Николаевская область

Николаевская область

LAT
Я здесь был
Хочу посетить

89 заметок,  8 советов по 8 объектам,  1 778 фотографий

помощь Подписаться на новые материалы этого направления
Вики-код направления: помощь
Топ авторов Николаевской области помощь
Все авторы направления
2
agritura
помощь
в друзья
в контакты
С нами с 1 мар 2009

"Майские" на Юге Украины. Ольвия (Парутино)

 
26 февраля 2009 года 59792

Сегодня в наших планах Ольвия Понтийская. Поедем через Николаев, там же купим еды и напитков в дорогу. Заповедник «Ольвия» - это развалины поселения милетских греков 6в д.н.э. – 4 в.н.э. Город просуществовал тысячу лет, пережил два нашествия варваров, которые разделили его существование на три периода: эллинистический, Греко-римский и позднеантичный. Говорят, нигде в мире за пределами самой Греции, не находили столько греческих древностей. Бывали здесь Иоанн Златоуст (Дион Хризостом) и Геродот. Находится вся эта красота в поселке Парутино Очаковского района. Обнаруживали здесь жилища разного типа и эпох – от землянок и полуземлянок первых поселенцев до более поздних храмов и дворцов. Раскапывать городище начали еще до войны, затем немного поднапряглись в семидесятых, а потом, видно, деньги кончились, даже на консервацию не хватало; некоторые раскопы даже прикопали, чтоб не разрушались и не растаскивались. Кое-какие исследования продолжаются до сих пор, но вяленько – не хватает средств. Специалисты считают, что раскопано только 20% территории поселения. Примерно треть размыло лиманом. Губительно повлияли на руины несколько землетрясений и оползни. Правда, урон, нанесенный природными катаклизмами, ничто по сравнению с варварством людей.
Уже по возвращению домой в Интернете прочитала гневное интервью с Валентиной Крапивиной, заведующей заповедником. На протяжении десятилетий несколько поколений парутинцев (поселок, к слову, вырос из поселений каторжан) исправно разграбляли свою достопримечатель­ность. За последние несколько лет вандалы растащили больше 1600 (!) могил некрополя. Большин­ство сокровищ «уплыло» за рубеж. Специалисты предполагают, что стоимость утерянных ценностей может составлять около 50 млн долларов. Говорят, в стенах поселковых построек можно увидеть множество камней и обломки колон из раскопов. Драгоценные «осколки древности» дегенеративные потомки каторжников продавали как стройматериал! Дошло до того, что была сделана попытка демонтировать и стащить «под заказ» два уникальных алтаря. К счастью, работники музея вовремя подняли шумиху в прессе, наглого разбоя удалось избежать. Все это очень грустно, т.к. очевидно наплевательское отношение государства к своим ценностям. Наверное, хорошо, что археолог Фар­маковский, раскопавший Ольвию в начале 20 века, уже умер - сейчас он все равно бы умер от горя. Совсем недавно, в 2002 г удалось добиться присвоения Ольвии статуса Памятника национального значения. И даже не смотря на это, только в про­шлом году наконец-то выделили средства на достойную охрану, и была нанята частная фирма «Юг-Щит-1». Теперь раскопы охраняют вооруженные мужики с собаками. Вернее то, что еще можно охранять.
Все это я узнала, уже вернувшись домой. А теперь мы направляемся знакомиться с Ольвией, надеясь, что нам расскажут о ней подробнее сотрудники музея. Святая наивность! У меня с собой распечатка с общей информацией из Интернета. Читать вслух буду на обратном пути – сейчас интересно смотреть в окно. Правда, оказывается, интересного не так уж много.
Мы в «царстве» Южного Буга. Все чаще вездесущие Александровки перемежаются с разно­образными Прибужськими, Бужзькими и Забужськими. Сельца – все на одно лицо: все та же си­рень, гуси, синенькие и серенькие хатки, … Только одни побогаче, другие победнее.
Мы едем совсем недалеко от Бугского лимана, то приближаясь к нему, то удаляясь. На по­следнем участке пути населенных пунктов совсем мало. Позади домов блестит на солнце лиманская вода. Все словно погружено в полуденный сон.
Въезжаем в Парутино. Поселок как поселок, ничего особенного. Как обычно, никаких внят­ных указателей. Выезжаем к берегу лимана. Заповедника пока не видно. Хочется побродить по бе­режку, что мы и проделываем. В воде, галдя, плещутся гуси. Странно – морская вода и домашняя птица…
Подбираем несколько небольших симпатичных ракушек, которых здесь в изобилии. Пах­нет морем, приятно шуршит водичка. Берег совсем пустынный, поселок словно вымер. Наконец, показывает кривенькая бабулька в затрапезном наряде. Она с деловым видом топает вдоль берега и бормочет что-то под нос, обращаясь то ли к гусям, то ли к самой себе. Шамкающим суржиком она поясняет нам, как добраться до заповедника. Едем. Это, оказывается, совсем близко.
У ворот в тенечке сидят два синемордых селянина. Вокруг них носятся утята. Один из мужиков оказывается кассиром. Он продает нам билеты и указывает, куда можно поставить машину. Оставляем в машине все лишнее и отправляемся на экскурсию. Сегодня светит солнце, совсем тепло, я раздеваюсь до футболки. Идем по направлению «Начало осмотра». Вдоль дорожек высажены какие-то ярко-синие цветы (надо будет сделать на обратном пути пару макро-фотографий), вдалеке слышится неясный непрекращающийся звон. Из административного здания выходит группка энергичных туристов с рюкзачками и московским акцентом. На их лицах недоумение. Они сообщают, что экскурсовод отказывается их обслуживать. Может быть, нам повезет? Слова туристов подтверждаются. В пыльной конторе экскурсовод, дама лет 35, с готовностью продает нам пару копеечных буклетов, однако сопро­водить нас и поведать тайны ольвийских раскопов отказывается наотрез, аргументируя это тем, что она, дескать, уже провела две экскурсии, и теперь у нее «отваливаются ноги». Ну, не драться же с ней?! Возмущенные, покидаем контору. Да уж, южный сервис на высшем уровне! Похоже, им здесь совсем не нужны деньги. Видно, разбогатели на торговле крадеными артефактами. С другой стороны, а на что их тратить?.. Преодолеваем последний шлагбаум. Путь нам преодолевает молоденький охранник в камуфляже и с автоматом, видимо, из того самого частного агентства. Вид у него вполне внушительный. Он строго проверяет наши билеты, вежливо и терпеливо объясняет, куда идти дальше и предупреждает, чтобы не спускались к берегу – там запретная зона раскопок. Мы и не думаем спорить – автомат здорово смахивает на настоящий. Впереди – обогнавшие нас туристы, с ними мы будем периодически сталкиваться не раз. Вообще, как для выходного дня, посетителей совсем мало. Слева в здании бывшего маяка – музей. Территория вокруг музея «украшена» явно современными скульптурами спорной художественной ценности. Становится понятен источник несмолкаемого звона – над плато висит густая туча насекомых. Они смахивают на крупных комаров, но, к счастью, не жалят, иначе, нам пришлось бы бежать без оглядки. Насекомых так много, что они буквально залепляют глаза, лезут в рот и в уши, приклеиваются к одежде. Откровенно говоря, приятного мало. Немного спасают солнечные очки. Заходим музей. В помещении прохладно. Экспозиция расположена по кругу. Амфоры, горшки, пару жертвенников, осколки колон и стен с греческими надписями – в основном, керамика и камни. Есть здесь и наборы древних хирургических инструментов, домашняя утварь, погребальные сосуды, немного женских украшений. Довольно скромненько. Слышала, что большая часть не разворованных находок находятся в национальных музеях посолидней, в Эрмитаже и Третьяковке. (Позже много нашла в Киеве). В музее на стульчике безмолвно восседает пожилая сухонькая служительница, сама похожая на экспонат. Выходим наружу. Пробиваясь сквозь густые облака козявок, подходим к краю обрыва. Внизу у моря лежит Нижний Город, вернее, его руины. Левая сторона берега покрыта раскопами. Видно, что работы у археологов еще предостаточно – раскопать центральную и правую часть берега. Интересно, кто это все будет финансировать… Продолжаем осмотр. Сворачиваем направо к кургану. Со стороны музея он не выглядит каким-то особенным - обычный холм, но, обойдя его, мы видим у подножья несколько каменных пилонов и ступени, ведущие в глубокую пещеру. Это Зевсов курган, под которым раскопан древний склеп. В склеп можно войти и осмотреть его, что мы и делаем. Погребальная камера представляет собой совершенно пустую комнату площадью примерно четыре на три метра. Довольно высокие полукруглые своды склепа укреплены тщательно обработанными каменными плитами из местной породы. По состоянию строительного материала, можно было бы предположить, что склеп соорудили пару лет назад. Похоже, греки умели строить. На выходе из склепа я замечаю гнезда ласточек, прикрепленные прямо к потолку, тут же с громким писком кружат и хозяева гнезд. Из подвесных жилищ выглядывают их желторотые чада. Да уж, в еде у них здесь недостатка нет, того и гляди бесчисленные мошки сами сожрут пернатых охотниц. Я попыталась сфотографировать птиц, но потом на фото их не увидела – этих стремительных созданий невозможно поймать в объектив. Или проблема в фотографе…
Солнце в зените, жара, правда, вполне терпимая, еще не летняя. Все тропинки полностью усыпали мелкими осколками рыжей глиняной керамики. Перед нами открывается огромное плато, сплошь покрытое раскопами. Намечены периметры стен, древние камни укреплены специальным составом и более современной кладкой. Возле каждой группы раскопов – таблички с надписями. Здесь и храмы Апполона, и баня-гимнасий, и руины жилых кварталов, и агора, и колодцы, и много чего другого. Мы бродим по долине, перепрыгивая с камня на камень, читаем надписи, фотографируем, отбиваемся от мошек. Посетителей совсем мало, они рассеяны по плато, и так же как мы, прыгают, фотографируют, восклицают. На одном из холмов сидят две дамы в сарафанах, укрывшись от солнца огромным полосатым зонтом. В знойном воздухе звенит монотонная «мошкариная» песнь.
Похоже, экскурсию вскоре придется заканчивать – над противоположным берегом, где расположен поселок под названием Лиманы, угрожающе нависла темно-синяя туча, все чаще видны сполохи молний и слышится отдаленный пока гром. Пока гроза идет вдоль берега, мы особо не волнуемся, но вот она меняет направление и переползает через лиман. Нам пора удирать. Поспешно идем к машине. Возле самой стоянки обнаруживаем незамеченный ранее склеп под почти плоским курганом. Невозможно уехать, не осмотрев его. Это захоронние некого Еврисивия и его супруги Ареты.
Их склеп почти не отличается от предыдущего, за исключением небольшого жертвенного столика в дальнем левом углу погребальной камеры. При посещении безымянных склепов нет такого тревожного ощущения, как здесь. Зная имена погребенных, чувствуешь себя немного неловко, как непрошеный гость, потревоживший вечный сон почивших, хоть самих покойников в склепе давно уже нет. Правда, особо прислушиваться к ощущениям нет времени, не хочется быть настигнутыми грозой. Снаружи тем временем совсем стемнело, поднялся ветер. Ну вот, теперь уже точно нам пора прощаться с Ольвией.
Как только мы садимся в машину, на лобовое стекло падают первые капли дождя. Под стеклом бьется попавшая в плен мошка.
Вот так нас встретила и проводила древняя Ольвия. Не очень-то гостеприимно. Ленивая экскурсовод, тучи мошкары, теперь вот – гроза. Словно руины не захотели сразу открывать нам свои секреты; значит, ждут нас в гости следующий раз.

вики-код
помощь
Вики-код:
Выбор фотографии
Все фотографии одной лентой
12 фото
dots

Дешёвый перелёт Николаевская область на SkyScanner.RU
сообщить модератору
  • Arina
    помощь
    Arina
    в друзья
    в контакты
    С нами с 27 мар 2010
    27 мар 2010, 23:04
    удалить
    Ольвия!Раскопки в середине 80-х! Свободный вход на территорию. Энтузиазм по коммунистически на раскопе: бесплатное вкалывание под полящим солнцем и полуголодное существование. Купание в лимане и песни до утра в Заячьей балке. Низкий поклон Крапивиной В.И. и Русяевой А.С. Объездил пол мира, много повидал, но воспоминания о раскопках в Ольвии мой главный капитал. А может и нас кто вспомнит: Московская область, Загорские дали.
Наверх