Никко

Никко

LAT
  • 36.72348N, 139.69477E
  • Я здесь был
    Хочу посетить

    29 заметок,  9 советов по 8 объектам,  572 фотографии

    помощь Подписаться на новые материалы этого направления
    Вики-код направления: помощь
    Топ авторов Никко помощь
    Все авторы направления
    2
    Lapine
    помощь
    в друзья
    в контакты
    С нами с 12 мар 2009

    Самая японская Япония

     
    7 апреля 2010 года 26612

    13 сентября 2009 г.

    В Никко мы приехали прямо из Москвы. Если, конечно, это можно назвать «прямо»: такси – Домодедово – самолет – аэропорт Нарита – «Нарита Экспресс» - вокзал Токио - синкансен – станция Утсуномия – электричка – станция JR Никко.

    Тут нас встретили из гостиницы, опознали как обычно - по гайдзинским мордам. Отель был японский, по местной классификации называется "modern ryokan". От "classic ryokan", который был в прошлом году в Юфуине, отличается, по-моему, не в лучшую сторону. Хотя в целом весьма милое место.

    Перед дверью в каждую комнату вывешивают табличку с именем постояльца. У нас тоже такая была - единственная буквенная против остальных иероглифических. :-)

    Самое удивительное, что в классическом рёкане в 800 км от Токио даже с английским было лучше, чем в современном в 120 км. Встречальщик наш добросовестно пытался вести с нами беседу, хоть и с трудом, а вот с горничной, очень приятной женщиной лет сорока, мы объяснялись исключительно жестами.

    Но чаю напились успешно, воспрянули духом и решили, вопреки изначальному плану, прямо сегодня дойти до знаменитых храмов.

    За пределами своей небольшой центральной части Никко совсем мало похож на город. Отельчик наш так вообще практически в лесу находился. Выходишь с территории – и первым делом попадаешь на лесопилку. Вкусно пахнет деревом. Ходят мамы с детьми. Дети радостно вступают в перемигивание и долго машут ручкой вслед.

    У дороги растут загадочные овощи. А вот - каменные земноводные глядят искоса.

    На подходе к храмам начинается суета: парковщик рекламирует свой крошечный кусок земли, зазывая остановиться именно у него за каких-то тыщу йен (в день, в час?).

    Время по храмовым меркам уже довольно вечернее (около четырех), но народу у Тайю-ин-бё – мавзолея Иэмицу, третьего сёгуна клана Токугава – полно. Впрочем, похоже, в Никко туристов много всегда. А это впечатлений никогда не улучшает, обычно наоборот. Но тут уж ничего не поделаешь… Мировое наследие ЮНЕСКО, как-никак.

    По моим наблюдениям, в японских храмах часто бывает так: чем больше порядковый номер ворот (если считать номером один те, которые у самого входа), тем более витиевато они украшены.

    Вот и в Тайю-ин-бё – то же самое. Самые первые ворота – Нио-мон – довольно простецкие. Вторые - Нитэн-мон – интереснее, с резьбой и каллиграфической табличкой. На третьи - Яся-мон – уже и позолоты не пожалели. Между первыми и вторыми воротами – храмовый умывальник тэмидзуя, тоже непростой, а резной-расписной и с гербами Токугава. Между вторыми и третьими - колокольня небанальной конструкции, характерной для храмов Тосёгу. Везде – фонари-торо: каменные - вдоль дорожек, бронзовые - у Нитэн-мон.

    Торо в этом храме меня в очередной раз навели на размышления о тесном переплетении и взаимопроникновении синто и буддизма. Хоть их и пытались делить после революции-реставрации Мэйдзи, но до конца все равно не получилось, в чем очень часто приходится убеждаться.

    Вот и тут. С одной стороны, Тайю-ин-бё считается частью буддистского храма Ринно-дзи. И это логично, т.к. похороны и кладбища в Японии – вотчина буддизма. В отличие от, допустим, свадеб. Тогда при чем тут синтоистские торо?..

    С другой стороны, Тайю-ин-бё по своей архитектуре и конструкции очень похож на синтоистский Тосёгу по соседству. Но, что интересно, не только архитектура их роднит, но и назначение: оба - храмы-мавзолеи. И буддистский Тайю-ин-бё с могилой Иэмицу, и синтоистский Тосёгу с могилой Иэясу. То есть, опять приехали: синтоистский мавзолей?

    Да, именно так. Он же – храм синтоистского бога Тосё Дайгонгэн, коим Иэясу был объявлен после своей смерти. Таких храмов в Японии сейчас около 200. В прошлом году мы были в храме Тосёгу в Уэно, в Токио.

    Вот такая мешанина. И попробуй подели.

    Что в Тайю-ин-бё очень буддистское - так это мох. Буддисты, особенно дзенские, очень любят устраивать «мховые сады» (moss gardens) вокруг своих храмов.

    Надо добавить, что ворота стоят тут не просто так, "в чистом поле", а являются проходом через резные крытые изгороди.

    Изгороди эти, за исключением самой внутренней, непосредственно окружающей здания храма, не замкнуты и имеют только три стороны вместо четырех.

    В Тайю-ин-бё ворота на последнем, замкнутом, рубеже называются Кара-мон. Внутри находятся здания храма – Хай-дэн (молельня), Хон-дэн (алтарь) и соединяющий их крытый коридор Аинома.

    Красиво невероятно. Раскрашенная и лакированная резьба по дереву, накладные металлические пластинки с гравировкой, позолота. Все (кроме кровельного материала) сохранилось со времен постройки в 1653 году.

    Наконец, за Хон-дэн, в дальнем углу находятся самые-пресамые последние ворота – Кока-мон. Неожиданно простая, гладко выбеленная арка должна (по крайней мере, у японцев) вызывать ассоциацию с вратами Рюгу-дзё, дворца мифологического дракона Рюдзина, короля подводного мира. У меня она вызвала только большой вопрос, ответ на который я потом довольно долго искала в Интернете. За Кока-мон вверх поднимается закрытая для посетителей лестница, ведущая к могиле Иэмицу.

    Вышли из Тайю-ин-бё последними, слегка обалдевшие. У японцев есть слоган «Nikko is Nippon», то бишь «Никко есть Япония». А еще про Никко есть поговорка, аналогичная нашей «В Москве не бывал – красоты не видал». Согласились тут же, хотя еще не видели главного «хита» Никко – храма Тосёгу.

    Перед входом довольно немолодая, но очень громкая гайдзинка в майке требовала впустить ее, несмотря на то, что время посещений закончилось. «Just one shot!» - умоляла она, потрясая фотоаппаратом, и, в конце концов, прорвалась-таки к Нио-мон. Японцы от удивления почти не сопротивлялись.

    Поднялись было к синтоистскому храму Футарасан, но там тоже уже закрывались. Довольствовались рассматриванием склада бочонков с сакэ и нечаянной встречей с группой русских туристов. Группа занималась поисками своего заблудившегося члена.

    Решили прогуляться по храмовой area (зоной называть не хочется, а область не очень подходит по смыслу), пока окончательно не стемнело. Добрели до входа в Тосёгу, у которого почему-то стоит пятиэтажная пагода, постройка, в принципе, буддистская (опять!).

    Еще чуть вниз, по направлению к храму Ринно-дзи, и тут у сувенирного магазина нас неожиданно и очень кстати подобрал отельский минибус.

    В отеле первым делом залезли в ротэнбуро. К ужину как следует отмокли, чуть не заснули и очень проголодались.

    Горничную нам зачем-то поменяли, и ужин подавала не особенно приветливая бабулька минимум ста лет от роду. Подумали было: может, она говорит по-английски? Но увы. Видимо, решили, что с этими гайдзинами лучше без церемоний, раз они все равно ничего не понимают.

    Первой очередью принесли загадочные микро-закусочки и юба (пенки от соевого молока) в этом же самом молоке, а также в супе.

    Юба, который, кстати, является местной specialty, я съела, оказалось довольно вкусно. Закуски для решения вопроса об их съедобности пришлось обнюхивать - кроме улитки, поданной прямо в раковине, т.к. с ней всё было ясно и на вид.

    Зато вторым заходом подали сасими на льду и в ледяной тарелке - это было действительно вкусно.

    Потом мы сами готовили на микро-жаровне над свечкой мясо, ели жареную холодную рыбу, что-то еще, и в самом конце – обязательные мисо-сиру и рис. Ну, и западного типа десерт. Со своими десертами у японцам не очень сложилось, поэтому чаще всего подают либо маленькое пирожное, либо пудинг, либо фрукты.

    В общем, неплохо, но без особых восторгов. Да еще старушенция подпортила впечатление, если честно.

    К концу нашего ужина по отельскому радио стали что-то объявлять по-японски. Мы даже и не слушали. Но, слава богу, решили после объедаловки немного прогуляться по гостинице, и только поэтому не пропустили то, о чем объявляло радио: японские танцы в саду.

    Это было очень красиво. Сначала зажигают несколько факелов-костров. Потом на специальный крытый помост выходит женщина в кимоно и начинает танцевать. Иногда просто так, иногда с зонтиком.

    Танец для неяпонца – очень странный, вне привычного понимания какой бы то ни было хореографии. Но при этом ни на секунду не хочется отрываться от зрелища. То, что называется «завораживает».

    Народ сидит смотрит прямо на улице, несмотря на весьма прохладную погоду. Через стекло лобби – только те, кому не хватило мест и мерзлявые гайдзинки вроде меня. :-)

    Музыкальное сопровождение записано на кассету (!!!).

    14 сентября 2009 г.

    Японские завтраки - еда не для слабаков. Во-первых, как обычно, надо тщательно инспектировать всё, что ты собираешься съесть (а спросонья это не так уж просто), а во-вторых, объемы утреннего приема пищи не сильно отличаются от объемов приема пищи вечернего. Т.е. опять объедаловка. И если после ужина можно сразу завалиться спать, то после завтрака надо заставить себя идти внимать красотам. ;-)

    Но мы справились. :-)

    Шли мы задом наперед относительно стандартного тур.маршрута в Никко, поэтому день начался не с моста Синкё, как у всех нормальных людей, а с Футара-сан Дзиндзя, синтоисткого храма, посвященного богу горы Нантай.

    Гора Нантай - самая высокая в окрестностях Никко, поэтому самая главная. Ее божеству отгрохали аж три храма: один в Никко, второй - у озера Тюдзендзи, третий - на самой горе. Говорят, чтобы залезть на вершину, надо обязательно посетить все три храма и заплатить в каждом из них дань. Иначе или с погодой не повезет, или еще что похуже.

    Мы на гору лезть не собирались, но собирались в два первых храма. Успели, правда, лишь в один, никковский.

    Довольно обидно, что самая красивая часть - главный (алтарный) зал Хон-дэн - закрыт не только внутри, но и снаружи. Только и удалось, что кусочек изогнуто-резной крыши рассмотреть. Зато мы увидели Хай-дэн, зал молельный, и Син-Ёся, хранилище микоси - переносных алтарей, которые во время храмовых праздников выносят наружу.

    Син-Ёся считается самым старым из сохранившихся в Никко зданий, изначально оно было построено в 1617 г. как временный алтарь для поклонения Тосёгу.

    Обустройство священного прудика в храме очень хорошо иллюстрирует заведенный в Японии повсеместно порядок письменного общения с гайдзинами. Если присмотреться к фото, видно, что по-английски тут только одна надпись: "Монеты в пруд не бросать!" По-японски информации значительно больше, и наверняка она не только о запретах, но и о самом прудике. И так везде: "Не курить!", "Не сорить!", "Медведей с рук не кормить!" (нужное подчеркнуть) напишут по-английски обязательно. О том, что за объект перед Вами и зачем он - ни слова. Обидно становится за гайдзинов. :-)

    После Футарасан Дзиндзя наступил главный для любого туриста в Никко момент: посещение храма Тосёгу. Подозреваю, для некоторых главный момент превращается в единственный, т.к. народу в Тосёгу на порядок больше, чем в остальных храмах.

    За первыми, по обычаю, малопримечательными воротами находится большой двор. У входа - три священных хранилища. Полагаю, хранили в них рис, поступавший в храм в качестве подношений. Самое известное, конечно, Ками-дзинко, верхнее хранилище. Фронтон здания украшен барельефами, в т.ч. изображением слона, каким его представлял себе никогда не видевший слонов мастер. Впрочем, на мой взгляд, получилось не так уж и плохо. :-)

    Напротив Ками-дзинко - священная конюшня Синкё. Это на ней вырезаны знаменитые обезъяны, которые "See no evil, hear no evil, say no evil". На самом деле, барельфов больше, и описывают они жизненный круг. Начинается он с обезьянки, присматривающей за своими детьми. Потом дети вырастают, обретают самостоятельность, познают себя, мир, любовь. На последнем барельефе - беременная обезъянка, а дальше - см. барельеф №1.

    Внутри конюшни - красивая белая лошадь. Из пояснительной таблички следует, что она здесь "служит" (т.е. стоит в стойле) 4 часа в день. Остальное время у лошади занимают еда и прогулки. :-)

    Еще чуть дальше - тэмидзуя. Называется О (т.е. большая) -Мидзуя.

    Рядом - Кёзо, хранилище сутр (т.е. буддистских текстов - в синтоистском храме, ага), чуть дальше - хранилище барабанов (Ко-ро) и колокольня (Сё-ро). Ну, а возвышается над всем этим самая знаменитая из всех знаменитых никковских построек - ворота Ёмэй-мон.

    Перед воротами у лестницы, которая к ним ведет, установлена стационарная конструкция типа лавок - для фотографирования группами. Конструкция не пустует ни секунды. И это утро понедельника!

    Ворота невероятные. Положено считать драконов и прочую нечисть, которая вырезана под их крышей, но мы даже не стали начинать. Говорят, там около 500 фигур.

    Охранные статуи в воротах - не обычные божества с выпученными глазами, а немолодые и, я бы даже сказала, уставшие люди.

    Существует легенда, согласно которой строители ворот, сотворив их столь прекрасными, даже испугались гнева богов. И решили ворота чуть-чуть подпортить. Поэтому на одной из колонн, украшенных резьбой, эту самую резьбу пустили как бы вниз головой.

    За Ёмэй-мон находятся еще одни ворота с крытой изгородью - Сёмэн Кара-мон, а непосредственно за ними - здания храма: Хай-дэн, крытый коридор Исинома и Хон-дэн. Кара-мон и изгородь (называется она Тодзай Сукибэ) как раз реставрируют, поэтому они находятся в полузанавешенном состоянии. Зато можно наблюдать за работой реставраторов. У каждого за спиной - электроплитка, они на ней краски варят. :-)

    Во дворике между Ёмэй-мон и Кара-мон слева от входа - местная Син-Ёся с совершенно роскошными микоси внутри. Напротив - Кито-дэн (он же Камисямусё), зал для особых церемоний (в т.ч. свадеб).

    Между Кито-дэн и соседним с ним Кагура-дэн неожиданно стоит очередь: это на вход к могиле Иэясу и посмотр на Немури Нэко. За право посетить сёгуна и спящую кошку берут дополнительные деньги. :-)

    С Немури Нэко получилось смешно. Конечно, мы и в путеводителе, и в Интернете про нее читали много раз, мол, шедевр резьбы по дереву, кошка совершенно как живая, и вообще - кавай. Я даже фотки видела (по которым ни капли не поняла, в чем прикол, но списала это на качество фоток). На деле же кошка оказалась, во-первых, крошечная (размера от силы полугодовалого котенка, да и то - самой мелкой породы), а во-вторых, вырезана она под крышей очередных ворот в очередной крытой изгороди. Ну, и в-третьих, сквозь эти ворота идет сплошной поток туристов (некоторые, судя по всему, даже не сразу соображают, ПОД ЧЕМ они проходят). В общем, впечатлиться трудно. Хотя фотка, по-моему, удалась. :-)

    За кошкой начинается лестница из сокрушительно большого числа ступенек, ведет она к Окуся - внутреннему храму - и могиле Токугава Иэясу.

    Вокруг Окуся, конечно, обязательные ворота плюс изгородь, за ними - маленький храмик для поклонения и еще одни ворота (Окуся Кара-мон), очень торжественные.

    Перед воротами сидят кома-ину, охранные собако-львы, за воротами - бронзовые журавль и лев. У Окуся Хо-то - могилы-пагоды сёгуна-бога - очень тихо, несмотря на народ. Останки находятся под каменным основанием; каждая щель законопачена свинцом, чтобы не попадала влага.

    На пути к выходу заглянули еще в непонятно каким образом попавший сюда буддистский Хондзи-до (он же Якуси-до, в честь алтарного изображения Якуси Нёрай).

    Правда, на Якуси Нёрай в Хондзи-до никто внимания не обращает, местной достопримечательность является дракон, нарисованный на потолке храма. Вообще, изображение дракона на потолке буддистского храма - дело совершенно обычное. Однако местный дракон - непростой, а рычащий: его так и зовут - Наки-рю. Если ударить друг о друга деревянные бруски, стоя под, извините, хвостом Наки-рю, то получится обычный стук деревянных палок. А если под мордой - совсем другой звук, похожий, правда, не на рык, а скорее, на вскрик. Любопытно. :-)

    Из Тосёгу вышли через главные его тории - Иси-дории - и потопали в Ринно-дзи, третий из никковских храмов, единственный среди них буддистский. К сожалению, после Тосёгу любой синтоистский храм покажется скучным, что уж говорить про буддистский.

    Внутри, правда, есть чем впечатлиться: огромный Будда в окружении четырех циклопических Каннон (жаль, фотографировать нельзя).

    У входа в храм - музей-сокровищница и японский садик. Мы, ясное дело, выбрали второе. :-) Сад оказался очень красивый и очень классически-японский.

    От Ринно-дзи мы спустились круто вниз, к реке Дайя-гава и наконец-то вышли к священному мосту Синкё.

    Нормальные люди ходят в обратном порядке: мост - Ринно-дзи - Тосёгу - Футарасан - Тайю-ин-бё, и это, наверное, более логично и правильно, да к тому же составляет идеальный маршрут однодневной поездки из Токио. Правда, в таком разе на озеро Тюдзендзи уже точно не попасть.

    Наши полтора дня (вернее, день с четвертью) позволили нам доехать до Тюдзендзи-ко, но буквально на часок. Правда, по дороге мы сделали остановку и поднялись на канатке на плато Акетидаира.

    Дорога из Никко в Тюдзендзи Онсэн, населенный пункт на берегу озера (вернее, ее горный кусок, который поднимается разом на 400 м) - одна из местных достопримечательностей. Кусок этот имеет даже отдельное имя: Ироха-дзака (подъем Ироха). Ироха - устаревшее название японской слоговой азбуки хираганы, в которой 48 символов. На Ироха-дзака изначально было 48 поворотов (сейчас осталось 30). Отсюда и название.

    Вид на озеро, деревню и водопады (Кегон и Сираима) с плато Акетидаира - совершенно суперский.

    Водопад Кегон считается одним из трех самых красивых водопадов Японии.

    Под водопадом имеется творение рук человеческих, которое несколько портит пейзаж: это смотровая площадка, к которой мы чуть позже спустились на лифте.

    Лифт, как и сам водопад, находится рядом с озером, от смотровой туда по Ироха-дзака ходит автобус. Дорога эта на самом деле состоит из двух дорог: по одной движение идет вверх, по второй - вниз. Попасть на остановку рядом с канаткой можно только по пути вверх, соответственно, добираться в центральный Никко от канатки нужно с пересадкой у озера.

    И вот, значит, стоим мы на остановке, ждем автобус в компании нескольких японцев. Откуда ни возьмись нарисовалась знойная брюнетка в красиво обтягивающей белой майке. Сделала попытку пообщаться с японцами по-английски. Хочу, говорит, в Никко, не подскажете ли, когда автобус. Японцы понять, вроде, поняли, но объяснить, что отсюда в Никко прямой дороги нет, не могут. Пришлось вмешаться. Брюнетка оказалась аргентинкой, и завтра ей отбывать на родину, поэтому она хотела быть в Токио не очень поздно - вещи собрать и т.п. (до Токио от Никко как минимум часа два добираться). Выяснилось, что дама ПЕШКОМ притопала к канатке от озера по дороге через туннели (навстречу транспорту) и намеревалась потом быстренько доехать до станции в Никко на автобусе. Увы, пришлось даму разочаровать и объяснить ей особенности одностороннего движения по Ироха-дзака. Дама удивилась, но унывать особо не стала и принялась с нами болтать. Рассказала, что, когда ей исполнилось 50 лет, она решила, что нужно начинать путешествовать сейчас, не дожидаясь дряхлости, бросила работу и начала ездить по свету. Судя по всему, случилось это несколько лет тому назад, т.к. дама уже успела немало стран повидать. А на вид я бы дала ей лет 45, и то, если как следует присмотреться. Думаю, японские пенсионеры-туристы среднего возраста 80 лет ее очень порадовали. :-) В России была в Питере, сказала, что там дикое количество красивых женщин. :-)

    Добравшись до Тюдзендзи Онсэн, мы оставили аргентинку ждать автобуса в Никко, а сами пошли к водопаду Кегон.

    Наверное, на него можно посмотреть и бесплатно, но мы решили не жадничать и отдать по 530 кровных йен за проезд на лифте к месту падения воды. Не разочаровались.

    Потом быстренько съели по лапше в забегаловке напротив водопада (к лапше нам даже вилки выдали!) и вышли, наконец, к озеру.

    От Тюдзендзи-ко веет каким-то невероятным спокойствием. Этому ощущению очень способствует практически полное отсутствие людей вокруг. Основная масса туристов оседает в храмах Никко. Вода в озере очень холодная, даже на мелкоте у берега. Впрочем, и погода в Никко нежаркая, и в центральной части, которая находится на высоте 530 м над уровнем моря, и уж тем более на Тюдзендзи-ко (1270 м). Так что местный климат больше похож на климат Хоккайдо. Никко даже называют "природным холодильником".

    На берегу - деревня на горячих источниках Тюдзендзи Онсэн. Много гостиниц и просто частных домов. И Нантай - снова в облаках.

    На обратном пути в автобусе образовался затор из японских школьников - еле вылезли на своей остановке. Пока шли к отелю, нас догнала наша первая горничная на машине (ездила в магазин за расходными материалами, прямо в служебном кимоно), подвезла. И такси до станции вызывать не пришлось: нас снова отвезли на отельском мини-бусе, хотя и не положено. Но гайдзины же, не бросишь бестолковых на произвол судьбы. :-)

    Между прочим, сама станция JR Никко - довольно примечательное здание, едва ли не первая постройка в этой местности, выполненная в европейском стиле, трогательно розового цвета. Внутри даже есть что-то вроде маленького музея в зале ожидания.

    Честное слово, уезжать было немного грустно...

    вики-код
    помощь
    Вики-код:
    Выбор фотографии
    Все фотографии одной лентой
    5 фото
    dots

    Дешёвый перелёт Никко на SkyScanner.RU
    сообщить модератору
      Наверх