Область Килиманджаро

Область Килиманджаро

LAT
Я здесь был
Хочу посетить

18 заметок,  3 совета,  384 фотографии

помощь Подписаться на новые материалы этого направления
Вики-код направления: помощь
Топ авторов Области Килиманджаро помощь
Все авторы направления
WildStrelok
помощь
в друзья
в контакты
С нами с 6 мая 2009

Жизнь Танганьики

 
8 июня 2009 года 23753

“ Я хочу сейчас только одного: вернуться в Африку. Мы еще не уехали отсюда, но, просыпаясь по ночам, я лежу, прислушиваюсь и уже тоскую по ней.

Сейчас, глядя сквозь туннель, образуемый деревьями, на небо и белые облака, бежавшие по ветру, я так любил эту страну, что был счастлив, как бываешь счастлив после близости с женщиной, которую любишь по-настоящему, когда, опустошенный, чувствуешь, что это готово опять нахлынуть на тебя, и вот уже нахлынуло и ты никогда не будешь иметь всего, но то, что есть, это с тобой, а тебе хочется больше и больше – хочется иметь это все, в этом быть и жить только этим, и снова познать обладание, которое длится вечность – бесконечную, внезапно обрывающуюся вечность; ты заставляешь время остановиться, и иногда тебе кажется, что оно совсем остановилось, и потом, уже после, ты ждешь, когда же оно снова придет в движение, и оно медленно, медленно оживает. Но чувства одиночества у тебя нет, потому что, если ты любил ее радостно и без трагедий, она будет любить тебя всегда; кого бы она не любила, куда бы не ушла, тебя она любит больше всех. И если ты любил в своей жизни женщину или страну, считай себя счастливцем, и даже когда ты умрешь, твоя смерть ровно ничего не изменит.”

Э.Хемингуэй “Зеленые холмы Африки”

Тормози перед зеброй...

При поездке в новую страну всегда интересно не только побывать в горах, подняться на какую-нибудь вершину, но и попробовать понять жизнь населяющих ее народов, их нравы, обычаи, проблемы, взгляды, систему ценностей. Это трудно сделать, рассматривая окрестности из окон туристического автобуса. Лучше всего – погрузиться в новый мир, отказаться от накатанных туристических маршрутов, самостоятельно организуя свой быт, маршрут передвижения, ночуя в семьях местных жителей, вникая в их реальные, а не нарисованные организаторами для туристов, проблемы.

Именно так мы пытались изучить новую для нас страну – Танзанию, которая появилась на свет в 1964 году путем объединения в единую федерацию Танганьики и Занзибара, стран с разными религиями, обычаями и традициями. Целью поездки, конечно, было восхождение на Килиманджаро, но глупо, затратив большие деньги на дорогу, ограничиться только вершиной, не посетив национальные парки этой страны, не познакомившись с ее народом.

Мы начали путешествие в континентальной части Танзании – бывшей Танганьике, которая до первой мировой войны была немецкой колонией, затем отошла к англичанам, и получила независимость в 1961 году.

26 января 2002 года мы прилетели в аэропорт Килиманджаро и расположились в туристической столице страны – в городе Аруша, в доме москвички Марины, живущей здесь с 1996 года со своим мужем Чарльзом.

Разобрав свои вещи, сели пить чай. Мы рассказывали о России и Москве, Марина – о жизни в Танзании. Жизнь таких смешанных семей не проста. Конечно, в Москве черный цвет кожи никого не удивит, но все равно и у Чарльза там была стычка со скин-хедами, окончившаяся благополучно только благодаря его силе и крепкому сложению. В Танзании проблемы возникают у Марины. Конечно, быт у нее налажен, есть сужанка Лея, выполняющая всю работу по дому, любящий муж, имеющий хорошую, высокооплачиваемую работу, но не хлебом единым жив человек. Местная родня воспринимает ее как туристку, не имеющую никаких прав, чужие обычаи, взгляды, порядки. Когда они жили в Дар-эс-Саламе, было легче. Там можно было посещать Русский Культурный Центр, где по пятницам собираются выходцы из СССР, выставки, театральные постановки. Аруша в этом плане - совсем деревня, круг общения очень мал, в основном несколько живущих рядом семей из Европы. Да и к белому человеку – музунгу- отношение своеобразное.

Баобаб

Сложилось впечатление, что между основной массой черного населения и белыми сохраняется дистанция - остатки английского колониального наследия, когда белый мог занимать только руководящие посты, а, если подходящей ему работы не находилось, то его просто возвращали в Англию, не позволяя работать простым рабочим, чтобы не ронять авторитет белого человека. Англичане даже завезли сюда индусов, чтобы создать средний класс торговцев, приказчиков и младших управленцев, не позволяя работать на этих должностях белым и считая, что с этой работой не справятся черные.

Конечно, с тех пор авторитет белого сильно пошатнулся. Сказалось и национально-освободительное движение и мировые войны и недолгий период развития по пути социализма (об этом напоминает памятник в Аруше). В настоящее время репутацию белого подрывают секс-туры одиноких скандиновок и гастроли танцевальной группы “рашн-герлз” (все вполне невинно, в купальниках, но сам факт, что белые женщины танцуют на сцене в полуобнаженном виде, собирает на шоу толпы суахили и индусов). Но многое осталось и это сказывается не только в повышенном внимании к белому на улице, но и в сильно завышенных ценах в магазинах и на рынках, где с белого возьмут в несколько раз больше, чем с суахили.

Чарльз работает в частной клинике врачом-гинекологом. По его личной статистике – 38 процентов рожающих женщин инфицированы СПИДом. Ужасные цифры. Но, похоже, никто на них особенного внимания здесь не обращает. Молодые девушки часто отправляются на заработки в Дар-Эс-Салам, подрабатывают проституцией и возвращаются в деревню уже больными. Профилактике СПИДа практически не уделяется никакого внимания. Кроме того, вносят свою лепту и обычаи племен. Так, у масаев всем девочкам делается обрезание половых органов (клитора), причем все это - одним ножом, который, конечно, никто не стерилизует. При этой процедуре происходит массовое заражение СПИДом.

У Чарльза от СПИДа уже умерли два брата и их жены, осталось много сирот и племя постановило, что он должен взять на воспитание двух мальчиков семи и восьми лет. Марина больше хотела взять четырехлетнюю девочку, но та уже оказалась зараженной СПИДом и пришлось оставить ее в деревне. В соседних странах ситуация не лучше, спасает только высокая рождаемость. Часто смертность списывают на малярию. Хуже всего ситуация с малярией на побережье Индийского океана, в Дар-Эс-Саламе и на Занзибаре, но в Аруше Марина тоже болеет каждый месяц. Тропическая малярия – самая опасная и может привести к смерти. Нам рассказали страшные истории - о европейцах, которых отказывались сажать с высокой температурой в самолет и даже о женщине, которая от внезапной малярии умерла уже в полете. Мы, конечно, пили таблетки для профилактики малярии (Лориам), причем не только в Африке, но и за неделю до вылета в Москве, и месяц после возвращения. К сожалению и они не всегда помогают, сажают печень, имеют массу побочных эффектов, плохо совместимы с алкоголем. Перед сном долго учились заправлять противомоскитный полог над кроватью, и не напрасно - ночью появились москиты.

После поездки в национальные парки и восхождения на Килиманджаро, мы опять вернулись в Арушу, и вместе с Мариной и Чарльзом поехали поужинать в недорогой ресторанчик для местных.

Выглядел паб довольно экзотично – огороженная забором поляна, на которой расставлены столики, очень громкая ритмичная музыка, в центре – крытая беседка с окруженным галдящей толпой бильярдным столом и ни одного белого. Он сильно отличался от ресторанов для туристов – чернокожие красавицы в блестящих шелковых платьях, официантка, которая приносит вам тазик с водой для мытья рук перед едой, ежик – бегающий в траве между столиками.

Проверка на дорогах

Чарльз рассказал о новостях Аруши, в которой любят проводить встречи президенты разных африканских стран, а недавно посетил и Билл Клинтон. Возможно, это связано с расположением города в центре Африки, на полпути от Каира до Кейптауна. Здесь даже есть колонна с часами, на центральной площади, обозначающая этот центр. Возможно, город пользуется у них популярностью из-за дорогих пятизвездочных отелей, которые построены для богатых любителей сафари.

Утром Чарльз отвез нас на своем джипе Судзуки на автовокзал, и мы погрузились в автобус индийской компании “Скандиавиан”. Билеты до Дар-эс-Салама (12$) мы купили накануне. Можно добраться дешевле, долларов за семь, но на медленном рейсовом автобусе, битком забитом пассажирами и тюками с грузом, расположенными даже на крыше, или дороже, на автобусе (“шаттле”) с туалетом, долларов за 20 (платить лучше в танзанийских шиллингах, так как это значительно выгодней).

В автобусе белых кроме нас не было, но публика выглядела довольно респектабельно, все-таки по местным меркам автобус дорогой. Долго ехали вдоль склонов Килиманджаро, любуясь ее снежной вершиной, парящей в мареве горячего африканского воздуха. Даже не верилось, что всего два дня назад мы стояли на ее вершине. После Моши дорога свернула по направлению к морю, и ландшафт за окнами стал меняться. Появились огромные плантации сизаля. Необозримые ряды высоких агав с мечевидными листьями разбегаются вдаль во всех направлениях. Сизаль – это грубое волокно, получаемое из листьев агавы. Из сизаля изготавливают канаты, сети, щетки. Это важная культура для Танзании.

Дневной Дозор

Кое-где встречаются небольшие крестьянские наделы. Их пашут на быках, с помощью каких-то деревянных плугов, как и сто лет назад. Так же архаично выглядят некоторые деревни из глиняных хижин, покрытых пальмовыми ветками. Но все же прогресс идет и встречается все больше домов, хоть и одноэтажных, но покрытых штукатуркой, возможно даже кирпичных. Их число растет по мере приближения к Дар-эс-Саламу.

Сам Дар-эс-Салам – большой современный город, бывшая столица Танзании, де-факто столица страны. Центр города выглядит вполне современно, окраины больше похожи на деревню. На автовокзал прибыли в 17-00. Еще в Москве мы через интернет и ФОРУМ www.mountain.ru нашли живущего в Дар-эс-Саламе суахили Джулиуса, который вместе с московским альпинистом Андреем, учился в Лондоне. Я позвонил ему с автовокзала и он встретил нас и отвез к себе домой.

Джулиус очень веселый и обаятельный суахили. Его дом, на окраине города, небольшой, комнат 6-7, но самый шикарный в окружающих его трущебах. Гостепреимная Хелен, жена Джулиуса, работает в министерстве образования Танзании и пишет учебники для детей. Сам Джулиус работает антропологом в университете Дар-эс-Салама, занимается проблемами местных племен.

Масаи – одно из немногих непокоренных племен Африки. Они живут в своих плетеных хижинах, обмазанных навозом, в полном согласии с природой и признают только свои законы. “Что нам президент – он не из нашего племени, почему мы должны его слушаться?”. Такое же отношение у них к странам и государственным границам. Говорят, что к деньгам они тоже равнодушны, что их интересует только скот. Скот - это святое. Они уверены, что их бог Энгай даровал им всех животных в мире, поэтому они спокойно идут на грабеж скота у соседних племен. Более того, каждый мальчик может стать мужчиной, только если украдет у кого-то скот, чаще всего у других масаев. Для обкраденных масаев – это страшный позор и они должны догнать воров и убить их.

Розовые фламинго
(В кратере Нгоро-нгоро)

Так что у Джулиуса хватает работы, т.к. конфликты правительства с масаями – обычное дело. Кроме того, масаи живут вдоль Большого Африканского разлома, т.е. в местах, где большие площади объявлены национальными парками. Сохранение балансов интересов масаев и животных – тоже нелегкая задача.

Джулиус очень интересовался, как в России решаются такие проблемы, в частности в отношении народов Севера. После совместного распития бутылочек пива “Килиманджаро”, он стал рассказывать о своей службе в танзанийском спецназе во время войны с Угандой и о политической ситуации в Танзании. В принципе, все спокойно, но есть очаг потенциальной напряженности – Занзибар, который, со слов Джулиуса, был включен в состав Танзании под давлением СССР, который опасался, что остров попадет в американскую зону влияния. Но Занзибар – это совершенно другой мир, мусульманский мир, что создает постоянную напряженность с христианским населением Танганьики и Занзибар все время думает об отделении. Как сказал Джулиус – “Занзибар – это наша Чечня”, чем меня очень удивил – большинство жителей Танзании даже не подозревает о существовании России, не то что о ее проблемах.

Вечером Хелен угощала нас вкусной рыбой из озера Виктория и отличным рисом, приготовленным на кокосовом молоке. После ужина сходили в соседнее интернет-кафе. Как ни удивительно, но в стране, где почти нет телефонов, повсеместно есть выходы в интернет, где за умеренную плату можно послать письмо, сбросить данные на CD или даже воспользоваться услугами интернет-телефонии. Правда связь в Дар-эс-Саламе была ужасной и одно письмо отправлял целый час.

Вернувшись домой сидели на террасе дома, и беседовали, под доносящийся издалека рокот тантамов, обсуждали политику и жизнь танзанийцев.

Группа бабуинов на марше

Другим известным племенем, живущим на юге Танзании, является маконде, племя искусных резчиков по дереву. Их изделия можно купить по всей Танзании, но лучше всего не в специализированных магазинах в районах Национальных парков, а на рынках Аруши или Занзибара, где они стоят в три раза дешевле. Не удержался и купил маску, выдолбленную из куска ствола черного дерева и изящно вырезанное масайское копье, которое, к счастью, не отобрали в аэропорту.

Маконде вырезают целые скульптурные композиции из стволов деревьев, причем не распиливая их и не пользуясь клеем. Конечно, это очень кропотливая ручная работа и 5-10$ за такую маску не кажутся чрезмерной ценой.

Достопримечательностей в Дар-эс-Саламе мало. Купаться в черте города не стоит, полиция гоняет на пляжах – говорят, что много акул да и санитарное состояние не очень. С купанием в стране вообще проблема. Купаться можно только в море, за чертой города, на специально оборудованных пляжах, и на островах, куда мы и направились. По возвращении из Занзибара мы посетили Национальный музей, до него легко дойти пешком прямо от порта. Здание большое, современное, но экспозиция довольно бедна. Интерес представляют останки древнего человека, найденные в Олдувае, залы истории страны, рассказывающие о годах исследований и колонизации, о хорошо известных Давиде Ливингстоне и Генри Стенли, об английском путешественнике Джеймсе Гранте, который вместе с Джеком Спиком установил, что Нил вытекает из озера Виктория, первовосходителе на Килиманджаро – Гансе Майере, об открывателе озера Танганьика – Роберте Бертоне, а также о периодах немецкой и английской колонизации. Можно посмотреть на 60 килограммовый бивень огромного слона, коллекцию оружия населяющих страну племен, искусно вырезанные мастерами маконде из дерева скульптуры, но все равно - не покидает ощущение провинциальности, как в краеведческом музее российской глубинки. Зато приятно посидеть в парке музея, под огромным деревом. Здесь же можно довольно дешево пообедать в столовой для местных.

Пройдя по Самора авеню можно добраться до хорошего книжного магазина, расположенного в кафе Cocos, напротив английского консульства. Здесь мы повстречали белых, которых не видели на улицах города – похоже они совсем не ходят пешком.

Джулиус с Хелен отвезли нас в аэропорт Дар-эс-Салама, где мы с ними тепло попрощались и пошли на посадку. До свидания, Танзания, экзотичная мирная страна Килиманджаро.

вики-код
помощь
Вики-код:
Выбор фотографии
Все фотографии одной лентой
6 фото
dots

Дешёвый перелёт Область Килиманджаро на SkyScanner.RU
сообщить модератору
    Наверх