Провинция Лимпопо

Провинция Лимпопо

LAT
Я здесь был
Хочу посетить

6 заметок,  1 совет по 1 объекту,  115 фотографий

помощь Подписаться на новые материалы этого направления
Вики-код направления: помощь
Топ авторов Провинции Лимпопо помощь
Все авторы направления
1
Nyala_X
помощь
в друзья
в контакты
С нами с 14 апр 2010

Снова в ЮАР, или 10 перелетов за 14 дней; Часть 1

 
26 апреля 2010 года 8041

Это была уже наша третья поездка в ЮАР, и, пожалуй, самая плодотворная в смысле животных и самая комфортная в смысле лоджей и кемпов. И, несмотря на это, я до сих пор не смогу сказать сколько раз мне необходимо съездить в ЮАР, чтобы с гордостью произнести, что я знаю эту страну досконально – слишком велика она по протяженности, слишком неоднородна, как территориально, так и социально. В этот раз у нас состоялось знакомство с крупнейшим национальным парком, как ЮАР, так и всей Африки в целом – национальным парком Крюгера, провинцией Квазулу-Натал, парком развлечений – Сан Сити и очень самобытным, относительно молодым резерватом – Мадикве.
Здесь, видимо, необходимо пояснить, что в принципе все парки ЮАР по большому счету являются вторичными, то есть животные были завезены туда снова, после полного их истребления людьми. И, что отрадно, процесс этот не прекращается до сих пор, и нет-нет, да образуются новые резерваты.

Итак, все по порядку: вылетали мы из Москвы днем компанией Эйтихад. Не стану утруждать вас различными авиационными проблемами, скажу только, что благодаря задержке рейса, у нас стало на один перелет больше, потому мы прибыли в Йоханнесбург с большим опозданием и после трансфера в местный аэропорт, сели в небольшой восемнадцатиместный самолет, любезно придержанный нашими партнерами всего лишь с двумя темнокожими попутчиками, летевшими в наш кемп на работу, и, как ни странно, с двумя летчиками, место работы которых никак не было отделено от пассажирского, благодаря чему мы могли наблюдать за их работой и незримо контролировать их.

Южноафриканская земля медленно поплыла под нами, прикрываемая иногда белыми пятнами легких облачков. И тут стала воочию видна та масштабная необычная страсть южноафриканцев к круговому переустройству мира. Большие пространства земли были аккуратно нарезаны на разные круги и кружочки. Немного поудивлявшись такой страсти, мы все-таки были сморены усталостью и вновь пробудились только перед приземлением. Итак, после очередного, четвертого за сутки перелета, мы наконец-то ступили на твердую землю Крюгер парка.

Земля встретила нас хорошо, а вот воздух не щадил ни капельки, а парил немилосердно! Машина была беспощадно открытой, и солнце с успехом пользовалось своим 40-градусным перевесом. После относительной прохлады самолетного салона, мы быстро и неуклонно впадали в состояние теплового и солнечного удара. Благо формальности были быстро улажены и нас повезли в кемп, который, к счастью, был неподалеку. Стаканчик приветственного холодного сока и прохладная салфетка немного вернули нас к жизни и позволили продержаться во время короткой процедуры получения ключа от номера, а прием освежающего душа и вовсе вернул к жизни и мы бодро согласились на вечернее сафари.

Настоящего африканолюба практически невозможно заставить отказаться от сафари, даже под страхом смерти – а вдруг именно во время этого выезда и произойдет то самое интересное и заветное, то самое-самое, ради чего собственно африканолюб и приезжает сюда! Нашим рейнджером был Уолтер, невысокий, сухощавый белый паренек (мой возраст вполне позволяет мне называть так всех, кому около 30 лет), в светлых шортах и зеленой сафари-рубашке, проведший нам предварительный короткий инструктаж и пригласивший пройти к машине. С огромным облегчением мы увидели, что зеленый лэндкрузер был с брезентовым тентом, позволявшим хоть немного спрятаться от все еще раскаленного солнца.
Неподалеку от кемпа нам попалась небольшое стадо очень грациозных антилоп куду, с белыми полосками, как будто процарапанными по их серовато-рыжей шерсти. Они спокойно паслись неподалеку, неторопливо обгладывая зеленые веточки на кустах и невысоких деревьях. А одна молодая самочка грациозно проскакала прямо перед машиной.

Следующим номером программы была встреча со слонами. Два огромных самца паслись неподалеку от дороги, вернее один стоял прямо на дороге, в проеме между деревьями и довольно недоверчиво рассматривал нас, шевеля огромными ушами. Решив, что мы не представляем угрозы он величественно повернулся к нам своей огромной ….как бы это помягче выразиться …задней частью, и проследовал вниз к реке. Мы подъехали поближе, чтобы наблюдать за его действиями, как вдруг заметили его сотоварища, не спеша обламывающего ветки неподалеку на взгорке. Поскольку проход к реке был только здесь, и слон явно намеревался последовать за своим другом, Уолтер благоразумно отступил и ласково произнес: «Гуд бой, гуд бой». На мой вопрос, зачем он это делает, последовал ответ, что таким образом он приучает слонов не только к виду машин и людей, но и к своему голосу. «Гуд бой» милостиво посмотрел на нас и начал спускаться к реке. Поскольку уклон здесь был весьма крутой, то он продемонстрировал нам, как эти тяжелые и вроде бы неуклюжие гиганты выходят из положения в таком случае. А выход был очень простым – слон опустился на колени задними ногами, не только выровняв таким образом высоту передней и задней частей, но и подтормаживал свое тело на опасном участке.

Встреча слонов даже хорошо знакомых, даже расставшихся на совсем короткое время всегда проходит по определенному ритуалу: вначале доминатный слон демонстрирует настороженность, расправляет уши, как бы всматриваясь в пришельца, затем грозно направляется в его сторону, и только подойдя вплотную «вдруг» вспоминает: «Ба, да это же мой хороший друг, мы вместе пасемся!» После этого ритуала проходит обнюхивание хоботами, с непременной демонстрацией подчиненного самца своей «вторичности», и, только после всей процедуры они начинают каждый заниматься своим делом. В нашем случае они оба с огромным удовольствием стали плескаться в воде, поливать себя водой из хоботов то сверху, то снизу, то сбоку, громко фыркая и выказывая всем своим видом блаженство, которое мы, сидя в раскаленной машине, понимали очень хорошо!

Пейзаж в этой части парка был очень живописным. Невысокая горная гряда, с отвесными неприступными каменными стенами, то тут, то там поросшая невысокими деревьями и кустарниками, красиво оттеняла небольшие стада полосатых зебр, импал, буйволов и других антилоп. Полюбовавшись на них, и сделав фотографии, мы направились дальше, мимо двух величественных стражей дороги – огромных баобабов, милостиво пропустивших нас между своими исполинскими стволами.

Наступило время обязательного пикника. Я до сих пор не могу выработать своего однозначного отношения к этому непременному мероприятию африканского сафари. С одной стороны мне как фотографу всегда жалко времени потраченного на этот, по сути, перекус на природе, а с другой, иногда бывает так приятно пригубить фужерчик красного вина из хрустального бокала или просто холодной колы с нехитрой, но очень вкусной закуской. Тем более, что обставляется это всегда по возможности интересно. Место остановки выбирается, безусловно, и живописное и безопасное, так чтобы обзор был круговым и хорошим. Рейнжер откидывает передний бортик у машины, специально предназначенный быть импровизированным столиком, покрывает его белой салфеткой, достает из припасенного ящика-термоса приборы, напитки, закуски и накрывает на стол. Затем приглашаются туристы и все это вмиг съедают! Хорошо кушается на природе, под щебет птичек и шум ветра в кронах деревьев! Тем более, что иногда и любопытное зверьё нет-нет, да и заглянет на огонек. В нашем случае роль зверья выполнили небольшое стадо антилоп куду, пришедшее из-за горы и несколько бабуинов, неодобрительно выглядывающих сквозь ветви и резкими лающими звуками дающих нам понять неуместность наших возлияний на их территории. Снять куду удалось без труда, а вот обезьяны, ни в какую не хотели сниматься и прятались за стволами деревьев как нашкодившие чиновники или олигархи на заседании правительства.

Пикник, конечно дело приятное, но пора ж и сафари продолжать! И весьма знаменательно, что такой подвиг не остался, как говорится, безнаказанным! Замечаем глубоко в подлеске носорога, а это уже большое везение! Носороги очень осторожны, да и осталось их с гулькин нос, тем более на границе с Мозамбиком, где их истребили практически всех. Но это было еще не все! Оказывается, нам посчастливилось заметить самку с детенышем, а это уже не просто везение, а целая удача! Останавливаемся и с замиранием сердца ждем, выйдут ли они на открытое пространство, чтобы можно было зафиксировать свое везение в полной мере. Носороги вроде направлялись в сторону большого термитника, за которым была небольшая полянка, но, услышав нас, самка остановилась, задвигала ушами и стала напряженно всматриваться в нашу сторону. А, поскольку зрение у носорога не очень хорошее, то неясно было, какое решение примет этот полуслепой бульдозер. Мы сидели тихо-тихо, стараясь произвести на мамашу благоприятное впечатление и показать ей, что мы не представляем никакой угрозы не только ей, но и, самое главное, её обожаемому малышу, весом так в триста кило. Любопытство детеныша сыграло здесь решающую роль – он упрямо двинулся в сторону полянки, и мамаша покорно пошла следом.

На фоне термитника показалось сначала его полтуловища, а затем и сам ребёнок нарисовался собственной персоной. Впрочем, длилась эта самодеятельность одну-две секунды – мамаша тут же вышла следом и на всякий случай прикрыла детеныша своим заботливым двухтонным телом. Немного постояв, семейка носорогов удалилась в густые заросли. Мы довольно переглянулись, а Уолтер сказал, что мы «вери лакки», потому что ему еще не удавалось увидеть здесь носорога с детенышем. Да и нам за все наши путешествия по Африке удалось увидеть носорога только единожды в Этоше, правда черного, а они более редки, чем белые. Но это была несомненная удача! Немного опережая события скажу, что эта поездка стала весьма «лакки» не только в смысле носорогов, но и леопардов, львов, и …впрочем все своим чередом.

Под самый конец вечернего сафари нам повстречалось стадо буйволов, еще одного животного так из так называемой «Большой пятерки». Тот, кто считает африканского буйвола просто черной коровой, очень сильно ошибается - это очень опасный и коварный зверь! От африканских буйволов и бегемотов гибнет самое большое количество людей в Африке. Достаточно просто увидеть тяжелый пристальный взгляд буйвола, чтобы понять с кем вы имеете дело. При подъезде к стаду буйволов рейнджеры никогда не глушат мотор автомобиля, а это говорит о многом. Вот и сейчас все буйволы перестали жевать и угрюмо уставились на нас, изредка шевеля ушами и усиленно втягивая воздух влажными ноздрями. Ренджеры утверждают, что африканский буйвол едва ли не единственное животное, которое нападает без видимой причины и практически никогда не предупреждает о своей агрессии. В нашем случае все обошлось миром, стадо немного понаблюдало за нами и решительно … двинулось от нас в противоположную сторону. Так закончилось наше первое сафари и первый день пребывания в Крюгер парке. В следующей части я немного расскажу о том, что представляет собой сам кемп и, конечно же, мы поедем на утреннее сафари!

вики-код
помощь
Вики-код:

Дешёвый перелёт по направлению Провинция Лимпопо
сообщить модератору
    Наверх