Россия

Россия

LAT
Я здесь был
Хочу посетить

15889 заметок,  13 271 совет по 10 756 объектам,  425 432 фотографии

помощь Подписаться на новые материалы этого направления
Вики-код направления: помощь
Топ авторов России помощь
Все авторы направления
eolia
помощь
в друзья
в контакты
С нами с 24 авг 2010

Обратной дороги нет. Каньон "Илимский"" Часть 3

 
14 сентября 2010 года 594

Обратной дороги нет. Каньон «Илимский» Часть ТРЕТЬЯ

Пора идти, снова встаем в колонну, хотя назвать так нас опять нельзя. Снова голова группы рвется вперед, а хвост притормаживает. Снова Денис меня не слышит, как будто у него в ушах бируши, а я недоумеваю – проводник здесь должен строить шаг по самому слабому. Ну и что, что группу замыкает еще один проводник, есть рации, и мы не заблудимся. Сейчас группа должна быть одной командой, а именно она никак не выстраивается, голова рвется вперед. Вообще, в такие походы – тренинги нужно ходить предпринимателям и управленцам разного уровня, для того, чтобы вот в такой реальной жизни осваивать приемы управления, подбора и выстраивания команды и ведения общего дела. И водить в них свои коллективы, ведь в таких походах все люди, как на ладошке, ничего не утаить, черты характера, модели поведения, страхи и слабости видны явно. Да, и свои ошибки можно увидеть. Я вот понимаю, что, как квочка, всегда трясусь за всех, лишь бы другим было хорошо. Вот и сейчас, несмотря на то, что меня о помощи не просят, подхожу к одному, второму, третьему, справляюсь о самочувствии, о состоянии, дергаю Дениса, навязывая ему свои представления о том, как нужно вести группу. Надо как - то освобождаться от этой придуманной мною ответственности, ведь каждый знал, куда и на что шел.
Опять голова у нас куда-то унеслась, за кустами впереди никого не видно, и непонятно куда идти. Неизвестно где витает, а тело притормаживает, притормаживает… Совсем, как в жизни неуспешных людей. Те себе планов понастроят, нафантазируют, а как до выполнения дойдет, не у каждого получается. Тела многих людей не приспособлены к высоким нагрузкам, кто выпивает и курит, кто ест, что попало, здоровье свое разбалансирует. В общем, тяжко им приходится, а в идеале тело должно функционировать так, чтобы выполнять все планы хозяина, ведь именно оно – главный инструмент в достижении успеха в социальном мире. Не случайно же кто-то из классиков сказал что-то вроде того, что у человека все должно быть прекрасно, и лицо, и тело, и душа, и мысли. Умный был человек, эзотерику знал хорошо.
Перешагиваю поваленное дерево, и вспоминается смешная история из практики одного кинессиолога. Новоиспеченная российская бизнес - вумен прошла коррекцию на изобилие. (Есть такая практика, когда человек с помощью инструктора освобождается от глубинных программ, мешающих притоку денег в его жизнь). Через неделю приходит и требует вернуть деньги за консультацию – коррекция результата не дает. Спрашивают: «А чем вы в течение этой недели занимались?» «Дома сидела, телевизор смотрела, ЖДАЛА». Прикол в том, что бизнес у нее (для дамочки) своеобразный был – лесную деляну в аренду взяла, чтобы лес валить и продавать. В этом случае на деляне нужно находиться, бизнес запускать, а она на диване… Если по-настоящему успеха хочешь, то всего себя нужно подчинить своим планам и задачам – ум, чувства, тело. А у нашей группы этого пока не получается и неудивительно – единой цели в этом походе у нас нет. Изначально.
В принципе, я людей понимаю – о таинственном Каньоне они наслышались от меня же и каждому хочется поскорее его увидеть. Ну, а с Денисом полеты разбирать будем потом, мы заранее знали, что двум проводникам – инструктору по туризму и эзотерику нужно суметь приработаться, а это наш первый поход, и, в общем, он у нас получается хорошо. Конечно, такие походы могу водить и одна, но не в сибирской тайге, и не в Каньон, который закруживает. Тайги я не боюсь, но ориентируюсь в ней слабо. Заметила, что мужчины это делают лучше, чем женщины, лоцман у них, наверное, есть в голове. Поэтому на этом маршруте со мной рядом должен быть надежный мужчина, который в тайге не заблудится. Хотя, в принципе, в экстремальной ситуации в этом месте из сибирской тайги выйти смогу, но при условии, что отвечаю только за себя.
До Каньона идти с тысячу метров вверх по склону сопки, треснувшей от движения земной коры. Но какие это метры! Чуть ли не через метр поваленные ветром деревья, тонкие осины и сосенки стоят так часто друг к другу, что через их чащу приходится буквально продираться. Удивляет, что лес стоит как будто частоколом, хотя вырубок здесь не было. Это обыкновенно на вырубках маленькие деревца встают плотно друг к другу, природа стремится восстановить баланс и берет массой. На такие стихийно заросшие вырубки смотреть страшно, как подумаешь, что будет с этими деревцами через десяток лет, когда они подрастут, ведь стоят по три – четыре штуки на квадратный метр, торопится природа восстановить баланс, чтобы неразумное человечество, уничтожающее ее, не погибло от недостатка кислорода.
Если посмотреть на спутниковую карту, то видно, что на территории Приилимья в тайге нет живых мест, да и не только у нас, по всей земле во всех странах рубят, рубят и рубят лес. И по отношению к лесу очень видна трансформация сознания человека. Раньше, при царизме лесоповалом занимались очень бедные люди, у которых не было своей земли, и поставка леса была единственным источником заработка в их жизни. Использовали на этой работе и каторжников. Потом, когда стали организовывать леспромхозы, свободные люди в них идти не хотели, и свою карьеру там обычно заканчивали безответственные, безалаберные работники, пьяницы, например, которых после третьей тридцать третьей статьи в трудовой книжке, приличные предприятия и организации на работу не брали. А потом пошло массовое наступление на Природу, спрогнозированное Владимиром Маяковским, написавшим в 1929 году стих «Город – сад»: «Аж за Байкал отброшена попятится тайга», и лесозаготовка стала почетной деятельностью. Машинисты лесозаготовительной техники, награждались Орденами Трудовой Славы за достижение рекордных норм заготовки леса. Только.., помню, как году в 96-м прошлого века, один председатель профкома крупнейшего комплексного леспромхоза, увлекавшийся уже в то время «Агни Йогой» и различными духовными практиками, однажды обратил внимание на то, что лесозаготовители долго не живут, часто уходят, достигнув жизненного рубежа в пятьдесят лет, когда, кажется, жить бы да жить. «Природа мстит за убийство леса» - констатировал он. Наблюдая за жизнью, поняла, не только в этом причина. А еще и в том, что человек не умеет правильно брать у Природы и потому испытывает глубочайшее чувство вины. Однажды один лесозаготовитель-передовик производства отказал мне в интервью: «Вы не понимаете? У меня сердце кровью обливается, когда выхожу на деляну. И никто вам интервью не даст. Вы любого из наших мужиков спросите, мы же ненавидим себя за то, что делаем, мы же уничтожаем. И выхода нет, детей ростить надо, учить надо». Я –то как раз понимаю, на вырубках тоже бывала, и мое сердце тоже кровью обливается, как будто не в дерево, а в него вонзаются пилы механизмов. И я вижу, как на месте валки леса стоит густая темная энергия – гнев Божий и страх смерти, переживаемый деревьями. Но, так же, как и другие, тоже не знаю, что делать, хотя вопросы есть постоянно, зачем убивать дерева для того, чтобы, например, печатать книги по черной магии, разрушающие душу человека? И чтобы каждый вечер выносить из дома ведра бумажного мусора – обертки, фантики, коробки, упаковки и ими загрязнять Землю? Понятно, что цивилизация требует определенных жертв, однако не умеем мы держать баланс – потребление правит миром. Человек становится как заведенный – а как остановиться? Просто – представить, что завтра неожиданно тебе поставят смертельный диагноз. Хорошо протрезвляет. Будет при подведении итогов у смертного одра о чем вспомнить, что в жизни было именно для тебя – радостное и счастливое? Или жизнь запомнится выматывающей работой, подрывающей здоровье, накоплением денег, чтобы раз в году, поехав отдыхать, подправить это самое здоровье? Смерть – она очень хороший Учитель, именно она проявляет ложь и правду жизни. Смерть – хороший погонщик
Раньше лесник выходил на дерево один на один с топором, потом пилой: ручной, механической, сейчас на тайгу навалились мощные современные лесозаготовительные комплексы, машинист сидит в них, в тепле, изолированный стеклом и металлом, управляет процессом валки с помощью компьютера, и черствеет его душа, он сам становится, как механизм. Один такой рассказывал, что более всего его впечатляет на делянах, как гибнут белки – летяги под срубленными деревами. Пытаются перепрыгнуть с падающего на другое и все равно гибнут под ветками. Рассказывал, как зайцу однажды перебило ногу упавшей веткой, и он хромая, убегал, от механизма, что машиниста рассмешило. «Сейчас у нас есть примета, если увидел на деляне зайца, быть проблеме – комплекс выходит из строя, приходится становиться на ремонт, при этом теряем в заработке». Я не осуждаю таких людей, слушая их и глядя им в глаза, пытаюсь понять, ЧТО происходит с Чело – Веком, Венцом Божественного Творения на Земле. Глаза, они очень хорошо характеризуют человека, ведь глаза – это зеркало души. У многих современных лесозаготовителей они холодные, ведь за лесозаготовки платят хорошо. На Земле почему-то хорошо зарабатывают только те, кто ее разрушает, а те, кто созидает, перебиваются с копейки на копейку. Хотя, если объективно, нет сейчас сферы деятельности человека, которая абсолютно безопасна для Земли.
Есть и другие лесозаготовители - в их глазах тоска и безысходность.
Валка сейчас ведется быстро, за считанные часы уничтожаются под колесами и гусеницами валочных и трелевочных машин огромные площади лесного мира – звери, птицы, бабочки, жуки, червяки и каждый их них бросает во Вселенную дикий крик ужаса – все живое боится смерти и испытывает стресс при ее приближении. Деревья сопротивляются смерти, и у некоторых хватает сил, изменив траекторию, обрушить свое сильное тело, ставшее трупом, на убивающий его механизм – страшные это минуты в жизни машинистов. «Что делают!? - Спрашивает старожил села Невон, основанного в наших краях почти четыре столетия назад. - На деляне сваленное дерево на берлогу упало, медведицу придавило, она орет благим матом, выбраться не может, медвежата спросонья и перепугу визжат, в разные стороны бегут, а спрятаться негде - леса – то нет, спать осенью ложились, был, а сейчас нет, у них же потрясение от этого – Родина их убита». «Потому они к людям и идут, они же кушать хотят, защиту у человека ищут, а человек?» - Делится старожилка этого же села Нина. – На окраину Москвы недавно сохатые вышли, а по телевизору говорят, что звери с ума сошли. Это люди сошли, а звери просто защиту у человека ищут, их мир разрушен, куда им идти».

Я по тайге хожу легко, и сейчас не замечаю сваленных деревьев и веток, иногда хлещущих по лицу. Труднее всего Людмиле, при ее росте эти деревья являются серьезными препятствиями. Но она держится, да еще рассказывает истории из жизни этого Приилимского края после того, как в него вошли казаки. «Тунгус, живший среди русских, обычно по осени уходил в тайгу на охоту, и если людям с Илимска (столица Нижнее-Илимской волости, находящаяся на месте Илимского острога) нужно было добраться на Лену (река), до Якутска, Бодайбо, Усть-Кута он их сопровождал. При этом постоянно выбирал разные маршруты и никогда в лесу не блудил, хотя расстояния проходил огромные. И русские мужики его спрашивали: «Как это ты ходишь по лесу и никогда не блудишь?» На что он отвечал:
- Ты исе, брат, в своем огороде заблудисся?
- Нет. – Отвечал спрашивающий.
- Ну, так а посто я в своем огороде должен заблудиса».
Лес для тунгуса был, как огород для нас. Он его кормил, поил, одевал и в своем лесу тунгус знал все. А у нас сейчас в больших городах всех стран выросло уже несколько поколений, рожденных среди камней, стекла и бетона, Природы они не знают, наверное, точно думают, что батоны на деревьях растут. И вот такие люди, оторванные от Природы, решают, как жить целому человечеству. Заведи такого в тайгу, так и сгинет тут или с голоду, или с перепугу. Хотя, что житель большого города? Мы, у которых тайга начинается сразу за микрорайоном, тоже, наверное, побарахтаемся, если останемся без проводника.

Группа идет хорошо, если не считать того, что Позитивщица снова ноет и снова мешает идти Максиму. Развожу их, став в колонну между ними, пусть парень отдохнет, а то за капризами «беспомощной» дамы уже совсем про себя забыл, явно по сторонам ничего не видит. Позитивщица принимает условие, она и сама прекрасно справляется с нагрузкой, и пока непонятно, зачем постоянно притягивает к себе всеобщее внимание. Володя снова заводит разговор про медведя, но это, кроме него, уже никого не трогает, следов в траве не видно и потому спокойствия больше. Медведи в Сибири и на Дальнем Востоке сейчас выходят к людям повсеместно. В нашем городе явление рядовое, несколько лет назад, было даже - пестун погулял в пригородном лесу рядом с детской поликлиникой. Охотники говорят, что город построен на древней медвежьей тропе, по которой медведи спокон веков перемещались по Земле, и сейчас инстинктивно идут по тем же силовым линиям, они же не знают, что на их тропе город встал, вот и попадаются в ловушку. Как и черви, что после дождя на поверхность Земли выползают, да гибнут десятками на городском асфальте, невдомек простейшим, что территория их обитания Царем Природы в бетон закована. В Сибири медведей из леса вырубки выгоняют, на некоторых участках БАМа прошлым летом много тайги выгорело, зверь спасаться к человеку вышел. А нынче весна началась рано, медведи поднялись из своих берлог, а еды в лесу нет. Даже корешок из земли не выкопать и ничего не растет, погода неустойчивая, то снег, то холодный дождь, есть зверю вообще нечего, вот и идет он к жилью, на помойки - кушать животина хочет. Уже в трех местах в этом году видели – в одном селе в дверь дома ломился, в дачном кооперативе медведица с медвежонком будку сторожа раскачивали, пытались дверь открыть, еду искали, а сторож в это время от ужаса трясся. Правда, похоже – Человек сеет в Природе ужас смерти, и этот же ужас вызывает у Человека вид зверей, пришедших к жилью. На городском кладбище медведь бродит, еду с могил собирает. И в это время в лес идти, действительно опасно, а вот к июлю, когда Мишки отъедятся, жирок на отощавших за зиму боках нарастят, до жилья человека им дела не станет, в тайге корм искать будут. Человеку бы подумать о причинах нашествия, предложить что-нибудь Медведям, а у нас реакция одна – убийство, отстрел. Правильно ли? Мой Отец однажды медведя – шатуна отстрелил, вынужден был. Строители воинскую часть в тайге зимой возводили, подняли из берлоги, стал медведь на ферму ходить, еду искать, людей пугать. Те к Отцу за защитой пришли, он директором подхоза был, за поселок отвечал. Только ходил он на шатуна с обыкновенной двустволкой, да сына четырнадцатилетнего с собой взял. Смелый Отец у меня был. А сейчас на медведя с вертолетов нападают, да с вездеходов, слаб мужик стал. СЛАБ. Вот и самоутверждается, веря, что берет верх над Природой. Только цыплят-то по осени считают, никто еще не знает, какую цену заплатит человек, если не переменит отношение к Природе.

Жарко. С неба светит Солнце, а в лесу ветра нет вообще, поэтому мы согрелись так, что впору куртки снять, но этого делать не будем, потому что в лесу есть клещи.
Каньон появляется неожиданно. Денис останавливается, произносит «Каньон», и тут начинается такое! Несмотря на то, что заранее рассказала о технике безопасности, о том, что нужно договориться с Духом Каньона, о том, что здесь нельзя кричать и бросать камни, народ поступает с точностью до наоборот. Дружно кидается к обрыву, с которого видна эта гигантская трещина в Земле, кричит, обмениваясь впечатлениями, позирует перед объективами фотоаппаратов. В принципе, меня это не удивляет, все, кто, когда- либо впервые подходили к каньону, вели себя точно так, уж очень необычно это природное явление, оно потрясает настолько, что люди долго не могут прийти в себя, увидев его. Вот и сейчас, даже эзотерики забыли о том, зачем сюда пришли, а что говорить о просто туристах – запечатлеть в фото это прекрасное явление торопятся все. А я тороплюсь умилостивить Духа Каньона. Встречает он нас – ой! Ой! Ой! Едва Денис произнес «Каньон», как вдруг откуда-то появляется жестокая и злая туча, и швыряет, и швыряет нам в лицо горсти града. Да, что это за день такой, что меня постоянно умывают градом?! Среди деревьев откуда-то появляется Ветер такой силы, что Ветер на Силяхте в сравнении с ним кажется ласковым весенним ветерком. Каньон сердится, ой, как сердится, и наверняка рассчитается с нами за это вторжение на его территорию, если мы с ним не договоримся. «Люда, Оля, Слава, Марина»»- идите сюда, зову тех, кому заранее объяснила шаманский ритуал общения с Духом. Встаем в круг, делаем подношения всем стихиям на Север, Юг, Запад, Восток. Брызгаем молоко, коньяк, разбрасываем кусочки хлеба, колбаски…
Подношения делать желательно – это знак уважения ко всем духам этой местности. Общение с духами – это старая шаманская традиция, которую издревле знают и успешно применяют охотники, ягодники, рыбаки и грибники. Перед входом в тайгу или выходом на реку они обязательно оставляют или на пеньке, или на земле гостинец духу леса или реки. В таком случае хороший промысел гарантирован! Вообще когда простым людям, читающим детективы, любовные романы и верящим телевизионным новостям, рассказываешь об этом ритуале, в большей части, они думают, что рассказчику «башню» снесло, он того – немного съехал. Когда готовились в поход, Сергею – директору туркомпании, тоже рассказывала о необычном поведении Каньона, и чувствовала – воспринимается все, как сказка. А сейчас у него есть шанс самому во всем убедиться, секунду назад было Солнце, и вот уже горсти злого града летят в лицо и лезут за шиворот. Я знаю, что даже если мы не сделаем ритуал, все равно можем войти в это место Силы, но как дорого это будет стоить? Представьте, что вы пришли в гости к другу, имеющему семью. Вы ведь поздороваетесь не только с ним, а и со всеми членами семьи, а самому маленькому обязательно дадите гостинец. Так и в общении с духами. В месте Силы их много на разных уровнях и самому главному духу достаточно того, что вы пришли и мысленно его поприветствовали. А духам – малышам требуется гостинец, поесть они любят. И если его не дать, они могут просто пошалить над гостем. Закружить на местности, увести от места Силы, некстати подсунуть под ногу острый сучок, напустить на вас стаю комаров, слегка толкнуть в спину и помочь подвернуть ногу и пр. Нам этого не надо и потому, встав в круг, мы молимся. Я знаю, что в месте Силы обязательно нужно вслух произнести свое намерение, рассказать о том, что привело тебя сюда, что ты хочешь здесь обрести. И говорить правду – это важно. Иногда мне кажется, что эти места каким – то образом связаны тоннелем с ушами Господа и с нашим подсознанием, и когда в них чего-то недоговаривают или лукавят, духи не берут на себя ответственность за такого человека. Поэтому говорю честно, что хочу открыть на Каньон туристический маршрут, что хочу, чтобы он услышал просьбы об очищении от стрессов всех участников похода и помог им, чтобы он впустил нас всех до одного и обеспечил безопасность, несмотря на то, что группа очень разнородная, без единой цели и разбалансированная. Но сегодня именно так надо, у нас в походе несколько задач. Обещаю, что всю негативную энергию, которую проявят в Каньоне, на выходе мы трансмутируем, еще раз прошу провести нас безопасно и почему- то произношу: «Прошу тебя, сбереги Володю – водителя». Ветер резко бросает в лицо горсть града, непонятно, что за знак, открываю глаза, вижу, что к нам в круг встала Елена – Психолог и прошу: «Каждый скажите по очереди о своем намерении». По мере того, как круг произносит главное для него сейчас, Каньон смягчается, напряжение в воздухе слабеет, вот оно еще слабее – все – Дух нас услышал, тучи нет, снова Солнце, тихо, и можно спускаться, Каньон взял нас под свою защиту. Те, кто участвовал в ритуале, слегка удивлены, ведь такое они видят впервые, и хотя стоят на эзотерической тропе, все-таки являются воспитанниками техногенной цивилизации. Что ж, все происходящее запомнится им, как приключение, как сказка, а я к этому привыкла.
Вот эта особенность Каньона в секунду вызывать облака с дождем или туман меня всегда поражает, восхищает, и я никак не могу объяснить это явление. Дождевая или снеговая туча здесь может появиться неожиданно прямо среди бела дня, залитого ярким Солнцем. Помню, однажды зимой общались здесь с группой туристов, осваивающих ночевку в снегу. Все шло хорошо, поговорили, снимки сделали, ветра не было, солнце светило, а как только произнесла: «Все – выходим», такое началось.., - ветер, поземка, ничего не видно. Минут сорок с фотографами не могли выбраться на край Каньона, ветер и снег мешали. А зимой из него вылезать нужно с помощью веревок.

Я уже давно обращаюсь за помощью, с момента, как тронулись в путь от ручья. Время от времени, прошу кого – нибудь подать мне руку, когда надо перешагивать через поваленное дерево. Неделю назад потянула связку под правой коленкой, и казалось, забыла уже об этом, но сейчас при приближении к Каньону, она не то, чтобы ноет - беспокоит. Стала толстая, негибкая, и не могу ей доверять. Кажется, что если сильно согну ногу в колене, связка как-то заклинит, именно ЗАКЛИНИТ, не порвется, и я не смогу разогнуть ногу, а если разгибать, то придется рвать связку. Конечно, все эти образы – продукт моего женского воображения, но я знаю, что боль в правой коленке на языке эзотерики означает обострение родовой кармической проблемы по линии взаимоотношений с мужчинами, а связка означает связь. Приходится обострять восприятие и пытаться понять, что за информацию мне сейчас передает нога. Хотя вряд ли сейчас докопаюсь до глубинной информации, я восстановила свое родовое древо и знаю, что в родах по линии папы и по линии мамы хватало недопонимания между мужчинами и женщинами, и какая конкретная ситуация сейчас отдает в моей ноге – кто ее знает? Достаточно сказать, что прадед мой был сиротой с семи лет, вся его семья погибла от мора, обе бабушки тоже – сироты, одна с семи лет, другая с 11- ти. Времена в России в их детство были настолько тяжелыми - войны, революции, что вряд ли кто учил сирот хорошим манерам, поведению и отношению к людям противоположного пола. Умереть не дали и за то спасибо. Вот и я – заложница этих отношений, ведь по роду потомкам передается вся негативная и позитивная информация. Впечатана она и в энергетическое тело и в кровь. Каждый потомок, хочет он этого или нет, несет в себе программы своего рода, только не все об этом знают. И бывает, что люди совершенно нормальные, заслуживающие семейного счастья своим поведением, мыслями, отношением к миру, умные, способные, работящие, имеющие хороший характер, счастье это найти не могут – мешает прошлое их предков. А экстрасенсы и целители говорят об этом – «венец безбрачия».
Но, какая бы проблема ни была запечатана в моей правой ноге, сейчас я с этой проблемой расстанусь и навсегда.
Спускаясь в Каньон, помощи прошу все чаще и в основном у мужчин, сейчас именно это и нужно, убирая обиды моих бабушек на своих мужей, мне, их внучке, доверять мужчине, просить его помощи и внимания. Но каждый раз оправдываюсь, говоря о том, что мешает связка, хотя проще – просто просить, мужчина ведь и создан для того, чтобы оберегать и защищать женщину. В нормальном состоянии по горам, лесам и жизни хожу легко, сама со всем справляюсь, а надо бы поучиться другому поведению – просто в жизни опираться на плечо мужчины. Вот этому Каньон сейчас меня и поучит, я реально боюсь порвать связки, у меня такое уже было и мне совершенно не нравится возникающая при этом дикая боль и чувство беспомощности. Значит, буду опираться о локти мужчин.
Денис привел нас к восточной стороне Каньона, входим мы не через врата Духа, это опасно, но Каньон разрешил, потому что мы просили показать всю его силу, величину и мощь. В этом месте он не такой глубокий, как в центре, где высота отвесных скал 110 метров. И это место проходим легко, спустившись с одной стороны, поднявшись по другой. Володя кричит, он вломился в Каньон самый первый, даже начал снимать нас на видеокамеру, но через пару минут она встала – неожиданно кончился заряд батареи. Предупреждала ведь о том, что внутри Каньона людей фотографировать и снимать на камеру нельзя, можно только наверху, но все забыли об этом, и фотоаппараты щелкают один за другим. Криком Володя выражает отношение к происходящему. Парень смелый, рука твердая, машину ведет хорошо, но есть откуда- то страх высоты и то, что он решился с нами спуститься в Каньон – большое достижение. С одной стороны он ведет себя правильно, когда страшно, нужно в этом признаться, не смущаясь, и страх станет уходить, хорошо даже покричать, но не жалким голосом, а сильно по-волевому. А с другой стороны – чуть-чуть бы потише кричал, но сказать ему об этом не могу, он от меня постоянно далеко находится. Хотя, говори не говори, эмоции все равно захлестывают, и мы слышим его бурно выражаемые впечатления.
Вообще, группа идет хорошо. Я не просила об этом, но люди как-то сами, как добрые соседи, протягивают друг другу руку помощи, помогая подниматься по камням, которые здесь очень большие - вполовину человеческого роста. Денис забрал у всех мешающие вещи, освободив им руки, сложил все в рюкзак, несет сам – тренируется перед походом на Саяны, куда отправится в июне. Ольга Устремленная несет свою сумку сама, в ней термос и две бутылки воды – набрала в ручье, чтобы принести домой целебную воду. Я тоже набрала, несла ее в руках, один, второй, третий попросил попить, и где моя бутылка сейчас гуляет с остатками воды, не знаю – в местах силы идет интенсивное усвоение информации, поэтому часто хочется пить.
Заметила, что характер и состояние человека можно определять по его сумке. Эзотерическое значение сумки – это сума, с которой человек идет по жизни. Некоторые несут в ней массу ненужного, все проблемы всех своих близких, друзей, все свои стереотипы, представления о жизни. Моя знакомая девушка в своей повседневной сумке ухитряется носить по полчемодана косметики, без нее красивой себя не чувствует, хотя очень красивая – чистая славянка. С сумой своей люди расстаются тяжело. Ольга вот сейчас тащит ее сама, хотя Денис еще на привале предложил всем свою помощь, для него ведь эта нагрузка в радость. Но, сейчас Каньон поучит, покажет, как надо легко ходить по жизни.
С гор нужно спускаться, всегда опираясь на три точки – две руки, одну ногу, или две ноги – одну руку. Свободная, четвертая точка передвигается, перехватывается. Три точки – гарантия безопасности. Уже на первых шагах становится ясно, Ольга со своей сумой через Каньон не пройдет, но она и ни за что не попросит, чтобы ей кто-нибудь помог, такой характер, со всем справляется сама. Конечно, ее можно оставить с этой проблемой один на один для прохождения урока, но, Оле – 62 года и само присутствие ее в этом походе и то, что она наравне со всеми спускается в Каньон – это уже огромное ее достижение. Не давая возразить, забираю сумку, и охаю – до чего же она тяжелая – три литра воды и пустой термос. Ох, уж эти мамочки, вечно несущие на себе кучу тяжестей, ну, где, спрашивается, любовь к себе! Мужчина помощь предложил, а она сама коня на скаку останавливает, героиня нашлась. Мне суму нести не дает Сергей, сразу же забирает ее, я не возражаю, нравится, когда рядом находятся настоящие мужчины. Да и вовремя он забрал, потому что Энергетику становится плохо, кружится голова - тронулся блок. Садимся на огромный камень: «Рассказывай». Ситуация всплывает быстро – железнодорожный вокзал, он мальчишка, с родителями ждет электричку. Что-то произошло, по невнимательности провалился в канализационный люк. Темно, страшно, ступенек нет. Выбрался сам, не понимает как, но подпрыгнул невероятно высоко для своего роста и ухватился за край, очень боялся, что родители уедут, оставив его одного… Вот так и отягощается наша клеточная память неверным восприятием происходящего. В реальной жизни разве уехали бы родители, обнаружив, что сын пропал? Но психика ребенка запечатала именно этот страх, и столько лет он скрывался в подсознании. Разбираем ситуацию, потом представляем, что Каньон – это тот люк, на минуту становлюсь его мамой и за руку буквально вытаскиваю его из переживания, тащу из Каньона, а потом, на сложном участке он помогает мне. Сейчас у Энергетика идет освобождение от психологической травмы. Это не стирание из памяти, а освобождение. Естественно, что человек будет помнить о произошедшем с ним когда – то событии, но он не будет испытывать при этом эмоционального страдания. А та энергия, которую он тратил на то, чтобы спрятать и удержать в подсознании стресс от полученной травмы, освобождается и направляется на решение задач и на жизнь.

Так и идем по верхней кромке, спутники рядом постоянно меняются, кто-то торопится вперед, кто-то задерживается рассмотреть притянувшее место. Обмениваемся информацией, помогаем друг другу, восхищаемся Природой. Лена – Журналист успевает подметить все интересное вокруг себя, ее фотоаппарат запечатлевает ростки полевого хвоща и папоротника, едва появившиеся из земли, цветущие медуницу и подснежники, готовые распуститься почки на деревьях, семейки сухих грибов на деревьях, необычные камни, Лики хранителей Каньона. Нам нужно подняться на самую макушку этой сопки, потом чуть спуститься и войти в другой проход в Каньон. Макушка заросла деревьями, продираться через них трудно, Людмила с Ольгой отстают – им трудновато – возраст все-таки! Учу Энергетика подтягивать людей в походе, помогать энергетически. Экспериментируем – получается, и вот мы уже на вершине.
Моя нога ноет уже нестерпимо. Такое ощущение, что ее выворачивают сразу в трех местах: тазобедренном суставе, колене, ступне, она как будто высохший костыль, который кто-то, выкручивая, пытается оживить. Наверное, можно остановиться и дать себе возможность пострадать, или, расшнуровав ботинок дать ноге чуть-чуть свободы, и даже поплакать от души – ОЧЕНЬ сильно больно, но мне некогда, я веду группу. Да и зря она болит, напрягается только, все равно в Каньон войду и выйду из него на собственных ногах, а когда это сделаю, боль пройдет. Знаю, что пройдет. Поэтому просто наблюдаю, как она болит, и иду. ОНА – БОЛИТ. А Я ИДУ.
Спуск уже где-то рядом, об этом предупреждает Каньон – снова обрушивается шквальный ветер, снова град. Холодно, а Марина радуется, шутит: «Это я попросила» «Зачем?» «Голову остудить надо». «Отошла бы в сторону и студила одна, мы то здесь причем?»
У меня не осталось ничего для подношения духам, вся еда в автобусе, а бутылка с молоком опустела, по дороге выпросили по глоточку. И отказать нельзя, заметила, что в местах большой энергетической Силы людей тянет на молоко. Молоко усмиряет стихию Огня, скорее всего, оно оберегает человека от энергетической перегрузки.
Мысленно прошу прощения, что у меня нет ничего в дар Каньону, Денис показывает спуск, трогаемся, выстроившись цепочкой. Наклон склона градусов шестьдесят, опасно для новичков, но тропка идет среди базальтов, держась за которые, можно легко спускаться. Прошу группу встать через одного – мужчина, женщина. Людмила стоит рядом со мной, вижу, как она бросает взгляд вниз, и меня забирает такая тоска! Даже пустота какая-то, понимаю, что здесь она не пройдет. Не пройдет – большой лишний вес и невысокий рост – это очень большое препятствие к тому, чтобы спуститься по этому склону почти сто метров, потом по огромным камням на дне пройти еще 200 и потом еще раз выбраться из Каньона. Такое чувство безысходности и тоска наваливаются, что мне аж присесть хочется, ПОДУМАТЬ. Где-то внутри шевелится заноза раскаяния: «Господи, зачем только я это затеяла?» ЗАТКНИСЬ И ДУМАЙ! Если что-то случится, мы ее отсюда не вытащим, не вы-та-щим, слишком трудные эти 200 метров внизу. У нас нет носилок, и не хватит сил. Образ группы, несущей носилки, отметаю – не то. А что - ТО? Вернуться назад? Вот так и сказать всем: «Людмила здесь не спустится, возвращаемся в медвежатник». Так все и обрадовались, и бегом побежали.., тем более – смотри, часть группы уже в Каньоне. Разбить группу на две, одну через карьер по легкой дороге проведут Дима и Николай, а я и Денис проведем Людмилу назад старой дорогой? Но там тоже через Каньон проходить надо и этот изнуряющий путь через лес - там ничуть не лучше. В глазах стоит частокол сосен – нет, это тоже не то. Да, и не люблю я ходить назад! Почему я должна возвращаться назад, если она не сможет пройти вперед? Предупреждала же, что поход будет трудным, что спуск в Каньон крутой. А что ТО?! «Людмила Аркадьевна?» - тихонько произношу над ухом. Она все понимает: «Постараюсь». «Я – рядом». Что толку, что ты рядом, если она не удержится, падать - то вместе будете, мощи у тебя против нее слабые, ты под ней тут и погибнешь. Тут мужчины должны быть рядом! Вдруг осеняет… Господи до чего же ты хитер и Совершенен! Как же ты умеешь подстраивать ловушки на таких эзотерических маршрутах. Хорошо, мы примем эту НЕИЗБЕЖНОСТЬ. Неизбежность испытания. В конце концов, Людмила сама хочет сбросить лишний вес и урегулировать отношения с мужем. Какие-то они тупиковые, семья, трое детей, а опоры – мужского плеча всю жизнь не ощущала, так судьба сложилась. Привыкла все сама, фермерство организовывала, потом торговым бизнесом занялась. А если хочешь мужчину рядом, позицию сдавать надо, женщиной становиться. СЛАБОЙ, нуждающейся в помощи. Сама не умеешь – Каньон поможет.
Девять человек легко и спокойно соскользнули со склона и уже добираются к озеру Слез, прыгая с камня на камень. Мы с Сергеем замыкаем, стоим, ждем своей очереди, обсуждаем нюансы будущего туристического маршрута. Чуть ниже нас образовалась пробка, что-то снова барахтается Позитивщик, это чудо сегодня достанет всех. Вдруг внизу раздается крик: «Камень!». Вижу, как по склону летит большой камень, сорвавшийся у кого-то из - под ноги. А внизу по линии трассы камня спускается Марина, даже не предполагающая об опасности. «Марина! Камень!» - слышу свой крик. От Марины все находятся далеко, некому даже толкнуть ее в спину, чтобы беда прошла мимо. «Камень!»- кричит еще кто-то, «Камень!», Денис поворачивает голову и смотрит вниз. Нам с Сергеем, стоящим выше всех, видна вся картина. (В Марину в тот момент летели два камня, об этом позднее). У меня нет страха и паники нет, есть только НЕИЗБЕЖНОСТЬ испытания. Очень тягостное ощущение, как перед вынужденным прыжком в пропасть. Я знаю, что в эзотерических походах не бывает несчастных случаев. Еще – что дух Каньона меня не подведет, он ведь обещал безопасность. Еще – что Марину не испугает, какой-то трассирующий камень. Знакома с ней давно, она из женщин, что в горящую избу войдут. Я не смогу, а она войдет. Нервы у нее крепкие и сила воли есть. Когда сильно заболел ее полугодовалый сын, и жизнь его оказалась в опасности, малышу нужно было ставить уколы. У медсестры руки тряслись, а Марина усилием своей воли гасила страх медсестры и сама держала сына: «Ставь».
Значит, сейчас будет противоборство Воль – женщины и камня. Такое ощущение, что время остановилось, как в очень замедленном кино вижу, как Марина поворачивает голову, я смотрю на камень, вижу, как он летит прямо в голову и вдруг, какая-то сила толкает Марину в спину. Она оступается, и, чтобы не упасть, переступает с ноги на ногу, тело при этом принимает другое положение, и камень вскользь пройдя по левой лопатке, громко стукается о дно Каньона. «Марина! Уйди под скалу!» - она слышит и начинает уходить, я хочу сейчас быть рядом и убедиться, что с ней все в порядке, но у каждого в этом походе свои испытания. Мое сейчас в том, чтобы не паниковать, доверять Марине, зная, что она справится сама со своей болью, и доверять Высшей Силе, зная, что она нас всех очень любит, а сейчас просто нас тренирует. ТИШИНА. Все застыли, и вдруг опять Позитивщица снова устраивает бузу, что там происходит, не понимаю, за большим камнем, в который она вцепилась, видно только ее голову. Слышу, что Слава объясняет ей, как надо ставить ноги, что-то говорит Денис. Сзади ей предлагает помощь Максим, и никак не понимаю, почему три здоровенных мужчины не могут справиться с одной тоненькой женщиной. Но пока они выгребаются из ситуации, объясняю Сергею, что произошло внизу с точки зрения эзотерики. Скорее всего, у всех женщин, застрявших в этой пробке, сейчас одинаковая ситуация находится в проработке – отношение к мужчине. Поэтому и поставила их Сила в такую ситуацию, что сейчас без помощи мужчин они не справятся. Будут принимать помощь, гордыня немножко присмиреет. Но, я вижу, что сами они здесь и не особенно причем – проблема недоверия мужчине передана по роду. Сейчас будет происходить очищение. Камень летел в голову, а именно в ее районе в энергетическом теле находятся самые сильные программы ненависти и ревности. Прошел мимо, вскользь по левому плечу, у женщины идет разблокировка способности ПРИНЯТЬ. Многие женщины в силу разных комплексов не могут принять от мужчины хорошее отношение, хотя и очень этого хотят. Причина, опять же в пережитых стрессах и травмах, мешающих раскрыться и довериться. И не только ими пережитых, а и их предками тоже. Сейчас это все чистится, Каньон настроен на очистку. Вообще места Силы очень сильно обнажают проблемы и комплексы человека. Вон девушка барахтается на ровном месте – тоже комплекс. Хочет стать известным режиссером массовых мероприятий, там нужна очень большая сила воли, а она свой маленький Страх преодолеть не может, почему? Полеты будем разбирать, выясним. Максим - предприниматель, хочет добиться финансового успеха, а сам сломя голову бросается на помощь своей даме и полностью порабощен ее страхом. Он верит, что это всерьез, хотя опасности там наверняка нет, девять человек до них прошли без проблем. Такая жена, которая не умеет владеть собой и управлять ситуацией, которую, как торбу нужно носить на шее, по – большому счету, нужна преуспевающему предпринимателю? Эта пара увлекается эзотерикой, поэтому после похода они будут по деталям разбирать свое поведение в нем, чтобы убирать из себя обнажившиеся сейчас комплексы и страхи. Знание – оно очень сильно помогает строить личные гармоничные отношения, если, конечно, пара работает осознанно и грамотно.

Что-то там не то, кто-то срывает небольшой камень, он летит вниз, «Камень!», но внизу на его пути уже никого нет. В Каньоне раздается вопль Позитивщицы, она опять обращает на себя внимание, и я вижу над камнем ее выпученные глаза и искаженное лицо. Поле группы рушится, достигнутой гармонии и баланса уже нет. Да, елки-палки, почему стоит Денис! Почему он не вытащит ее оттуда!
Вижу глаза Дениса, понимаю, что он растерян, он не здесь, сейчас он хочет быть внизу, убедиться в том, что Марина не пострадала, и чувствует свою вину. Ситуация выходит из-под контроля и если эта дурища еще раз картинно заорет, то… энергия страха уже повисла в Каньоне. А я – здесь и сейчас. И сейчас моя воля должна быть сильнее воли ситуации и суммированной воли всех ее участников. Про это требование поведения лидера в экстремальной ситуации мне однажды рассказал газоспасатель Игорь, руководитель звена.
- Ну- ка, немедленно соберись! Что ты висишь там, как размазня? – я оскорбляю ее целенаправленно в присутствии мужчин, сейчас она будет доказывать мне и всем, что она хорошая. Господи, до чего же легко управлять людьми! Она меня ненавидит, а мне того и надо, сейчас она выдаст энергию ярости, которая в любом случае сильнее слабости, потому что является основой действия. Позитивщица пытается что-то возразить, обрываю: «Соберись, я тебе сказала и выйди оттуда! Висишь, как размазня». «Слава, Денис, дайте ей руку, вытащите ее оттуда, пусть уйдет под камень». Я не знаю, отчего сейчас срываются камни и мне хочется всех спрятать под укрытия. Вижу злые глаза Максима, он готов меня порвать, я наехала на ЕГО женщину. Хорошо, генерируй ярость, она - то и поможет выйти из ситуации: «Максим, помоги Ольге спуститься!» «Не кричи!» - обрывает Людмила. «Я не кричу» - не слышали вы еще, как я кричу. Действительно не кричу, а просто жестким энергетическим ударом сваливаю Страх на дно Каньона и сбиваю с Позитивщицы коросту страха и желание, порисовавшись, притянуть к себе внимание. Притягивай, только на ровной земле, не на скалах, и не ценой чужой жизни.
- Почему он так рассердился, - спрашивает Сергей, может ему дать покушать – это он о Духе.
- Я, что брала на подношение, уже все раздала.
- У меня есть – достает пакет с пряниками и мармеладом, делаю подношение.
Верь, не верь, но как-то тише стало, спокойнее, и ситуация разруливается. Почувствовав, что откуда-то пришла энергетическая помощь, вижу как на камне среди озера Слез, замерев, как Сфинкс, стоит Елена – Психолог и молится, молится, молится… да, уж поистине, все мы сейчас в одной связке. Только бы она не остановилась, только бы удержала своей молитвой нас всех! Нам еще полчаса надо, чтобы растащить пробку. Энергетик берет инициативу на себя, каждому помогает спуститься – Лене, Ольге, Максиму, Людмиле.
Меня удивляет, что люди, подойдя к краю склона, не спросили Дениса, как нужно правильно спускаться в Каньон. И никто не предупредил инструктора о том, что боится высоты или имеет слабый вистибулярный аппарат. Ладно, Журналист и Доктор – бывшие туристы, а остальные? Задай они вопросы о технологии спуска и технике безопасности, спуск мог бы пройти мягче. Но страх показаться несостоятельным, неумение слушать, самоуверенность, просто беспечность, или недооценка ситуации, или переоценка своих сил – это нормально для человека. И то, как мешают эти качества в повседневной жизни, не особенно заметно, а в экстремальной ситуации и замкнутом пространстве они проявляются явно и ярко, в том числе и сейчас. На эту тему мне очень нравится анекдот. Старая мудрая Баба – Яга передает свой опыт маленькой Бабке – Ежке, учит ее летать на ступе и пользоваться помелом. «Для того, чтобы взлететь, нужно сначала сесть в ступу, взять в руки помело и произнести следующее заклинание» - и Баба – Яга назвала внучке заклинание, Бабка – Ежка быстро запрыгнула в ступу, схватила помело и начала произносить заклинание. «Подожди»,- говорит старшая, а чтобы приземлиться, нужно произнести… «Знаю, знаю, знаю», - на лету протароторила маленькая Ежка… И до сих пор там летает….
Вот так и нас в походе: «знаю», «знаю», «знаю».
Человеку нужно УМЕТЬ вслух говорить о своих страхах, тогда наступает освобождение от них. Я вот, например, змей боюсь. Очень сильно. И если идем в поход, предупреждаю об этом группу, не знаю ведь, что могу вытворить и как поведу себя, если увижу под ногами это пресмыкающееся. Но знаю, что приближается тот момент, когда в экзотариуме попрошу (б-р-р-р) повесить мне на шею питона и даже попробую его погладить. Но, кричать, наверное, буду громко, что с этим поделать - Я БОЮСЬ ЗМЕЙ. Только предупрежу заранее, что буду кричать, чтобы люди все правильно поняли и зря не беспокоились.

Моя очередь.., спускаясь, вижу абсолютно безопасный проход, здесь же пройти делать нечего! Хорошо, потом при разборе полетов пойму, что произошло, и что включило ситуацию, самой интересно – опыт на будущее. Там, где на склоне суглинок, вижу не пройду – нога уже не ноет, но связка все такая же, могу поскользнуться. «Денис, пожалуйста, помоги» - он протягивает руку, опираюсь. «Вскользь по плечу прошло» - он уже сходил вниз к Марине, пока Слава помогал спускаться другим со склона. И поняв мой немой вопрос, продолжает: «Здесь раньше никогда не сходили камни». Я и сама знаю, что обошлось, и что не сходили, если бы сходили, я бы уже знала – город у нас маленький, с туристами знакома. А Марина? Уже забыв про случай, она идет по дну Каньона, прыгая с камня на камень. Потом садится на один из них и красит губы ярко красной помадой. Класс! Остудил камень головушку, вспомнили, что мы женщины. Вот с такими людьми люблю работать, сильными, самодостаточными, устремленными, желающими перейти на новую ступень в своем развитии или с теми, кто успешен, но временно попал в сложную ситуацию, и ему нужен пинок Бога для нового влета.
Выхожу к озеру Слез, становлюсь на камень, что заранее подсказала интуиция, молюсь и Лена – Психолог наконец-то может расслабиться. Позитившик садится у озера, жалость к себе разливается вокруг нее. Сейчас ей очень нужно, чтобы именно я ее пожалела, а этого дать не могу – медвежья услуга. Предпочитаю быть сильной или слабой, но не жалкой. Жалеть, происходит от слова жало – жалить, и жалеющий становится на одну ступень с жалким. Когда жалеешь, этим самым жалом обесточиваешь человеку энергию в районе чакры Вишудха (горловой), отвечающей за его творческое развитие и публичные проявления. Он становится слабее и не может полноценно реализовывать свои планы. Говорить о них может, а действовать – нет. Но и жалеющий тоже оказывается в этой же ловушке (не делай добра – не получишь зла), поэтому и не жалею, за что на меня иногда обижаются – «жесткий тренер». Жесткий, зато эффективный и для себя, и для других.
Позитивщица мне нужна сильной. Мы общаемся уже 13 лет, с того момента как одиннадцатилетней она пришла ко мне в студию учиться, вижу ее прогресс, рост, знаю, что у нее большие планы, перспективы и в этой ситуации по ее сценарию играть отказываюсь – он жалкий. Лучше бы она сейчас орала на меня, топала ногами, истерику закатила, я бы молчала, дала ей шанс вытравить из себя этот страх, может, даже подыграла, и тогда бы она сделала прорыв, но у нее страх авторитетов и она сдается ему и не реагирует даже на мои слова: «Лена, там долго находиться нельзя, выйди оттуда». У озера Слез простому человеку можно находиться 10-15 минут, здесь очень сильная, очищающая энергия, а мы здесь уже полчаса.
В таких походах человек полностью обнажается, и становятся видны все его психологические проблемы, комплексы и страхи. И наблюдать со стороны интересно, как человек справляется с ними: или отдается им, или делает иной, лучший выбор. Ведь, по сути, в жизни человека все решает именно выбор. Идти вперед или повернуть назад, бояться, или оценив ситуацию – действовать. Любить или ненавидеть, быть богатым или терпеть бедность, болеть или быть здоровым. Человек, умеющий выбирать сам то, что нужно ему, гораздо более успешен, гармоничен и благополучен, чем человек, отдающий право выбора другому или живущий, только уповая на Волю Божию, считая себя недостойным и неспособным самостоятельно принимать решения. Дело в том, что у нас Вселенная свободного выбора и свобода нашего выбора охраняется массой ангелов защитников. И только нужно им вслух говорить о своем выборе. Вслух – особенность нового времени такова, что ангелы слышат нас тогда, когда мы произносим свои намерения вслух. Я верю в то, что Бог нас слышит, и он очень радуется, когда мы принимаем свои решения сами. И всегда готов всеми силами помочь нам реализовать то, что мы задумали. Он ведь Отец нам, а любимым детям мы стараемся дать все.

Проводники ведут через камни на дне Ольгу и Людмилу, знаю, что при их скорости, они пройдут эти 200 метров минимум за 40 минут. Камни большие и женщинам приходится то карабкаться на них, то сползать вниз, сами они с такой нагрузкой не справятся и уже без проблем опираются на руки идущих рядом мужчин. Наверху раздается шум – очень громко идет Володя. Он проскочил мимо спуска, побывал уже на другом, западном конце Каньона, нас не дождался, вернулся, и вот сейчас ему предстоит испытание. И у него, как и у нас, выбор невелик – или вперед или назад, а сзади - медвежатник. Вообще, мы сейчас как те воины, которые идут в бой, а за их спинами сжигают мосты или поджигают степь. Только у нас за спиной не страх, а Высшая сила.
Очень громко Володя встает на тропу, (чуть бы потише выражал свои эмоции, Каньон не любит крика), и сейчас не могу его одернуть, потому что нахожусь в самом центре Каньона, а здесь не только кричать, но и громко говорить не рекомендуется. Денис поднимается вверх, чтобы помочь пройти самый сложный участок, парень боится высоты, с этим ничего не поделать. Бояться высоты – это естественно для человека. Заметила, что ее не боятся: те, у кого от природы этот Дар; те, кто хорошо тренированы и уверены в себе или те, кто просто не представляет, какую опасность таят в себе обрывы и склоны. И у всех страх высоты проявляется по - разному. Я вот могу стоять или сидеть на краю обрыва и смотреть вниз, а к краю крыши высотного дома даже подойти боюсь – поджилки трясутся, теряю чувство реальности. У Володи этот страх выражается иначе, и хорошо, что он умеет о нем сказать.
Вот уже Володя ступает на суглинок, и вдруг в тишине раздается сильный хлопок, как будто верху что-то лопнуло в пространстве. Смотрю вверх, летит большой, очень большой камень. «Володя, камень!» - кричу я. «Камень» - кричит Марина. «Камень!» - кричит кто-то рядом. «Уйди под скалу! Быстрее!». Володя услышав хлопок, сразу понимает, в чем дело, и торопится под скалу. Камни в горах вертикально не падают, вот и этот, летя в сторону Володи, трассирует: «Бум!» ударяется о камень, взлетает вверх, «Бум!» снова ударяется и летит вверх. «Прижмись к скале!» - «Бум, ударяется камень о макушку скалы, к которой прижимается Володя, «Бум!» падает на дно Каньона. Так вот почему у меня вышло: «Сбереги, пожалуйста, Володю, водителя». Спасибо тебе Господи – ты Совершенен.
На своем камне я буду стоять, пока группа не выйдет из Каньона, мне нужно выйти из него последней, тогда Каньон закроется – эзотерикам из мест силы Прошлого всегда нужно выходить раньше тренера, таково условие безопасности. А пока молюсь: «Отче наш, иже еси на небеси…» Впереди меня – стена Плача – огромная базальтовая глыба, по которой текут слезы воды, отчего стена кажется черной. Наверху глыбы растут две молоденькие сосны, это Жизнь, подо мной – озеро Слез – это Смерть, за моей спиной хранители Каньона, две большие скалы с мужским и женским ликом. Вода в озере сверху кажется красной, как кровь. «Кровь тунгусов», мелькает мысль, и понимаю, что молиться нужно о том, чтобы был списан со счета грех покорения Приилимья казаками, пришедшими сюда по приказу во имя Бога, Царя и Отечества расширять границы Российского Государства. Потеснили тогда казаки древних жителей этой территории с их насиженных мест, а тунгусы для этой территории это как индейцы для Америки. Люди, очень тонко чувствующие и понимающие природу, тайгу – энергетические хозяева и ХРАНИТЕЛИ этой территории. И получается, что, покорив Сибирь, разрушили казаки родовые гнезда тунгусов. Что говорить, бывало и насилие. «Во мне две крови примириться и ужиться не могут» - сетует Людмила, - как мне жить спокойно, если во мне и та, и другая кровь, и тунгусов, и казаков. Как мне сейчас простить себя самое, а надо. Как примирить?» Пра –пра - прабабушка Людмилы была тунгусской шаманкой, а пра- пра - прадедушка русский казак Жданов, пришедший покорять этот край. Может сейчас, после сильной молитвы пра – пра - правнучки примирятся?
«Господи, пролей сейчас Любовь на души тех людей, которые по разным причинам погибли в нашем крае – Приилимье. Даруй им Счастье, даруй им свой Свет, даруй им Свободу, даруй им Мир и Любовь». Мой дед по линии мамы был оренбургским казаком, и я имею право на эту молитву, ведь все мы: казаки и их потомки - в одной лодке. Я знаю, что сила молитвы велика и Господь слышит каждую и ту, что произносится своими, простыми словами. Еще в 1999 года газета «Комсомольская правда» опубликовала статью о результатах исследования учеными воздействия молитвы. Брали для эксперимента зерна пшеницы и с помощью специального генератора, усилив мощность, обрушивали на них проклятие. И рвались цепочки ДНК, и вырастали из семян мутанты. А на другую партию семян обрушивали сначала проклятие, а потом с такой же силой посылали молитву «Отче наш». И восстанавливались цепочки ДНК, и растения вырастали здоровыми. Молитва о ком - то или о чем-то всегда приносит пользу. Есть только одна тонкость – молиться нужно не «за», а «о». Когда мы молимся «за» кого-то, мешаем ему самому проходить жизненные испытания тем, что ввязываемся в его судьбу. И себе вредим при этом, как говорят эзотерики – берем его карму на себя. А если молимся о ком-то, то в этот момент на человека идет очищающий поток светлой энергии. Поэтому я не молюсь даже «за» свою дочь. А прошу Божию матерь присмотреть за ней, подвести к правильному решению. И не только за ней присмотреть, а за всеми детьми, которые сейчас, находясь вдали от родителей или вообще будучи без родителей, самостоятельно строят свою жизнь. Такая молитва увеличивает количество Света на земле.

Каньон великолепен. Стояла Земля, стояла, потом слегка пошевелилась, треснула ее кора, и обломки – камни посыпались вниз и застыли там. Потрясает встреча с этим геологическим явлением, он удивляет, восхищает своей необычностью. У туристов, дух захватывает при виде этой гигантской трещины в земле. А по мере того, как человек спускается по образовавшимся скалам на дно разлома, изменяется растительность, на базальтах растут каменный зверобой, мхи и лишайники, которых нет в природе, что находится в районе Каньона. Дно разлома усыпано огромными глыбами базальтов, некоторые из которых намного выше человеческого роста. Поэтому на дне приходится преодолевать участок пути, перелезая с камня на камень.
Каньон - это такое место, в присутствии которого мне всегда хочется молчать, потому что здесь реально видна сила и мощь Земли. Здесь даже нет желания произносить слова, настолько они кажутся маленькими и незначимыми в сравнении с ВЕЛИЧИЕМ этой силы – силы ЗЕМЛИ – силы ВСЕЛЕННОЙ. Той силы, что есть в каждом из нас, силы Природы, силы, полученной При - Родах, при нашем рождении на свет. И право, в присутствии этой силы хочется молчать. Внутри каньона тепло и комфортно, такое впечатление, что, впустив гостей, Земля с удовольствием показывает нам себя. Хотя, мысль «что будет, если она сейчас снова пошевелится» лично меня немного пугает – очень маленьким является человек перед этими мощными базальтовыми стенами и глыбами. И в целях собственной же безопасности не хочется нарушать тишину и гармонию этого места – Каньоны не любят крика.
Здесь, в Каньоне очень видно, что Земля гораздо сильнее человека, настолько сильнее, что для того, чтобы стряхнуть с себя эту нашу дикую, необузданную в своем поведении цивилизацию, ей достаточно всего лишь слегка пошевелиться. Слегка, и треснут железные дороги и автомагистрали, рухнут в пропасти города и мощные производственные комплексы, уничтожающие Планету. Было ведь уже такое в Атландиде, когда Земля встряхнула с себя целую цивилизацию. А почему она терпит нас – не понимаю, хотя есть мысль, что в этом есть часть Божьего замысла. Во Вселенной существует и защищается право свободного выбора. Мы выбрали техногенный путь развития, и, видимо, через него наша задача понять божественную суть человека, его высшее ПРЕДНАЗНАЧЕНИЕ и начать его выполнять. И потому нам еще позволено разрушать, ведь техногенный путь требует разных строительных ресурсов: стекла, бетона, металла и пр., а они берутся из недр земли из ее полезных ископаемых. Только я думаю, Господь очень хочет, чтобы и в этой техногенной ситуации мы помнили о том, что главная задача нас, землян, это вырастить свои души, напитывая их Светом и Любовью. И научились держать баланс между разрушением и созиданием. А нам пока не до этого – не знаем КАК, да и не стремимся...
Хотя, Земля предупреждает человека о том, что может быть с нами, если мы не одумаемся. Лет двадцать назад, когда начался первый дикий конфликт между людьми двух национальностей, она предупредила, к чему ведет энергия агрессии. Не стала гасить ее в себе, а отразила ее на людей, и рухнул в землетрясении город Спитак. А летом прошлого 2008 года, когда у ученых хватило ума попытаться батискафами влезть в центр озера Байкал, Земля отреагировала землетрясением. Ударная волна затронула ВСЕ города промышленной зоны Приангарья: Байкальск, Иркутск, Ангарск, Братск и даже наш расположенный далеко на севере Усть-Илимск. Один из домов левобережья потрясло, что очень сильно испугало людей. А в Иркутске люди в тот день несколько часов отсиживались на улице, боясь войти в помещения. И правильно, потому что днем нам, неразумным, Земля приготовила еще один предупреждающий толчок. Но, к счастью, он не состоялся. Даже представить себе, что линия разлома пройдет по гидроэлектростанциям Приангарья – это страшно. Может, потому время от времени потрясают человечество дикие прогнозы о том, что в 2012 году на Земле не будет электричества? Может, кто из видящих заглянул уже за тайную завесу, видел наше вероятное будущее в том случае, если мы не одумаемся. Будущее многовариантно и его мы, каждый, формируем каждую секунду своими мыслями и поступками. И мы можем его изменить, если начнем думать и говорить позитивно. Может, не прогнозировать надо, наполняя Землю негативными образами, которые, кстати, могут воплотиться, ведь массовая визуализация – сила мощная? Может нам пора поменять угол зрения и напитывать пространство светлыми идеями и светлыми образами? Как? В каждом своем действии видеть его светлую, добрую, позитивную составляющую. Если вальщиком леса трудишься, так видь результатом не количество банкнот, а высший результат своего труда. Как дети в школах знания постигают по учебникам, сделанным из той древесины. Сделай труд свой СВЕТЛЫМ, РАДОСТНЫМ и ОСМЫСЛЕННЫМ.
Ничего сейчас не отменить, все мы разом в деревни мы жить не поедем, да и не требуется это от нас. Мы сейчас имеем то, что имеем, и развитие цивилизации будет требовать ресурсов. Но учиться быть рациональными, беречь, держать баланс, восстанавливать, уменьшать вред, не испытывать чувства вины и угрызений совести за то, что делаешь, а вывести себя на более высокое восприятие своей деятельности? На Земле ведь ничего не происходит без позволения Бога: и преступность, и мафия, и наркомания, и пьянство, и сатанизм, и разрушение природы – это все точки роста для нашей цивилизации. Это все уроки и их нужно проходить быстро и решительно. Взять ту же мафию. Когда у нас в стране началась перестройка, никто ничего не понимал, а государство реально могло погибнуть, должна же была оформиться и проявиться сила, которая сдержит этот процесс и установит баланс. Вот она и появилась.
С точки зрения эзотерики и движения энергии легко объясняется любое негативное явление. Ребята – наркоманы – светлые души, дети ИНДИГО, запертые техногенным миром. Да они же кричат своим поведением на всю вселенную: «Папы, Мамы, да посмотрите же вы в Небо!!! Нельзя же так жить, как вы живете!». Только крик этот застывает в пустыне родительских сердец.
Общество наше становится более развитым духовно, и есть во вселенной закономерность – чем ярче СВЕТ, тем гуще ТЬМА. Иначе нарушится баланс. И все мы в одной лодке: духовные и бездуховные, пьяницы и непьющие, наркоманы и благополучные, олигархи и нищие. И у каждого в этой лодке – своя задача и каждому нужно научиться выполнять ее не просто механически для того, чтобы срубить n-ное количество денег. А выполнять осмысленно, понимая, что именно в этой деятельности – твоя личная эволюционная задача. Богу мы все нужны одинаково – красные, белые, синие, зеленые; жители разных стран, городов и деревень и сейчас, когда до перехода планеты на новый эволюционный виток, осталось два года, Господь всеми силами борется за душу каждого из нас. Мы бы ему еще в этом помогли – поборолись сами за себя.

Ощущаю легкий энергетический толчок от Канона. «Лена, пора выходить, - говорю Психологу, - он готовится закрыться». Она и сама слышит, начинаем выбираться, вслед за группой, которая уже вот-вот выйдет из скальника.
Догоняю мужчин. Володя спокоен, он преодолел себя, спустившись с высоты, по камням идет легко, при его росте это просто – прыгать с камня на камень. Каньон, видимо, произвел впечатление, поскольку Володя думает о том, как пойти сюда семьей: «Малого (это про сына) сюда, конечно, брать нельзя, камни большие, он не пройдет, придется тогда на себе тащить. Не- е-е. Пусть дома сидит, а старшего можно». В Каньоне еще кое-где лежит снег, а на камнях через прошлогодние высохшие кусты пробились новые листы каменного зверобоя. «Очень красивое растение, и имеет мощные целительские свойства», - рассказывает Денис. И хотя вверху каменного зверобоя нет, здесь мы его брать не будем, из Каньона ничего нельзя выносить, это будет означать, что часть своего прошлого забираешь наверх, и оно снова будет мешать жить. А камни нельзя выносить из любого места Силы. Вижу, как, испугавшись людей, под камень шмыгает рыжеватая мышь, ей непривычно, что кто-то нарушил покой. И здесь, на глубине, тоже есть жизнь. Интересно, что здесь кушает эта зверюшка?
Выбираемся из Каньона, и я ощущаю, как он отстраняется от нас. Вот мы уже на краю, и он становится очень далеким и очень неприступным. Закрывается. Встаем полукругом на краю, благодарим. Ритуал благодарения обязателен при выходе из места Силы. Элементарное проявление вежливости по отношению к нему, а для себя важен тем, что помогает осознать ту пользу, которую получил здесь. Хотя, если брать еще выше – то это благодарение Высшей Силе, которая привела нас, оберегала, вознаградила тем, что показала силу и мощь Природы. В обыденной жизни мы ее не видим и не ценим. А в этом, Илимском Каньоне эта мощь видна и начинаешь понимать, насколько силен человек, являющийся частью Природы, и начинаешь осознавать свою ответственность перед этой Силой, которая дала нам жизнь.
Благодарить просто – сложить руки в молитвенном жесте, услышать свою душу и довериться своей интуиции. И тогда произнесется самое главное в этот момент. И каждый выразит свое, и не станет, как в социуме, произносить: «Я присоединяюсь к словам…». Я сейчас благодарю Каньон за то, что он меня услышал и принял нас, показал свое величие, и за то, что мы были в безопасности.
Оля: Я благодарю тебя, Каньон за то, что ты дал возможность увидеть твою красоту. Мать – Земля – какая ты удивительная, мудрая. Именно здесь чувствуешь, что ты живая, и то, какая сильная в тебе душа. Я благодарю тебя и посылаю тебе свою любовь.
Выбираемся к выходу, вернее к месту, являющемуся вратами в этот Каньон, и откуда ведет тропа на озеро Илим. Здесь на самом краю обрыва из одной точки растут береза и сосна. Как-то так получилось, что два семечка упали в миллиметре друг от друга и поэтому кажется, что растут два дерева из одного корня. Забыв о страхе высоты, туристы обычно здесь фотографируются, уж очень необычны дерева. Рядом с ними ставим пирамиду. В основание – плоский устойчивый камень, на него каждый, кому интересно участвовать в процессе, кладет свой камень и, делая это, отправляет во вселенную самое главное, самое светлое свое желание. Оно непременно сбудется.
Восстановив баланс в этом месте силы, мы уходим. Очень грустно, как будто расстаюсь с сильным и надежным другом. Но что делать, мне нужно идти дальше, а ему стоять здесь, принимая людей, у каждого из нас своя миссия. Я иду последней, над лесом повисла туча, стало пасмурно, и кажется, что уже смеркается. Ребята уходят быстро, вниз по склону спускаться легче, иду следом, отчего-то перехватывает горло и очень хочется плакать. Бегом возвращаюсь к Каньону и, встав на край обрыва, смотрю вниз. Пасмурно, ветер несет град, сквозь крапинки которого едва видны отвесные стены Каньона. Он такой далекий! И такой внимательный, зная, что я восхищаюсь его способностью в секунды вызывать дождь или снег, он на прощание дарит мне это чудо.
- ПРОСТИ меня, мне надо идти, - удержав слезы, бегом догоняю группу.

вики-код
помощь
Вики-код:

Дешёвый перелёт по направлению Россия
сообщить модератору
    Наверх