Озеро Лама

Озеро Лама

LAT
  • 69.53752N, 90.42575E
  • Я здесь был
    Хочу посетить

    6 заметок,  7 советов по 6 объектам,  102 фотографии

    помощь Подписаться на новые материалы этого направления
    Вики-код направления: помощь
    Топ авторов Озера Лама помощь
    Все авторы направления
    10
    Annataliya
    помощь
    в друзья
    в контакты
    С нами с 14 мая 2009

    Белый шаман

     
    23 декабря 2011 года 412210

    Эта заметка является частью дневника «В Сибирь "по этапу"»

    Многие уфологи и те, кто увлекается всякими загадочными вещами, считают плато Путорана аномальным местом. Они убеждены, что именно здесь, как нигде больше, возможно прямое общение с неземными цивилизациями, ибо всяких непонятных штук, которые не могут объяснить ученые, тут не мало. Например, на плато Путорана имеются странные следы - круглые ямы. В этих ямах образуются мини-болотца, растет болотная трава и чахлые деревца. Но есть и такие, где вообще ничего не растет, и уфологи видят в этом массу всего необычного. Кроме того, у многих людей, которые поднимаются на плато, часто по непонятным причинам меняется настроение, начинает болеть голова, раздражают разные вещи, других пугает что-то необъяснимое, а некоторые даже сходят с ума. Живущие рядом с плато эвенки считают его странным и опасным. "Места, где ничего не растет, где нет следов животных, - очень плохие места!" - говорят они.
    Я, конечно, не могу со стопроцентной уверенностью утверждать, насколько всё это правда. Так, на своем пути мы не встретили никаких ям. Но зато после нескольких часов хода на катере к озеру Лама, перед самой разразившейся над нами грозой мы видели удивительное явление - двойную радугу над озером и горами, да не просто двойную, а такую, где две радуги выходили под углом из одной точки!

    Впрочем, и та турбаза, на которую мы держали путь, была совершенно не простой. Построил и открыл ее Олег Крашевский - человек, которого за его способности все местные нганасаны и долганы, то есть, представители здешних коренных народностей, признали своим шаманом. Именно своим! Они дали ему имя Сырай-коу-ня, что значит Белый шаман, и даже передали своих идолов - тех, которых передают из поколения в поколение, а некоторых даже таких, каких могут иметь только шаманы. Конечно, мы не смогли удержаться, чтобы не познакомиться с Олегом поближе.

    С виду Олег - совершенно обычный человек. Крепкий высокий мужчина средних лет типичной русской наружности, борода, русые волосы до плеч, сильный голос. Кажется, дай ему в руки лопату, пилу, топор, и всё начнет спориться в его руках. Да так оно и будет. Олег работы не боится, и свою турбазу на берегу озера Лама во многом строил сам. А еще он - отличный организатор. Задумал что-то сделать, значит, обязательно сделает. С турбазой, кстати, так и получилось.

    - Сначала я просто решил построить для себя дом, - признался он нам. - Место здесь удивительное. Это место силы. Видите гору на противоположном берегу. Она называется Шаман. Там, по преданию, раньше жила эвенкийская шаманка. Хотя, как по преданию? Мы сначала тоже так думали, а потом решили слазать и посмотреть. В результате на склоне горы нашли пещеру, а рядом с ней - нескольких идолов. Значит, получается, что вовсе не предание это было про шаманку, а истинная правда - жила она там. А еще посмотрите на верхнюю часть горы в середине. Ничего не замечаете?

    Мы с Антоном вгляделись в гору, в то место, куда нам показывал Олег, и, как по мановению волшебной палочки, увидели ...лицо - прищуренные глаза, нос, сложенный в гримасу рот. Конечно, все каменное. Но именно такие каменные лица на склонах гор, камни, похожие на людей или животных становились у нганасан, у долганов и у эвенков их идолами, которых они называли койка.

    - И потом, - продолжил Олег, когда понял, что мы увидели то, что он хотел нам показать, - в этом месте идут очень сильные потоки энергий, здесь ощущаешь себя совершенно не так, как где-то еще. В общем, сначала я построил дом для себя, а затем понял, что мог бы принимать здесь гостей, туристов, потому что эту энергию тут чувствуют многие. Мы расширили дом, достроили к нему еще третий этаж и еще несколько отдаленных домиков.

    Сложно, конечно, было и дорого. Сами видели, что только на катере сюда идти шесть часов. А если с грузом... Завозили стройматериалы и на барже, о которой сами не знали - пройдет она здесь или нет, и зимой на снегоходах и санно-тракоторных поездах. Но, наконец, построили. Хотя недоделанного всего еще много!

    Я слушала Олега о его турбазе, но меня так подмывало порасспросить его о другом: как он стал шаманом, и вообще, кто такой шаман, и чем он, так сказать, занимается по своему основному шаманскому роду деятельности?

    Оказалось, что началось всё давным давно, а именно в конце 1970-х. Тогда Олег - еще совсем молодой парень, норильчанин работал охотоведом в Норильском научно-исследовательском институте сельского хозяйства Крайнего севера. Ему приходилось много ездить по тундре, знакомиться и общаться с коренными народами. Тогда он и увлекся традициями и обычаями нганасан, начал их изучать, и нганасане прониклись к нему симпатией, стали дарить свои традиционные вещицы, начиная от деталей оленьих упряжей и национальных костюмов, и заканчивая украшениями и оружием, которым пользовались испокон веков. В первое время все эти вещи Олег отвозил в краеведческий музей, директором которого тогда работал очень интересный и увлеченный своим делом человек - Арсений Иванович Башкиров. Но потом Башкиров умер, и Олег стал собирать нганасанские вещицы для себя. Так, со временем, у него самого получился немаленький музей, который теперь он разместил в холле на первом и втором этажах главного дома своей турбазы.

    Но больше всего Олега интересовало шаманство, которое процветало у нганосан да и у других народов севера вплоть до середины 20 века. У нганасан шаманы считались наиболее сильными и деятельными среди всех, способными творить чудеса. Чаще всего ими становились те, у кого в роду уже были шаманы - отец, дед или прадед. Но захотеть стать шаманом и стать им у нганасан было невозможно. Шамана должны были избрать сами духи - ведь в дальнейшем главной его работой становилась передача информации из мира существ нгоу, то есть добрых духов, в мир обычных людей, переговоры с духами для создания максимально благоприятных условий жизни группы людей, которую шаман представлял. Кстати, шаманы были почти в каждой кочевой группе нганасан и такая группа чаще всего находилась в полной власти своего шамана. А так как интересы групп часто не совпадали, и между ними существовали разногласия, каждый шаман должен был отстаивать интересы своей группы. В итоге между ними не редко происходили "битвы", порой, даже такие, что передавались из поколения в поколение в преданиях: "огромные камни слетали с утесов и катились с грохотом в бездны, сверкали молнии и грохотали громы". Насколько всё было именно так, как рассказывалось, сейчас уже точно никто не ответит, но у нганасан есть предания и более свежие. К примеру, одно из них говорит о том, что происходило менее ста лет назад.

    Жил тогда шаман по имени Дюхаде (кстати, умер он только в 1940-х годах 20 века), который неоднократно при множестве зрителей во время гаданий протыкал себя копьем. Однажды, когда он сватался ко своей второй жене, ее отец отказал ему. Разгневался Дюхаде и взрезал себе ножом брюшную полость, затем вырезал селезенку, бросил ее на снег, подождал, когда она замерзнет, и на глазах у всех присутствовавших построгал ее и съел. Потрясенный отец невесты потерял дар речи и, на всякий случай, тут же согласился отдать свою дочку за шамана в жены. Другой случай. Когда Дюхаде был уже в почтенном возрасте, в поселок Волочанку приехал какой-то русский, которого стали подозревать в мародерстве - он искал ценности на нганасанских могилах. Дюхаде встретился с ним, попытался выяснить, так ли это, на что услышал отборную брань и то, что, мол, он плевать хотел и на нганасан, и на их могилы, и на Дюхаде с его шаманством. Но вдруг приезжий замолк, удивленно глядя в глаза шаману. Молчание длилось долго, после чего шаман спокойно произнес: "Через три дня ты умрешь!". А потом случилось невероятное. У провинившегося началась истерика, он заперся у себя в хижине, никого к себе не впускал, грозя пристрелить, периодически оттуда слышались крики и выстрелы. А через три дня все стихло. Когда взломали дверь, выяснилось, что хозяин мертв. Медики констатировали остановку сердца, хотя до этого ни на какие сердечные проблемы этот человек не жаловался. Еще был случай, когда уже сын Дюхаде - Тубяку - смог остановить метель. Была свадьба сына Тубяку - Леонида, которую праздновали в поселке Усть-Авам. По традиции, начали отмечать в доме невесты, а потом все гости с песнями и с подарками должны были перейти в дом к жениху. Но, как назло, разыгралась сильная пурга со шквальным ветром и нулевой видимостью. Тогда Тубяку сказал, что остановит ее. Он вышел на улицу, пробыл там какое-то время, а когда вернулся, сообщил всем, что с духами договорился - пурга стихнет, но не надолго. И действительно, метель неожиданно стихла примерно на полчаса, а потом разыгралась с новой силой. Но за это время все гости успели перейти в дом к жениху.

    Но, конечно, это всё - только сказания, которые подтверждены лишь рассказами свидетелей. Что же касается достоверных фактов сотворения чудес во время шаманских камланий, то есть, сеансов вхождения шаманов в связь с духами, то об одном из таких можно прочитать в трудах исследователя северных народностей, этнографа Попова. Он описал одно из камланий Дюхаде, когда тот разыскивал потерявшегося в тундре человека. Несмотря на 40-градусный мороз Дюхаде, одетый в шаманский довольно-таки прохладный костюм с множеством дырок и в перчатки без пальцев, проводил ритуал на улице в течение многих часов. Он долго ходил по тундре, расспрашивал растения и животных о судьбе пропавшего. В результате Дюхаде не только не обморозился, но даже не выглядел замерзшим. А пропавшего нашли. Шаман четко указал место, где тот находился, и сказал, что он еще жив. И действительно, через какое-то время его обнаружили именно в том самом месте, замерзшего и едва живого, привезли в стойбище и спасли.

    Вот как раз именно нганасанское шаманство и заинтересовало Олега. Как я уже говорила, у нганасан всегда были свои идолы - койка. Койка служили им для связи с духами. Ими могли быть искусственные предметы и естественные объекты, например, камни необычной формы, скалы, валуны, кусочки метеоритов или древней ископаемой фауны - раковины аммонитов. К искусственным же относились те, которые нганасане делали сами - выплавляли из металла, вырезали из рога или из дерева в форме людей или животных. Часто таким койка вставляли глаза-бусины. Обычно ими пользовались, конечно, сами шаманы, потому что об идолах нужно было заботиться, кормить их и т.д., а это не всегда было под силу обычным смертным. Поэтому передавать их посторонним было нельзя, это могло привести к разным опасностям и неприятностям.

    Так что, пока Олег не стал шаманом, обзавестись собственными койка ему не особенно светило. Но все-таки ему повезло. Причем, благодаря советской власти и атеизму, который она начала прививать среди людей на всей территории страны, включая нганасан, долган и прочих народностей севера. Так, один койка Олег смог купить, а другого нашел в брошенных шайтан-санках (специальных санях, на которых у нганасан ездили шаман, и где перевозились разные ритуальные предметы). Почему эти санки оказались брошенными, история умалчивает, но, по всей видимости, как раз потому, что те нганасане, которым они принадлежали, перестали быть язычниками и склонились к атеизму.

    Одновременно со своими находками и созданием музея Олег занялся восточными единоборствами и, как он сам говорит, вышел на биоэнергетику. А затем случилось удивительное. Общаясь с энергией цы, он почувствовал силу. Ему стало жутко интересно, он стал развивать в себе эти способности и ...научился лечить.

    - В то время я, проводя руками сначала, например, над здоровой ногой, а потом над сломанной, прекрасно чувствовал, что энергетически они абсолютно разные, а потом разобрался, как можно помочь человеку, - рассказал он нам.

    Кстати, сейчас Олег тоже может лечить руками, но делает это, во-первых, не за деньги, потому что имеет другой способ дохода, а, во-вторых, лечит только тех, кто сам к нему обращается. Он объясняет это тем, что нельзя помогать человеку, не осознавшему, почему он заболел, ибо болезнь в таком случае все равно к нему вернется и чаще всего даже с большей силой. И еще интересно, что одна из дочерей Олега - Даша, которой он также дал нганасанское имя На-ню, что значит Розовая чайка, унаследовала его способности. В один из дней, когда мы были на турбазе, она подошла к Антону и сказала: "Я тоже умею лечить!". "А как ты это делаешь, покажи!" - попросил Антон. Даша повернулась к нему лицом, обняла и постояла немного: "Вот так". Антон, правда, терапевтического эффекта от объятий девочки не ощутил. Но кто ее знает? :)

    Но я отвлеклась. Когда Олег научился лечить руками, первыми после его родных и друзей, кто об этом узнал, были нганасаны. Сначала в шутку они начала называть его шаманом, а когда убедились в его способностях, то признали шаманом серьезно и официально.

    Олег рассказывает странные вещи. Правда ли это или правда в его личном видении, сказать сложно. Дело в том, что, как считают нганасаны, все шаманы прежде, чем ими стать, проходят через, так называемую, "шаманскую болезнь", которая может продолжаться до нескольких лет. Это происходит, когда духи решают, что шаманом быть конкретно этому человеку. После такого их выбора будущий шаман теряет рассудок, но только временно и лишь в глазах окружающих. На самом же деле, в это время его душа совершает путешествие по разным дорогам верхнего и нижнего мира, обходит разных божеств и духов и получает от них дары. Вместе с этими дарами шаман получает право обращаться к духам и божествам-дарителям во всех случаях жизни с уверенностью, что его просьбы будут выполнены. Во время таких путешествий он абсолютно перерождается и становится совершенно новым человеком. Да и человеком ли?

    Олег же рассказывает, что у него "шаманская болезнь" совпала с болезнью физической, ровно через год после того, как нганасаны признали его Белым шаманом. С ним случилось странное. Внезапно он, будучи в полном расцвете сил и лет, попал в больницу с жуткими болями в брюшной полости. Врачи долго не могли поставить диагноз, склоняясь, то к аппендициту, то к гастриту. На самом деле, был перитонит - воспаление кишечника, который, по словам Олега, "буквально расползся в нескольких местах". Причину же болезни врачи так и не установили. Олег долго провалялся в больнице, похудел со 120 килограммов до 45, и как раз в это время прошел и через "шаманскую болезнь".

    - Ощущения были странные, - рассказал он нам. - Я совершенно спокойно покидал собственное тело и отправлялся общаться с духами, а врачи в это время констатировали потери сознания и клинические смерти и принимались меня откачивать. Я просил их меня не трогать, говорил, что мне хорошо, и что так и должно быть, но вы же знаете этих врачей?

    В общем, как бы там ни было, Олег пришел в себя, а после этого еще больше поверил в свои силы. Правда, на мой вопрос, в чем конкретно заключаются его "обязанности" шамана, прямого ответа он так и не дал.

    - Я - хозяин региона, - в конце концов, сказал он. - Вы знаете, кто это такой?

    На всякий случай, чтобы не ошибиться, я заглянула в интернет. Оказалось, что это "должность" весьма достойная. Хозяин региона должен оберегать свою землю от непрошеных злых сил. По всей видимости, Олег с этим отлично справляется. Кстати, после того, как долганы и нганасаны признали его шаманом, их койка просто рекой потекли к нему. А это - главный признак того, что их прежние владельцы видели в нем сильного шамана и не боялись доверять своих идолов.

    - Вообще, если о койка не заботится должным образом, то с человеком, у которого он находится в доме, могут происходить разные неприятности, начиная от банальных неудач на работе и заканчивая тяжелыми болезнями, - рассказал нам Олег. - Был такой случай. Звонит мне как-то женщина. "Вы, - спрашивает, - такой-то, такой-то?" - "Да," - говорю. - "Помогите, пожалуйста. У меня дома есть нганасанский идол. От него никакого нет житья. Заберите!" - "А что за идол?" - спрашиваю. - "Нет, вы скажите, берете или нет?" - "Беру, - отвечаю, - привозите!". И вот эта женщина, в тот же день, едва услышала адрес, примчалась ко мне. Позвонила в дверь. Я открываю. А она даже через порог не переступила, сразу ко мне: "Вы точно его возьмете? Вы его берете?". Дело в том, что просто так отдать кому-то койка нельзя. Человек сам должен согласиться его взять, и только после этого он становится новым хозяином койка. И женщина это знала. "Да, - говорю, - беру". Она мне протянула идола - вырезанную из дерева фигуру человека, и сама тут же бежать. Я даже не успел ее спросить, что это за идол и откуда он у нее. Так ничего о нем и не знаю.

    Нганасанских, долганских и эвенкийских койка у Олега сейчас не мало. Какие-то из них заняли достойное место в его музее, других он хранит дома и прячет от чужих глаз, так как именно они помогают ему держать связь с духами. Камлания же он проводит не регулярно, и он сам точно не может сказать, когда будет очередное. Желание провести его возникает спонтанно. "Это, как желание пить или почесать за ухом, - объяснят он. - Сейчас это нужно, а когда будет нужно в следующий раз, сразу и не скажешь". Олег научился предсказывать, говорит, что это совсем не сложно. Но практикует это только в редких случаях, так как "зачем человеку знать свою судьбу? Это же очень страшно - знать и не уметь исправить! Кроме того, любое предсказание - это всего лишь вероятность каких-то событий. И как раз предсказанием эту вероятность можно изменить, что значит, изменить и судьбу человека".

    У Олега семеро детей: четверо взрослых, которые живут уже своей жизнью, а с тремя младшими - Дашей, Никитой и Аленой - мы познакомились на турбазе. Он женат. Семейство у Олега дружное, веселое и гармоничное. Возможно, что такое благополучие дает ему жена Дара, которая живет и работает тут же на турбазе: следит за детьми, готовит еду. Дара называет себя Берегиней - женщиной, которая создает для мужа, для своего дома и семьи добрую ауру.

    Это - целая наука, основанная на древних славянских традициях и женской психологии, которой она успешно заправляет. Олег же поддерживает ее в этом. Он считает, что традиции северных народностей, скифов и славян, в принципе, близки. Именно поэтому неподалеку от турбазы мы обнаружили капище, представлявшее собой несколько выложенных камнями кругов с очагом по центру и в пяти местах на окружности.

    А рядом с ним - священную рощу с привязанными к стволам и веткам деревьев дарами богам и духам в виде тряпичных куколок и ленточек.

    Когда мы спросили Олега и Дару разрешения их сфотографировать, они убедили нас перенести фотосессию на следующее утро, так как было уже поздно, и они хотели переодеться. А утром вместе с Дашей, Никитой и Аленой пришли ...в традиционных славянских нарядах - очень красивых, как будто сошедших со страниц русских сказок.

    Правда, на шее у Олега, как и днем раньше весело четыре амулета - три древнеславянских символа, а четвертый, изображавший фигуру человека внутри ромба, - нганасанский, которому было больше двух тысяч лет, и который в благодарность за какой-то добрый поступок подарила ему представительница этого народа.
    Вот такой он Белый шаман.

    Больше фотографий можно увидеть здесь: Белый шаман и его семейство

    вики-код
    помощь
    Вики-код:
    Выбор фотографии
    Все фотографии одной лентой
    3 фото
    dots

    Дешёвый перелёт Озеро Лама на SkyScanner.RU
    сообщить модератору
      Наверх