Рыбинск

Рыбинск

LAT
  • 58.05118N, 38.82689E
  • Я здесь был
    Хочу посетить

    63 заметки,  38 советов по 33 объектам,  1 439 фотографий

    помощь Подписаться на новые материалы этого направления
    Вики-код направления: помощь
    Топ авторов Рыбинска помощь
    Все авторы направления
    1
    maral
    помощь
    в друзья
    в контакты
    С нами с 7 апр 2009

    Русская Атлантида

     
    3 сентября 2009 года 98911

    Очевидное — невероятное

    Люди веками безуспешно ищут следы таинственной Атлантиды. Между тем в России есть своя Атлантида. Я трижды посещал место, где она канула в пучину вод. Однажды мне посчастливилось увидеть её воочию.

    Город под волнами

    Сообщаю местонахождение Русской Атлантиды: 58° 13′ северной широты и 56° 7′ восточной долготы, в 114,5 верстах от областного города Ярославля и примерно в 15 верстах северо-западнее Рыбинска. Там, при слиянии рек Волги и Мологи на довольно значительной и ровной возвышенности находился старинный город Молога, где 70 лет назад проживали свыше пяти тысяч человек.

    Ныне город покоится на четырёхметровой глубине. Весной 1941 года он был затоплен Рыбинским водохранилищем. Вместе с городом в рукотворном потопе сгинули 663 деревни и села, добрый десяток дворянских усадеб, 46 сельских больниц, 224 школы, два монастыря, около 40 приходских храмов, плодородные заливные луга, замечательный строевой лес.

    Переселенцами стали свыше 130 тысяч человек (по некоторым данным – до 150 тыс. человек). Те из них, кому посчастливилось дожить до сегодняшних дней, их постаревшие дети, возмужавшие внуки и любопытные правнуки называют себя мологжанами. Самое крупное землячество мологжан – в Рыбинске. Заволжская часть города, микрорайон Слип, частный сектор микрорайона Веретье – вот где с конца тридцатых годов прошлого века и по сей день проживают мологжане и их потомки.

    Честь и гордость энергетиков

    Для мологжан нет большей радости, чем совершить паломничество туда, где была их малая родина. 25 августа их желание осуществилось.

    Теплоход «Московский-7» отдал швартовы от 2-го причала Рыбинского речного порта ровно в десять часов утра. Отчалили под задорную музыку. Баянист был явно в ударе. По всему чувствовалось – душа поёт у человека. Песню души он изливал в песнях молодости пассажиров, которые разместились в двух салонах теплохода. Все 95 мест были заняты. Но как тут можно рассиживаться, когда хоть с правого, хоть с левого борта посмотри – такие пейзажи, такие достопримечательности! И разве усидишь сиднем, когда первым хочется увидеть место, где упокоилась Молога!

    По многолетней традиции мологжане ежегодно встречаются в августе. А первая организованная встреча мологжан в Рыбинске состоялась 14 июля 1972 года в доме Александры Александровны и Павла Константиновича Котельниковых, которые совместно с ветврачом Дмитрием Дмитриевичем Капустиным и Валентиной Васильевной Павловой стали её организаторами. Тогда же мологжане договорились проводить этот праздник общения каждый год во вторую субботу августа. Чаще всего мологжане встречаются в городском сквере или городском общественно-культурном центре. Делятся воспоминаниями, вспоминают друзей-товарищей, тех, кто здравствуют, и тех, кто не дожили до очередной встречи.

    Нынче, в августе, мологжане встречались дважды. Первый раз 15 августа во время проведения форума по Мологе в поселке Борок Некоузского района Ярославской области, второй раз — на борту теплохода, который шел к Мологе. Благотворительную поездку для них организовали ООО «Рыбинские речные перевозки» и региональное представительство ОАО «РусГидро».

    Руководитель пресс-службы регионального филиала ОАО «РусГидро» — «Каскада Верхневолжских ГЭС» Игорь Громов назвал заботу о мологжанах делом чести гидроэнергетиков. Ведь благодатный Мологский край был принесён в жертву проекту «Большая Волга». Эпохальный проект предусматривал строительство в Верхневолжье Угличской ГЭС и Рыбинского гидроузла, включившего в себя гидроэлектростанцию с земляной плотиной в створе реки Шексны и водосливной плотиной в створе Волги, комплекс гидросооружений, в состав которого вошли уникальные двухкамерные шлюзы.

    Согласно этому проекту были созданы три водохранилища – Угличское, Шекснинское и самое крупное из них – Рыбинское водохранилище с площадью водного зеркала 5440 кв. км и объемом чаши 24, 5 куб. км. Углубишься в водохранилище – берегов даже в бинокль не видать. Ни дать, ни взять – море. Водохранилище так и называют для понятливости – Рыбинское море.

    Создание каскада верхневолжских ГЭС во второй половине 30-х годов ХХ века по своим масштабам не имело аналогов в мировой практике гидротехнического строительства на равнинных реках. В голове не укладывается, как сумели люди всего за пять лет – с 1936 по апрель 1941 года – выполнить громадьё планов. Было перемещено 50 млн. кубометров земли, уложено около 2 млн. кубометров бетона, смонтирована 21 тыс. тонн металлоконструкций, в кирпичную кладку уложены 7 млн. кирпичей, произведено крепление откосов камнем на площади 220 тыс. кв. метров, изготовлено около 300 тыс. кв. метров железобетонных плит-оболочек.

    Первый агрегат Угличской ГЭС был введен в эксплуатацию 8 декабря 1940 года, 20 марта 1941 года заработал второй гидроагрегат. Таким образом, Угличская гидроэлектростанция перед войной была пущена на проектную мощность.

    Рыбинская ГЭС к началу войны осталась недостроенной. Тем не менее, 18 ноября 1941 года и 15 января 1942 года там были задействованы первые два гидроагрегата. Они вырабатывали ток под брезентовыми шатрами в период битвы за Москву. За бесперебойное энергообеспечение столицы в военное время коллективу Рыбинской ГЭС было вручено на вечное хранение Красное знамя Наркомата электростанций и ЦК профсоюза работников электротехнической промышленности. Третий гидроагрегат Рыбинской ГЭС был запущен 15 августа 1945 года, а последний, шестой по счету, гидроагрегат запустили 30 декабря 1950 года.

    Ворота в море

    Перед воротами шлюза баянист объявил антракт. Его слушатели стали зрителями. Можно сколько угодно раз проходить рыбинские шлюзы, но всякий раз испытываешь неописуемый восторг от водной феерии шлюзования.

    Массивные створки ворот нижнего бьефа медленно раскрылись, пропуская наш теплоход в шлюзовую камеру. По моим прикидкам, длина корпуса «Московского» до 60 метров. Значит, впритык в шлюзовой камере, чья длина 300 метров, а ширина 30 метров, поместятся пять «Московских» (если в два ряда – десяток), или тройка круизных теплоходов, или парочка нефтеналивных танкеров типа «река-море», или целая флотилия яхт.

    Пришлось запрокинуть голову, чтобы рассмотреть верхний край шлюзовой камеры, где рядком сидели белые чайки. Они чего-то дожидались. Дождались. После того, как за нами наглухо сомкнулись створки ворот, в камере забурлила вода, по ней пошли круги. Чайки с пронзительным криком слетели вниз, поскольку водовороты поднимали рыбёшку к поверхности. Для чаек шлюзование – это пиршество.

    Прошло где-то семь минут с начала шлюзования, как теплоход поднялся в шлюзовой камере на восемнадцать метров – вровень с верхним бьефом, то бишь на уровень Рыбинского водохранилища. Теперь с палубы вознесённого ввысь теплохода открывался прекрасный вид на гидросооружения и окрестности Рыбинска.

    Следует подробнее остановиться на устройстве рыбинских шлюзов. Они состоят из двух одинаковых камер. Вода поступает в камеру из водохранилища по подземной галерее через донные отверстия, расположенные вдоль всей камеры. В среднем процесс наполнения занимает шесть – семь минут. Камеры могут работать одновременно: в одной происходит подъём судов до уровня водохранилища, в другой – спуск судов в Волгу или, точнее, в Горьковское водохранилище, которое начинается от рыбинских шлюзов и заканчивается за Нижним Новгородом. Камеры соединены друг с другом, и в случае синхронной работы перелив воды из одной в другую происходит по закону сообщающихся сосудов. Это обстоятельство сокращает время на шлюзование.

    Но, честно говоря, я не припомню, когда в последний раз работали сразу обе шлюзовые камеры. Может, лет эдак двадцать пять тому назад такое ещё случалось. Однако с конца 80-х годов интенсивность движения пассажирских и грузовых судов на Верхней Волге неуклонно снижалась, и в настоящее время, по моим наблюдениям, по сравнению с эпохой «развитого социализма» пассажирские и грузовые перевозки по реке снизились минимум вдвое. Поэтому нет смысла использовать одновременно обе шлюзовые камеры. На практике одна из них рабочая, другая – резервная. Благодаря этому можно производить капитальный и текущий ремонт шлюзовых камер без прекращения движения судов.

    Ворота верхнего бьефа устроены иначе, чем двухстворчатые ворота в Волгу. Они представляют собой огромный металлический щит. С помощью оригинального механизма, частью которого являются громадные цепи, щит уводится под воду и укладывается горизонтально. После этого суда, следующие снизу, проходят в водохранилище, суда, следующие сверху, заходят шлюз. Механизм поднимает щит из глубины и устанавливает в вертикальном положении. Вода из шлюза откачивается в водохранилище, и в ходе шлюзования суда опускаются на восемнадцать метров – до уровня Волги.

    Мать-Волга

    Места в салонах опустели. Пассажиры столпились по левому борту на нижней и верхней палубах. Всем хотелось полюбоваться «Волгой» – монументом в преддверии рыбинских шлюзов, расположенном на мысу, который выдвинулся в водохранилище на целый километр.

    С возведением этого монумента связана интереснейшая история!

    Нужно было монументально увековечить подвиг советского народа по созданию рукотворного моря и грандиозных гидросооружений. В 1939 году в газете «Большая Волга» появился эскиз Рыбинского гидроузла с композицией «Рабочий и колхозница» работы советского скульптора Веры Мухиной. Эта скульптурная пара имела грандиозный успех на Парижской выставке в 1936 году. На правительственном уровне рассматривались несколько вариантов, где установить триумфаторов. Рыбинский гидроузел – ударная стройка третьей пятилетки – был признан самым подходящим местом.

    Вера Мухина выезжала на место строительства и подготовила эскизы. По её замыслу монументальную пару намечалось установить на округлой площадке перед средней шлюзовой башней со стороны водохранилища. Выполненные из металла колоссальные фигуры на фоне исполинских гидросооружений подчеркивали мощь Советского Союза. Однако этот замысел остался нереализованным. Учитывая, что строительные работы на Рыбинском гидроузле ещё не были завершены, «Рабочего и колхозницу» установили на временный постамент возле ВДНХ в Москве. Там они обрели постоянную прописку, став одним из монументальных символов СССР и брендом киностудии «Мосфильм».

    В Рыбинске же символом трудовых свершений стал монумент «Мать-Волга» –
    это величественная женщина с тугими косами, с открытым русским лицом, решительным рисунком губ, которая вглядывается в морскую даль с 28-метровой высоты. Это один из лучших очерков в камне московских скульпторов Шапошникова и Малашкиной и архитектора Донских.

    Первоначально монументу отвели место на площадке перед средней шлюзовой башней, там, где должны были стоять «Рабочий и колхозница». Сергей Дмитриевич Шапошников приехал в Рыбинск, осмотрел рельеф местности, соизмерил масштаб монумента и шлюзов и решительно забраковал этот проект: «Мать-Волга» попросту терялась на фоне гигантских шлюзов. Согласно предложению Шапошникова монумент был установлен в 1953 году на площадке в начале выдвинутой в море дамбы. Возвышаясь над водой, свободная от тесных объятий шлюзов «Мать-Волга» зрительно объединила в единое целое все сооружения Рыбинского гидроузла и стала одной из визитных карточек Рыбинска.

    Подарок к юбилею

    Глядя на Вадима Ивановича Гускина, на ум приходит строка стихотворения Маяковского: «Ленин и сейчас живее всех живых». До чего же похож Вадим Иванович на Владимира Ильича.

    Гускин к этому сходству с вождем относится с юмором: похож – ну, и ладно. Он никогда из себя Ильича не корчил. Жил скромно, по совести. Но, пожалуй, не найти в землячестве рыбинских мологжан другого человека, кто лучше, чем он, знает о Мологе, помнит её и рассказывает о ней.

    Вадим Гускин считал эту поездку к Мологе подарком к юбилею. 27 августа ему исполнилось 85 лет. Большинство пожилых мужчин и женщин, которые до боли в глазах всматривались в волны Рыбинского водохранилища, пытаясь угадать место, где навсегда скрылась в море Русская Атлантида, уехали оттуда, будучи детьми, или уже родились после переселения, поэтому судят о Мологе по рассказам родителей. Вадиму Гускину тогда было пятнадцать лет – и его память сохранила всё до мельчайших подробностей.

    Он помнит, как курсировал по Волге мелкоосадочный пароходик «Гаршин», единственное судно, которое могло преодолеть верхневолжские перекаты, особенно самый коварный – Юршинский перекат:

    «Перед перекатом капитан командовал: все на корму. Все пассажиры со своим скарбом перемещались на корму, туда же матросы перетаскивали грузы. Нос парохода задирался – и он вползал на перекат. После этого капитан командовал: все на нос. И люди, и грузы перемещались в носовой отсек. «Гаршин» сползал с переката и следовал дальше. Только этот плоскодонный пароход при малой воде мог курсировать по Волге до Мологи и Углича. Другие суда не могли преодолеть перекаты».

    После создания Рыбинского водохранилища судоходство на Верхней Волге стало осуществляться в навигацию без помех, поскольку исчезли все перекаты и отмели. Правда, нужно уточнить, что фарватерами для грузовых и пассажирских судов служат бывшие русла рек Волги, Мологи и Шексны, где глубины до пятнадцати – восемнадцати метров. Средняя глубина Рыбинского водохранилища – пять метров. Мелководья занимают четверть его площади.

    Вадим Гускин видел, как уничтожали Богоявленский собор – один из трёх храмов города Мологи:

    «Пробили шурфы, заложили взрывчатку. Взрыв. Страшная сила приподняла храм вверх, и он опять встал на место. Снова заложили взрывчатку. И снова не смогли его разрушить. Лишь образовался пролом. Я потом лазал в этот пролом, собирал хрусталь от разрушенных светильников. Даже с третьего раза храм не поддался разрушителям. Пришлось потом разбивать сцепившиеся намертво кирпичи построенного на века храма».

    Но слеза, не мной пролитая, по моей щеке течёт

    В русском фольклоре есть предание…
    На берегу озера Светлый Яр некогда стоял прекрасный град Китеж. Но вот нагрянула на Русь Батыева орда. Подступились ордынцы к Китежу. И вдруг на глазах изумлённых татар город окутался туманом и скрылся на дне озера. Цел град, но стал невидим. И только тихими летними вечерами на озере виднеются отражённые в воде боярские дворы, церкви, избы посадских людей. И слышится глухой, заунывный звон китежских колоколов.

    В октябре 1999 года мне посчастливилось походить по улицам ярославского града Китежа – города Мологи. В тот год весенний паводок выдался скудным, а лето было засушливым. Уровень воды в Рыбинском водохранилище оказался на четыре метра ниже оптимальной отметки, а это 102 метра по балтийской шкале. Молога почти полностью вышла из воды. Вот тогда-то мемориальный венок мологжане возложили на камни непокорённого Богоявленского собора.

    В этом году море полноводно. Сколько ни вглядывайся в тёмные волны, но не увидеть под ними на четырёхметровой глубине камни Мологи. Поэтому венок был спущен на воду. На то, что место выбрано верно, указывал бакен «М 1». Конечно, буква «М» на бакене означает для речников что-то свое, профессиональное. А для мологжан – свое, сокровенное. И никто их не разубедит. Да никто и не стал этого делать.

    Даже погода разделила скорбь и радость мологжан. Перед рыбинскими шлюзами зарядил было дождь. Но стоило теплоходу покинуть шлюзы и выйти в Переборский залив, как дождь ослаб. А когда на борту судна начался молебен за упокой души мологжан, разделивших судьбу родного города, так дождь, словно устыдившись, и вовсе прекратился. Молебен отслужили рыбинские священники – настоятель Спасо-Преображенского собора, протоиерей Василий (Денисов) и настоятель Иверской церкви, протоиерей Димитрий (Садовский).

    Было понятно, отчего блестели влагой глаза мологжан. Признаться, я тоже не мог сдержать слёз. Получилось, как в самобытном стихотворении москвича Владимира Толкачёва, которое он однажды прочитал на встрече мологжан:

    Я не знал Мологу смытую –
    Этот сталинский зачёт.
    Но слеза, не мной пролитая,
    По моей щеке течёт…

    Потоп

    Весной 41-го года свежую рыбу на Мытном рынке в Рыбинске подавали мешками и корзинами. Началось всё с того, что апрельским утром матрос городской спасательной станции пошёл к проруби набрать ведро воды. Чтобы дотянуться до воды, ему пришлось опуститься на колени и до плеча сунуть руку в прорубь. Зачерпнул ведром и вытащил его, полное трепещущихся окуней.

    13 апреля 1941 года были закрыты на плотине Рыбинского гидроузла шандоры (технологические отверстия для аварийного сброса воды). Волга ниже плотины обмелела, а рыба, которая плыла на нерест в ее верховья, в изобилии скопилась перед непреодолимой преградой. Выше плотины, натолкнувшись на преграду, слились воедино Волга, Молога и Шексна – так началось заполнение Рыбинского водохранилища (оптимальный напорно-подпорный уровень водохранилища 102 метра по балтийской шкале был достигнут лишь весной 1947 года). День за днем город Молога, деревни и села Мологского края уходили под воду. Частично подтоплялись города Калязин, Углич, Мышкин, Весьегонск, Пошехонье. Крупное село Брейтово оказалось затопленным наполовину, поэтому многие дома пришлось переносить на новое место.

    Все затраты по переселению жителей и их имущества, перебазированию учреждений и предприятий из зоны затопления были отнесены за счёт государства. Разборку строений, перевозку их и возведение на новых местах производили организации «Волгостроя». Многие переселенцы делали это сами, получив от государства определённые денежные суммы. В рыбинском Веретье и заволжской части города и сейчас можно увидеть старые дома с пронумерованными краской бревнами. Люди раскатывали избу по бревнышку и каждое нумеровали, чтобы потом без мороки собрать дом заново. Перевозили бревна на подводах или сооружали из них плоты и по воде перегоняли их на новое место жительства. Переселенцы на два года освобождались от налогов.

    И всё же эвакуация переселенцев не обошлась без жертв. В рапорте начальника Мологского отделения лагпункта Волголага лейтенанта госбезопасности Склярова на имя начальника управления НКВД «Волгостроя – Волголага» майора госбезопасности Журина сообщается о факте массовой гибели людей при наполнении водохранилища:

    «Эти люди абсолютно все страдали нервным расстройством здоровья, таким образом, общее количество погибших граждан при затоплении Мологи и селений одноименного района осталось прежним – 294. Среди них были те, кто накрепко прикрепляли себя замками к глухим предметам…»

    В свое время мне удалось поговорить с бывшим руководителем спасательной службы ОСВОДа Рыбинска и Рыбинского района Анатолием Мацюрой. Он рассказал, что весной 1941 года к уцелевшим после затопления церквям направлялись специальные команды, сформированные из числа сотрудников НКВД и расконвоированных заключенных. Этим командам были приданы плоты, а в случае необходимости направлялись речные буксиры с мелкой осадкой. Если наблюдатели с колоколен замечали отрезанных водой от суши людей, то туда немедленно направляли плавсредства. Таким образом, церкви служили и наблюдательными, и сборными пунктами, откуда вывозили оказавшихся в зоне затопления людей. Но, как оказалось, спасли не всех…

    Спи, Атлантида

    Спущенный на воду венок подхватило течение, и вскоре он, подгоняемый ветром, исчез на просторах рукотворного моря. Перед тем, как двинуться в обратный путь, наш теплоход сделал круг над Мологой, которую поэтически именуют ярославским градом Китежем и Русской Атлантидой.

    Мологу назвал Атлантидой известный поэт Алексей Сурков – уроженец ярославской земли:

    Мир детства моего на дне морском исчез…
    Где петухи скликались на рассвете,
    Где зрела рожь, синел далекий лес,
    Теперь в воде сквозят рыбачьи сети.
    Ты грустным взглядом в глубину глядишь,
    Без горьких сожалений и обиды.
    Там чудится тебе солома крыш
    Уснувшей деревенской Атлантиды.
    Крепчает ветер. Между черных свай
    Вскипает пены белоснежной вата…
    Спи, Атлантида. Спи и не всплывай.
    Тому, что затонуло, нет возврата.

    Переполненные впечатлениями мологжане делились воспоминаниями и высказывали сокровенную надежду, что их дети и внуки будут хранить память о Мологе. Сегодня память о Мологе бережно хранится в фондах музея Мологского края – филиала Рыбинского государственного историко-архитектурного и художественного музея -заповедника. Музей Мологского края был создан в 1995 году усилиями Николая Макаровича Алексеева, который с самого начала его существования и по июль 2007 года, вплоть до своей скоропостижной кончины, был его директором. Его стараниями были организованы несколько поездок мологжан на теплоходе к Мологе, в том числе и памятная поездка в октябре 1999 года.

    В ноябре 2003 года в селе Брейтово была построена, а в июне 2004 года освящена Богородице – Никольская часовня. Она также является памятником Мологе и всем сгинувшим вместе с ней селам и деревням мологской земли. При въезде в рыбинский микрорайон Переборы несколько лет назад был заложен закладной камень, на месте которого со временем также появится памятник узникам Волголага, усилиями которых были построены сооружения Рыбинского гидроузла.

    В рамках первого форума мологжан, который состоялся 15 августа 2009 года в поселке Борок (Ярославская область) на базе Института биологии внутренних вод им. И.Д. Папанина РАН прошла конференция «Молога: взгляд в будущее». Форум был приурочен к 860 – летию основания города Мологи. В рамках форума состоялась презентация проектов, способствующих возрождению сохранившейся территории бывшего Мологского уезда, территории, обладающей богатым историческим и культурным наследием, удивительными природными ресурсами и людским потенциалом.

    Один из таких проектов – создание мемориального культурно-исторического центра «Русская Атлантида». На роль столицы «Русской Атлантиды» по праву может претендовать старинное село Веретея. Отсюда до затопленной Мологи около 18 км. Шагая напрямик, можно выйти к старому Петербургскому почтовому тракту, который проходил через Мологу. В маловодные годы по нему посуху можно добраться до камней Мологи.

    Веретея близка Мологе не только географически, но и духовно. Являясь уцелевшей от затопления частичкой мологской земли, старинное село сохранило в своем облике историческую память о давних событиях. В Веретее сохранились два старинных храма: величественный собор Покрова Пресвятой Богородицы (1798 год) и Ильинская церковь (1809 год).

    И, наконец, Верхневолжским отделением Российской экологической академии и ярославской региональной общественной организацией «Ноохора» разработан проект создания особо охраняемой природной территории – национального парка «Молога». Сейчас более трети бывшего Мологского края находится под водой Рыбинского водохранилища, а две трети составляют земли Брейтовского и Некоузского муниципальных районов. По поручению губернатора Ярославской области Сергея Вахрукова создана рабочая группа, которой надлежит внимательно изучить все аргументы «за» и «против» создания нацпарка «Молога» и подготовить документ, который будет рассмотрен на уровне областного правительства.

    Александр Сысоев, Рыбинск, Ярославская область

    вики-код
    помощь
    Вики-код:
    Выбор фотографии
    Все фотографии одной лентой
    30 фото
    dots

    Дешёвый перелёт по направлению Рыбинск
    сообщить модератору
    • maral
      помощь
      maral
      в друзья
      в контакты
      С нами с 7 апр 2009
      23 авг 2013, 13:01
      удалить
      Вадим Иванович Гускин — коренной мологжанин скончался в августе 2013 года, не дожив несколько дней до 88-летия. Пусть земля будет пухом этому замечательному человеку.
    Наверх