Пекин

Пекин

LAT
  • 39.90817N, 116.39795E
  • Я здесь был
    Хочу посетить

    234 заметки,  73 совета по 49 объектам,  5 860 фотографий

    помощь Подписаться на новые материалы этого направления
    Вики-код направления: помощь
    Топ авторов Пекина помощь
    Все авторы направления
    1
    LisaAlisa
    помощь
    в друзья
    в контакты
    С нами с 9 дек 2009

    Хроники китайского пробега, День 7 (Чэндэ)

     
    10 декабря 2009 года 12691

    День 7 (01.05, день труда, первый день Золотой Недели)
    Обмен валюты – Летний дворец – люди – ужин

    С утра передо мной встала проблема наличных. Наличные я получала путем обмена живых долларов на юани в банке. До сих пор я прошла эту процедуру лишь один раз, без всяких проблем. В тот раз мне выдали номерок, и я терпеливо дождалась, пока над одним из окошечек не появился мой номер. Вообще банковские отделения тут на каждом шагу, их довольно много разных, но я меняла в Bank of China, поскольку мне его рекомендовали в отеле. Однако, курс, разумеется, был грабительский. Если официальный был ~8Y за доллар, то в банке предлагали примерно 7.4.

    До первого отделения Bank of China я дошла за 5 минут. В два окошечка стояла очередь, и когда наконец я, в нетерпении, просунула в окошечко доллары и паспорт, китаянка подняла не меня удивленные глаза и начала стеснительно объяснять, что они доллары не меняют. Несмотря на висящий на стене курс валют в виде электронного табло, несмотря на то, что банк открыт. Не разрешено. Попробуйте в соседнем отделении, оно побольше.

    Через пять минут я была в соседнем отделении, тех же размеров. Там повторилась та же история.
    Третье отделение было попросторнее, в него стояли аж четыре очереди. Моя очередь застыла на дедушке, который, судя по всему, хотел перевести деньги, но столкнулся с какими-то трудностями. Поэтому все пожилые люди из моей очереди аккуратно втиснулись в другие очереди, прямо к окошку. Вообще пожилые люди не стеснялись сразу подходить к окошку без очереди, и очередь не роптала. Вот оно, уважение к старости. Когда, наконец, я добралась до окошка, история, как уже известно, повторилась. Меня послали в очередное соседнее отделение. Но я уже была тертым калачом. Я вцепилась в банковского служащего, как энцефалитный клещ в ухо жертвы. Я потребовала дать мне наконец адрес нормального банка. Написать на бумажке для таксиста. Все это происходило, естественно, на сложном англо-жестикулярном наречии.

    Добыв бумажку с адресом, я не стала париться и взяла такси. За 5Y меня довезли до следующего банка в соседнем квартале. Те же четыре очереди. Тот же отказ. Но на этот раз служащий попался понимающий, и, после того, как я сообщила, что у меня нет карты Bank of China, сердечно уговорил меня снять деньги с моей зарплатной карты. Он ушел с чувством выполненного долга, а я сделала вывод – в праздники поменять деньги невозможно. Заботиться об этом надо заранее.

    В процессе мытарств я оказалась в пяти минутах ходьбы от входа в Летнюю резиденцию. Народу у входа была тьма. Билет, по случаю праздников, подорожал в два раза и стоил 90Y. У входа я обнаружила, что посеяла из бокового кармана купленную вчера первым делом на рецепшне карту города. Парк занимает примерно три четверти карты. Еще где-то шестую часть занимают монастыри, расположенные вокруг парка. И остальное – собственно город.

    Только я прошла в парк, мимо турникетов и охраны, как на улице раздалась пальба. Это по случаю праздника труда случились китайские фейерверки, догадалась я. Почему днем, и как это выглядело – я не знаю, ибо я была уже внутри парка, а они были совершенно снаружи. Знаю, что было много шума и дыма. Но не думаю, что посреди бела дня удалось устроить что-то действительно зрелищное. А в Пекине в это время праздничные представления, взгруснулось мне. Люди за несколько дней начинают репетировать танцы драконов. Ченде – слишком маленький город, тут праздничные демонстрации не чета столичным. Нет худа без добра, наверное, в Пекине сейчас довольно людно.

    Однако, войдя в парк, я поняла, что такое действительно людно. Бесконечное количество китайцев – местных и приезжих – с бесконечным количеством разодетых куклами детей. Не зря билеты в Ченде было трудно достать… Парк был бы много прекраснее, будь в нем раз в десять меньше китайцев. Радовало то, что никакой так называемой «культурной программы» не наблюдалось: ни завываний с эстрады, ни дурацких конкурсов. Зато дети ходили в красивых веночках и многие с крылышками. Например, с розовыми. Символично и показательно в плане отношения к детям. И на каждом шагу продавали что-то вкусненькое. Например, батат. Или, например, клубнично-помидорный (!) напиток. Это только на мой взгляд эти ягоды не сочетаются, а китайцам ничего… И – главное, везде очень чисто: на каждом шагу стоят урны, и мусор бросают исключительно туда. Лишь один раз я заметила на земле что-то, напомнившее своими очертаниями моему голодному женскому организму презерватив. При ближайшем рассмотрении выяснилось, что это пластиковая крышечка.

    Пройдя мимо уже привычных павильончиков, я вышла к воде. В парке удивительно красивая система озер, островков, соединенных мостиками, украшенных разными пагодами и павильонами. Работает прокат катамаранов и лодок, но кататься в одиночку мне не хотелось. Никакого Главного Дворца в парке, в европейских традициях, нет; есть множество помещений и садов совершенно различного назначения. Раскрыв карту, я попыталась составить маршрут, который позволит посмотреть все-все, и.. затрепетала. Задача не из легких. На парк действительно нужен день. Поэтому я наметила основные пункты посещения, в частности, каменный сад и прекрасный павильон на берегу большого озера.

    Скоро я научилась не раздражаться на обилие народу и даже извлекать из этого пользу: можно было безнаказанно снимать людей, никто внимания не обратит. И действительно, снимать я могла сколько угодно, китайцы ведут себя перед объективом естественно, даже если замечают, что их снимают, не гримасничают, не встают в красивые позы, как правило, не возражают, а просто продолжают делать то, что делали…

    Ну, почти все. Скоро я столкнулась с новым феноменом: для китайцев я девочка-покемон. Две косички и огромные, по их меркам, глазищи. Вообще в парке было очень мало иностранцев, туристов возят обычно в другое Ченде (почему – для меня загадка, там же нечего смотреть, кроме четырехуровневых развязок). Вследствие этого каждая вторая встреча с юными девицами, принимавшими меня за школьницу, ознаменовывалась просьбой сфотографироваться со мной. Проблема заключалась в том, что юные девицы обычно ходят стайками… Поэтому сначала мы снимались с одной, потом с другой, потом с обеими, потом еще с другими, потом всей толпой… к вечеру я уже сразу говорила, что готова только на групповые фото; впрочем, это меня не спасало, поскольку английского китайцев хватало ровно на то, чтобы понять мое принципиальное согласие. Молодые люди ко мне обращались гораздо реже, возможно, потому, что нравы в общении с противоположным полом довольно строги. Поговорил с девушкой наедине – женись!.. шутки шутками, но, действительно, молодой человек может легко дискредитировать девушку, беседуя с ней наедине. Но некоторые китайцы все же осторожно осмеливались обнять меня за талию. Бери я за фотографию по 20Y, я бы, наверное, окупила всю поездку… до чего непрактично получилось.

    Забавное наблюдение: любимым занятием китайских детишек, по-моему, является ловля головастиков. Вокруг любого водоема тусуются китайчата, и сосредоточенно орудуют сачками, наполняя банки будущими лягушатами. Что они потом будут делать с этой оравой – неизвестно; впрочем, учитывая то, что китайцы едят все…

    Прогулялась я по островам, посидела на искуственной скале с неизменной пагодкой на верхушке, посмотрела на водопад, и таки-добралась до каменного сада. Из сада камней долго не хотелось выходить.. это действительно – сад в саду, огороженный стенами с круглыми дверьми. Выйдя оттуда, я оглянулась на дверь и подумала, что так, должно быть, выглядела дверь в запретный садик Алисы. Тут я обнаружила, что потеряла уже вторую карту города – в этом саду… Знатный из меня сеятель. Решила, что третью покупать не стоит – по крайней мере до выхода из парка.

    Следующим пунктом значилась монгольская деревня, на поверку оказавшаяся… отелем, прямо в парке. Стоимость юрты я не выясняла. Двери некоторых юрт были приоткрыты, и мне удалось заглянуть внутрь – довольно уютно. Интересно, как это, жить в круглом помещении. Между юртами к дереву был привязан козёл. Из чистых фотографических побуждений я приблизилась к козлу и щелкнула его. Козел насторожился. Надо сказать, что если б он не был привязан, я бы не вела себя так беспечно. Я вообще боюсь козлов, любого происхождения. У козлов животного происхождения меня очень пугает взгляд. Есть у них что-то такое alien, как в японцах, пугающее. Когда я приблизилась еще чуть-чуть, услышала крики и топот ног. Это ринулись спасать меня от козла отважные китайцы…

    После того, как все достопримечательности были осмотрены, сил на то, чтобы подняться в горы, откуда должен был открываться прекрасный вид, у меня уже не было. Кроме того, тропинка, ведущая наверх, была преграждена красной ленточкой, рядом висел знак, сообщающий, что в это время особенно пожароопасно, поэтому вход В. Но – было бы желание… его-то как раз и не было. Хотя, судя по карте, на вершинах холмов можно было найти пагоды.

    Каким-то чудом вдруг оказалось, что в брожении по парку я пропустила чудесный уголок, совсем недалеко от входа. В огороженном стенами маленьком парке играла живая музыка, люди кормили золотых рыбок в пруду – корм продавали тут же -, дети лазали по скалам и мостикам, отражающимся в водной глади. Идиллическая картина в вечернем солнечном свете. Я забралась вглубь сада и вздремнула, убаюканная ощущением спокойствия, безопасности и всеобщей гармонии.

    В вечерних брожениях по парку заметила на холме чучело оленя. Надо же, подумалось мне, как китайцы тщательно подходят к оформлению парка, когда вдруг чучело шевельнулось и одарило меня внимательным взглядом. Руки тут же зажили самостоятельной жизнью, доставая и настраивая фотоаппарат. Олень в лучах закатного солнца… классика. Неподалеку бродил и второй. Близко они к себе не подпускали, но и не убегали, вели себя с большим достоинством. Вслед за мной олени были обнаружены китаянками, которым удалось одного покормить – чем именно, мне понять не удалось. Олень проявил признак интеллекта: кивком поблагодарил за угощение.

    Уже выйдя из парка, я разговорилась с двумя китаянками, мамой и дочкой; они были удивительно дружелюбны, узнав, что я ищу ресторан, предложили пойти вместе. Очевидно, мама желала попрактиковать английский дочери. Выглядело это так: девочка лет тринадцати, желая что-то спросить, долго испуганно смотрела на меня, формулируя вопрос, потом прижималась к маме и что-то быстро ей говорила, после чего мама говорила ей английскую фразу, а девочка старательно её повторяла. Идти в ресторан в этой компании я мягко отказалась… Но уже через пять минут меня нагнала другая девушка, и на приличном (для китаянки) английском языке сказала, что может помочь мне найти ресторан. Промелькнула и погасла мысль о том, что это какой-то развод. Девушка искренне хотела помочь иностранке, и просто пообщаться. К нам присоединился молодой человек, и на протяжении половины главной улицы мы мило беседовали; оказывается, в Ченде есть маленький университет, где они и учатся. Темнело, ребята на прощание указали мне ресторан, и ушли.

    Ресторан был удивительно оформлен в русской традиции: обшитые светлым деревом стены, деревянные же столы. В зале полно народу. На вход стояла очередь – знак того, что ресторан хороший. Человеку, прибывающему в очередь, в ресторане выдают номерок с китайскими иероглифами. Некоторые китайские цифры я уже знала, но в общем стабильно пропускала свою очередь. Тут же, увидев, что я иностранка, меня сразу провели в зал и посадили за стол. Меню, слава богу, было с картинками, но понять, что на них изображено, было невозможно. Официант по-английски ни бельмеса. Я сделала пасс руками над меню и вопросительно сказала «хао?». На вторичное действие он понял, что от него требуется, и тыкнул пальцем в каких-то два блюда. Я разделила ладонью блюдо, и попыталась спросить, подают ли у них половинки. Официант отрицательно замотал головой. И последнее, посмотрев на блюдо, я заподозрила, не курица ли это. Найдя другую картинку, с курицей, я тыкнула в оба блюда пальцем, и вопросительно посмотрела на официанта. Ага, кивнул, точно курица. Значит, выбираем аналогичное предложенному блюдо из креветок – ну и что, что море в двуста километрах – и второе.

    Очень быстро принесли лундзинь. Надо отметить, что такого лундзиня я больше нигде не пила. Восемь раз подходил ко мне мальчик с бурдюком воды и эффектно доливал кипяток мне в стакан через плечо, и чай оставался таким же чудесным, как и в начале. Креветки в кляре и кисло-сладком соусе были объедение, хотя кляра, на мой взгляд, было многовато. А второе блюдо, посоветованное официантом, оказалось нежнейшими ломтиками тыквы в тоненьком мучном кляре. Никогда не думала, что тыкву можно приготовить так вкусно. Но… позор! У меня не было аппетита и на половину принесенного, так что я попросила завернуть мне с собой, заранее зная, что все это останется в номере несъеденным…

    На подходе к отелю меня ждал последний сюрприз за день: в отеле не было света. На рецепшене сказали, что свет дадут через полчаса. Я мысленно умножила на два и загрустила: идти было некуда. Я даже не была уверена, что, поднимись я каким-то образом по темной лестнице на свой седьмой этаж, я попаду в номер, ведь ключ от номера электронный. Отойдя от гостиницы на сотню метров, я помечтала о том, чтобы свет дали побыстрее, обернулась… и да, его дали.

    Уверена, что хочешь в номер? Все на сегодня? Да? Ну хорошо…

    вики-код
    помощь
    Вики-код:

    Дешёвый перелёт по направлению Пекин
    сообщить модератору
      Наверх