Провинция Тафила

Провинция Тафила

LAT
Я здесь был
Хочу посетить

4 заметки,  0 советов,  24 фотографии

помощь Подписаться на новые материалы этого направления
Вики-код направления: помощь
Топ авторов Провинции Тафила помощь
Все авторы направления
2
Julias
помощь
в друзья
в контакты
С нами с 22 мая 2011

Каникулы с бедуинами (воспоминания спустя два года)

 
30 мая 2011 года 6702

Предыдущая глава - Каникулы с бедуинами (иорданская осень-2008) Критические дни Для туриста, путешествующего самостоятельно, в Иордании, на мой взгляд, есть такие дни. Это – пятница во время Священного месяца Рамадан. «Все закрыто. Все ушли на выходной».

Даже, если вам нужно куда-то ехать – это не означает, что вы туда так просто доберетесь. Водитель автобуса на ваш невинный вопрос, когда мы поедем, ответит: «скоро». Не обольщайтесь, это может быть и полчаса, и час. И не пытайтесь спорить – в эти дни никто никуда не спешит. На такси можно, конечно, доехать намного быстрее. И намного дороже, тем более, если вы – иностранец. Торговаться можно. Но это так утомляет…
Свою первую иорданскую пятницу во время Священного месяца Рамадан ожидаю с некоторым страхом – как-то оно будет?
Еще накануне собиралась отправиться на пару дней в Египет. Между Акабой и Нувейбой ходят два парома: обычный и быстроходный. Но выясняется, что ходят они, как на свидание – поправка в несколько часов – обычное явление. А сидеть и ждать у моря погоды не хочется.
Сделав вывод, что две арабские страны в одном путешествии – перебор, решаю ехать в заповедник Дана, о котором мне рассказывал бедуин Рабхи, с которым я «кочевала» по пустыне.

«Автобус в Дану, может, будет, может, нет», - неопределенно отвечает первый встреченный на автостанции арабский гражданин.
«Какой автобус! Сегодня пятница», - категорично машет руками второй.
«Вы можете доехать до Эт-Тафилы или Маана, а там пересесть – автобусы оттуда часто ходят», - обнадеживает третий.
Я верю третьему. Ведь всегда слышишь то, что хочешь услышать.

Рецепт Скарлетт На автовокзале в Маане, очень похожем на наши провинциальные автостанции, стоит несколько автобусов с арабскими надписями на борту. Увы, они мне ни о чем не говорят. Понятного для европейца расписания не нахожу, тетечку-кассиршу - тоже. Приходится приставать к людям с одним и тем же вопросом «Как мне уехать в Дану». Водители разводят руками: «Автобус будет. Может, сегодня, может, завтра».

Выручает молодая женщина, ожидающая с мужем свой автобус. Она слегка говорит по-английски. «Сегодня автобуса в Дану не будет, - «радует» меня иорданка, - вы можете переночевать в гостинице, а можете поехать на такси».
А назойливый, как арабская муха, которых великое множество в некоторых городах, таксист уже ходит за мной по пятам и предлагает услуги. «13 jd – и мы в Дане», - жужжит он над ухом.

Я ощущаю себя участником некоего перформанса под названием «Жара. Вокзал». У кого-то что-то выясняю, кому-то что-то объясняю, но действительность проплывает мимо меня…
А потом я беру себя в руки. До Даны – километров 60, на часах – полдень, и я не собираюсь в столь ранний час искать ночлег.
«Я подумаю об этом позже», - подсказывает мне Скарлетт, и за 12 jd (из принципа!) я соглашаюсь поехать с тихим (не таксистом) дядькой, который все это время стоял в сторонке и не навязывал свои услуги.

Машина - старенький пикапчик. А местность, по которой мчимся, чем-то напоминает Дикий Запад, на котором я никогда не была. Водитель - учитель музыки в Амманской школе. Закончил Каирскую консерваторию, играет на многих инструментах. В Маан приезжал погостить.

Пока мы едем, мой брат, сидя в Одессе, через Интернет находит мне две гостиницы. Похоже, что мы уже в заповеднике, но как эти отели обнаружить среди гор и долин - дорожные указатели об этом умалчивают.
«Мы ищем «Dana Hotel» или «Dana Tower Hotel», - на очередном повороте учитель музыки обращается к стоящему на обочине парню в коричневой галабии - длинной до пят прямой рубахе. «Tower Hotel» - там, - бедуин показывает на дорогу, ведущую вниз, - спросите Набиля, это мой дядя».

Я сердце оставил в Данских горах… Мои изначальные сведения о Дане были скудны, и умещались в одном предложении: «Заповедник, находится под охраной Королевского Общества Охраны Природы. Здесь водится много птиц и зверей». «Много» - оказалось почти 40 видов млекопитающих, которых обнаружили ученые, две сотни разновидностей птиц и растения, которых в заповеднике насчитывается порядка 700 видов. Есть редкие и исчезающие.

Для украинского туриста Дана не такое известное место как, к примеру, столица Набатейского государства Петра или красноморский курорт Акаба. Если верить Набилю, хозяину гостиницы «Dana Tower Hotel», украинских туристов до меня здесь почти не было – не считая одной или двух украинских стюардесс, работающих в местной авиакомпании. Российские туристы, по словам Набиля, иногда заезжают. Здесь часто бывают французы, немцы, англичане, шведы… Заглядываю с разрешения хозяина в его гросс-бух: на ближайший месяц многие дни уже с пометками: группа из Бельгии, компания из Израиля, туристы из Великобритании…

Я собираюсь пробыть в Дане день-два. А зависаю на пять. Из этой деревеньки, которой, по разным сведениям, от полутысячи до восьмисот лет, и в которой лишь одна улица - узкая, но центральная, на которой находится мечеть, школа, магазинчики со снедью, три небольших гостиницы и с десяток домов, в которых живут три семьи, - из этой деревеньки мне уже никуда не хочется уезжать… Гармония – вот то, ради чего здесь можно провести не только отпуск, но и остаток дней своих…

Тишина…Лишь кое-где перекликаются ишаки да петухи. Задумчивый бедуин сидит у своей лавки. Котята прячутся от солнца под диванами на террасе гостиницы. Дорога за горизонт начинается в деревне и теряется в ущелье. Гранаты - сочные, переспелые – висят на деревьях в саду возле деревни. Покой…

Секреты ночи Солнце прячется за горами. Через несколько часов на небе появятся мириады звезд. Луна выйдет позже, принеся с собой секреты ночи…
Эти секреты Набилю рассказывала его бабушка, а ей, наверно, ее.

Что такое музыка ночи? Это ветер…
Что такое компания ночи? Это костер…
Что такое слезы ночи? Это падающие звезды…
Что такое драгоценный камень ночи? Это луна…
Что такое мечта ночи? Это любовь…
Что такое сумасшествие ночи? Это одиночество…

Набиль в этом мире не одинок. У него 8 братьев, 4 жены и 14 детей. В молодости 44-летний бедуин был десантником. Потом служил военным атташе во Франции и США. 13 лет назад с армией «завязал» и решил заняться турбизнесом. Был одним из первых, кто начал развивать туризм в Дане.

«Мы люди небогатые, но кое-что у нас есть», - говорит Набиль. Один из старинных каменных домов, принадлежащих семье, был переделан под гостиницу. «One million stars hotel» написано на вывеске. У бедуинов, по их утверждению, вообще почти все гостиницы и кемпинги, особенно в пустыне, миллионно-звездочные – по количеству звезд на небе.

А полгода назад Набиль с братом построили кемпинг на вершине одной из гор, окружающих долину. Кто не хочет спать на кровати – отправляется ночевать под звездами на бескрайнем плато…
«Это тоже наши земли, принадлежащие отцу и братьям, - показывает Набиль на плато, - все земли передаются по наследству». Привыкшая к украинскому чернозему, удивляюсь, что может вырасти на такой земле. «Обижаешь, - говорит бедуин, - что посадишь, то и вырастет: помидоры, оливковые деревья, фруктовые сады. Можно на этих землях устроить пастбища, можно строить дома».

Прошу разрешения заглянуть в рабочий кабинет Набиля. Компьютер с выходом в Интернет, дипломы из военного прошлого, фотографии, присланные туристами, много книг: справочники по странам Ближнего востока, словарь Robert Collins, сборник «Dramas from American theatre 1762-1909»… Вот такая она, загадочная бедуинская душа…
Продолжение - Каникулы с бедуинами (иорданская осень 2008)

вики-код
помощь
Вики-код:

Дешёвый перелёт по направлению Провинция Тафила
сообщить модератору
    Читайте также
    Наверх