Россия

Россия

LAT
Я здесь был
Хочу посетить

15889 заметок,  13 271 совет по 10 756 объектам,  425 432 фотографии

помощь Подписаться на новые материалы этого направления
Вики-код направления: помощь
Топ авторов России помощь
Все авторы направления
3
ce8ep
помощь
в друзья
в контакты
С нами с 1 июн 2010

Варандей: Кругом пятьсот. Часть 3

 
17 июня 2010 года 24163

Несмотря на всю аккуратность, с которой ведем машину, потерь избежать не удается. Не заметив некоторые шероховатости почвы, хорошо прикладываемся, подвеску пробивает ощутимо. Результат — отодранная подножка (что прибавило клиренс) и, как показало дальнейшее исследование, располовиненная одна из пружин.

Но вот на карте в ноутбуке уже виден приближающийся берег Баренцева, и мы въезжаем в Варандей. Я за рулем, но уже в таком состоянии, что мне по барабану — куда и зачем мы приехали. Утыкаемся в берег моря, в свете фар наконец-то видны торосы. Передаю бразды управления Мишке, заваливаюсь спать.

Через какое-то время кружения в пределах пары километров слышу сквозь сон:
— Давай на запад, явно вся движуха там на пляже!

Мысленно соглашаюсь, но тратить силы на высказывание вслух, играя в Капитана Очевидность — лень. Проходит минут пять, машина тормозит — дальше ехать некуда. Мы в Старом Варандее, на острове, на мысу. Тупик. Тишина. Никого. И тут раздается стук в окно...

Стучавшим оказался Алексей, замначальника метеостанции Варандей. Судя по его описанию ситуации — был звонок от погранцов, сообщивших, что к нему заедут какие-то идиоты из Питера. Берем Алексея в машину и едем на метеостанцию. На кухне тепло, есть чай и... Интернет. От «Билайна». Через полчаса подтягиваются и погранцы в составе трех человек и великолепного кабриолета класса УАЗ тентованный для проверки наших документов. Процедуру проверки мы хотели заснять на видео, но нам было строго запрещено — top secret! Граница на замке.

Сидим, болтаем. Погранцы жалуются, что купили спутниковый модем хорошего интернета заради, но никак им не поймают спутники. Чай завершается, но... Алексей достает почти по-магазинному оформленную бутылку самогона. И самогон этот, надо сказать... Далеко до него разнообразным благородным крепким напиткам, опробованным нами за многолетнее алкогольное прошлое. Сухой закон сухим законом, но тут нет сотрудников «Лукойла», да и умение самогоноварения в полевых условиях никто не отменял. Знания не пропьешь. В качестве закуски к самогону появляется мороженая оленья нога с целью получения строганины. Чуть оттаявшее мясо нарезается тончайшими ломтиками, обмакивается в смесь соли с перцем, и... Черт, опять вытирать слюну с клавиатуры.

Слово за слово, товарищи пограничники информируют присутствующих, что им пора отбывать в сторону своего логова, и мы остаемся с Алексеем и его женой, Татьяной. Тут же шляются две кошки — Злыдня и Дождик. Дождик — потому что метеорологи, а Злыдня — потому что Злыдня. Самогон с ногой постепенно уходит, говорим о Сибири, откуда ребята родом, размышляем вслух о разном. Сейчас как раз вахта Алексея, и мы решаем составить ему компанию в процессе съемки показаний с датчиков. Заодно узнаем, что на улице весна, всего лишь -19 ниже нуля. Возвращаемся, наблюдаем за отправкой текущих метеоданных на Большую землю. Несмотря на то, что всех метеорологов обучают морзянке, сейчас этот процесс сводится к одной смс-ке (с применением некоего кода).

Вовка горит желанием взять интервью у кого-нибудь из коренного населения, и мы отправляемся в поселок. Коренного населения в адекватном состоянии обнаружено не было, зато нам был преподнесен неожиданный сюрприз — на улице стояла оленья упряжка. Алексей, который на станции уже три года, сказал, что видит оленей живьем впервые. В виде мороженного мяса по 170 рублей за килограмм — пожалуйста, сколько раз, а так — нет.

Узнаем, что оленеводы не используют оленей в качестве основного транспорта. Если оленеводу что-то надо — он садится на снегоход, вбивает координаты Нарьян-Мара в ГПС, и — пошел по азимуту.

Исход пресловутого коренного населения Старого Варандея печален. Осталось человек 15, и те спиваются. С временным выселением в Нарьян-Мар, после которого народ возвращался в Варандей — тоже смутная история. Неизвестно, какую роль здесь сыграло наводнение, которое, вроде бы, даже и не затронуло поселок, а какую — выгода Лукойла.

Возвращаемся. Самогон завершился, но из делики достается первый баллон водки, а на столе появляется жареная оленина. В процессе распития узнаем, что здесь же находятся ребята с метеостанции Вайгач, которую пришлось эвакуировать. Злыдня, кстати, оттуда же. Пожалели стрелять при эвакуации. Если мне не изменяет память, на Вайгаче встали разом все три дизельгенератора, и приказала долго жить рация. Какое-то время группа грелась запасами пропана. Потом о них вспомнили, удивились, что не выходят на связь, и прислали вертолет с новой рацией. Который, несмотря на растянутое полотнище с надписью SOS, садиться отказался. На Варандей же их доставил какой-то случайный вертолет, отклонившийся от маршрута.

Изначально мы планировали доехать до Варандея, быстренько обегать его, и тут же стартовать обратно. Но хочется сидеть и говорить дальше — когда еще тут будем? Нам выделяют пустую комнату, в которой можно расположиться с помпой, не виданной с Нарьян-Мара — там есть кровать и шикарный матрас на полу. Марина с Мишкой оккупируют кровать, я же, пока Вовка еще не добрался сюда, старательно раскладываю свой спальник на 2/3 матраса.

Слушаем Алексея про быт метеорологов, и начинаем размышлять — не податься ли нам на метеостанцию от всей этой питерско-московской суеты? Далее я чуть утрирую, но судите сами:

1. Обучение — год, потом ты получаешь гарантированное рабочее место.
2. Отпуск — 52 дня в году.
3. Полярные надбавки.
4. Бесплатная еда и жилье. Много еды!
5. Никаких пробок и прочих свиных гриппов в затхлом метро.
6. Здоровый образ жизни.
7. Твоя вахта длится 12 часов, примерная ее суть уже была описана.

На станции работают пять человек, поэтому следующий раз ты заступаешь через двое суток. Остальное время — твое. Фильмы, интернет, охота, рыбалка и прочее. А если ты еще и страдаешь тягой к знаниям — ты почти в раю. Минус — слабый Интернет.

Кстати о фильмах. У нас с собой была пара внешних винчестеров с соответствующим наполнениям, и пожелания Алексея к новинкам были полностью удовлетворены — куча фильмов про зомби, в том числе и Dod Sno (Мертвый Снег), который весьма подходил к окружающему нас миру.

Какое-то время еще сидим на кухне, но усталость, тепло и алкоголь берут свое. Бреду до спальника и громогласно на него заваливаюсь. Спешу отметить тот факт, что завалился я именно на спальник, хотя Мишка и пытался впоследствии доказать, что я свалился третьим на кровать, тем самым сократив ширину жизненного пространства до 20 см на человека. Но нам не нужны нездоровые сенсации, нам нужны здоровые сенсации!

Спустя пару сеансов быстрого сна в комнате появляется и Вовка в околобревенчатом состоянии. Человек, взявший на себя тяжкий труд каждые три часа выходить с Алексеем на подворье и прогревать машину. Когда Алексей культурно пытался его разбудить — Вовка применил весь свой немалый опыт по погружению в сон при произвольных обстоятельствах, и машину отправилась прогревать Марина. Правда, Вовка всего через 40 минут подорвался с воплями: «А? Что? Прогревать? Я иду!», но был уложен обратно.

5 января застало нас вполне выспавшимися, благодушными, и готовыми ко всему (то есть, как обычно, не готовыми, но и столь же пофигистичными). Поболтали еще с Алексеем, побродили по льду Баренцева. К слову, кто-то еще в Питере прочитал про круглогодичный порт Варандей, так что плавками мы были укомплектованы. Но вода, к сожалению, оказалась вполне твердой, посему купание свелось к катанию по снегу на пузе в позе пингвинчиков.

Тут я вспомнил, что же у меня зудело в одной из частей черепа всю дорогу. Я хотел заложить геокешерский тайник! И даже взял его с собой. Правда, собирал его не я, и, соответственно, я не имел представления — что же там унутре, да и закладывать собирались в Карелии, но... Очутились здесь — закладываем здесь!

Под чутким руководством Алексея набредаю на многообещающее место — останки радара. Платформа от него, кстати, видна даже на спутниковых фотографиях, так что ориентир вполне себе годный. С минуту пребываю в размышлениях, не записать ли в блокнот тайника кто, чего, когда и зачем положил, и решаю просто на это положить. Так в блокноте появилась историческая надпись, поражающая не хуже первых слов Армстронга на Луне: «Тайник заложен».

Вяло ковыряемся подручными инструментами с машиной, скоро выезд. Но — и немаловажное но. У нас не хватает солярки на обратную дорогу. Отправляемся искать оную жидкость. Найти мы ее — нашли, но это оказалось случайностью. Те, кто прибудут после нас — не рассчитывайте на удачу! В процессе Вовка умудряется наглотаться соляры, а все вместе мы производим впечатление топливозаправщиков, уже неделю не вылезающих из бочек.

Возвращаемся, Вовка успешно берет интервью у начальника метеостанции с Вайгача.

Но пора и в дорогу. Договариваемся, что когда кто-то будет в Питере, рады будем приютить и показать все, что возжелают. Начинаем прощаться, и тут Алексей преподносит нам неожиданный подарок — оленью ногу, тут же отделенную от основной тушки, и несколько килограммов рыбы наваги. Уезжать было жаль. Хотелось остаться хотя бы на неделю.

На выезде из Варандея бежим на торосы — поиграть в «Quake» по сетке, поработать чутка. А можно и ничего не делать — только наблюдать, как за пять минут на морозе разряжается полностью запитанный аккумулятор ноутбука.

Но вот мы снова в теплой машине, ноутбуки отогреваются у печки, а потом засовываются от греха подальше. Можно ехать, и нужно ехать — по ощущениям, теплеет. Опасаемся метели. Темнеет. Зимник становится менее дружелюбным, чем по дороге на Варандей. И этому есть вполне разумное объяснение — засунув навигацию подальше, мы умудрились свернуть не в ту степь. Причем в степь весьма заснеженную. В которой и усадили машину. К счастью, нас тут же выдернул поджимавший сзади Урал. Развернулись, ходом прошли засаду, поехали по записанному треку. Середина дня.

Долбим по знакомому зимнику. Начинает падать снег. Невесело. Зимник замело, иду по вешкам, еле видным в свете фар. Конечно, тут рядом и нефтепровод, и ЛЭП, уйти в белое безмолвие трудновато, но вот убрать машину с зимника — легко. Что приведет к несколькичасовому выдиранию обратно с вероятностным успехом, и последующему продиранию по увеличившимся за это время сугробам.
Но пока все хорошо. А вот уже и факелы Южной Хульчею показались. Правда, толку пока мало — их видно километров за 20. Понемногу скрипим разбитой подвеской по азимуту на огни.

Добравшись до поселка, начинаем искать столовую. Все же охранники — это особая порода людей. Опрошенный Вовкой товарищ отказался даже показывать, где ее можно отыскать, а после того, как мы ее все же увидели — прибежал и стал знаками показывать, что она закрыта. Что, собственно, мы и без него наблюдали (Спасибо, Капитан Очевидность!)

Проезд до поста на ведомственном зимнике мне ничем особым не запомнился. Есть предположение — это потому, что я был погружен в глубокий целительный сон, провалившийся в 6 января. Но вот уже пошли нормальные зимники, а затем и не только зимники, из земли начали расти деревья и дорожные знаки. Мы приближаемся к Печоре. Вокруг явно теплее, чем в прошлый визит — порядка -30.

Пользуясь случаем, давно не виденным солнцем и накатанной дорогой, присобачиваем Вовкины лыжи за машиной, и желающие устраивают себе сеанс экстремального катания — на скорости до 40 км/ч. Обошлось без жертв, но с освоением части сугробов головой.

Добравшись до Печоры часам к трем дня, первым делом меняем масло — настало время! Но потом, накормив машину топливом, начинаем думать о себе. Потому как уже сутки мы идем на наглости, без питания. Еды сублимированной в машине полно, но ведь для того, чтобы ее приготовить — надо остановиться. А остановиться никто был не в состоянии.

Поиски кафешек привели к ненахождению оных, зато магазины мы подмели неплохо. Но это — в дорогу, а есть пора сейчас. Наконец находится самое шикарное заведение Печоры — пиццерия. Кстати, очень неплохая пиццерия. Очень, очень неплохая пиццерия! Ребята заливаются глинтвейном с пивом, а мне, как следующему кандидату на руль, приходится довольствоваться несколькими чашками великолепного кофе и позитивным молочным коктейлем. Официантки с хвостиками очарованы преследующим нас запахом соляры. Поели, сели, поехали.

На Питер решаем ломиться без остановок, время поджимает. За Печорой пытаемся уйти на зимник вдоль железной дороги, через Каджером — Ираель, который выглядит вполне расчищенным и благообразным, но через пять километров начинаются такие колдобины, что решаем развернуться через знакомый зимник на Вуктыл.

Решили — поехали. Приехали. Обнаружили, что его замело. Есть колея от техники, двигаемся неторопливо по ней. Двигаемся с небольшим трудом — там, где УАЗ чуть цеплял бы мостами, «Делика» гребет всем днищем. И тут на приборке начинают мельтешить все лампочки по очереди, уровень зарядки скачет от нуля и до нормы, по доносящимся из-под капота звукам — ремням явно нехорошо. Выходим. Оказывается, что защитой картера мы нагребли неплохой сугробик под капот, который и устроил всю эту феерию электрики. Разворачиваемся в знакомые 128 приемов, возвращаемся на расчищенный зимник. Пусть его и бомбили нещадно, но он чистый. Предельная скорость — 15 км/ч. Следить за дорогой нужно постоянно — дело не только в пробитой подвеске, но ведь еще и тем, кто не за рулем, нужно как-то выспаться для вахты.

Часов около десяти вечера встречаем «девятку», играющую то ли в снегоход, то ли в подбитого кролика. Передние колеса вертятся, задние превратились в полозья. Прикипели. Узнаем, что дальше по курсу — хорошая промоина, разбитая «Уралами». «Девятку» вытащили случайно оказавшиеся рядом какие-то внедорожники. Выбора нет — надо ехать. Пробиться на Вуктыл шансов еще меньше, север отпускает неохотно.

Вдали показались огни, подъезжаем — действительно, промоина. У которой с обеих сторон столпилось по пятку машин разной величины и внедорожности, от «Ауди 80» до «Патриота». Чуть дальше виднеются грозные очертания «Урала». Как оказалось — он пытался объяснить, что готов протащить все машины в обе стороны, но возмущенные владельцы легковушек отказались допускать еще большего уделывания промоины.

Какое-то время наблюдаем за процессом, который как раз начался, потом вливаемся в общий гомон и бесполезные советы. Участники тусовки играют в классическую игру — сделай так, чтобы было не проехать (вариант — снести все, что было под днищем машины). Для этого требуется напилить кучу бревен разного диаметра и длины, затем — тщательно уложить в разных направлениях на предполагаемой траектории движения, некоторые — поставить вертикально. После выполнения данного этапа можно перекурить и залить получившееся сооружение водой в надежде, что схватится. Попутно матерясь и проваливаясь по х... то есть, выше колена в ту же промоину. Я с нетерпением ждал варианта «А давай проедем тут сбоку!», который предлагался к реализации, но, увы, до дела не дошло. «Тут сбоку», кстати, было сантиметров 40 снега и около метра воды. Вношу лепту в движуху, предлагаю расчистить на х... то есть, расчистить то, что завалили. После этого каждая машина идет своим ходом, сколько сможет, а при застревании вытаскивается машинами на том берегу, к которому стремится. Засада промоины, кстати, в том, что съезд и заезд на нее довольно крутые. Воды не много, по колено.

Первым пошел «Патриот» с той стороны. Пошел неторопливо. Сел. Участники мероприятия достали рывковый трос класса «лента для буксировки легковых автомобилей массой не более 1 тонны по ровному асфальту». Поорал, чтобы не рвали, побежал за динамикой, благоразумно прихваченной из столь далекого и родного УАЗика. Пока бегал — порвали два баяна. То бишь, упомянутые стропы.
Цепляю динамику и обнаруживаю, что один из шаклов мы успешно прое... В смысле, не нашли. А надо два. НЗ же остался в Питере. И тут на помощь приходит куча разнообразного хлама, сваленного в бардачке «Делики», который начинался примерно от лобового и заканчивался задней дверью.

Собственно, обнаружилась тайком засунутая Вовкой среди прочего связка промальповских карабинов. В том числе и пятитонник. Цепляем им, дергаем — «Патриот» прошел. Отцепляем, в надежде, что он сейчас перетаскает остальных — нам с АКПП это как бы не очень хорошо. А фигу. Отцепили — его и след простыл. Да и черт с ним. Далее вытаскивается боевая «Audi», за ней «десятка». Затем своим ходом промоину проходит «Хантер», героическая «буханка», у которой работает только передний мост и вторая передача, и... «Инфинити». Что как бы намекает на грамотную прокладку.

Постепенно разъезжаются-вытаскиваются остальные машины, и вот... Остаемся мы и «Урал». Мужик в Урале поворчал — разбудили, но все же перетащил нас на другую сторону. Ура!

Приближаемся к середине зимника. Дорога вдруг превращается в идеально гладкую, можно прибавить скорость. Блаженно засыпаю — нет ударов в спину. Но ненадолго. Раздается вопль Марины — «Мишатвоюмать!» — и чувствуется, что машина уходит в кювет. Окончательно проснувшись, понимаю, что спал я бдительно, держась за ручку над дверью, благодаря чему не погреб под своим тщедушным телом Вовку. Аккуратно выползаем. Картина маслом — копать без толку, джечиться без толку. Можно тянуть через дорогу джеком, если хватит удлинителей. Но только утром, перекрывая дорогу. Или ждать тяжелой техники — кроме КамАЗа, нас отсюда ничто не сдвинет. Разве что завалит на бок. Ждем полчаса. Трасса, к счастью, не глухая, но искомых грузовых транспортных средств на горизонте не наблюдается. Нежарко, явно за 30. Побродив еще какое-то время, начинаем раскидывать рядом в лесу палатку и морально готовиться к очередной пьянке на свежем воздухе. Однако, пока возились — появляется вожделенный КамАЗ. Снова динамика, отвешиваем машину — и наш танк на твердой трассе! Тихонечко матерясь, свертываем свежеразложенное, тушим красивую композицию из свечей, расставленных вокруг палатки. Снова можно ехать.

На этом наши приключения, по сути, завершились. Потянулись снова сотни и тысячи километров, на сей раз — через Сыктывкар на Котлас, темнело, светало, придорожные столовки, сон. Проезжая через Котлас, окунулись в ощущение, что мы уже совсем рядом с Питером — не дальше Выборга, точно. А ведь в прошлогодней экспедиции Котлас казался местом весьма отдаленным. Единственный перерыв на поспать сделали под Тотьмой — метель, и уже было непонятно, по какой обочине дороги ты ведешь машину.

Но... Вот и конец Вологодской, вот и КАД, вот и Питер! Финишировать решаем на стрелке Васильевского. Финиш удался — все и вся вокруг были торжественно залиты тщательно встряхнутым шампанским из четырех бутылок.

Все... Можно ехать спать, разбирать снарягу, погружаться в воспоминания. Но не совсем уж все. Позвонили Алексею на Варандей. Там пурга, все замело — мы успели вовремя. А на следующий день была совместно изничтожена вкуснейшим образом приготовленная Мариной оленья нога.

А потом... Потом потянулись обычные питерские будни. Дом, офис, офис, дом, код, топтать клавиатуру, мало времени, мало времени... Но теперь у нас в сокровищнице воспоминаний есть эта поездка, и она — далеко не последняя! Что будет дальше — пока неизвестно. Север или Юг, Запад или Восток... Да какая разница? Главное — оно будет.

Немного статистики

Километраж: 6 300 км.
Из них по зимникам: 1000 км.
Сожжено солярки: 750 литров.
Расход на человека: 8 тыс. руб.
Записи, сделанные по дороге: http://www.indoroga.ru
Трек поездки: http://www.gpsies.com/map.do?fileId=pbjihtbsaqyexpgd
Координаты тайника: http://www.geocaching.su/?pn=101&cid=7113

По просьбам трудящихся — основная форма одежды

Комплект термобелья.
Комплект флиса.
Комбинезон «Петербургской Лиги Автостопа».
Пуховой жилет.
Горнолыжные носки.
Непромокаемые ботинки на температуры до -45.
Бахилы.

Машина

Mitsubishi Delica. В процессе поездки получила имя собственное — Дудусик.
Для пояснений см. Мумусик: http://lurkmore.ru/Мумусик#.D0.9C.D1.83.D0.BC.D1.83.D1.81.D0.B8.D0.BA

Запчасти: топливный и масляный фильтр, пара канистр масла.

Надеюсь, ни одного УАЗовода при прочтении этого списка не хватил Святой Кондратий.

Приборы и материалы, использовавшиеся в навигации

Основное аппаратное обеспечение:
Asus Eee PC 701 с доработками в виде припаянного bluetooth-адаптера.
Qstarz Bluetooth GPS receiver.
Garmin Oregon 300 с комплектом карт «Россия Топо».

Основное программное обеспечение:
Ozi Explorer http://www.oziexplorer.com
Карты ГенШтаба СССР.

Резервное аппаратное обеспечение:
Asus Eee PC UL20A.
USB GPS BU 353.
Схема на пачке папирос «БеломорКанал».

Резервное программное обеспечение:
Навигационная система Wanderer http://terraperfecta.com
Загрузочная флешка с Ubuntu Linux для работы открытой навигационной платформы Ozex. http://code.google.com/p/ozex

Автор: Даниил Смелов

Январь, 2010

вики-код
помощь
Вики-код:

Дешёвый перелёт по направлению Россия
сообщить модератору
    Наверх