Петропавловск-Камчатский

Петропавловск-Камчатский

LAT
  • 53.06156N, 158.62248E
  • Я здесь был
    Хочу посетить

    47 заметок,  48 советов по 35 объектам,  2 344 фотографии

    помощь Подписаться на новые материалы этого направления
    Вики-код направления: помощь
    Топ авторов Петропавловска-Камчатского помощь
    Все авторы направления
    Были в Петропавловске-Камчатском?

    Поделитесь фотографиями, впечатлениями и опытом!

    3
    bmv
    помощь
    в друзья
    в контакты
    С нами с 18 окт 2010

    Камчатка

     
    30 декабря 2010 года 24953

    Это пешеходное путешествие по Камчатке мы совершили в августе 1991 года. Однако, думается, что природа Камчатки мало изменилась за последние 20 лет и описанное ниже актуально и сегодня. Костяк нашей группы состоял из 5 человек, - все туристы со стажем, имевшие в активе походы 2-5 категории сложности по Кавказу, Тянь-Шаню, Якутии, приполярному Уралу. Руководить путешествием доверили мне.

    Камчатка - край вулканов, гейзеров и горячих источников, - и нам хотелось увидеть все. Но путевой информации по Камчатке практически никакой не было: ни книжек, ни толковых карт, ни описаний. Это объяснялось тем, что Камчатка является удаленным, редко посещаемым регионом, и одновременно пограничной зоной, имеющей много режимных объектов. Информацию приходилось добывать по каплям в беседах с бывалыми туристами и используя их самодельные схемы.

    В результате были выбраны основной и запасной маршрут путешествия. Основной вариант строился по кольцевой схеме из поселка Жупаново, куда мы предполагали добраться на теплоходе, и проходил через долину гейзеров, кальдеру Узона, вулкан Крашенинникова, озеро Кроноцкое с возвращением в поселок по речке Шумной. Запасной вариант был из поселка Паратунка через перевал Вилючинский, вулканы Мутновский и Горелый и далее перевалы Карымчик и Халзан до поселка Начики. Длинна пешеходной части похода планировалась 260-275 км, продолжительность 20 дней. Маршрут соответствовал 3-ей пешеходной категории сложности. Оптимальное время для путешествий по Камчатке – август, т. к. в июле - дождливо, а в сентябре – холодно.

    Оформив документы в маршрутно-квалификационной комиссии и получив разрешение на посещение погранзоны в УКГБ по Ростовской области, мы преобрели билеты на самолет до Петропавловска.

    Следующая проблема, которую пришлось решать - это обеспечение провоза спирта в самолете. Опытные туристы всегда берут с собой спирт, который используется в медицинских целях и как универсальная валюта. В глухих местах многие проблемы гораздо лучше решаются с помощью спирта, чем с помощью рублей или даже долларов. Главное преимущество спирта по сравнению с водкой в том, что в спирте больше градусов на единицу веса. А экономить вес в походах приходится на всем.

    Бывалые туристы знают десятки ухищрений, как можно провести спирт в самолете. Конечно, запечатанные трехлитровые баллоны с этикеткой «Березовый сок» уже не проходят. На контроле в аэропорту сидят тоже не дураки. Если даже спирт закрасить под вишневый компот и насыпать на дно гость ягод – это тоже старо. Подлинным шедевром изворотливости является закатывание спирта в 350-граммовые консервные банки в заводских условиях. Это уж наверняка. Помнится, этим методом пользовались наши альпинисты в 1982 году, когда летели в Катманду штурмовать Эверест. А потом после каждого удачного восхождения хором кричали известный клич хоккейных болельщиков: «Шай-бу! Шай-бу!», - намекая руководителю экспедиции, что есть повод выставить на стол консервную банку с желанной жидкостью.

    Наши возможности скромнее. Поэтому, мы подкрасили спирт чаем, разлили по коньячным бутылкам и запечатали заводской пробкой с помощью нехитрого приспособления. Алкоголь в заводской упаковке провозить можно. Наша хитрость удалась.

    Итак, все готово и мы вылетаем. Когда летишь на самолете на Камчатку, поражаешься огромными размерами нашей страны и тем, насколько малую ее часть мы до сих пор знали. Когда я ездил в командировки в Тюмень, я представлял, что это очень далеко от Ростова. Сибирь! Но до Тюмени всего 2,5 часа полета и разница во времени всего 2 часа. А до Петропавловска -11 часов полета и 9 часовых поясов. По сравнению с Петропавловском-Камчатским Тюмень представляется как пригород Ростова, вроде Батайска или Таганрога.

    После промежуточной посадки в Хабаровске летели в сплошных облаках. Когда самолет начал снижаться облака рассеялись, и в иллюминаторах показалась Авачинская бухта, окруженная сопками вулканов, а потом - взлетно-посадочная полоса аэропорта Елизово. Слева и справа от полосы виднелись бетонные отводы, ведущие к подземным ангарам истребителей-перехватчиков. Видимо взлетно-посадочная полоса одновременно используется для военных и гражданских целей.

    Добравшись автобусом до Петропавловска, первым делом посетили городской туристский клуб. Зарегистрировались, приобрели хорошую цветную пятикилометровую карту, получили дополнительную информацию о предполагаемом маршруте. Выяснилось, что район гейзеров, являющийся заповедником, закрыт местными властями для посещения туристами. К гейзерам можно добраться только в рамках однодневной вертолетной экскурсии с ухой и шашлыками из лосося з солидные деньги. Мы на такие расходы не рассчитали и вынуждены были перейти на обсуждение запасных вариантов маршрута.

    Спортивных задач в этом путешествии мы перед собой не ставили. Заявленная пешеходная тройка не являлась самоцелью. Мы хотели лишь получше узнать этот суровый и удивительный край – Камчатку. В качестве основных объектов, которые хотелось обязательно посетить и прочувствовать, мы выбрали – вулканы, горячие источники и дальневосточную рыбу.

    После турклуба решили искупаться в водах Тихого океана. Когда еще такая возможность появиться? Сели на каботажный катер и поплыли на противоположный правый от города берег Авачинской бухты до поселка Рыбачий. С борта катера любовались видами Петропавловска на фоне живописных вулканов, среди которых выделялись Корякская (3456 м) и Авачинская (2741 м) сопки. Однако сойти на берег нам не пришлось. Дежурный морской офицер на пристани поселка вежливо объяснил, что здесь закрытая зона и нам следует на катере возвратиться в город.

    Попробовали другой вариант. Добрались на автобусе до окраины Петропавловска и высадились на левом берегу Авачинской бухты. Разделись и с замиранием сердца погрузились в тихоокеанскую воду. Сердце замирало от холода, т.к. температура воды оказалась около 12 градусов. Купание было недолгим.

    Сели на берегу перекусить. Вдруг откуда ни возьмись, появился небольшой пес и приветливо завилял хвостом. В качестве ответного жеста мы предложили ему остатки рыбных консервов. Казалось бы, на этом обмен любезностями можно закончить. Но пес думал иначе. Видимо, он принял нас за вполне приличных компаньонов и решил от нас не отставать. Он проводил нас до остановки, а когда мы погрузились в автобус, он юркнул вслед и спрятался под сидением. При выходе из автобуса мы обнаружили, что он опять рядом. Поскольку распрощаться с псом по-хорошему не получалось, пришлось включить его в команду, присвоить кличку Найда – от слова найдённая, и поставить на довольствие.

    Прогуливаясь по Петропавловску, обратили внимание, что всюду на мини-рынках предлагается красная икра по цене 100 рублей за литровую банку и водка по 50 рублей за бутылку. Мы сделали для себя важный вывод: фактически эти два продукта ценились на Камчатке одинаково - литр за литр. Вполне возможно, что денежные пропорции между этими двумя ходовыми продуктами сохранились и сейчас.

    В Ростове тогда водка стоила 10 рублей, а красная икра - 200 за кило. Нетрудно посчитать, что за 8 бутылок водки, купленных в Ростове и обмененных на икру здесь, можно было бы полностью оправдать дорогу до Камчатки и назад. Но коммерсанты из нас никудышные. Все что мы привезли в Ростов, разошлось на презенты родственникам, да на чай с друзьями.

    Покончив с делами в Петропавловске, добрались на автобусе до поселка Паратунка и начали пешеходную часть путешествия. Первый этап маршрута проходил по грунтовой дороге от Паратунки до поселка Мутновский - около 70 км через 2 перевала высотой до 1150 м над уровнем моря. Первый перевал – Вилючинский находится в отроге одноименного вулкана, имеющего вид классического конуса, высоко поднятого над окружающими его холмами. Вулкан Вилючинская сопка (2173 м) смотрелся также грандиозно, как и Эльбрус со стороны Кисловодска.

    Через 50 км дорога начала круто по серпантину уходить вверх на заснеженный перевал. Здесь нас догнали две автоцистерны Урал, везущие солярку в поселок Мутновский. Естественно, мы договорились с водителями, что дальше будем двигаться вместе и устроились на бочках, как на спинах верблюдов.

    Автомобили Урал – это настоящий подарок нашего автопрома для дорог Камчатки. Три ведущих оси, подкачка шин из кабины водителя, лебедка - кажется, этот вездеход должен пройти где угодно. Но даже могучие Уралы по Камчатке ходят только парами с одновременной страховкой, как альпинисты в связке. Мы видели, как Урал буксовал на крутом снежном склоне. Но стоило водителю снизить давление в шинах, как машина уверенно пошла вверх. Мы видели, как Урал задними колесами провалился в снег по самую раму. Но вторая машина буксиром вытащила его из ямы, и караван пошел дальше. Мы видели, как два Урала провалились в снег, и каждый из них не мог двигаться самостоятельно. Казалось, что мы уже приехали и дальше придется идти пешком. Но, зацепившись лебедкой за собрата и используя его как точку опоры, один из Уралов выполз на твердый наст и затем вытащил вторую машину. Мы все-таки проехали заснеженный перевал и добрались верхом на Уралах до поселка.

    Поселок Мутновский, расположенный рядом с одноименным вулканом, представлял собой одноэтажный барак и баню на заснеженном плато. Виднелись также буровые вышки и высокие столбы пара, бьющие из-под земли. Поселок был создан для подготовки строительства геотермальной тепло-электростанции с целью обеспечения теплом и электроэнергией Петропавловска. Поскольку пар здесь самостоятельно выходит из-под земли, то его используют для отопления барака и функционирования бани.

    Переночевав в поселке, мы двинулись к вулкану Мутновский (2323 м). Этот вулкан представляет собой скальную гряду с небольшим кратером у северной ее оконечности, над которым постоянно вьется дымок.

    Преодолев небольшой перевал, начали подъем к кратеру по кальдере вулкана - ущелью с крутыми скальными стенами, по которому при извержениях стекает лава. Сейчас по ущелью течет только горячий ручей. Во многих местах ущелья видны фумаролы - струйки пара выходящие из-под земли через щели в скале. В местах выхода пара на поверхность – ярко желтые пятна серы.

    На одной из площадок встречаем странное природное образование грязевые сифоны – ямы метров 5 в поперечнике, в которых бурно кипит черная жижа, похожая на смолу. Это напоминает котлы ада, в которых черти должны варить грешников.

    Двигаемся дальше и наконец по крутым несложным скалам добираемся до кратера и заглядываем внутрь. Кратер представляет собой яму метров 70 в диаметре и столько же в глубину, имеющий достаточно правильную округлую форму и крутые стенки. Со дна кратера и от стенок тысячами тонких струек поднимается пар. В карманах держим марлевые салфетки, смоченные уксусом, которые следует приложить к органам дыхания при появлении признаков удушья или внезапного выброса вулканических газов. Насладившись редким зрелищем, уходим прочь.

    Следующей точкой маршрута была речка Асача. Двигались на юг по каменным россыпям вулканического происхождения, пока не вышли на грунтовую дорогу, приведшую нас к заброшенному поселку геологов. На большой солнечной поляне стояли около двадцати бытовок и кое-где железные остовы ржавеющей техники. Возможно, все это сюда доставили вертолетами. Людей видно не было, и мы двинулись дальше вниз по лесной дороге. До речки оставалось километров 7.

    Камчатские леса представляют собой сплошные заросли кедрового стланика. Когда эти деревья молодые, они вынуждены стелиться вдоль земли под грузом снежных сугробов. И лишь набрав силы, позволяют себе выбросить вверх ствол на 4-6 метров. Кедровый стланик напоминает вязанку кочерёжек, поставленных рукоятками вверх. Даже обезьяна вряд ли пройдет через такие заросли более 10 метров. Поэтому по Камчатке можно ходить или вдоль речек, или выше леса или по корявым грунтовым дорогам называемых здесь зимниками.

    Добравшись до речки Асачи, ширина которой составляла около 30 метров, а глубина по пояс, мы сбросили рюкзаки и разделись, чтобы освежится. Погрузившись в воду, вскоре заметили, что невдалеке от нас лениво плавает на поверхности большая рыбина с горбом выше морды – горбуша. Все дружно начали ее ловить руками, и вскоре удалось ее вытащить на берег. Потом увидели еще одну рыбину и тоже поймали. Позже мы поняли, что эта рыба уже отметала икру и, выполнив свой долг перед потомством, должна погибнуть.

    Потом у противоположного берега, в заводи возле скалы заметили поплавки. В воде стояла сеть. Кому-то пришла в голову мысль посмотреть, что в ней застряло. Опасаясь, чтобы не получить по шее от хозяина, трое смельчаков перебрались на другой берег и подняли сетку. В ней оказалось около 20 приличных рыбин лососевой породы. Выбрав для себя 5 самок покрупнее и опустив сетку на место, вернулись на свой берег.

    Далее началась подготовка к пиру. Самкам вспороли брюшки, и котелок наполнился красной икрой в белесых мешочках. Нашлись умельцы, знающие как очищать и солить икру и быстро принялись за дело по самой скоростной технологии. Одновременно на костре начали варить уху и готовить ломти для рыбного шашлыка.

    Не прошло и получаса, как добыча была готова к употреблению. Есть красную икру ложкой - в Ростове это казалось несбыточной мечтой, сказкой из кино. Здесь, на Камчатке это стало обычным делом. Самой большой проблемой оказалось, что для бутербродов нет хлеба. Есть же такие гурманы, которым икру подавай только с маслом, намазанным на хлеб. Пришлось на маленькие сухарики намазать немного масла, а сверху уложить горку красной икры.

    Оказывается красная икра лососевых пород – это достаточно общее понятие. Например, у лосося икра оранжевого цвета и помельче. У горбуши и краснухи икра действительно ярко красная и икринки крупнее. Специалист, наверное, опишет множество других отличительных признаков икры у различных пород красной рыбы. Однако с гастрономической точки зрения это не имеет особого значения, так как во рту все эти разновидности красной икры одинаково превосходны на вкус.

    Как это хорошо идет под предусмотрительно взятый с собой спирт. И кто поверит в то, что мы о нем в этот момент забыли? Свежая уха и печеная рыба благородных пород также были отменными. И нашей собаке досталось. Найда с удовольствием ела горбушу, которую мы поймали голыми руками.

    Ближе к вечеру вдалеке послышался шум мотора и вскоре к речке выехал огромный Кировец с хозяевами сетки. Теперь мы увидели, как обращаются с рыбой камчадалы. Самцов - в воду, самкам вспарывали брюшко, извлекали икру и тоже в воду. Для себя оставили лишь несколько гольцов – хищную рыбу из семейства форелей, которую разрешено ловить, т.к. она питается чужой икрой. Потом подошли к нам и подарили две трехкилограммовые краснухи со вспоротым брюхом. Видимо, за бережное обращение с сетью. Стало ясно, что дневки не миновать.

    После дневки двинулись вверх вдоль русла. В воде постоянно видели плавающую рыбу. Можно было зайти в речку, выгнать рыбу на песчаную отмель и взять ее голыми руками. Но мы были сыты, а нести лишний груз не хотелось. Вскоре добрались до нерестилища. Это место, где речка особенно спокойная, неглубокая и хорошо прогревается на солнце. Вначале показалось, что вода пуста и лишь на дне с завидной регулярностью лежат темные длинные камни. Оказалось, что это нерестящаяся рыба. Ее плотность составляла не менее 1 рыбины на квадратный метр воды. И это продолжалось на протяжении километров.

    Вдоль русла шла тропинка, теряющаяся в высокой траве. Наша собака Найда обычно бежала впереди всех, часто становилась на задние лапы и подпрыгивала, чтобы увидеть из травы, что там впереди. А иногда, она, поджав хвост, пряталась в середине группы. Как потом мы узнали, собака чуяла зверя. Медвежьи следы мы встречали постоянно: то помет, то лежки. А однажды увидели медведя в 50 метрах от нашего лагеря. Зверь на островке посреди речки ловил рыбу. Заметив наш интерес к нему, медведь снисходительно перешел на противоположный берег и скрылся в зарослях. По его степенной поступи было видно, что это не мишка из цирка или зоопарка, а гордый и свободный хозяин тайги. Мы пожарче развели костер и оставили дежурного на ночь поддерживать огонь на всякий случай.

    Другим страшным зверем на Камчатке являются комары. Для того, чтобы минимизировать их назойливость, палатки обычно ставили на хорошо проветриваемом месте. Старались, чтобы одежда максимально закрывала все части тела. Для защиты лица использовали накомарник или мазали лицо и руки специальными жидкостями против насекомых.

    Изредка встречали небольшие группы туристов, своих и иностранцев. Некоторые наши, из центральной полосы России, уверяли, что каждый год совершают путешествия по Камчатке, оправдывая затраты на дорогу икрой. Показали, как ловить рыбу с помощью бура. Достаточно лишь забросить леску с грузилом и миниатюрным якорем на метр дальше стоящей в воде рыбы, дернуть леску, и рыбка на берегу. Советовали нам в следующий раз обязательно взять с собой резиновые сапоги. Возможно, для путешествий вдоль речек сапоги являются более удобной обувью. Но для комбинированных походов, включающих прохождение перевалов и посещение вулканов, нам представляется, что лучше на ногах иметь вибрамы. Хотя сушить их приходилось часто.

    Следующим интересным объектом природы, с которым мы познакомились, были горячие источники. Как известно, вулканов на Камчатке очень много, только действующих 28 штук. И фумаролы встречаются не только в кратере или на склонах вулкана, а всюду. Когда видишь столб пара выходящий из-под земли, кажется, что преисподняя совсем рядом. Но если на пути фумаролы попадается озеро или речка, то получаем горячий источник.

    Мы и раньше встречали горячие источники в долине реки Паратунка и кальдере вулкана Мутновский. В одном ущелье видели естественную ванну, в которую впадали два ручья – холодный и горячий. Регулируя камнями подачу холодного или горячего потока, как дома краном, можно было получить наиболее приятную температуру в ванне, лечь в нее и наслаждаться жизнью.

    Но в верховьях речки Ходутка, недалеко от одноименного вулкана, мы встретили нечто более грандиозное. Представьте себе озеро 100 метров в диаметре. В центре озера вода бурлит – здесь из земных глубин выходит пар и превращает воду в кипяток. Пробуем воду у берега – градусов 25. Заходим, делаем 10 шагов вглубь – уже 30. Еще 10 шагов – и уже 35. Еще десять шагов и можно свариться. Из озера вытекает спокойная речка шириной метров 30 и глубиной по грудь. У истока вода горячая, а по мере удаления вниз становится прохладнее. Можно найти место в речке, где вода имеет наиболее комфортную температуру, и плескаться в ней, млея от удовольствия.

    Двигаясь вниз по речке, дошли до заимки – одинокого домика охотников – и остановились на ночлег. Здесь нам пришлось призадуматься. Более 10 дней мы идем на юг, удаляясь от Петропавловска, дорог, людей. Чудесная карта, приобретенная нами в турклубе, была лишь фрагментом всего полуострова и заканчивалась где-то здесь. Двигаясь далее на юг можно было дойти за 5 – 7 дней до поселка Озерновский, с которым существует только вертолетное сообщение. Но будет ли там вертолет и во что он нам обойдется не ясно. Впечатлений мы получили уже более, чем предостаточно и нужно подумать о возвращении. Мы решили повернуть на север – к Петропавловску.

    За три дня дошли до заброшенного поселка и встретили там сторожа, который нас любезно приютил. Он рассказал нам о своей жизни, о природе Камчатки и о местных нравах и правилах. Оказалось, что заброшенный поселок принадлежит геологам, которые в соседней сопке нашли золотоносную жилу диаметром около полуметра, содержащую 0,4% чистого продукта.Во многих местах сопки пробурены каналы для определения ее размеров и ориентации, сделана штольня с узкоколейкой. Венцом всей работы явилось технико-экономическое обоснование целесообразности добычи здесь полезного ископаемого. Но сейчас финансирование прекращено, рудник законсервирован, штольня вдоль прохода забита бревнами, вопрос решается в Москве, а он оставлен для охраны социалистической собственности.

    За ужином, после третьей сторож стал откровеннее. С золотом он не связывается – за него много дают, до 10 лет. Ловит рыбку понемногу, консервирует икру и хранит по пол года в потаённом погребе, а потом вывозит с редкой оказией в Петропавловск. Это тянет всего на 2 года условно. Пожаловался, что рыбы сейчас мало. То, что мы видели на нерестилищах – это ерунда. Вот в октябре, когда пойдет на нерест кижуч, – другое дело. Эта рыбка весит по 10 кило, в каждой самке по 3-х литровой банке икры и они стоят в нерестилищах плотно в три слоя. Вот тогда на Камчатку поедут комиссии, начнутся военные учения и прочие важные мероприятия. Вот тогда здесь будут заготавливать икру бочками и вывозить на БТРах. Рассказал, что с собакой на охоту здесь не ходят потому, что она, убегая от медведя, может навести зверя на хозяина. Рассказал также, что сетка, стоящая на речке Асача в 7 километрах отсюда, - его. Что был случай, когда медведь повадился ему в напарники. Каждый раз, когда хозяин приходил выбирать сеть, медведь появлялся метрах в 70-ти ниже по течению и вылавливал рыбку со вспоротым брюшком для себя.

    Раньше, когда я слышал рассказы о добыче икры, когда самкам вспарывают брюхо, а потом выбрасываю ее в воду, - эти методы мне представлялись варварскими. Здесь я почувствовал, что они вполне сообразуются с законами природы. Рыба пришла сюда, чтобы отметать икру и погибнуть, медведю нужна рыба, чтобы питаться, человеку нужна икра, чтобы выжить в этих суровых условиях.

    Здесь же мы договорились, что он нам уступит из своих запасов 20 литровых банок икры по 50 рублей за штуку плюс фляга спирта сверху. Мы полагали, что его икра ничуть не хуже той, которую продают на рынках в Петропавловске вдвое дороже.

    На обратном пути посетили вулкан Горелый (1829 м), представляющий собой нагромождение вздыбленных холмов с 11 кратерами неправильной формы, из которых чадит пар, и окруженных застывшими потоками лавы.

    Вечером встретили двух поляков, которые сообщили, что в нашей стране произошел государственный переворот - ГКЧП. Оказалось, что поляки знают Ростов и у нас с ними имеются общие знакомые. Мир тесен. Где, как не на Камчатке, мы смогли еще встретить иностранцев, знающих нашу соседку, тоже заядлого туриста.

    Утром, быстро собравшись, пошли в поселок Мутновский и в красном уголке с жадностью смотрели по телевизору заседание Верховного совета РСФСР, где сияющий Хазбулатов объявил, что «мы победили», а Ельцин на трибуне подписывал указ о роспуске КПСС. А потом на попутках поехали в Петропавловск. Это было 23 августа 1991 года.

    вики-код
    помощь
    Вики-код:
    Выбор фотографии
    Все фотографии одной лентой
    5 фото
    dots

    Дешёвый перелёт по направлению Петропавловск-Камчатский
    сообщить модератору
      Наверх