще говорят, что это в России медведи по улицам ходят! :-)

    вики-код
    помощь
    Вики-код:
    Выбор фотографии
    Все фотографии одной лентой
    20 фото
    dots

    Дешёвый перелёт Лесбридж на SkyScanner.RU
    сообщить модератору
      Наверх