Макале

Макале

LAT
  • 3.11069S, 119.85100E
  • Я здесь был
    Хочу посетить

    2 заметки,  0 советов,  44 фотографии

    помощь Подписаться на новые материалы этого направления
    Вики-код направления: помощь
    Топ авторов Макале помощь
    Все авторы направления
    4
    Sandr
    помощь
    в друзья
    в контакты
    С нами с 17 сен 2009

    Пути тораджей: церемония

     
    4 июля 2010 года 55154

    По дороге на север Удивительным образом получается, что сегодня христианская религия существует здесь в симбиозе вместе с традиционными верованиями. Правда, по видимому, это никому не мешает, а протестантские священники даже совсем не плохо тут устроились. Например, у нашего пастора был личный водитель, которого он любезно нам предоставил на один день вместе с автомобилем для осмотра всех захоронений. Но приехали мы сюда, как и сотни других бэкпэкеров, не за этим. Погребальная церемония – вот он самый “хит” Земли Тораджа! Яркое, шокирующее, эмоциональное событие без намека на траур. Здесь не судят человека по тому, как он жил, а смотрят на то, как его проводили в мир иной. Поэтому похороны – это, пожалуй, одно из самых важных событий в жизни любого тораджи, а все приготовления занимают не один месяц, если не один год.

    [первую часть репортажа можно прочитать здесь]

    Прибыв в Тораджу, на первый взгляд, может показаться, что попасть на такую церемонию это невероятная удача, но на самом деле все проще. Если где-то со дня на день должна состоятся такая церемония, то об этом узнают не только в близ лежащих деревнях, но и в Макале, Рантепао, практически везде в регионе. Эта информация не пройдет и мимо туристов с бэкпэкерами, ведь все кто задействован в турбизнесе, заинтересованы в том, чтобы им об этом сообщить, потому что на церемонию не принято ходить без местных гидов.

    Когда же мы только прибыли в Макале с церемониями было как-то глухо – никто и ничего не знает. Лишь следующим утром нам сообщили, что сегодня похороны в одной из северных деревень, но в какой именно не сказали. Это было похоже на обычный слух, но нам ничего не оставалось, как проверить его достоверность. Мы пошли пешком из Макале на север, рассчитывая по пути узнать у местных жителей подробности.

    Вдоль дороги нам встречались многочисленные тонгкананы, отличительной и самой, пожалуй, интересной особенностью которых являются изогнутые крыши. Кому-то их форма напоминает седло, кому-то рога буйвола, а кому-то даже лодку. У меня возникли совсем другие ассоциации. Тонгкананы казались мне жилищем сказочного народа со страниц книжек в жанре фэнтези. Это не самое удачное сравнение, но оно самое верное. Фантазии тораджей может позавидовать любой писатель, а, очутившись в этой удивительной местности, начинаешь понимать, что сказка может существовать и в реальности. Вокруг – зеленные ступенчатые рисовые поля, по которым волнами пробегает свежий ветер. Солнце же печет не сильно, не смотря на то, что где-то рядом проходит линия экватора.

    Сами дома стоят как-то обособлено, занимая четко обозначенную территорию. Напротив каждого дома аланг – хранилище для продовольствия. Такими хранилищами уже пользуются не одно столетие. Но главный их смысл все же в символизме, который присущ тораджам. Аланг они используют скорее для понта, то есть как показатель своей состоятельности. Чем зажиточней семья, тем больше таких сооружений она может себе позволить. Это сразу бросается в глаза и придает статус хозяину участка. Вот подходишь ты к громадному деревянному дому с изящной резьбой, а напротив дома его 10 миниатюр, которые выстроены шеренгой. Впечатлит? Думаю, что да. А тораджи как раз и являются любителями впечатлить своих гостей.

    Тонгкананы и аланги не единственное, что нам встречалось по пути. Иногда прямо на дороге возникали здоровые буйволы, которые безразлично провожали нас скучающим взглядом, в то время как другие их собратья принимали грязевые ванны. Не смотря на трагичность своего существования, буйволы здесь пользуются большим почетом. Их считают могучими существами, которые подобно человеку способны выполнять далеко не одну функцию. Поэтому и стоят они астрономические для Индонезии суммы денег. Разброс цен от пары тысяч долларов до нескольких десятков тысяч долларов. Есть обычные буйволы, а есть белые, которые и стоят дороже. Самыми элитными считаются редкие буйволы с рогами, которые смотрят в разные стороны. Сама церемония редко обходится убийством лишь одного животного. Поэтому не удивителен тот факт, что на подготовку к похоронам может уйти несколько лет.

    Мы же продолжали идти по дороге на север. Кстати по древним приданиям Легендарные Предки пришли именно оттуда, с севера. Эта история из уст в уста передавалась из поколения в поколение, так как у Тораджей не было своей письменности. Мы шли вслепую, потому что местные жители не могли помочь нам в наших поисках. О сегодняшней церемонии никто не слышал. Пришлось воспользоваться бимо. Это разновидность локального транспорта в Индонезии – обычный микроавтобус, который выполняет функцию маршрутки. От водителя к сожалению мы не получили необходимую информацию, но тут нам все же улыбнулась удача. Единственной пассажиркой оказалась школьная учительница, которая как раз проживала в той деревне. Когда мы прибыли на место, она указала нам направление, но сама не пошла. Ее туда не приглашали.

    Рамбу Соло Все ритуальные мероприятия тораджей обычно проводятся на специальной церемониальной площадке, которая называется ранте. Путь к ней в виде пыльной дорожки тянулся пару километров по холмам, где вокруг завораживающие пейзажи. За очередным поворотом наконец-то показались изогнутые крыши тонгкананов, которые выстроились в две шеренги друг на против друга. Между ними сама площадка. В общей сложности зданий было около двадцати штук – по десять с каждой стороны. Среди них не только жилища, но и специальные конструкции без стен, но с традиционной крышей, где размещались гости.

    Сами похороны сопровождались пиршеством. Когда объявились мы, тораджи повели себя по-разному: кто-то старательно показывал, что нас не замечает, кто-то провожал нас каким-то недружелюбным взглядом, а кто-то через силу улыбался. Стало очевидным, что мы здесь совсем непрошенные гости. Мои опасения подтвердились, когда я обнаружил, что среди всех присутствующих нет ни одного иностранца, что показалось мне слишком уж странным. По-видимому, семья покойного хотела видеть на церемонии только своих. Этим, наверное, и объясняется тот факт, что о церемонии никто не говорил в Макале, а недружелюбие со стороны присутствующих с которым мы сейчас столкнулись, можно списать на своеобразное удивление. Но продолжаться так дальше не могло. Нужно было срочно исправлять ситуацию. Было два выбора: либо уйти, извинившись, либо найти старшего и спросить его разрешения присутствовать на этой церемонии. Ни того, ни другого не потребовалось. Нас самих нашла женщина, которая приходилась родственницей покойному, и пригласила присоединиться к ней. Так решилась наша судьба, и все вопросы разом отпали, ведь теперь мы сидели на почетном месте, а именно под главным тонгкананом.

    Женщину зовут Мариа. Она давно уже живет и работает в Папуа, где зарплаты выше, чем в Торадже, да и в среднем по Индонезии. Сегодня хоронят ее родственника, но не самого близкого. Не смотря на это, Мариа проделала весь этот путь (прим. из Папуа на Сулавеси паром идет пять дней), чтобы присутствовать на церемонии. Этот жест как дань традициям, внушает мне уважение. Когда же я впервые узнаю цену вопроса – 5.000$ за буйвола, которого она купила, мои глаза тут же округляются, что, конечно же замечает Мариа и начинает заразительно смеяться.

    - Вот потому-то я и вышла замуж за Амбонца! (прим. житель острова Амбон) – шутит она. Когда умрет супруг, ей не придется так разоряться.

    Те деньги, которые она пожертвовала на церемонию, достались ей, конечно же, не просто. Она вместе с мужем откладывала их не один год в надежде купить собственный дом, где бы они жили с детьми. А что теперь? Теперь придется копить заново.

    – Мариа, ну ты же больше не живешь в Тана Тораджа. Ты переехала, у тебя другая жизнь, другие заботы. Почему ты вернулась сейчас, ведь этот человек даже тебе не отец и не брат?

    – Мы торажди всегда остаемся тораджами независимо от того, живем мы здесь или в каком-то другом месте. Я вернулась, потому что этого требуют мои обычаи. И я знаю, что когда придет мой черед, мои родственники подготовят все должным образом и тем самым я смогу вернуться к нашим общим предкам.

    Ответ меня ошарашил. В тот момент мне казалось, что Мариа совсем не жалеет о том, что она вынуждена следовать древним обычаям своего народа. Наоборот, она была счастлива, не смотря на то что, ей пришлось добровольно отказаться от своей мечты и мечты своего супруга. Ради чего? Ради того чего нам людям, живущим в мире, где правит глобализация, просто не понять. Мы считаем образ жизни наших далеких предков всего лишь пережитком прошлого. У тораджей все совсем наоборот. Для них те древние верования настолько реальны, а традиции и обычаи настолько сильны, что все остальное в этой жизни отодвигается на второй план. Разве это не заслуживает уважения? Безусловно, заслуживает! И нам есть чему поучиться у этого удивительного народа, ведь эти обычаи удерживают их всех вместе крепче любых родственных связей или территориальной принадлежности. Они остаются собой независимо от того, как меняется мир вокруг них.

    Тем временем подоспели кушанья. В тарелках принесли бульон с ломтями свинины. Все абсолютно пресное, безвкусное. Но отказываться от угощения, считается дурным тоном в Тана Торадже. Пришлось и нам есть, не смотря на то, что кусок в горло не лезет. Стоит отметить поразительный факт – ту свинью, которой мы набивали свои животы, рубили на куски здесь же на церемониальной площадке в 15 метрах от нас. Это в свою очередь не способствовало аппетиту, с которым и так были проблемы в связи с наступившей жарой. Буйволов зарезали еще вчера, а сегодня настал черед свиней. Но, к сожалению, на саму бойню мы уже опоздали. По территории бегала последняя из оставшихся в живых упитанная свинюшка. Ей оставалось не долго жить, и она тщетно искала себе укрытие.

    Свиней разделывали при помощи мачете, подложив под тушки пальмовые листья. Заниматься этим могут только избранные, то есть те, кому это положено по статусу, а желающих, конечно же, много. Поэтому не удивительно, что на этой почве среди подвыпившей публики могут возникнуть ссоры, которые способны перерасти в настоящий скандал. Так и случилось в этот раз, что сразу же заметил Марк, пока я доедал свою порцию.

    Ситуация получилась следующая – один старик взялся помочь молодежи. Но вскоре они что-то не поделили. От его помощи отказались и попросили удалиться. Это в свою очередь задело его достоинство. Уйти молча он не смог и стал возмущаться, пытаясь восстановить справедливость. Я решил не обращать на происходящее внимания, чтобы не смущать Марию. Но тут вдруг старик появился прямо под тонгкананом, где мы сидели. Он явно был сильно обижен, а эмоциональная жестикуляция его сопровождалась бранью на не знакомом мне языке. Точку в своем представлении он поставил тем, что бросил к нашим ногам хвост свиньи с тем участком ее тела, где этот хвост располагался. Потом он удалился. На этот раз молча. Разделка животных на церемонии сопровождается дележкой. Каждому гостю и члену семьи достается именно тот кусок, который опять же положен ему по статусу. Тут главное никого не обидеть, в то время как старик постарался сделать все совсем наоборот. Тем не менее, обошлось без скандала. Мариа не прокомментировала ситуацию, а мы постарались показать ей, что произошедшее нас только позабавило. Тем самым все вернулось в нормальное русло. Но чуть позже пришло время нам удалиться. Мы отблагодарили нашу спасительницу и направились обратно в Макале.

    – Приходите обязательно завтра на последний день Рамбу Соло (прим. так называется церемония). Будут резать буйвола, которого я купила, – сказала нам на прощанье Мариа все с той же улыбкой, которой она нас сегодня встречала.

    В последний день должен быть объявиться и протестантский священник, ведь умершему предстоял долгий путь в мир Пуя, где его ждали Легендарные Предки. Стоит отменить, что тораджи-мусульмане не проводят церемонию Рамбу Соло, но все равно помогают в приготовлениях к ней тем семьям, которые приходятся им пусть даже дальними родственниками.

    Но мы не пришли на следующий день. Нас ждал другой путь – обратно в шумный и душный Макассар.

    Прощай, Тораджа! Это путешествие в сказку мы никогда не забудем!

    Послесловие При написании этой статьи я обращался к Sri Hasiany Baturante за консультацией по всем вопросам касающихся обычаев тораджей. Помощь этой женщины оказалась бесценной, и именно она помогла мне шире взглянуть на этот удивительный народ. Виви (как она сама себе называет) родилась в Макале. Сегодня она проживает в Макассаре. 29 мая этого года там же у нее состоялась свадьба. Ее супруг Irvan Budisatrion уроженец с острова Ява, где уже совсем другие обычаи. Но как это принято в Индонезии свадьбы было две – одна прошла по обычаям тораджей, вторая по обычаям яванцев. По стечению обстоятельств я был в списке приглашенный гостей, но, к сожалению, пока еще у меня не было возможности вернуться в Тана Тораджа. Остается лишь поздравить молодоженов.

    Оригинал поста лежит на моем сайте

    вики-код
    помощь
    Вики-код:
    Выбор фотографии
    Все фотографии одной лентой
    41 фото
    dots

    Дешёвый перелёт по направлению Макале
    сообщить модератору
    • sani11
      помощь
      sani11
      в друзья
      в контакты
      С нами с 3 сен 2010
      3 сен 2010, 16:15
      удалить
      Интересно было читать.
    Наверх