Рыбинск

Рыбинск

LAT
  • 58.05118N, 38.82689E
  • Я здесь был
    Хочу посетить

    63 заметки,  38 советов по 33 объектам,  1 439 фотографий

    помощь Подписаться на новые материалы этого направления
    Вики-код направления: помощь
    Топ авторов Рыбинска помощь
    Все авторы направления
    4
    Ena
    помощь
    в друзья
    в контакты
    С нами с 2 мая 2010

    Рыбинск: в гости к Рыбинскому морю. Часть 2

     
    9 ноября 2010 года 95164

    РЫБИНСК: В ГОСТИ К РЫБИНСКОМУ МОРЮ. Часть 2
    27 июня 2010

    Цель поездки – Рыбинск, Ярославская область.
    Дата поездки – 27.06.2010.
    Бюджет поездки – примерно 2300 руб. (на двоих).

    …Я подумала, что в Рыбинск мы еще непременно вернемся и кинула россыпь монет в благодатные неспешно бегущие волжские волны.

    Представьте, так все и вышло! Спустя почти два месяца мы вновь побывали в замечательном городке Рыбинске. Спросите, не было ли нам скучно? Конечно, нет, ведь в предыдущий свой визит мы не сделали самого главного – не прокатились по Рыбинскому морю!

    Первоначально была идея снова ехать в Рыбинск самостоятельно, а там по-пиратски найти и захватить корабль :). Но, понимая всю авантюрность затеи и принимая во внимание тот факт, что частное суденышко вряд ли допустят до внепланового шлюзования, мы решили приобрести путевку. Благо, как минимум 2 турфирмы Ярославля летом 2 раза в месяц устраивают круизы по Рыбинскому морю. Выбрали агентство «Клуб путешественников – Ярославль», г. Ярославль, ул. Свободы, 41, офис 20, тел. 8 (4852) 73-92-03, 32-01-34, сайт www.travel-club.tcyar.ru (ставлю твердую «четверку»). Кроме желаемой теплоходной прогулки со шлюзованием, к путевке прилагался в общем-то не нужный нам набор в виде подорожной и получасовой обзорной экскурсий, посещение Рыбинского государственного историко-архитектурного и художественного музея-заповедника (от него мы отказались, так как уже были здесь в мае) и «зеленая» стоянка на острове Юршино. Но это был единственный реальный способ поплавать по водохранилищу, пройти через шлюзы и сфотографировать Волгу-Мать. К тому же, нашим спутникам было интересно познакомиться с городом.

    Полная стоимость путевки – 860 руб. (взрослые), льготная – 810 руб. (для инвалидов и пенсионеров). Нам с мужем тур обошелся в 780 руб./чел. (без музея).
    Маленькая подсказка: круиз можно купить и в самом Рыбинске, например, в турфирме «Рыбинский центр туризма», г. Рыбинск, ул. Крестовая, 74, тел. 8 (4855) 222-200, 217-335, сайт www.rybinsktur.ru. Но, как мы поняли, рыбинских туристов подсаживают на те же экскурсионные теплоходы при наличии свободных мест. А так как желающих много, то путевки бывают далеко не всегда.

    Раннее утро, сбор группы, комфортабельный автобус, увлекательная путевая информация, мелькающие пейзажи за окном, уже по-летнему густо-зеленые, зрелые. Мы вернулись, здравствуй, Рыбинск!

    ПРОГУЛКА ПО РЫБИНСКУ

    В программу нашего тура входила коротенькая пешеходная прогулка по центру Рыбинска с осмотром основных достопримечательностей. Мы с удовольствием прошлись по уже знакомой нам улице Крестовой, где я обратила внимание наших друзей на интересную купеческую архитектуру. Надолго остановились у бюста Ф.Ф. Ушакова, где экскурсовод очень подробно рассказала о жизни талантливого адмирала, удостоенного чести быть причисленным к лику святых. С радостью встретились с улицей Стоялой и Красной площадью, улыбнулись, как старым друзьям «зимнему» Ильичу, солнечному Льву Ошанину и мужественному Бурлаку. В очередной раз восхитились прекрасной архитектурой Рыбинского музея и изящными дугами моста, прошлись по волжской набережной и мимо здания Старой хлебной биржи и гостиных дворов. Порадовал открывшийся ярко-синий речной вокзальчик, где, судя по вывеске, продавались различные сувениры. Восхищала богатым декором и затейливой архитектурой Новая хлебная биржа – «то ли древнерусский терем, то ли готический замок». А в сквере напротив нее, как раз за спиной Ильича мы увидели интереснейшую цветочную композицию – знаменитую рыбинскую Царь-рыбу. Примечательно, что аналогичная обитательница волжских вод в прошлом году «плавала» по скверу на улице Андропова в нашем родном Ярославле. А теперь заняла достойное место перед Рыбинским музеем. Нам нравится здесь гулять, а город кажется родным. Я шла по улице и улыбалась, просто наслаждаясь летней прогулкой.

    Конечно же, за такое короткое время невозможно близко познакомиться с городком. Да и экскурсовод (очень милая и интеллигентная женщина), в общем-то, не открыла для меня ничего нового. Более того, я, пересказывая свой первый рассказ, сама практически провела для своих спутников мини-экскурсию. К сожалению, один из самых главных минусов организованных путешествий: ограниченность во времени и шаблонность информации.

    Далее по плану следовало посещение Рыбинского историко-архитектурного и художественного музея-заповедника. Отправив наших спутников знакомиться с интересной провинциальной коллекцией, мы с мужем благополучно оторвались от группы и пошли самостоятельно гулять по славному Рыбинску. Мы очень хотели посетить музей Моложского края. Перед поездкой я специально на сайте Рыбинского музея (Моложский музей является его филиалом) уточнила расписание и обрадовалась, что в воскресенье экспозиция работает. Но, как и в мае, мы увидели на дверях желтой часовенки большой замок, а на стене объявление, что сегодня как раз выходной.

    Не работала сегодня и выставка «Крестьянский дом хозяином славен», что в Мучных рядах. А музей «Рыбинск – кино – Голливуд» мы вообще не нашли. То есть, пользуясь «шпаргалками», вышли на улицу Стоялую, увидели дом под номером 13, но никакой вывески не обнаружили. Что же, будет еще одна причина вернуться в Рыбинск, чтобы совершить вояж по его интересным и необычным музеям :). А в том, что мы сюда не раз еще вернемся, я ни сколько не сомневалась, этот город крепко запал нам в душу.

    Зато мы, не торопясь, с огромным удовольствием, смакуя каждый шаг, прошлись по уже знакомым улочкам Рыбинска, подробно рассматривая милые купеческие домики. Заглянули под арку со старинной надписью «Мытный рынок», которую заметили еще в первое посещение. Не скажу, что современный вариант торговой площади нас впечатлил, может, было слишком рано. Продавцов было мало, ассортимент не слишком отличался от аналогичного на наших рынках, ну, может, подешевле. Будто извиняясь за закрытые музеи, милый Рыбинск решил сделать нам подарок, иначе как еще можно объяснить предложение мужа купить ему рубашку (обычно сама мысль о необходимости приобрести одежду наводит на него тоску) :)? Рубашку, льняную и очень симпатичную, мы примерили и даже купили. Еще видели ценники от свежей рыбы (то ли товар не привезли, то ли продавщицы его предусмотрительно прятали от жары под прилавки). В крытый павильон не заходили, решив что наше знакомство с купеческим (торговым) духом Рыбинска вполне состоялось :).

    Вместо этого пошли на так понравившуюся мне набережную реки Черемухи. Все те же лавочки и кроны старинных деревьев, зеленая прохлада и узкая полоска асфальта. Но что это? Красивая, полноводная речка, в которую с удивлением смотрели опушенные майской зеленью веточки прибрежных кустов, в июне неожиданно обмелела! Местами проглядывали островки дна, а кое-где Черемуха напоминала горную речку Краснодарского края с журчащими по маленьким порожкам желтоватыми потоками водицы. И лишь очаровательный мостик напоминал мне, как с него бросала я монетки в зеркальные воды Черемухи. Впрочем, и сейчас на набережной было необыкновенно хорошо. Народу практически не было, мы с радостью посидели в тенечке на лавочке, спасаясь от набирающего обороты летнего зноя, вспомнили свою первую поездку.
    В уже знакомом нам продуктовом магазине на улице Крестовой купили наконец-то рыбинский пломбир, который приятно освежал в жару. А вот купленный набор из рыбного ассорти (такой же, как и в прошлый раз) попробовать не удалось и мы привезли его домой в качестве трофея или сувенира :). Час прошел незаметно, и когда мы вернулись к зданию Новой хлебной биржи, наша группа уже выходила из музея.

    СПАСО-ПРЕОБРАЖЕНСКИЙ СОБОР

    Следующие коротенькие 30 минут свободного времени я предложила посвятить Спасо-Преображенскому собору (1851 г.). Странно, что его посещение не входило в обязательную программу тура, на мой взгляд, это одно из лучших мест Рыбинска! Вот и сейчас, хоть и писала о красавце-соборе в своем предыдущем рассказе, не могу удержаться, чтобы не рассказать о своих впечатлениях от новой встречи с этим рыбинским чудом!

    Начну с того, что Рыбинск встретил нас колокольным звоном. По странному стечению обстоятельств мы въехали в город под праздничные удары колокола, доносившиеся с прекрасной соборной колокольни. Это было так торжественно и символично! Да и первое, что мы увидели – было желто-белое пышное убранство Спасо-Преображенского собора, от которого у всех замерло сердце, а по автобусу прокатился вздох восхищения. Вот такой он, наш любимый Рыбинск – пленяет с первой встречи! И, конечно же, просто необходимо было познакомить с собором наших спутников.

    Собор великолепен, до слез, это настоящее чудо! Построенный с божьей помощью, он словно находится под покровительством небес. Хотели взорвать – не успели, помешала война (кстати, многие святыни «благодаря» Великой Отечественной «спаслись», нет, не зря и не случайно все в мире нашем, за любой грех следует наказание, а за покушение на святыни – и подавно). Обезглавили, сбросили главный колокол и, как водится, отправили на переплавку. А он все равно выжил, выстоял, дождался своего счастливого часа, когда был восстановлен его восхитительный архитектурный облик, и снова в стенах величественной обители зазвучали слова молитвы.

    С главной святыней Рыбинска связаны имена петербургского архитектора Мельникова, по проекту которого он был возведен, и протоирея Родиона Путятина, его настоятеля. В стены прекрасной обители приезжали будущие святые Иоанн Кронштадтский и Патриарх Тихон. Здесь стояли службу представители царской фамилии. Уже дома из купленного мужем проспекта, я узнала, что Спасо-Преображенский собор реставрировал меценат В.И. Тырышкин. Тот самый, на средства которого возводится наш Успенский кафедральный собор на Стрелке. Почетный гражданин Ярославля. Благотворитель, на чьем счету многие спасенные церкви в наших городах и весях. Человек с большой буквы, что бы о нем не говорили, потому как тот, кто строит и возрождает храмы, имеет право называться Человеком и достоин уважения. Выходит, Рыбинск с Ярославлем – родственные души. Успенский кафедральный собор в Ярославле и Рыбинский Спасо-Преображенский близки по духу, по красоте и величию. Не даром я так полюбила милый Рыбинск, он стал для меня практически родным!

    В соборе шла воскресная служба. На высоком крыльце храма стояли динамики, из которых доносился приятный голос священника. Мы с трепетом поднялись по ступеням и вошли внутрь. На этот раз собор показался мне еще более прекрасным и восхитительным! То же белоснежное огромное пространство, струящийся с высокого потолка свет, сверкающая позолота иконостасов. И такое спокойствие, умиротворенность, светлая радость! Наши спутники тоже прониклись торжественностью момента и впечатлились грандиозным убранством обители. Мне кажется, я могла бы стоять здесь вечно, так хорошо и благостно в соборе. Батюшка читает красивую, проникновенную проповедь, множество людей слушают его очень внимательно. Я заметила, что среди прихожан много молодых. Купили свечи. А Рыбинский собор преподнес нам настоящий подарок. Сначала одна из наших спутниц увидела икону святого праведного воина Феодора Ушакова, канонизированного адмирала, имя которого многое для нее значит. Вторая была просто благодарна за возможность посетить храм да еще такой великолепный. А я случайно (хотя нет, здесь не может быть случайности) встретила икону святой Матроны Московской. Странно, что не видела ее в наш предыдущий приезд. Узнала о Матронушке год назад, когда предлагались паломнические поездки от одной из турфирм города. Потом читала о ней. А в марте икону блаженной старицы, практически нашей современницы, привозили в Ярославль в восстанавливаемый Кирилло-Афанасьевский монастырь, но очередь к ней стояла аж от Советской площади, поэтому мы так и не попали. Накануне нашего вояжа подруга вновь напомнила мне о святой Матроне Московской, рассказав одну чудесную историю. И вот я подхожу, чтобы поставить свечу, узнаю в одном из образов Пантелеймона-целителя и вдруг рядом вижу маленький образок Матронушки. Вот мы и встретились…

    Горит яркий язычок свечи, в храме мелодично поют на хорах, все пространство словно наполнено ярким белым светом. Ощущение трудно передать словами. Мне просто хорошо. Но пора уходить. Хотя очень не хочется. У входа оглядываюсь, долго-долго смотрю на убранство собора, стараюсь сохранить это чудо в памяти, нет, в самом сердце…

    Выходим из прохладной благодати храма на жаркое июньское солнце, и снова с колокольни раздается красивый звон. Стоя на набережной, любуемся прекрасным Спасо-Преображенским собором, величественно возвышающимся над Рыбинском, покровительствующим славному волжскому городу.

    А ПО ВОЛГЕ ВВЕРХ ТЕПЛОХОД…

    Группа садиться в автобус, а мы с подругой решаем прогуляться по красивой рыбинской набережной до второго причала, где нас уже ждет теплоход «Московский». Наша компания из 5 человек занимает места в закрытом салоне. Здесь есть удобные столики, где можно покушать.
    На теплоходе эстафету у нашего экскурсовода принимает местная женщина-гид, которая что-то негромко вещает из рубки. Но народ из двух наших автобусов, понятное дело, никого не слушает, галдит, празднует и периодически фланирует по палубам кораблика. Шум мотора и великолепные пейзажи, заставляющие приникать с фотоаппаратом к борту теплохода, тоже не способствуют восприятию информации. Мне очень хочется послушать экскурсию, но еще приятней стоять на открытой палубе, кормить чаек, любоваться потрясающими видами и широкими волжскими просторами! Я принимаю для себя непростое решение: лучше увидеть все своими глазами (и объективом фотоаппарата :)), ну, а необходимый минимум информации у меня уже есть. Впрочем, отнесу этот момент к недочетам организации поездки: надо устанавливать оборудование так, чтобы было слышно всем и везде или использовать аудио-гиды.

    За окном теплохода проплывают изумительно красивые панорамы Рыбинска, над головой золотится ажурный свод моста, качаются на аквамариновых волжских волнах чайки, синеет вдали лента Шексны. И вот уже видны мощные контуры Рыбинских шлюзов – морских ворот. По Волге-матушке мы плывем в гости к Рыбинскому морю. К морю рукотворному, душа которого принадлежит неукротимой стихии. На совести которого судьбы людей и населенных пунктов. К морю, которым не возможно не восхищаться, его энергетикой, мощью, величием и красотой. К самому большому искусственному водоему. И самому известному.

    Эта часть поездки – наша основная цель и логическое завершение двойного рыбинского вояжа. Здравствуй, Рыбинское море!

    РЫБИНСКИЕ ШЛЮЗЫ

    Шлюзы мы с мужем видели только однажды, в Угличе. И никогда еще не шлюзовались. Поэтому было крайне интересно. Скажу вам, это потрясающий аттракцион! Море эмоций, восхищение и ощущение чуда. Уже только ради шлюзов надо ехать в Рыбинск. А мне еще и еще хочется пошлюзоваться :).

    Своему созданию Рыбинские шлюзы обязаны грандиозному по меркам нового советского государства плану «Большая Волга» (30-е гг. прошлого века), по которому предполагалось строительство 8 гидроузлов, образующих большой волжский каскад. Наряду с Угличем предполагалось развернуть масштабное строительство и в Рыбинске. Для того, чтобы превратить Волгу-матушку в крупнейшую транспортную сеть, не жалели средств и ресурсов, более того, главенствующую роль в мощном каскаде отводили именно провинциальному Рыбинску.

    Все рассчитали, приняли план, создали крупную организацию Волгострой, которая развернула свою бурную деятельность на территории современного рыбинского района Переборы. Конечно же, сил не хватало. Тогда «мудрые» власти воспользовались силой бесплатной, выручавшей государства еще со времен древнего Египта, то есть рабами. На их роль прекрасно подходили так называемые ЗК, или попросту зэки, благо, в период становления новой власти было полно «неугодных», и наряду с обычными бандитами колонии пополнялись «политическими» заключенными. А что, как говорится, и делу польза, и норовистому народцу наука. Таким образом, родным братом Волгостоя стал Волголаг, благо оба учреждения находились в компетенции НКВД.

    До сих пор ходят различные страшные рассказы про строительство шлюзов и плотин, общий смысл которых сводится к тому, что людей не щадили, пуская чуть ли не на строительный мусор. Сейчас уже вряд ли докопаешься до истины, да и архивы, скорей всего, канули в лету, подобно затопленным водохранилищами территориям. Но начальству «зон» за повышенную смертность среди контингента, как и за невыполнение плана, грозил трибунал. Так что процент погибших был, конечно, велик, но вряд ли этого жаждали «изверги-начлаги». Кроме того, Волголаг и впрямь кому-то дал «путевку в жизнь». Умные, рукастые ЗК, поднабравшись опыта и сноровки, потом становились талантливыми инженерами и деловыми строителями.

    А пока план требовал затопления многих территорий. Строились гидроэлектростанции (кстати, в период Великой Отечественной войны Рыбинская ГЭС питала даже столицу). Для свободы водной транспортировки возводились шлюзы – сооружения грандиозные. Вроде бы простые по действию (принцип сообщающихся сосудов, если мне не изменяет плохо «дружащая» с физикой память), а ты ж попробуй, создай такую махину, да еще обеспечь ее функционирование! Это сейчас, в век глобальной компьютеризации все предельно просто, нажал кнопку – и «мир в кармане». А тогда это была настоящая передовая мощь технического прогресса. Муж, уже дома рассматривая фото, все удивлялся: «Ну ты смотри, столько лет, а все работает!».

    Для наполнения водохранилища перекрыли реки Волгу, Шексну и Мологу. На Волге соорудили земляную плотину длиной 524 метра и высотой 27 метров, а также бетонную водосборную плотину длиной 104 метра с восьмью донными отверстиями. В этот комплекс вошли два одноступенчатых шлюза для пропуска судов. Размеры шлюзовой камеры – 290 х 30 метров. Вода по подземной галерее поступает по всей площади дна шлюза через 16 отверстий и заполняет камеру примерно за 10 – 15 минут. Суда в шлюзах поднимаются (опускаются) до уровня Рыбинского моря (Волги – соответственно) на 16 метров. Нижние ворота камеры (те, что ближе к Волге) – двустворчатые, раздвижные, верхние (те, что ведут в водохранилище) – одностворчатые откидные, которые при опускании ложатся в специальные ниши на дне камеры. Если работают одновременно обе камеры, то шлюзование происходит быстрее (один шлюз наполняется, другой – синхронно опустошается, это и есть принцип сообщающихся сосудов). Но уже давно действует лишь одна камера, а вторая – в резерве (на ремонте).

    Подплывая к шлюзовым сооружениям, невозможно было не восхищаться их грандиозностью и мощью. Краснокирпичные строения возвышаются над волжской гладью подобно триумфальным воротам. Мы восторженно смотрим на их старые каменные стены и поросшие сырыми мхами бетонные плиты. А наш теплоход уверенно входит в проем шлюзовой камеры. Мы, прилипнув к открытой палубе с открытыми ртами и объективами, затаив дыхание, ожидаем начала великой речной мистерии, этого поразительного таинства, свидетелями и участниками которого нам удастся побыть.

    Шлюз действительно очень большой. У ворот, ведущих в Рыбинское море, качается какое-то маленькое судно, но места еще достаточно. Высокие мрачноватые стены, по темным полосам на которых мы определяем уровень наполняемости камеры, уходят в высокое летнее небо. Наверху сидят любопытные чайки и с интересом рассматривают туристов на пойманном в ловушку кораблике, который кажется хрупкой скорлупкой в этих суровых объятиях. За бортом темнеет вода, мрачноватая, холодная и недвижимая. Запоздало слышим предупреждение держать вещи крепче: очки какой-то зазевавшейся экскурсантки все-таки падают за борт.

    Вдруг теплоход сильно встряхивает, и по палубам проносится испуганно-удивленный вскрик. Оказывается, нас прицепили за теплоходный бок огромным черным крюком к толстенной стене камеры. Гигантские волжские ворота начинают медленно сдвигаться. Зрелище сходящихся тяжелых створок завораживает, видимая через них полоска Волги становится все уже. Ощущение неизбежности, и, вместе с тем, восторга. Какая мощь, какая техническая мысль! Наконец, двери захлопываются, мы будто в каменном бункере и в ожидании, с неосознанной надеждой смотрим в вышину неба.

    Вода незаметно начинает подниматься. Мы понимаем это по работе мощных механизмов шлюзов. Сырые бугристые стены так близко, что их можно потрогать руками. Какого-то страха или отвращения я совсем не ощущаю. Мне все интересно, все восхищает. Внезапно внизу образовывается воронка, и вода, поступающая через открывшиеся отверстия, начинает бешено бурлить. Желтоватые разводы, пенящиеся вокруг борта теплохода, чрезвычайно привлекают чаек, и они с пронзительными криками начинают парить по шлюзовой камере. Белые птицы бесстрашно садятся на волны, видимо, поджидая рыбку.
    Края шлюзовой камеры уже совсем близко, и сидящие на них чайки практически на уровне наших лиц. С противоположной стороны люк уже открыт, и теплоход неспешно плывет к симпатичным красным башенкам-воротам. Наш кораблик так высоко, ощущается свежесть и вольный ветер. Мы вдруг отчетливо понимаем, что прошли шлюзование, и перед нами Рыбинское море!

    На обратном пути кажется, что шлюзование проходит быстрее. На этот раз нам удается увидеть, как закрывается люк со стороны моря, и постепенно меркнет свет, отрезая нас от оставшегося позади водохранилища. Нас снова цепляют крюком, вода уходит стремительно, мы явно чувствуем, как качается наш теплоход. Стены становятся все выше, и я зачаровано глажу оставшиеся на них капельки влаги. Полумрак камеры рассекают белокрылые чайки. Медленно раскрываются волжские ворота, и вот мы уже видим свет летнего дня и глубокую синеву Волги. Рыбинские шлюзы, продемонстрировав свою мощь, отпускают маленький кораблик в свободное плавание.

    ПЛЫВЕМ ПО РЫБИНСКОМУ МОРЮ

    Встреча с любимым Черным морем еще непередаваемо далека, и даже не понятно, состоится ли она в этом году. Так что пока мы довольствовались рукотворным Рыбинским морем, просторам и водной глади которого были несказанно рады.
    Все-таки не зря мы так хотели сюда попасть. Богатое водохранилище стоит того. А вот что я читала о характеристиках Рыбинского моря: «площадь зеркала Рыбинского водохранилища при нормальном подпорном уровне составляет 4550 кв.км, полный объем 25,4 куб.км, полезный объем 16,7 куб.км, объем навигационной сработки 9,9 куб.км. Береговая линия Рыбинского водохранилища достигает длины 1 724 км. Средняя глубина водохранилища равна 5,6 м, а наибольшая едва достигает 25 м. Значительные глубины чередуются с подводными мелями в 2 – 3 м. В отдельных местах на дне лежат пни, остатки разрушенных зданий и гидротехнических сооружений. По берегам встречаются затопленные леса. Большие размеры водохранилища и сильные ветры, характерные для района, способствуют развитию очень сильного волнения на нем. Высота волн достигает 2 – 3 м. Температура воды в июле достигает 19 – 22°. Рыбинское водохранилище, замерзает несколько позже, чем Волга, Молога и Шексна. Вскрывается оно также дней на 10 позже, чем те же реки» (с сайта www.old.ryb.ru).
    Рыбинское море! Как описать его? Даже у меня, страстной поклонницы водной стихии во всех ее проявлениях, не хватит слов, чтобы выразить свое восхищение. Теплоход плывет довольно быстро, будто чувствуя свободу. Море очень большое, серьезное, почти спокойное. Берега, конечно, видно, ведь мы не так далеко углубились в водохранилище. Повсюду виднеются малахитовые островки. Плавают редкие катера и лодки. Вода тяжелая, глубоко-синего цвета и ее очень-очень много. Упругие крепкие волны плещутся за бортом, свежий ветерок нежно и властно гладит их гладкие шелковые спины. Здесь ощущается такой простор и свобода, что мы явственно понимаем, что находимся на настоящем море.

    А мы проплываем замечательную скульптурную композицию Волгу-Мать, установленную у начала Рыбинского моря в далеком 1953 году. Ее авторы – скульпторы Шапошников и Малашкина, архитектор Донских. На узком мысу, стремительно вонзающемся в морскую гладь, на розоватом гранитном постаменте стоит огромная, величественная и статная фигура женщины с волевым лицом и тугими сплетенными на затылке косами. Длинное платье словно треплет морской непокорный ветер, у ног распластала изящные крылья гордая чайка. Рука Волги-Матери указывает на Рыбинское море. И в этом властном и необыкновенно плавном жесте сочетается и материнское благословление водной стихии, и гордость за человеческую смелость, рискнувшую приручить речную мощь, и горький укор за необдуманную жестокость, приведшую к печальным последствиям. Скульптура невероятно сильная и красивая, ставшая символом Рыбинска. Ее я мечтала увидеть еще в первую нашу поездку. Очень хотелось подойти к Волге-Матери поближе, но я читала, что полюбоваться ею можно только с водохранилища. Мы разглядели, что мыс обрамляет симпатичный белый парапет, около которого прогуливались люди. Может, они приплыли на лодке?
    Мне очень не хочется, чтобы наша прогулка заканчивалась. Кажется, я могла бы бесконечно плыть по этой глади, восхищаясь Рыбинским морем. Внушительное, непередаваемо красивое, оно заставляет осознавать, какая же это мощная, неукротимая стихия, временами грозная, но готовая раскрыть свое великолепие тому, кто ее поймет. Я понимаю и в эти короткие минуты чувствую настоящий восторг. Я влюбляюсь в Рыбинское море, сразу и навсегда. И радуюсь ветру, волнам, простору, стремительно убегающей за бортом синей воде, ясному летнему дню, надежным рукам мужа, самой идее этой поездки и незабываемой встрече с Рыбинским морем!

    Но вместе с чувством восхищения и радости сердце непередаваемо щемит от старинного названия «Молога». Ведь где-то здесь, под этими атласными синими волнами покоился на дне морском принесенный в жертву город, былая столица некогда благодатного края и непризнанная королева Рыбинского моря.

    МОЛОГА – ГОРОД, КОТОРОГО НЕТ

    Так вышло, что Рыбинск неразрывно связан со старинным русским городом Мологой, который в начале прошлого века, подобно мифической Атлантиде и сказочному граду Китежу, ушел под воду. Вместе с домами и храмами – памятниками архитектуры, вместе с некоторыми горожанами, которые не захотели покидать свои жилища…

    Говоря о Рыбинске, тем более о водохранилище, нельзя обойти эту трагическую историю стороной. Тем более, что наше путешествие проходит через шлюзы и Рыбинское море, поглотившее Мологу и окрестности. Когда-то ситуация, подобно многим, долго замалчивалась, потом о ней стали говорить открыто. Но, наверное, не все люди знают и помнят о трагедии Мологи, тем более те, кто далек от нашей Ярославской области. Для них, а также в память о погибшем городе, я расскажу вам грустную историю Мологского края.

    Волжский город Молога в письменных источниках был известен с XII века. За время своего существования он был столицей Моложского княжества, входил в состав других удельных княжеств, считался дворцовым посадом. Пройдя сквозь смутные времена, претерпев пожары и невзгоды, Молога считалась крупным торговым центром, поставлявшим наряду с Рыбной слободой (современным Рыбинском) красную рыбку к царскому столу. Жители строили дома и торговые лавки, возводили храмы, а по большим праздникам устраивали на торговой площади богатые ярмарки.

    «Рыбу руками можно было наловить прямо на лугу после половодья…», «А у нас мужики поймали на лугу белугу… А она здоровущая, что дельфин, метра три» (из буклета «Легенды и были затопленной Мологи»).

    В 1777 году Молога получила статус уездного города и была причислена к Ярославскому наместничеству. Герб Мологи выглядел в ту пору так: «щит в серебряном поле; часть третья оного щита содержит герб Ярославского наместничества (на задних лапах медведь с секирой); в двух же частях того щита показано в лазоревом поле часть земляного валу, он обделан серебряною каймой, или белым камнем».
    Вот как описана уездная Молога в книге Масловой А.А. «Волга: река городов»: «По внешности это был чистенький городок с прямыми улицами. Своей торговлей город был обязан реке Мологе… На ней находилась знаменитая торговая слобода – Холопий городок… Сюда на ярмарку съезжались купцы всех стран – немцы, поляки, литовцы, греки, армяне, персы, итальянцы, стекались товары с Севера и Востока: меха, мамонтовая кость, серебро, ткани и драгоценности… К началу XX века в Мологе имелся общественный банк, нотариальная контора, несколько училищ, публичная библиотека, городской детский сад, гимнастический зал, несколько благотворительных учреждений. Главную достопримечательность Мологи составлял… Афанасьевский женский монастырь, основанный в XVI веке… В городе же было 3 храма. Из них обращала на себя внимание высокая Воскресенская церковь у пристани, выделявшаяся необычной пестрой окраской...».

    Так бы и жила себе славная Молога, не хуже других русских городков, очаровывая своей провинциальностью, восхищая архитектурными достопримечательностями, процветала бы на радость горожанам и путешественникам. Если бы не пронесся по матушке-России красный пожар революции, если бы не захотела новая власть воплотить в жизнь свои слишком грандиозные и мало продуманные планы. Мологе была уготована грустная участь быть принесенной в жертву масштабной идее технического прогресса.

    Бывшие мологжане до сих пор с содроганием вспоминают 14 сентября 1935 года, когда «СНК СССР и ЦК ВКП(б) приняли постановление о начале строительства Рыбинского и Угличского гидроузлов». Но даже тогда судьбе Мологи, казалось бы, ничего не угрожало, ведь первоначально «подпорный уровень (высота зеркала воды над уровнем моря) Рыбинского водохранилища должен был составлять 98 м». Именно на этой отметке над уровнем моря стоял город. В первый день января нового 1937 года эту цифру повысили до 102 м для того, чтобы «увеличить мощность выработки Рыбинской ГЭС с 220 до 340 МВт». В итоге площадь затапливаемых земель возросла почти вдвое, и Молога вместе с другими деревнями и селами была обречена уйти под волжские воды.
    Скупые строчки, черствые цифры. Каких-то 4 метра – и город Молога с богатой историей, с памятниками зодчества, с доброй памятью и многовековым наследием будет навсегда стерт с лица нашей многострадальной России.

    Начавшееся весной 1937 года насильственное переселение горожан растянулось на несколько лет. К чему была такая спешка, если полное заполнение водохранилища планировалось лишь через 10 лет? Сохранились письма мологжан, которые просили «не выселять под зиму, разрешить дожить на старом месте до весны». В городе взрывали каменные дома и храмы. Построенные на добрые века церкви поддавались тотальному разрушению далеко не с первого раза. Переселение переложили на плечи жителей, никто не собирался оказывать даже минимальной поддержки. Властью было решено добротные дома перевозить на новые места, а ветхие попросту уничтожать (их владельцам выплачивалась какая-то смехотворная компенсация). Народ побогаче нанимал подводы, прочие же люди самостоятельно разбирали свои дома, сколачивали из них плоты, и со всеми вещами плыли по Волге к новым местам жительства. Стоит ли говорить, что такие самодельные «суда» были ненадежны, переворачивались, вещи уходили под воду, люди промокали и простужались. А ведь на новом месте еще предстояло возводить из мокрого стройматериала жилища. Страшно все это. Еще страшнее представить, что все это допустила «любимая страна», тот самый «нерушимый Союз», где «все для народа». Интересно, помнили ли об этом власти, хотели ли знать о реальных проблемах людей? И они еще искренне удивлялись, что жители противились переселению. Просто насильно сгоняли с обжитых мест, где крепкое хозяйство и налаженная жизнь, где любимые места и могилы родных. Да, водохранилище наполнили, ГЭС построили, но и судьбы людей жестоко, бесчеловечно сломали…

    В 1947 году территория пятитысячного города Мологи была окончательно затоплена. Вместе с некогда благодатным краем ушли под воду «около 800 сел и деревень, 6 монастырей и более 50 храмов». Не научившаяся ценить свои реликвии молодая страна лишилась прекрасного Афанасьевского монастыря, старинной Югской Дорофеевой пустыни, Леушинского монастыря и многих других святынь, названия которых остались лишь в памяти жителей края. Были затоплены богатые пашни и чудесные заливные луга, пастбища и леса, окрестные населенные пункты. Погибли тысячи животных и птиц, которые не смогли убежать от подступающих вод Рыбинского моря. Бедные звери цеплялись за веточки и коряги, пытались спастись вплавь. Но что может маленькое существо против напора рукотворной стихии?

    Самые жуткие и неоправданные потери были связаны с принудительным выселением из зоны наполнения водохранилища около 130 тыс. человек. Не все жители Мологи покинули свой город. Вслушайтесь, вдумайтесь в весь чудовищный смысл этих строчек из сухого рапорта начальника Мологского отделения Волголага лейтенанта госбезопасности Склярова начальнику Волгостроя – Волголага НКВД СССР майору Журину: «Общее количество погибших граждан при затоплении города Мологи и селений одноименного района осталось прежним – 294 человека. Среди них были те, кто накрепко прикрепляли себя замками к предметам. К некоторым из них были применены меры силового воздействия, согласно инструкции НКВД СССР». Только представьте себе, «294 (!) жителя пожелали добровольно уйти из жизни со своим скарбом при наполнении водохранилища». Эти люди, объявленные новой властью «умалишенными», привязывали себя в домах к мебели, и мощные воды рек Волги, Мологи и Шексны, встретившись, обрушились на город, чтобы поглотить тех непокорных и по-своему отважных. Сложно дать адекватную оценку их поведению. Но как понять действия выселяющих (а этим занималось пресловутое НКВД)?! По некоторым источникам, сопротивляющихся просто убивали, а тем, оставшимся, каким-то образом «повезло», они приняли гибель от родных волжских вод…

    «И вот такое-то богатство, такую-то красоту затопили… Сделали море. Сколько тут слез пролито, что море то стало соленое» (из буклета «Легенды и были затопленной Мологи»).

    Города нет. Но память о нем жива. В сердцах бывших горожан и их потомков, на старых фотографиях. Жители города, которого нет, каждую вторую субботу августа встречаются вместе, чтобы вспомнить о Мологе, чтобы не позволить забыть о страшной ошибке прежних властей, чтобы не позволить вновь повториться трагедии. В некоторые года уровень Рыбинского моря существенно понижается, и тогда можно увидеть улицы города, фундаменты зданий, решетки оград и могильные плиты на кладбище, даже прочитать надписи на них. В эти моменты невольно кажется, что город не умер, а лишь крепко спит под гладью волжских волн.

    «Мы в Мологу ездим на пароходе. Когда лето сухое. Чего там? Да ничего. Камни одни. А мне так и камни дороги. Вот тут фундамент Богоявленского собора… А это вот улица наша была, тут вот дом наш стоял. Чего плачу? Да как же не плакать. Это ж моя родина» (из буклета «Легенды и были затопленной Мологи»).

    Сейчас трудно судить о необходимости создания Рыбинского водохранилища. Конечно, строительство ГЭС было важнейшим этапом программы электрификации, ток нужен для производственных и бытовых целей. Но были ли оправданы такие масштабы? Можно ли было принести в жертву один край ради мифического «спасения миллионов»? Стоило ли в погоне за объемами лишать жизни целый город? И как понять политику тогдашних властей, озабоченных лишь премиями и наградами за «трудовой подвиг», для которых судьба людей из затопленных населенных пунктов была делом в лучшем случае второстепенным? Как говориться, «решили, подписали и забыли». Никто не провел с жителями подготовительной и разъяснительной работы, не подключили психологов, не оказали никаких мер поддержки. А ведь могли бы толково объяснить и мягко убедить, четко организовать переезд, предоставить новое современное жилье, помочь с трудоустройством на новом месте, да в конце концов выплатить значительную денежную компенсацию, в т.ч. за моральный ущерб! Но где там, людей, как водится, смешали с грязью, кинули на произвол судьбы, лишили здоровья, фактически обрекли на гибель. Я уж не говорю о преступлении сотрудников известного учреждения, в результате действий которых люди остались погибать вместе с приговоренным городом. И это все только о Мологе. А сколько сел и деревень, сколько монастырских подворий ушло под воду вместе с ней! Почему-то о них вообще никто не вспоминает…

    Не раз поднимался спорный вопрос о восстановлении Мологи. Вряд ли из воскрешения города выйдет что-то стоящее да и, честно сказать, некому этим заниматься и средств нет. Но память сохранить необходимо! Предлагалось также создать новую территориальную единицу – Новую Мологу, объединив для этого Брейтовский и Некоузский район, что тоже весьма спорно. Наиболее правильной лично мне кажется чья-то идея «создания Национального парка «Молога», как особо охраняемой природной территории. Только ведь это все слова, к большому сожалению. И вряд ли кому-то нужна затопленная Молога, кроме ее прежних жителей да историков-краеведов. Посему и все разговоры о возрождении Молги, как и о ней самой, затихли, никаких программ не принимается, никаких мер не предусматривается. Неправильно это и грустно. И лежит под волжскими водами древняя Молога, как немой укор, как незаживающая рана, как город, которого нет…

    ОСТРОВ ЮРШИНО

    На острове Юршино когда-то располагались старинная усадьба и церковь, от которых остались лишь развалины. Зато сохранилась экологически чистая природа, рощи, луга, прозрачная прибрежная водичка и песчаные пляжи. На остров привозят туристов и организовывают «зеленые стоянки». На теплоходе нам выдали хорошенькие голубые матрасики, и по кривенькому мостику мы сошли на берег.

    Островок действительно очень милый и зеленый, достаточно большой. Кто-то со знанием дела уходит вглубь острова, а мы спешим на ближний пляж. Мягкая травка, мелкий песочек, сочная зелень, свежий воздух и яркое солнышко располагают к пляжному отдыху. Вода чистая, правда, холоднее, чем в нашей Которосли. Но мы с удовольствием купаемся! Какой-то парень из нашей группы добывает где-то мячик и предлагает поиграть. Встречаются такие необычные, веселые и общительные путешественники-одиночки, которые всегда найдут себе компанию. Стоя в воде, мы с нашими спутниками принимаем предложение пилигрима и играем в какую-то странную игру, перекидывая друг другу мяч. Забавно, когда кто-то промахивается, и приходится плыть за мячиком. Мы визжим и смеемся, купаемся и долго играем, не собираясь выходить из воды. Нам уже и не холодно совсем! Пляж и дно здесь хорошие, правда, в некоторых местах у берега попадаются большие шершавые камни, об которые можно поцарапаться или ушибиться. Так что будьте осторожнее.

    Наигравшись и наплававшись, мы с мужем и подругой отправляемся исследовать остров. По шелковистому лугу выходим в красивую березовую рощу, обрамляющую уходящую вдаль дорожку. Среди травы растет очень вкусная земляника. Единственное, я пошла босиком, и с непривычки моим изнеженным городским ножкам было трудно ступать по лесной тропинке. Поэтому далеко уйти не получилось, и знакомство с остатками усадьбы приходится отложить до следующего раза. А так хочется сюда вернуться, провести на Юршинском острове целый день! Я даже согласилась бы на выходные с палаткой :).

    Мы доходим лишь до дальнего пляжа, где обнаруживаем народ из нашей группы. Купаемся и тут с удивлением видим, что погода начинает стремительно портиться. Над морем сгущаются серые тучи, откуда-то появляется холодный ветер, и прежде ласковая морская вода покрывается недовольными морщинками ряби.
    Когда мы возвращаемся к нашим спутникам, на пляже почти никого нет. Жаль, конечно, что погода так нас подводит, ведь мы провели на Юршинском острове всего час. Купаемся в последний раз, оперативно собираем вещи и торопимся к теплоходу. Едва по сходням ступаем на борт, как за нашими спинами начинают барабанить тяжелые крупны капли дождя.
    В салоне теплохода собралось очень много народа, все люди с верхней палубы перебрались вниз, и за наши законные места приходится немного побороться :).
    А за окном разворачивается настоящая буря. Ясный день вдруг окончательно меркнет, становится совершенно темно. Огромная черная туча низко опускается на потемневшее разбушевавшееся море. Порывистый ветер безжалостно треплет прибрежные деревья. Сильный ливень обрушивается на стальные горбы взбесившихся волн. Раздаются страшные раскаты грома и ослепительные гигантские молнии, пронзая тьму небес, впиваются в бугристую морскую воду. Такого шторма на реке мы еще ни разу не видели! Стихия, будто сошедшая с полотен моего обожаемого И.К. Айвазовского, пугает и одновременно завораживает. Рыбинское море показывает гостям свой характер, шутки с ним плохи.

    До сих пор для нас остается загадкой, как, почему среди ясного июньского денька разразилась такая буря? Ведь шторм ничто не предвещало! А позже, когда ехали домой, по дороге видели множество поваленных деревьев. Оказывается, по Ярославской области прошелся ужасный ураган, натворивший немало бед.
    А стихия, прогнав нас с острова, неожиданно успокоилась. Закончился дождь, начало проясняться небо, и лишь мощные свинцовые волны напоминали о буре. Команда нашего теплохода получила сигнал возвращаться назад, к шлюзам. Подгулявшие экскурсанты продолжали громко праздновать выходной, и мы с мужем предпочли перебраться на палубу, хотя там было достаточно ветрено и прохладно. Зато мы увидели потрясающую картину, как пара небольших лодочек отважно качалась на морских волнах, сражаясь с неукротимой стихией. Да и вид Волги-Матери на фоне хмурого неба в разорванных перьях седых облаков впечатлял.

    Рыбинское море – словно живое и само выбирает, кого принимать. Нам рассказывали, что в предыдущую поездку теплоход с туристами пустили только пошлюзоваться, так как море в тот день было неспокойным. Плавать в такие дни по нему крайне опасно.

    Не знаю, чем прогневали наши развеселые экскурсанты Рыбинское море. Но скажу вам, лично я страха совсем не испытывала, чувствовала, что водная стихия нам и нашим друзьям ничего плохого не сделает. Ведь мы были в гостях у Рыбинского моря. Оно не пугало, а лишь как грозная властительница показывало свой твердый характер и холодную красоту, демонстрировало мощь и силу, проверяло гостей на прочность, вызывая уважение и восхищение.

    О Рыбинском море ходят различные легенды (что не удивляет, зная историю рождения водохранилища). И, конечно, многие из них связаны с Мологой, городом-призраком, некоронованной царицей Рыбинского моря.

    «А Молога не каждого примет. Если кто ради забавы едет или поглумиться или с какой другой корыстной целью, клады будто тут всякие. Не… Лучше не суйся. Такой шторм будет, такая свистопляска, только ноги уноси…» (из буклета «Легенды и были затопленной Мологи»)…

    Обе наши поездки очень органично дополнили друг друга. В ходе самостоятельного путешествия мы осмотрели практически все интересующие нас достопримечательности и близко познакомились с городом, посетили многие храмы, увидели купеческие особнячки и интересные скульптуры, прогулялись по самобытным улочкам и прониклись духом старинного Рыбинска. Экскурсионный тур дал нам уникальную возможность увидеть панораму города с Волги, пройти шлюзование, совершить незабываемую прогулку по Рыбинскому морю и немного прикоснуться к трагедии древней Мологи. Так, за 2 раза мы освоили замечательный волжский городок Рыбинск.
    Странное дело, чем ближе подплывали мы к Рыбинску, тем лучше становилась погода. Лишь свежий ветер, трепавший наши волосы, напоминал о минувшей непогоде. Мы с мужем стояли на корме практически в одиночестве и, обнявшись, вдыхали пряный речной воздух с мелкими капельками брызг. Небо почти прояснилось, и матушка-Волга вновь неспешно несла свои воды, а солнце золотило совершенную городскую панораму с прекрасным зданием Новой хлебной биржи и величественным Спасо-Преображенским собором, окуная Рыбинск в прозрачные краски летнего вечера. И снова в бликах заходящего солнца блеснули кинутые в широкую русскую реку монеты…

    вики-код
    помощь
    Вики-код:
    Выбор фотографии
    Все фотографии одной лентой
    65 фото
    dots

    Дешёвый перелёт Рыбинск на SkyScanner.RU
    сообщить модератору
      Наверх