Санья

Санья

LAT
  • 18.25262N, 109.51192E
  • Я здесь был
    Хочу посетить

    38 заметок,  10 советов по 6 объектам,  1 006 фотографий

    помощь Подписаться на новые материалы этого направления
    Вики-код направления: помощь
    Топ авторов Саньи помощь
    Все авторы направления
    4
    Kate_Panic
    помощь
    в друзья
    в контакты
    С нами с 24 авг 2010

    "Отдых по-китайски"

     
    24 августа 2010 года 113064

    Остров «Хайнань»

    За 5 месяцев, что я живу в Китае, я поняла, что все города Китая, похожи друг на друга как братья-близнецы, и остров Хайнань не исключение. Люди, которые первый раз приехали в Китай и которые наивно полагают, что Китай – это пагоды, национальные костюмы и традиции, будут разочарованы. Современный Китай – это не что иное, как еще одна европеизированная страна, в которой вместо традиционного Китайского приветствия: “Ni hao!”, говорят международное: “Hello” или просто “Hi”, при этом познания в английском языке у китайцев на этой фразе заканчивается. И если в Сиане дальше приветствий диалог не идет, то на Хайнане тебе будут говорить “Hello!” до тех пор, пока ты не ответишь им взаимностью, либо не сошлешь их к Мао в мавзолей, в лучшем случае.
    Китай очень противоречивая страна, где вопиющая бедность граничит с непозволительной роскошью, где бутик Луи Вьюттон находится в том же здание, что и самая грязная и дешевая забегаловка, и где автомобиль марки «Бентли» может стоять рядом с «рикшей» (велосипед под крышей). Понятие «отдых» для жителей Поднебесной такое же противоречивое и непонятное европейскому человеку. Если собираешься путешествовать из одной провинции в другую, и ты при этом студент, то ты совершенно не можешь этого сделать в радостном и гордом одиночестве – тебе просто необходимо при этом ехать с группой китайцев во главе с каким-нибудь гидом, предпочтительно нетрадиционной ориентации, что в Китае тоже не редкость. В этой стране намного проще познакомиться с человеком нетрадиционной ориентации, чем традиционной. Геев и лесбиянок в Китае очень много, есть даже специальные бары и клубы, где собираются вышеупомянутые. Этот феномен в Китае распространен даже больше, чем в европейских странах.

    Вот таким образом нам и пришлось путешествовать из славного города Сиань до острова Хайнань, с группой не в меру активных китайцев и гидом-геем. Заказали мы билет до Хайнаня через куратора нашей университетской группы, вместе с проживанием, некоторыми экскурсиями и едой на одного человека получилось 2100 юаней (умножаем на 5 и получаем цену в рублях). Но вместо билета нам дали какую-то непонятную бумажку, испищеренную иероглифами и цифрами, которые для европейского человека мало что значат. С этим жалким подобием билета, мы отправились в аэропорт (доехать до аэропорта от нашего университета стоило 120 юаней). Рейс был назначен на 20 часов вечера, но самолет отложили. Отлет назначили на 22 часа, и это было очень кстати, потому как нам – бедным студентам, никто не сказал, что в Сиане аэропорт поделен на 2 части. По закону мирового свинства нам-то как раз и нужен был тот второй аэропорт. Я, нагруженная огромной сумкой с «очень-нужными-вещами», и моя подруга с рюкзаком за плечами побежали до второго аэропорта, где нам предстояло пройти досмотр багажа и получить вместо бумажки с иероглифами посадочный талон. Если учесть, что мы ехали из города, в котором стояла зима минус 20 градусов на Хайнань (где было +25 градусов), а одеты мы были ближе ко второй, чем к первой температуре, то только представьте те эмоции, которые переполнили нас, когда мы узнали, что в течение двух часов мы радостно ожидали самолета не в том аэропорту и что придется снова выходить на улицу, чтобы добраться до нужного нам здания. Добравшись-таки до второго аэропорта, который, как оказалось, был в семи минутах ходьбы от первого, мы прошли проверку багажа, получили наши посадочные талоны и радостно прошли в зал ожидания. Ни одного человека, который был в нашей будущей группе мы, естественно, в глаза не видели, поэтому мы держались друг друга и коротали время до отлета самолета в зале ожидания.
    В самолет погрузились мы успешно, это не могло не радовать, так как впереди нам предстояло еще 3 часа полета. Если учесть, что лично я панически боюсь летать, и чтоб хоть куда-то взлететь, мне надо выпить чего-нибудь алкогольного, чего, совершенно естественным образом не было, я нервно грызла козинак и пыталась не думать о предстоящем полете. «Приветствуем Вас на борту китайской авиалинии. Желаем Вам приятного полета!» - слышался голос стюардессы из динамиков, естественно на китайском языке: «Просим вас отключить мобильные телефоны и мп3 плееры, мы взлетаем…» - про мп3 плеер я предпочла пропустить мимо ушей и радостно заткнуть их вышеупомянутым электроприбором. Минут через 20 принесли попить сок, кофе или чай, а через полчаса принесли обед. Людям, не привычным к китайской еде, я бы не советовала есть этот обед. Когда мне подали две коробочки с едой, я сразу поняла, что дело худо, ибо прочла на них надпись «muslim», то есть еда была мусульманская. Нет, у меня нет расовых предрассудков к людям, только к еде. Именно поэтому эта надпись повергла меня в шок, потому как я уже однажды имела неосторожность поехать в гости к пакистанцам в Китае, которые до отвала накормили меня мусульманской едой, а потом я очень долго и упорно разговаривала со своей соседкой по комнате исключительно через дверь уборной. Но это, по крайней мере, были пакистанцы, а вот мусульманская еда, которую готовят китайцы, цитируя моего папу: «Такую еду надо в музеи выставлять, как особо ценный экспонат». И это верно, потому как то, что я нашла в одной из коробочек, был резиновый раз сто разогретый рис с картошкой и малюсенькими кусочками мяса, возможно говядины, а во второй – соленый орешки и малюсенькое кремовое пирожное. Когда я пошла в уборную меня поразила надпись на двери этого места «occupied», что по всем законам логики должно было означать только одно – «занято». Но я продолжала упорно долбиться в дверь, пока под этой надписью я не увидела более понятную человеку, прожившему 5 месяцев в Китае «you ren» иероглифами, что в переводе и будет то самое слово – «занято». Вот что делает китайский язык с людьми за почти полгода, хотя я 11 лет учила английский язык в школе и еще 2 года в институте, но за 2 года в институте еще и китайского, второй язык полностью вытеснил из моей головы первый.
    Мы прибыли на Хайнань в радостном возбуждении. «Скорей бы уже на пляж!» - толкала меня в бок моя подруга. Погода была замечательная. Я стояла и обливалась потом в своей кожаной куртке. И тут нас ждало новое открытие – на Хайнане тоже было 2 аэропорта, а как выяснилось потом, даже три. Мы прилетели в аэропорт Хайнань-Санья. От той площадки, на которую мы приземлились, нас довезли на автобусе до самого аэропорта. Мы все еще оглядывали наших товарищей по автобусу на наличие хоть каких-нибудь групповых опознавательных знаков, но их не было. Мы отчаялись и решили действовать по ситуации. На выходе из аэропорта стояли люди с табличками, и тут моя подруга увидела свое имя и фамилию, написанную английскими буквами. Мы разумно решили, что людей с таким сочетанием имени и фамилии поблизости больше быть не может и подошли к мужчине, держащему эту табличку. Это и был наш гид. Он посадил нашу веселую компанию в автобус и отправил до гостиницы. В гостинице, выдавая нам ключи от номера, гид задал вопрос, который в дальнейшем, пожалуй, стал отправной точкой в его решении больше никогда не связываться с русскими туристами: «Выговорите по-китайски?» - спросил он нас. «Конечно!» - ухмыльнулись мы. Наше знание китайского, по правде сказать, мало нам помогло в общении с гидом.
    Мы добрались до номера. Время было полвторого ночи. «Завтра утром в 7.30 встречаемся внизу у столовой…» - сказал нам гид по-китайски, потому как никакого другого языка он не знал. Мы кивнули ему на прощание и открыли дверь номера. «Мама дорогая, Ален, это что тараканы?» - завопила я с порога, когда открыла шкаф. «А ты что думала? В сказку попала?» - ухмыльнулась моя подруга, прихлопывая насекомых тапком: «Хочешь жить без тараканов – ноги в руки и вали в пятизвездочный отель…» - сказала Алена и ушла спать. Кто же знал, что это и был пятизвездочный отель? В Китае пятизвездочный отель от однозвездочного отличается только размером тараканов: в пятизвездочном они маленькие, с горошину, а в однозвездочном – с маленький палец руки. Я подчеркиваю, отели отличаются друг от друга не НАЛИЧИЕМ тараканов, а РАЗМЕРОМ. И если вы их не видите у себя в номере, это совсем не значит, что их нет. Мой вам совет, купите в ближайшем к вашему отелю хоз-товарном магазине «Инсектицид» и хорошенько обрызгайте ваш номер и вещи, а то вы рискуете увезти этих «славных» насекомых домой. Вам понравится как-нибудь вечером, после тяжелого рабочего дня обнаружить у себя в постели мадагаскарского таракана? А они там тоже есть.
    Вот когда я поняла, что я больше никогда не буду есть еду в самолетах китайских авиалиний. «Ой, Кать, что-то мне плохо…» - сказала Алена, лежа на кровати. «Не тебе одной, я уже час изжогой мучаюсь…» - злобно ответила я и легла спать. Как назло, я взяла с собой из лекарств только анальгин, «колдрекс» и активированный уголь, которые ну никак, даже при большом желании не смогли бы мне помочь от изжоги. Собираясь в Китай на отдых или учебу, обязательно продумайте вопрос о лекарствах. В Китае они, конечно, хорошие, но не все русские организмы к ним привыкают. Плюс к этому, если ваше знание китайского языка “mama huhu”, то есть не очень, мой настоятельный вам совет – везите лекарства с собой, от желудка, от головной боли, от ангины и простуды, словом, от всего. Но не кладите их в ручную кладь – не исключено, что на границе ответственный работник таможни Xiao Wang,к примеру, вытащит их у вас, радостно провозглашая на весь аэропорт такое понятное и международное слово «багаж». Лекарства, духи, косметику, сигареты и даже маникюрный набор – все это надо класть в багаж сразу во избежание инцидентов на таможне. А если вы курите, то зажигалку с собой брать не стоит – все равно на границе отберут, у них с хорошими зажигалками дифицит. Так что спички – это наше все! Их можно положить в ручную кладь куда-нибудь на дно, там их искать никто не будет.
    5 утра. «Кать, вставай! Накраситься не успеешь!» - будит меня утром подруга. «Я хочу кофе…» - ною я, отрывая голову от подушки. В такую рань, даже петухи еще спят. «Будет тебе кофе, и какао с чаем…» - зло говорит моя соседка, пытаясь найти среди разложенных вчера ночью «по местам» вещей хоть что-нибудь. «Чертовы китайцы…» - зло шепчу я, вспоминая свою преподавательницу по-китайскому, естественно, китаянку, с которой я год занималась в Москве, и как она феерично разбудила меня в 8 утра в воскресенье каким-то мало важным вопросом, и как потом, по воскресеньям в 8 утра, я – полусонная, с ней занималась вышеупомянутым китайским. А для китайской нации это нормально – у них завтрак начинается в 7.30 утра. А спать они ложатся ровно в 10 вечера. Вот на этот мягко скажем завтрак мы и собирались. Мы зашли в столовую и увидели гида. Он провел нас к столу, за которым сидело 3 китайца и 3 китаянки. Нам принесли еду. 5 видов хлеба и макароны. А если учесть, что ни я, ни моя подруга Аленка не едим это, то не трудно догадаться, что мы съели в это утро – ничего. Китайцы же уминали этот хлеб за обе щеки, намазывая его нещадно красным перцем, который они нежно и трепетно называют “lazi”. Всем известно, что китайцы помешаны на острой пище. Даже в МакДональдсе и то есть чизбургер с перцем. Вообще, насчет китайской еды можно слагать легенды, потому как если вы первый раз увидели, как и где едят китайцы, на вас это оставят неизгладимое впечатление на долгие лета и повергнет вас в культурный шок. То, что они едят палочками еще самое терпимое из всего того, что я сейчас перечислю. Во-первых, рыбные кости и прочий мусор, остающийся от еды, они складывают ни как мы – на край тарелки или в отдельную тарелочку для отходов, а прямо перед собой на стол или скатерть. Во-вторых, радостное китайское урчание, причмокивание и посасывание во время еды с непривычки может вызвать рвотные позывы у европейского человека. Я говорю спасибо своему папе, который все детство ругал меня и говорил: «Не чавкай!». Да если бы всем китайцам такого папу, как у меня – цены бы не было этой нации.
    И тут случился первый шок от нас - русских, для китайской группы туристов: «Я извиняюсь, а зажигалку можно попросить?» - спросила я у мужчины-китайца за нашим столом. Он аж поперхнулся, но зажигалку дал. Дело в том, что в Китае если девушка курит, то она либо проститутка, либо лесбиянка.
    «Кать, а почему у них у всех с собой чемоданы?» - поинтересовалась Алена. «Потому что они все… Сама знаешь кто!» - решила не вдаваться в подробности я. Напрасно.
    И вот, отдых с китайцами начался! (само выражение «отдых с китайцами» звучит примерно так же, как и пародия на фильм «300 спартанцев» - «Знакомство со спартанцами», и по сюжету мало отличается). Я уже упоминала о том, что понятие «отдых» у китайцев совершенно не одно и тоже, что у европейцев. Нам – европейцам, только бы на пляже поваляться и в море искупаться, но не тут-то было. Впереди нас ждало долгиех4 дня «Отдыха по-китайски», в котором эти два пункта, ради которых мы, собственно, и приехали на Хайнань не учитывались.

    «Отдых с китайцами»

    8 утра. Мы погрузились в автобус и поехали на встречу приключениям, а точнее – в Дадун Хай заниматься дайвингом. «Чем заниматься?» - переспросила меня подруга. «Дайвингом, им самым…» - пояснила я, когда мы обе стояли перед манекеном в костюме-дайвера. «Но мне положить на этот дайвинг…» - говорила Аленка. «А я вообще плавать не умею!» - пожала плечами я. За манекеном висела табличка с расценками этих водных развлечений, которая окончательно убедила нас в том, что дайвингом заниматься мы не будем точно. «500 юаней час…» - прочитала моя подруга: «Да я на эти деньги пол месяца живу…» - и хорошо, что дайвинг был сослан к Мао в мавзолей, потому как мы хоть радостно поели жареной рыбы за 20 юаней в баре «С.С.С.Р.». Это русский бар, в котором можно поесть нормальную русскую еду, а вечером там можно посидеть и выпить коктейли или потанцевать.
    «Почему вы не взяли свои вещи?» - задал нам риторический вопрос гид по телефону. На что я про себя ответила: «Наверное, потому что ты нам ничего не сказал про это …». «Берите такси и забирайте свои вещи из номера…» - велел нам гид. Мы повиновались. Минус 40 юаней из бюджета за такси. Собрали вещи за 10 минут, пока таксист стоял и ждал нас. За это время гид позвонил нам раза три и поведал, что нас уже все заждались. Когда мы приехали, эти все в количестве 3 человек стояли около автобуса, а все остальные 20 были вне недосягаемости. Мы ухмыльнулись. Опять китайцы свою неорганизованность валят на бедных русских студентов. Когда мы были еще в Москве, декан нашего университета говорила, что китайцы очень пунктуальный народ, но на практике мы убедились в обратном. Все собрались только через полчаса. Еще минут 10 ждали гида. Через сорок минут мы все-таки погрузились в автобус и поехали дальше.
    После дайвинга, все радостно захотели пообедать, поэтому гид повез нас в столовую. Мы поблагодарили всех богов на свете, что перекусили хотя бы рыбой, потому как на обед мы поели только рис. На 8 человек, трое из которых – мужчины, дали 6 блюд, каждое размером с небольшую пиалу. Мы с подругой смотрели, как прожорливые китайцы уминают более чем своеобразную еду и мечтали о самой грязной, самой дешевой, но с потрясающе вкусной едой xiao chi (маленькие уличные забегаловки, которыми битком забиты улицы Китая). В этот момент в моей голове закрались сомнения относительно того, что написано в интернете насчет острова Хайнань. Оно и понятно, ведь русские сайты, посвященные этой теме, все сплошь рекламируют путевки и туры. Им необходимо показать отдых на Хайнане в самом выгодном свете, чтобы недальновидные русскоговорящие граждане не жалея денег и сил на перелет радостно приезжали в Китай «отдыхать». Китай – это отдых для тех, у кого уже в печенках сидит Египет с Турцией и кому хочется острых ощущений. Их будет хоть отбавляй, начиная от фотографий, которые будут делаться китайцами с вами и на фоне вас с вашего разрешения, но чаще без, и, заканчивая тем, что перейти дорогу на Хайнане, даже при наличии работающего светофора практически невозможно, и более того – смертельно опасно. Если в России велосипед и мотоцикл – это транспортные средства, которые подчиняются тем же законам, что и автомобили, то в Китае все с точностью да наоборот – велосипеды и мотоциклы ездят исключительно на зеленый свет. А так же они очень любят ездить по тротуарам. Для тех же людей, которые мало-мальски знакомы с культурой Китая и китайским менталитетом упаси боже отдыхать в этой стране, уж лучше в в печенках сидящую Турцию, в которой по крайней мере ты не погибнешь под колесами полуслепого китайского велосипедиста. Наш одногруппник, который ездил на Хайнань с родителями, потратил там около тысячи долларов, что в переводе на наши родные юани шесть тысяч. На эти деньги в Сиане можно жить 3 месяца ни в чем себе не отказывая. А он жил в пятизвездочном отеле с видом на море 6 дней. Мы потратили около 4500 тысяч юаней, жили на Хайнане так же вблизи моря и отдыхали так 12 дней. Китай – не место для пафоса, поэтому такие траты совершенно неуместны. Все, что можно купить в Китае, так же можно купить и в любой другой стране мира, потому как Китай экспортирует свою продукцию по всему миру. А импорт, кстати говоря, в Китае не приветствуется, они даже сигареты курят только своего производства. Травятся, но курят. Китайские сигареты не дешевые, минимум 5 юаней, что в переводе на русские деньги 25 рублей – в Москве за эти деньги можно найти что-то более или менее приличное, а в Китае из приличного только Derby (Dubo), и то встретишь эти сигареты не часто. Мой вам совет, по приезду в Китай бросайте курить, хотя бы временно. Я не бросила, за что поплатилась севшим голосом, потому как вместо 3 мг я курю теперь 13 мг, и пожелтевшими зубами, слава сети магазинов Watsons, в которых продаются отбеливатели для зубов и прочая косметика хорошего качества.
    Хороший пример насчет Китая и пафоса: в один из дней нас привезли на выставку жемчуга Heren (что-то в стиле нашего европейского Swarovski). Цены на драгоценности были запредельные для Китая. Для сравнения, одна подвеска лунного камня стояла 500 юаней, в Москве за 2500 тысячи рублей я бы очень даже подумала об этой подвеске, но в Китае я скривилась, как от зубной боли и отошла в сторону. Но это я, я же не китаец. Их своеобразный менталитет никогда не поймет ни один европеец. Отдыхают китайцы очень интересно, как малые дети: их привозят в песочницу, говорят улыбаться ровно 30 секунд, и не дай боже, 31 секунду, потом снова сажают в автобус и говорят: «Запомните все! Вам все понравилось!». Из Heren все члены нашей экскурсионной группы вышли с фирменными пакетиками. Но их тоже можно понять, они приехали отдыхать всего на 6 дней, это нам предстояло задержаться на острове на 12. И за эти 6 дней, китайцы должны осмотреть все возможные достопримечательности, скупить все возможные сувениры, попить кокос – этим и объясняется то, что китайцы таскают за собой все свои вещи, ведь это только европейцы, приехав отдыхать, останавливаются в одном отеле. Китайцы же – сразу в нескольких.
    Следующим местом, в которое нас повез наш неугомонный гид, был дендрарий. Лично мне, честно признаться, этот дендрарий был мало интересен, я в принципе к флоре отношусь скептически. Но китайцы, как всегда, хором сказали свою любимую фразу “hao wanr”(здорово!) и гурьбой понеслись осматривать флору Хайнаня. Мы с подругой безрадостно плелись следом, чертыхаясь и проклиная всех китайцев от династии Цинь и до наших дней. Еще и погода подкачала – на небе появились тучки, что повергло нас с Аленкой в уныние и готическую депрессию. Но мы мужественно осматривали красоты природы острова Хайнань, фотографируя эту буйную растительность для альбома «Фотки для мамы». На территории этого дендрария у нас была возможность посетить местный магазин сладостей и кофе. Мы радостно накупили желейных конфет и конфет со вкусом какао. И правильно сделали, потому как этими конфетами мы и питались все последующие дни. А под конец нашего славного путешествия слово «кокос» вызывало у нас с подругой мало приятные ощущения в районе желудка. Этот магазин, как и все последующие на Хайнане, наш гид восхвалял как единственные места, где можно купить сладости из кокоса. Но как показала практика это не так. Когда я вернулась в Сиань, все те же самые кокосовые изделия запросто можно было обрести в магазине METRO, и, кстати, намного дешевле. На Хайнане вообще понятие «дешево» очень относительно. Для человека, который первый раз в Китае все вокруг кажется слишком дешевым, а для нас – умудренных опытом и жизнью в Китае студентов, например рыба из аквариума, которую можно в забегаловке заказать себе на обед юаней за 50 представляется, по меньшей мере Моной Лизой Да Винчи по цене, ведь на 50 юаней можно в Сиане радостно питаться дня 2 точно. А жемчуг из магазина Heren, за которым многие русские туристы и едут на Хайнань, совершенно без проблем можно обрести на пляже в 2 раза дешевле.
    После дендрария, уставшие, голодные и злые мы отправились ужинать в наш новый отель, в котором нам предстояло провести эту ночь. Китайцы, как я уже говорила, совершенно не могут остановиться в одном отеле. Их природная активность вкупе с абсолютной забитостью собственным коммунистическим менталитетом делает китайцев абсолютной противоположностью европейским людям. Пожалуй, за Китаем действительно будущее. Вспомним «Олимпийские игры – 2008» в Пекине, которые прошли для китайцев под негласным лозунгом «Партия сказала: «Надо!», комсомол ответил: «Есть!»». Да если бы нам, русским людям, хоть маленькую толику китайского упорства – цены бы нам не было, как нации. А Китаец упорен, китаец трудолюбив. Как поется в одной походной песне: «Утро встает над рекой Хуан Хэ, китайцы на поле идут, горсточку риса зажав в кулачке, и Мао портретик несут и поют…». И это верно, потому как китайцы за горсточку риса будут работать так же, как и за миллион долларов, если партия скажет: «Надо!». А китайские дети, которые ходят в школу с удовольствием, а после школы стройными рядами строго по парам идут до дома и хором поют китайские песни. У китайцев сплоченность и организованность в крови, друг за друга они горой. Вот так посмотришь на эту маленькую поющую армию, и побоишься лишний раз плохо сказать в сторону Китая, рискуя нажить себе проблем на пятую точку. А забитость и отсутствие своего мнения у китайцев компенсируется детской жизнерадостностью и, в общем-то, не плохими человеческими качествами, разумеется, если эти китайцы не торгаши и не хотят на тебе нажиться. За те 4 дня, что мы отдыхали с китайцами, они радостно перезнакомились друг с другом и обменялись номерами телефонов, и я совершенно не удивлюсь, что в будущем они будут друг другу звонить и станут хорошими друзьями. То ли дело мы – русские, которые шугались от них, молчали и молили бога, чтобы поскорее кончились эти 4 адских дня и нас наконец-то оставили в покое.
    Ужин так же был мало съедобен, поэтому мы снова легли спать на голодный желудок, помолившись на ночь о том, что может быть завтра будет лучше.
    Завтра наступило. Но лучше не стало. 5 утра – подъем. «Не сглазить бы, но мне кажется, что с каждым разом гостиницы, в которых мы останавливаемся все лучше и лучше…» - сказала я утром своей подруге. «Я бы предпочла остановиться только в одной гостинице во избежание трагической потери каких-нибудь крайне важных для жизни вещей…» - скептически сказала Алена, и я с ней согласилась. Как не странно, за всю поездку мы так ничего и не потеряли – наверное, это говорила в нас природная жадность, которая совершенно не давала нам возможности расслабиться. Завтрак снова состоял из пяти видов хлеба и макарон, что крайне обрадовало наших соседей по столу - китайцев. Они снова достали свои баночки с lazi начали радостно уплетать это калорийное безобразие за обе щеки. Вспоминается, как по приезду в Сиань после отдыха, мы случайно встретили русских из Челябинска, которые привезли в Сиань своих детей посмотреть на университет, где тем предстоит учиться. «На макаронах и рисе можно прожить сколько угодно…» - убежденно сказала женщина. Сколько угодно, по моим подсчетам, это недели две, потому как потом первое и второе блюдо начнет вызывать в вашем организме только один рефлекс, и тот рвотный. А для девушек эта еда в принципе противопоказана, потому как все, кто жил в Китае говорят: «Опасайтесь потолстеть!». Вот мы и опасались, предпочитая сытной калорийной «пище», голодное урчание в желудке и поедание фруктов килограммами на улицах Хайнаня. «Прям какой-то геноцид папайи…» - сказала я Алене, когда мы уже час сидели на рынке и уплетали по третьей. Дело в том, что наш драгоценный гид, которого мы впоследствии прозвали «гидец» (в смысле – «гид-пипец»), снова придумал нам замечательное развлечение – ехать на подъемниках на гору и там смотреть на обезьян. Это развлечение стоило 140 юаней. «Да ну их, этих макак…» - недовольно сказала подруга: «На jinsehou мы и в Сиане за 50 юаней посмотрим…». И действительно, лучше пообедать папайей за 1 юань и королевскими креветками за 10 на рынке, чем ехать в гору на подъемнике. За рынком была очень симпатичная пристань, на которой мы снова радостно сделали много фотографий в альбом «Фотки для мамы». Когда с горы вернулись наши товарищи по экскурсии, мы с подругой уже довольно долго (камень в огород китайской пунктуальности) сидели под пальмой и распевали русские песни. Пальм в Китае много, а на Хайнане особенно – мы насчитали как минимум три вида, два из которых – кокосовая и финиковая. Они даже специально выращивают пальмы на плантациях и потом высаживают их вдоль дороги. Погода резко начала портиться вместе с нашим настроением, поэтому, когда мы приплыли на какой-то островок посреди моря, уровень нашего настроения стабильно остановился на отметке «ноль». А что касается китайцев, то эти неугомонные жители Поднебесной, бегали под дождем босиком, как дети, и кричали на право и на лево «hao wanr, hao wanr». «Неужели у них настолько нет своего мнения?» - удивлялась моя подруга после: «Отдых-то дерьмовый…».
    Дни с китайцами были похожи один на другой. Завтрак – обед – ужин - сон. Мы стали нервные, раздражительные и злые. На радостные расспросы китайцев о том, как нам нравится отдых, мы угрюмо молчали, высматривая глазами палатку с фруктами, где можно будет нормально поесть.
    На третий день мы приехали в очередной отель. Отель был не плохой, даже очень. В хороших отелях обычно для гостей кладут одноразовую зубную пасту и щетки, которые русские часто забирают с собой «на память». Этот же отель превзошел все другие – на столике рядом с зубными щетками возлежали два made in china презерватива. Меня охватил приступ смеха при виде этого изделия. «Слушай, а есть китайское порно?» - спросила меня подруга, созерцая презервативы: «Нет, ты не подумай ничего, просто я, хоть убей, не могу представить, как ВОТ ЭТИ ВОТ занимаются сексом?» - имея в виду жизнерадостных и абсолютно по-детски себя ведущих китайцев. На утро, за завтраком мы долго присматривались к ВОТ ЭТИМ ВОТ, но признаков занятий сексом так и не обнаружили, решив, что китайцы размножаются почкованием. Смех смехом, а в плане половой жизни у китайцев не так-то все гладко, ведь с малолетства жители Поднебесной подвержены риску заболеваний половых органов. Вы видели, в каких штанишках разгуливают маленькие китайчата? Мы видели, и это ужасно: с виду обычные детские штаны, но только с виду, ведь сзади отсутствует главная деталь штанов – попа. Маленькие детишки гуляют на улице в минус двадцать в штанах без попы. Сами китайцы объяснят это тем, что если ребенок на улице захотел в туалет – так проще позволить ему справить нужду. Справление нужды тоже своего рода ритуал. Мамаша-китаянка присаживается на корточки у какого-нибудь столба, желательно на перекрестке, снимает со своего чада штанишки, которые итак уже без попы, и ребенок прямо на глазах у болеющей за него толпы начинает делать свое дело. Потом мамаша достает из пакета заранее заготовленную туалетную бумагу и вытирает ребенка. Все. Ритуал окончен. А если вернуться к вопросу нижнего белья, то и тут у китайцев все по-китайски: обычные женские стринги европейского стандарта тут на вес золота, купить их можно, но дорого. А сами же дамы носят стринги, где спереди вместо одной полоски целых две. Внешне этот предмет гардероба напоминает нижнее белье из секс-шопа. Не удержалась, и купила себе одни такие стринги – показать маме. Она у меня работает в фирме нижнего белья – пусть порадуется, что носят китайцы. А вообще, в Китае такой товар не популярен, им подавай что-нибудь в стиле «бабушка» - трусы времен Колчака «колени в тепле» и резинка у подбородка.
    «Я когда-нибудь помою голову в этой стране?» - злилась на весь белый свет я. Мыть голову я решила в самом мало пригодном для этого отеле. Вместо нормальной горячей воды там стояла нагревательная колонка, а вместо ванны – просто душ. В Китае это нормально – комнаты с душем более популярны, чем с ванной. Из стены торчит душ, ты стоишь на полу босиком и радостно моешься. Потом ногой надо подтолкнуть скопившуюся воду к дырке в полу. Голову в итоге я помыла, но обильно пользуясь в своей речи крепкими русскими выражениями. Не очень-то легко мыть длинные кудрявые волосы в позе стирающей женщины из душа, который висит где-то под потолком.
    «Ты веришь в это?» - спрашивала меня подруга: «Сегодня последний день!» - радостно говорила она. «Ну наконец-то… Чтоб я когда-нибудь еще с китайцами отдыхала…» - отвечала я. В этот день мы поехали в парк, где находился храм Будды. Странные эти китайцы, как говорилось в русском фильме «Кислород»: «Бог у нас в субботу, а в четверг Бога нет…», вот так же и они – верят в Бога только тогда, когда случайно проезжают мимо храма. Я вообще не могу понять какой веры китайцы – русский Новый год 31 декабря-1 января они отмечают, рождество тоже отмечают. А мне вот интересно, они сами-то хоть знают рождество КОГО они отмечают? Так же я совершенно не могу понять, зачем из Буддийского храма они сделали цирк? Приходят туда теперь люди всевозможных национальностей и вероисповеданий, покупают билет и радостно осматривают. Не думаю, что это правильно. У каждого свой бог, у каждого бога – свой храм и не стоит смешивать религии.
    После храма мы пошли обедать в вегетарианскую столовую. На этот раз нам улыбнулась удача – еда была отменная. Мы даже попробовали улиток – по словам самих вегетарианцев, улитка не считается мясом, поэтому многие вегетарианские блюда приготовлены из улиток.
    Китайцы ели и ничего не подозревая, общались между собой. «Они не ходят никуда, спят на пляже, не едят хлеб…» - говорили они друг другу, смотря на нас. «Да, вы правы…» - внезапно ответила я по-китайски. Только представьте их лица, когда до них дошло, что за эти 4 дня, что они, не стесняясь, обсуждали нас за столом, мы все прекрасно слышали, и более того – все отлично понимали.
    Наконец-то нас оставили в покое. Точнее, мы сами сделали так – просто опоздали на экскурсию и все. «Хоть на пляже полежим…» - сказала я, и, радостно разбрасывая шлепки, побежала на пляж. Но мой бег никогда не сравнится со спокойной ходьбой среднестатистического китайца, пусть даже и пожилого возраста. Они не ходят – они летают. Бабулька под 80 ходит быстрее, чем мы с подругой. Только вот ее спина маячила у тебя перед глазами, и вот ее уже нет. Я совершенно не удивлюсь, если эта бабулька и дайвингом занималась вместе со всеми. В этот день все было против меня. «Пять часов… Пора уходить!» - сказала мне подруга. «Окей, только шлепки помою…» - ответила я. Наклонившись к морю, я не думала, что оно такое коварное – вырвет шлепок из моей руки и жадно утащит мою обувку к себе в глубины. Вечерело, тем временем. В Китае вообще рано темнеет, в пять вечера уже так темно, как в Москве в восемь осенью. Я шла босиком по каменным плитам и проклинала тот день, когда я решила связаться с этими китайцами. Второй шлепок был выброшен в ближайшую помойку. «Надо идти к автобусу…» - говорила я подруге, шлепая босиком по мелким камушкам. Как назло, автобуса не было, поэтому мы пошли на стоянку. Полчаса ждали, пока все соберутся, и придет водитель. Моему счастью не было предела, когда водитель открыл дверь автобуса – мои 42 кг веса и 157 см роста радостно и вприпрыжку рванули по лестнице за балетками. Еще один шок от русских китайцам – все потом еще долго обсуждали таинственное исчезновение моих шлепок. «Неужели завтра мы от них избавимся…» - говорила мне подруга. «Нудные, не интересные узкоглазые люди…» - устало говорила я, радуясь, что я взяла с собой из Сианя балетки.
    «Сейчас мы остановимся около продуктового рынка, поэтому будьте готовы что-то купить на ужин. В отеле мы ужинать не будем…» - сказал нам наш «Капитан очевидность» гидец. «Ну вот, еще и не пожрем…» - подумала я расстроено. Хотя, эта фраза полностью отражала весь китайский менталитет. Им говорят, во сколько просыпаться, им говорят, где есть, им говорят, что одевать – полное отсутствие собственного мнения и воли. Они даже ракушки с моря покупают – в любом магазине курортного города Хайнань можно купить пакетик ракушек. Для русских одно удовольствие сам процесс собирания ракушек на пляже, а китайцы лучше купят все уже заранее кем-то другим собранное и отполированное в магазине.
    «А где вы собираетесь жить?» - спросил нас с подругой гид, когда всей остальной группе было подробно рассказано о том, во сколько им надо утром проснуться и на каком самолете они летят. «Не знаем… Мы думали, вы нам поможете…» - ответила Алена. «Самый дешевый номер в гостинице стоит 800 юаней…» - с улыбочкой ответил гид. «Это дорого!» - сказала Алена. «Он гонит…» - ответила я. И оказалась права…
    «Последняя ночь в нормальном отеле…» - сказала я: «Надо помянуть утопшие шлепки – пойдем пива купим…» - на Хайнане с алкоголем очень не плохо. Туристы везут местный алкоголь себе и в подарок друзьям: виски, вино, пиво – все очень не плохое. Есть местное пиво anchor, которое считается самым лучшим на Хайнане. Вот его-то я купила. Мне, как не особому любителю пива, оно показалось таким же, как и прочее пиво в Китае. Выпив пива, я легла спать. А Аленке в эту ночь так и не удалось это сделать, потому как в 4 утра гид прислал ей смс о том, что он нашел нам номер в гостинице 140 юаней ночь. Мы очень обрадовались этому обстоятельству. И были бы еще рады, если бы он сообщил это нам в 10 утра.
    В 12 дня мы уже сидели на ресепшене и ждали, пока нашу комнату проверит fuwuyuan – это слово переводится, как «помощник», употребляется по отношению к продавцам, уборщицам, официантам и прочим людям схожих профессий. «Вы пользовались набором для ванны?» - спросила нас девушка с ресепшена. «Чем?» - переглянулись мы с Аленкой. Но потом я вспомнила, что у нас в номере действительно были два набора для ванны, в каждом бритва, полотенце и шампунь. «Нет…» - хором ответили мы. «Тогда где они?» - с интересом спросила нас китаянка. Я засмеялась – какой же русский человек не унесет из отеля то, чем он не воспользовался, но если это что-то на халяву. Я унесла оба набора – в хозяйстве все сгодится, мне еще в Китае после этого отдыха полгода жить. «Они стоят 50 юаней…» - сказала китаянка. «Да пошли они все…» - сказала я, возвращая им наборы. «А чай?» - спросила меня китаянка. Пришлось и «халявные» пакетики чая отдать. Как хорошо, что из прошлых отелей мы уезжали с гидом – а то я из каждого забирала наборы зубных щеток.

    «Отдых по-русски»

    «Вы свободны…» - сказали нам на ресепшене, и мы радостно улюлюкая сели в такси до нового отеля, который нам утром подыскал гид. Вообще, насчет отелей на Хайнане сложилась своеобразная ситуация: российский интернет пишет исключительно про отели 5-4 звезды, но на деле все гораздо проще – гостиницу можно снять «не отходя от кассы», то есть прямо в аэропорту. Около выхода прогуливаются китайцы с табличками bing guan(гостиница) или fangzi(квартира). «Эх, надо было ехать без китайцев…» - задним числом подумали мы с подругой. Но умные мысли приходят в конце, тем более, что мы первый раз на Хайнане – в первый раз всегда немного страшно, если вдруг что пойдет не так. А у нас с самого первого дня все шло мягко скажем не гладко.
    На такси мы добрались до гостиницы. Пятиэтажное здание, не очень большое, не очень уютное, но зато дешевое. Кстати, насчет такси – в интернете написано, что «за 10 юаней вы можете добраться в любую точку Хайнаня». Это все полная ерунда, от 20 до 40 юаней, цена зависит от удаленности. Например, доехать до бухты Dadong hai (Дадунхай) от бухты Sanya Wan (Санья Вань), где мы остановились, стоит 35 юаней, но нам повезло, потому как мы сбили цену до 20. В Китае не бойтесь торговаться, когда китайцы видят иностранцев, то цена на продукт мгновенно взлетает до небес, но если они поймут, что иностранец не так прост и экономит свои деньги, они в итоге, после долгих уговоров, цену скинут.
    «На 4 дня я Вам готова уступить номер с двумя кроватями за 140 юаней на двоих за ночь…» - говорила наша laoban (хозяйка квартиры). Мы обрадовались – 70 юаней с лица это очень дешево, даже для Китая. А то, что в номере мы потом столкнемся лицом к лицу с тараканами – мутантами, в длину размером с мой маленький палец, а в ширину с 5 рублей, это, как бы сказали сами товарищи-китайцы «mei guanxi» (нет проблем).
    «Чем это так воняет?» - спросила меня подруга. «Кто-то прокурил шторы…» - отмахнулась я: «Кидаем вещи и идем на пляж…». «А где тут море?» - спросила я у laoban. Она как-то странно посмотрела на меня, оглядела с ног до головы мои голые ноги и открытые плечи, и сказала: «Идите прямо…». Ох, как потом до меня дошло значение этих недвусмысленных взглядов, когда мы с подругой мечтали о холодной сметане или хоть креме для тела от ожогов на солнце. Дело в том, что за все дни, что мы отдыхали с китайцами солнце выглянуло всего раза два. И на пляже мы лежали тоже всего раза два, и то – по пол часа, потому как потом нас уже искал гид, укоризненно грозя пальчиком и показывая на часы. Не трудно догадаться, что когда нас наконец-таки все оставили в покое предоставленными самим себе, мы тут же радостно пошли на пляж и пролежали там аж четыре часа в самый солнцепек. Ну, правда, первые часа два на небе были тучки, то есть на солнце мы лежали только два часа. «Катенька, возьми с собой крем от загара…» - говорила мне мама. Мне, человеку, для которого загар это священно, который в солярий ходит каждую неделю – не дай бог стать белой. В Китае нет соляриев, в Китае нет темной пудры и тональника для лица, в Китае культ белой кожи. Китайцы не загорают – они сидят в тени. Китайцы одевают на себя все что можно и сидят в тени. А уж если какие-нибудь китайские чудаки все-таки решили искупаться, то они одевают самый закрытый купальник, быстренько заходят в воду, а потом снова идут в тень. Теперь я поняла, почему это так. А тогда мы посчитали их времяпрепровождение в тени бессмысленной тратой времени и солнца.
    «Ой, Кать, что-то как-то жарит…» - сказала Алена. «Определенно…» - подхватила я. Мы собрались и ушли. «Есть охота…» - говорю я. «Ну давай найдем xiao chi…» - ответила подруга. «Пельмени есть?» - спросила я. «Есть…» - ответила хозяйка закусочной. «С мясом?» - уточнила я. А то в Сиане мясные пельмени найти крайне сложно. «Да…» - убежденно ответила та. «Окей, 2 порции…»
    «А пельмешки-то ничего…» - говорит подруга. Я согласно кивнула. Нормальные такие пельмени, как «Дарья» в Москве. Еще и с уксусом дали. «Жить можно…» - согласилась я. В тарелке было десять штук, а едим мы один раз в день. Мужчинам на Хайнане одними пельменями точно не наесться.
    Усталость после «отдыха с китайцами» накатила на нас, и мы легли спать, надеясь, что когда проснемся – жара спадет. «Что-то лежать больновато…» - говорю я. «Немножко обгорела, наверное…» - говорит подруга.
    Вечером, когда мы проснулись, поняли, что обгорели конкретно. «Завтра пройдет…» - надеялась я. Напрасно. Вышли мы погулять по городу. «О, господи, смотри KFC!» - крикнула я Аленке. «Курица форева!» - ответила мне подруга. На Хайнане ЕСТЬ где поесть, потому как KFC целых три штуки, и одна из них на нашей улице. KFC это забегаловка быстрого питания, в стиле русского «Ростикса», только выбор меньше и цены выше. Представьте только нашу искреннюю радость, когда пройдя чуть дальше мы увидели не вдалеке, зазывно горящую желтым буковку M. Буква M представляет собой букву международного языка для всего мира, эта буква начальная в слове Mcdonalds. «Теперь точно с голоду не умрем!» - убежденно решили мы. Хоть в Макдональде едим мы только курицу и молочные коктейли, но жить тут нам осталось не долго. Всего 8 дней. Потому как билетов на двадцать пятое декабря не было, только на тридцатое. Покупка билетов повергла меня в шок – мы спустились на первый этаж нашего «отеля». Там располагалась билетная касса – заказ билетов на самолет по интернету. Как показала практика потом, эти кассы рассеяны по всему Хайнаню – нет нужды ехать в аэропорт за билетами. Билет, как и в первый раз, тоже не был билетом, а представлял собой все туже бумажку с иероглифами и цифрами. Но теперь мы знали, что с ней делать, и это радовало. «А это что?» - спрашивает нас fuwuyuan в билетной кассе, указывая на отчество в загран-паспорте, написанное русскими буквами. «Черт бы его побрал…» - вырвалось у меня: «Это имя моего папы…» - ответила я. «А зачем оно?» - удивленно спросила меня китаянка. «А черт его знает…» - подумала я про себя, проклиная эту дурацкую систему с отчествами. «Это mei guanxi…» - убежденно говорю я, молясь о том, чтобы прокатило. «Хорошо, тогда вот ваши билеты…» - мы с подругой выдохнули с облегчением. И так мы застряли на Хайнане на 8 дней, вместо 4, а на всю жизнь в этом городе – увольте. Сиань – это еще ладно, за 5 месяцев он стал для меня почти родным, а вот Хайнань – с их странным говором, который вгонял меня в депрессию по первости: «Дзунго» вместо «Джунго»(Китай). С их странным поведением: постоянными «Hello!» на улицах. С их странной религией: вот где точно секта так секта, я до сих пор не разобралась, во что же на самом деле верят китайцы. На Хайнане в разных забегаловках, домишках, магазинчиках обязательно есть местечко для алтаря – две свечи, причем электрические, и изображение какого-то неизвестного мне божка, которое они окуривают ароматическими палочками, достаточно отвратительного запаха. «Какой-то культ вуду…» - злобно сказала я. «Именно…» - согласилась подруга.
    Следующим утром мы снова пошли на пляж. Ведь русская пословица гласит: «За что уплочено, то должно быть проглочено». Примерно с такими же мыслями мы и шли на пляж, по знойному солнцу, которое наводило на нас только одну мысль: «Мороженое за 1 юань…». И это не шутка! В Китае есть и такое, и, кстати, очень даже вкусная вещь. В первый день «отдыха по-русски», мы очень испугались, что солнце больше не будет, поэтому так сильно перезагорали, но кто ж знал, что все оставшиеся 8 дней солнце будет палить, как сумасшедшее. Но мы все равно не отказывали себе в море, солнце и мороженом, потому как у нас-то в Сиане на тот момент было минус двадцать холода.
    На пляже к нам подсел мужчина из России. Он приехал на Хайнань на 6 дней, остановился в гостинице с видом на море. По-китайски, конечно же, он не говорил. «Принесло на нашу голову…» - злобно сказала подруга. Я согласно кивнула. В Москве мы с Аленкой учимся на переводчиков, а бесплатно переводить мы не нанимались. Итак, за образование каждые полгода деньги в деканат носим. «И что его принесло в Китай на отдых-то? Да еще и без языка…» - удивлялись мы с подругой. Видимо, так же, как и всех остальных европейцев – Турция надоела. Мужчина сказал, что был уверен, что в Китае все говорят на английском. Мы с подругой только ухмыльнулись, так как у большинства китайцев знание английского ограничивается словами «Hello» и «Money». Конечно же, как только он узнал, что мы говорим по-китайски, сразу же начал расспрашивать, где мы кушаем, куда мы ходим. А мы еще не так уж соскучились по русскому языку и своим согражданам, поэтому мы вежливо сослали его к Мао в мавзолей. Нам, конечно, было жалко дядечку без знания языка, но портить себе отдых общением с третьим-лишним нам не хотелось, тем более, что первые четыре дня отдыха были уже безнадежно испорчены.
    «Laoban, мы бы хотели купить комнату еще на 4 дня?» - попросили хозяйку гостиницы мы. «Через 2 дня приходите – поговорим…» - ответила женщина, добавив, как всегда, что мы «очень красивые, очень умные и хорошо говорим по-китайски».
    «Никита звонит!» - крикнула мне Аленка из комнаты. Никита – это наш одногруппник, который постоянно о нас волнуется. Аленка разговаривала с ним по телефону, а я застирывала свою белую майку, на которую я прошлой ночью капнула шоколадным мороженым. Пятновыводителей в этой прекрасной стране нет, нормальных порошков – тоже, а стиральные машинки отстирывают хорошо только вещи, купленные в Китае. «Ну, что сказал Никита?» - поинтересовалась я. «Я не могу с ним разговаривать!» - посетовала подруга: «С этим русским языком у меня языковой барьер… Только что с laoban по-китайски говорили, а потом Никита позвонил… Тяжело перестроиться…» - я ее очень хорошо понимаю. 5 месяцев в Китае и мой английский равен нулю, 5 месяцев в Китае и мой русский равен единице. Между собой общаемся только элементарными бытовыми фразами, а язык «Пушкина и Толстого» потихоньку вытесняется из моей головы языком «Мао и Конфуция».
    «О, смотри европейцы!» - сказала мне Алена, когда я стояла в очереди купить сахарный тростник. Это такая на вид совершенно не съедобная палка, которая на деле оказалась очень даже ничего – откусываешь от палки кусочек, жуешь его, а потом выплевываешь, а во рту остается приятный сладковатый вкус. Короче, еда для анорексиков, которые очень любят сладкое, но есть его не могут. Женщина из России пыталась купить килограмм мандаринов, не зная китайского языка – смех сквозь слезы. Она показывает на пальцах «один», китаянка кивает и насыпает ей тот самый «один», который она просила. Русская смотрит и не понимает, почему китаянка ей насыпала вместо килограмма мандаринов полкило. Ответ прост – вся загвоздка в том, что в Китае «один» означает «yi jin», то есть полкило, а в России «один» это килограмм. Так что чтобы купить килограмм мандаринов, женщине надо было просить у китаянки «yi gong jin», то есть «целый килограмм». Вот такая вот разность менталитетов. У китайских торговцев есть даже свой язык жестов – 1, 2, 3, 4 и так далее, совершенно отличный от европейского, так что будьте осторожны, показывая в Китае что-то на пальцах. «Насыпьте ей килограмм мандаринов!» - говорю я по-китайски. Китаянка обрадовалась, что хоть кто-то говорит на родном ее языке и исправила ошибку. «Говорите по-китайски?» - спросил мужчина, который сопровождал русскую женщину. «Да…» - просто кивнула я, надкусывая свой сахарный тростник. «А что вы тут на Хайнане делаете?» - спросила женщина. «Отдохнуть приехали…» - ответила Аленка, доедая вареную кукурузу: «Мы живем в соседней провинции, в Сиане…» - сказала подруга. Русские переглянулись, видимо, пытаясь понять, зачем нам нужен в жизни китайский язык. Это, кстати, самый распространенный вопрос, после того, как ты говоришь, что учишь этот язык. Очень тяжело объяснить человеку, не имеющему отношения к Китаю, ЗАЧЕМ действительно я его учу. Поэтому мой вечный ответ на этот вопрос: «А просто так». Это в лучшем случае, в худшем – в мавзолее Мао всегда рады гостям. «А где вы едите?» - спросил нас мужчина. «В Макдональдсе, конечно…» - ответили мы с Аленой в один голос. Они с интересом покосились на двух тощих красоток – блондинку и брюнетку, которые с искренней любовью в голосе, говорят «МакДональдс». Они же не знают, что кроме курицы мы там ничего не едим. «А на улице не едите?» - переспросил мужчина. «Не едим, и Вам бы не советовали…» - сказала Алена. «А мы вот поели – так вкусно…» - сказала женщина, с излишней самоуверенностью. «Вечером вы измените свое мнение…» - сказала себе под нос Алена. «Удачи Вам в Китае!» - улыбнулась я, и мы с подругой пошли прочь от ничего не понимающих в китайской жизни русских. Очень комично смотрелось со стороны, как две девятнадцатилетние девчонки учили жизни двух взрослых людей.
    «Ален, ты прикинь, моя майка пропала!» - за окном болталась пустая вешалка, на которую я повесила свою белую майку. В этот день было достаточно ветрено, поэтому с моей стороны было опрометчиво вешать майку на вешалку за окно. Под окном ее так же не было. «Ну что ж… Это лишний повод сюда вернуться…» - засмеялась подруга. «Если только с родителями…» - покачала головой я.
    Через два дня мы пришли оплачивать комнату. «Ваш гид мне сказал, что вы въезжаете только на 4 дня…» - развела руками наша laoban: «Дешевых комнат по 140 юаней больше нет, поэтому с вас 160…» - «Окей…» - ответили мы, отсчитывая плату до 29 января.
    «Опять на пляж?» - спросила меня подруга. В ее голосе энтузиазма было еще меньше, чем отразилось на моем лице, когда я услышала вопрос. За эти два дня наше положение усугубилось – все тело начало шелушиться от загара, передвигались мы со слезами на глазах, потому как ноги были обожжены до невозможности. Кто же знал, что в Китае культ белой кожи? Кто же знал, что купить крем от загара здесь невозможно? Если представить китайский идеал красоты с огромными голубыми линзами на пол глаза, с выбеленными волосами, нарощенными ресницами и белой-белой кожей, то девочка из ужастика «Звонок» по сравнению с этим существом будет просто королевой красоты.
    В Китае есть замечательная традиция – воровать вещи на границе. Эти ворованные вещи продаются на ночных рынках. Вот на такой вот рынок, гуляя в один из дней по Санье Вань, мы с Аленкой и наткнулись. Джинсы Guess 250 рублей, Gucci 300 рублей – паленые или нет, точно сказать не могу, потому как на улице было темно и швы разглядеть мне не удалось. Китайцы же сами без примерки и осмотра товара берут пары по три за такую цену и радостно их потом носят. Мне кажется, что с каждым китайцем в детстве проводят воспитательную беседу, которая оказывается отправной точкой в становлении личности молодого человека. Темы этой беседы касаются внешности – не дай бог высокий рост или излишний вес (китайцы поражают европейцев своей худобой, а еще больше поражают тем, КАК и ЧТО они при этом едят. Очень известная в Сиане булочная Maky Bakery – самое любимое место для китайцев. Не однократно видела девушек модельной фигуры, выходящих из этого места с огромными пакетами мучных изделий); размер ноги (самый распространенный в Китае женский размер ноги – 36-37. Если ваш размер ноги меньше и вы европеец, то продавцы все равно будут упорно подсовывать вам эти два ходовых размера. Мой размер ноги 34, так мне просто не верят, пытаясь продать мне 36. Найти нормальную обувь в Китае крайне сложно, поэтому лучше везти все с собой. Но если на маленькую ножку еще хоть как-то можно что-нибудь купить, то человеку с размером ноги от 39 это вообще не реально. Особенно женщине – придется покупать мужские кеды.). После этой воспитательной беседы каждый молодой китаец уясняет себе раз и навсегда установленные партией параметры и придерживается их всю оставшуюся жизнь.
    На ночном рынке так же продавались сумки, украшения, футболки и прочая одежда. Цены достаточно дешевые, поэтому грех был не зайти прикупить что-нибудь. Только я начала рассматривать футболку, на которую, чтобы мне было лучше видно продавец светил фонариком, как я услышала сакраментальную фразу “gong’an lai le”, и рынок моментально куда-то исчез. Эта фраза переводится как: «Приехала полиция». Торговцев как ветром сдуло, видимо, сказывается многолетний опыт работы в такой области. За две-три минуты продавцы покидали в сумки вещи и побежали ловить такси. Вот так от меня убежал ночной рынок на Хайнане…
    На пляже мы все-таки появлялись каждый день. Еще бы, мы отдали столько денег за билет ради того, чтобы позагорать и поваляться на пляже, поэтому даже в нашей плачевной ситуации на пляж мы все равно приходили. С нами по-прежнему все желали сфотографироваться. Некоторые спрашивали разрешения, а другие просто вставали рядом и фотографировались. Наверное, это все потому, что на всем пляже мы с подругой были только две европейки. Китаянки приходят на пляж закутанные и самое раздетое место у них это лицо, мы же с подругой в открытый и красивых купальниках привлекали взгляды всех представителей мужского и не только пола. У меня вообще плюс к открытому купальнику еще и пирсинг в пупке и татуировка внизу живота в виде ярко-розового зайчика плейбой. Вот я однажды я в таком виде лежу на пляже, лицо намеренно прикрыто полотенцем, чтобы больше не обгорать, а вокруг меня собрались мужики на рикшах – сидят и обсуждают мою татуировку, ласково называя ее “xiao tuzi” (маленький кролик). А потом кто-то, не стесняясь, подошел ко мне и начал фотографировать отдельно взятые части тела. Спрашивается, зачем человеку фотографии европейки с полотенцем на лице? Единственное, чем я оправдываю этих людей, тем, что они китайцы – этим все сказано.
    Вечером мы пошли гулять по городу – погода была хорошая, тем для разговоров было много. Мы сами не заметили, как заблудились. Дошли до моря, посмотрели на горы. Немного не по себе, когда в темноте над тобой нависают эти исполинские возвышения, а ты стоишь совсем рядом. Пять часов мы пытались выйти на ту улицу, по которой можно было дойти до нашей гостиницы. Два раза мы тормозили таксистов, показывая им визитку нашего отеля, даже с нарисованной сзади картой – они махали на нас рукой и уезжали, отвечая на это: «Wo bu zhidao lu» (Я не знаю дорогу). Пришлось самим ориентироваться в незнакомом городе в 12 часов вечера по названиям улиц, написанных на перекрестках. В итоге, после 5 часов блуждания по центру города, нужная нам улица сама нашла нас на светофоре, и мы радостно добрались до отеля, усталые, но счастливые. Если учесть, что все эти пять часов я таскала с собой тяжеленный пакет с босоножками, то очень легко представить мои ощущения. Я уже писала выше о том, что мой размер ноги далек от стандартов, поэтому я покупаю обувь везде, где только могу найти что-то более-менее подходящее. Вот и с Хайнаня я везла босоножки.
    «Достало меня все…» - утром сказала я Аленке: «Пойду постригусь!». Уже год я отращиваю волосы, чтобы наконец-то из черного цвета вернуться в натуральный темно-русый. Вот я и решила, что надо постричься, чтобы процесс возвращения к натуральному цвету шел быстрее. «Может не надо?» - переспросила меня Аленка. Но я твердо решила сделать это.
    В первой попавшейся под руку парикмахерской я наткнулась на шайку гоблинов. Отвратительные внешне китайцы и китаянки, с окровавленными ртами (как потом оказалось, что это была не кровь, а какие-то ягоды с красной мякотью, которые китайцы с Хайнаня очень любят есть. Я же сделала наблюдение, что едят эти ягоды в основном китайцы-буддисты, как мы их назвали про себя «китацы-платочники», потому как их женщины постоянно ходят в платках) и злобными глазками, они приглашали меня войти внутрь. Конечно же, именно в этой парикмахерской мне и приспичило постричься. Мыли мне голову водой из пластиковой бутылки – наивные люди решили, что мои пышные и кудрявые волосы возможно промыть таким образом. Потом они отчаялись, потому что извели на мою голову 5 бутылок воды, но без толку, китаянка-парикмахер все-таки отвела меня к ванне. «Как ты хочешь подстричься?» - спросил меня китаец. «Коротко…» - отвечаю я. «Но это будет не красиво…» - расстроился он. Дело в том, что у меня очень кудрявые волосы, а в Китае культ очень прямых волос. «Может тебе выпрямить волосы?» - спросил меня китаец. «Нет, спасибо…» - злобно ответила я, в тайне глумясь над наивностью бедного парикмахера, ведь, чтобы выпрямить мои волосы надо убить на это целый день и то, результат будет до первого мытья головы. Мой друг как-то сказал, что мне бы пошли прямые волосы, и что в Китае мне стоит это сделать, потому как независимо от длины волос цена стандартная – 100 юаней (500 рублей). «Ты же русский человек! Надо хоть раз в жизни совершить какой-то безбашенный поступок!» - говорил мне друг. «Хватило того, что я сделала себе здесь татуировку…» - ответила ему на то я. Кстати, татуировка в один коробок, полностью закрашенная розовым цветом стоила мне 100 юаней.
    «Может, сходим куда-нибудь вечером?» - спросил меня парикмахер, улыбаясь. Эта улыбка почему-то меня испугала. «Нет, спасибо. Wo you nan pengyou…» - (у меня есть парень) – ответила ему я, мысленно вспоминая солиста группы «H.I.M» Вилле Вало и сравнивая его внешне с этим китайцем. Вилле выиграл, поэтому я отказалась. То, что получилось у меня на голове после нашествия китайцев трудно назвать идеальной прической – что-то среднее между Жанной Фриске, Холли Берри и Марлой Зингер из «Бойцовского клуба», но мне понравилось. Так что я отдала ему 30 юаней, и мы с Аленкой пошли домой. «Мне кажется мою прическу портит обожженное лицо, ты не находишь?» - спросила я подругу. Та промолчала, потому как темы лиц мы старались не затрагивать – у обеих были с ними проблемы. Мы мечтали о мягком детском креме или же о коричневом тональнике.
    Вечером мы снова пошли гулять. На Хайнане вечерних развлечений не так-то много – ни кинотеатра, ни ночных клубов мы не нашли, так что кроме как гулять вечерами заняться было больше нечем. Китайцы же по вечерам развлекают себя едой. К вечеру открываются xiao chi (закусочные) по всему городу, и довольные очередным приемом пиши жители поднебесной сидят на улице за столиками и радостно уплетают за обе щеки вкусные и не очень вещи. У нас в Сиане, например, вечерами на улицу выезжают тележки, от которых за километр пахнет плесневелым сыром в купе с нестиранными месяц носками. Это dou fu (соевый творог). Если учесть, что второй иероглиф – fu переводится как «разлагаться, разложение», то нетрудно догадаться по какой причине от этого «блюда» исходит такой «аромат». Из тех русских студентов, которые приехали в этом году вместе со мной никто так и не решился попробовать это чудо-блюдо, потому как одного запаха достаточно, чтобы на всю жизнь отвратить человека от приема такого рода пищи внутрь. На Хайнане же доуфу не так уж популярно. Хоть там мы отдохнули от этого вечного тухлого запаха.
    Мы с Аленкой шли по вечернему Хайнаню и ничего не предвещало никакого разнообразия. Пока случайно на перекрестке мы не встретили одну светловолосую девушку. Она окликнула нас по-русски, чему мы крайне удивились, потому как в Санье Вань, как я уже писала, русских было крайне мало, не то, что в Дадунхае. Светловолосая девушка представилась Таней. Она жила в Москве с мужем-китайцем и двумя детьми, а на Хайнане жили его родители. Таня предложила нам съездить в Дадунхай в русский бар «С.С.С.Р.», где можно было выпить и потанцевать. Мы не отказались, хотя ввиду наших ожогов от загара лучше было бы остаться дома. Пока мы искали банкомат, чтобы снять деньги, Таня рассказала нам страшную историю о том, как воруют в Китае деньги и мобильные телефоны – нагло и не напрягаясь. Тебя толкают, извиняться, предлагают помочь, и пока ты стоишь и улыбаешься «спасителю», он обчищает твои карманы или сумку. В Китае вообще деньги лучше класть в разные места, чтобы, если вдруг часть денег украли было на что доехать до дома. Мобильный телефон лучше купить по дешевке в Китае на время пребывания, потому как европейские марки мобильных лучше не носить с собой – они вызывают слишком много интереса и ажиотажа со стороны местного населения, которое zhende (настоящий) самсунг или нокиа видели только по телевизору. Я приехала в Китай с сенсорным самсунгом, который еще ко всему прочему и раскладной – такой мобильный в Москве-то не найдешь, потому как он был выпущен ограниченной серией, а в Китае – тем более. В Китае я телефон покупать не стала – он мне без надобности, а мой самсунг лежит теперь дома и используется только как будильник, хорош будильник за 15 тысяч рублей.
    «А что ты без мужа?» - спросили мы Таню, когда приехали в бар. «Да ну его…» - ответила девушка: «С ним скучно…». Это мы и сами поняли, потому, как китайские представители сильного пола крайне отличаются от европейских. Они в ночные клубы ходят не танцевать, а пить, в тренажерный зал, чтобы поболтать и посмотреть на европейских девушек. А напиваются жители поднебесной быстро. Какая там русская водка, если после пива они уже не стоят на ногах. А пьющие китаянки – это вообще плачевное зрелище. В Сиане есть один ночной клуб «Salsa», мы постоянно тусовались там, пока были в Китае. Бедный женский туалет этого клуба рассказал бы столько историй о том, как кого и где тошнило. Китаянки танцуют мало, еще бы, так напиваться – не до танцев. Поэтому все мужчины-китайцы восторженно смотрят на европейских девушек, стараясь как можно чаще и наглее «прикоснуться к прекрасному». После моих танцев в клубе мужчины китайского происхождения приходят домой в синяках, потому как моя жизненная позиция: «Смотреть – смотри, а если руками, то останешься без них…». А что делать, когда ты в Китае одна, а любителей европеек полно. Если можно было всех мужчин-китайцев переправить в Россию, а всех русских парней в Китай, то было бы, наверное, вселенское счастье. Потому как китайцы бы были в восторге от русских девушек, а русские парни в свою очередь от китаянок. Может и генофонд укрепился бы. Но только вот не все русские девушки так уж хотят встречаться с китайцами. Да и тем более, это не так-то просто. Особенно если учесть, что в Китае сейчас идет своеобразная тенденция равноправия. Моя преподавательница по-китайскому рассказывает, что не раз видела, как китаец бьет свою девушку по лицу, и она отвечает ему тем же. Для них это в порядке вещей, а европейскому человеку это дико.
    А вот Таня не побоялась выйти замуж за китайца, и я очень надеюсь, что она счастлива в этом браке. Мы приехали в бар – там было разнообразие родной русской кухни: блины, пельмени, оливье… Я заказала блины и виски с колой. Блины мне не понравились, видимо, организм уже отвык от русской еды, а вот коктейль был очень даже ничего. Напротив нашего столика стоял еще один, за ним сидели русские. Я поняла, что я очень отвыкла от своих соотечественников. На лицах девушек за столиком так и читалось: «Я самая богатая, значит, я самая красивая…», и спутники были под стать им. После «простой жизни» в Китае смотреть на то, как европейцы что-то из себя лепят крайне комично. Одна из девушек была прямо-таки эталоном красоты для русского парня: выбеленные волосы, перезагоравшее в солярии лицо до состояния йодной сетки, силиконовая грудь и розовая майка с джинсами. Вторая была брюнетка с французским маникюром на нарощенных ногтях. А третья была чуть моложе своих подруг, она не расставалась со своим айфоном ни на минуту, даже когда ела. Что до нас с Аленкой и Таней, мы были одеты, как люди, которые приехали отдыхать в КИТАЙ и знали, что такое китайская жизнь. Шорты, шлепки и майки. Вы не поверите, но я в своих черных шортах ( правда они были от Дженифер Лопес) и белой майке выглядела намного уместнее и лучше этих трех дам. А главное, что мне ничего не мешало танцевать под живую музыку. Я, человек, который слушает рок в стиле H.I.M и Marilyn Manson, никогда не думала, что буду танцевать под русский шансон. Но дело не в музыке. А в настроение, которое в этот вечер было отличное. Таня оказалась очень не плохой девчонкой, веселой и общительной. Так что этот вечер был очень хорош. В «С.С.С.Р.» баре был очень прикольный русский официант Денис. Хорошо запомнился один случай: у меня сломалась зажигалка, а в баре купить было нельзя. Денис подошел и починил ее. Таня его спросила в шутку: «Ты что, механик?». На что Денис ответил: «Нет, мужик…». По больше бы нам вот таких мужиков, цены бы не было России. К часу бар закрылся, Таня поехала продолжать вечер в скай-бар. А мы с Аленой решили вернуться домой. Таня посадила нас в такси. Таксист как всегда заломил цену до 35 юаней. Таня обняла его и сказала: «25 юаней…». Таксист расплылся в счастливой улыбке, что красивая светловолосая русская девушка обняла его, и он отвез нас до дома за 25 юаней. С этих пор, я теперь тоже обнимаюсь со всеми продавцами и таксистами, чтобы скинуть цену, что самое интересное – помогает.

    «Дорога домой»

    Вот и подошло время лететь обратно домой в Сиань. Последние дни настроение все чаще было плохое, стало скучно, было нечем себя занять. Даже трупы огромных тараканов по углам меня больше не пугали. «Хочу домой… В XiBei…» - страдала моя подруга. Нет бы, чтоб сказать в Москву… Хотя, теперь наш универ XiBeiDaXue (Сианьский Северо-западный университет) стал нам родным домом.
    Наконец-то наступил день уезда. Мы пообедали в Мак-Дональдсе и отправились на такси в аэропорт. Таксист заблаговременно осведомился, какой нам нужен аэропорт: для перелетов за границу или по Китаю. Мы выбрали второй, и нас вместе с нашими чемоданами, выгрузили на входе. Точнее, это были не чемоданы, а один рюкзак и две сумки. Одну из них, мою, конечно же, мы собирали вдвоем и вдвоем же пытались застегнуть. Вспомним, что я везла с собой помимо всех вещей, еще и купленные в Санье Вань босоножки и «инсектицид» – крайне важная вещь, ведь мы совершенно не хотели привезти обратно этих перекормленных тараканов. С последними я снова встретилась утром в день уезда, труп «чудесного» насекомого я нашла в душевой. Правда, когда мы пришли после обеда забирать свои вещи из номера, то таракана там уже не было – все было убрано, аккуратно разложено. «Все для гостей» - был девиз этой гостиницы. Только там еще надо было подписать «совсем», чтобы полностью отразить всю философскую подоплеку этого девиза, имея в виду прокуренные шторы, отсутствие горячей воды и тараканов.
    На этот раз мы все-таки сидели в нужный нам аэропорт, что нас крайне удивило. «Не уж-то жизнь налаживается?» - радостно спросила меня подруга. Отнюдь, потому как мы просто не могли улететь без эксцессов. В Сиане, куда мы летели, на тот момент было холодно, поэтому мы пошли переодеваться в теплые вещи в туалет. И если моя подруга все-таки зашла в кабинку, то я, совершенно не стесняясь посторонних китайских мужчин, переоделась прямо там, ловя на себе завистливые взгляды китаянок относительно моего пирсинга в пупке. В Китае сделать пирсинг где бы то ни было, кроме как в ушах практически невозможно. Зато татуировки – это на каждом шагу. Тату-салоны распространены так же, как и маникюрные. Но делать их лучше у проверенных мастеров, потому как часто качество китайских тату соответствует их низкой цене.
    А те самые эксцессы начались, когда я прошла таможенный контроль. «Откройте, пожалуйста, вашу сумку…» - сказал мне работник таможенной службы по-китайски. Мое сердце ушло в пятки, вспоминая фильм «Дневник Бриджит Джонс», где главную героиню задержала полиции на выезде из Таиланда, потому как у нее в сумке нашли наркотики. Я открыла сумку. Таможенник с совершенно серьезным видом достал из моей сумки… Угадайте что? ИНСЕКТИЦИД! «Это провозить нельзя!» - строго сказал парень. Моему возмущению не было предела, я кричала, вопила, и чуть ли не рвала на себе волосы, потому как где бы я в Сиане в 3 утра искала этот чудо-аэрозоль. На мое счастье, у компьютера сидел другой таможенник, который с умным видом произнес такое понятное и интернациональное слово «багаж». Я воссоединилась со своим инсектицидом, и, чуть не плача от счастья, побежала сдавать сумку в багаж. Там была огромная очередь, но я, как истинный русский человек, ворвалась в эту очередь, расталкивая всех локтями и с воплями «Wo ting bu dong» (я ничего не понимаю), договорилась с таможенником, чтобы сдать вещи в багаж. После этого я увидела очередь на посадку, которая была вдвое длиннее, чем эта, и поняла, что мои 157 сантиметров роста там просто затолкают. Но и тут инстинкт халявы русского человека меня не подвел – я неспешным шагом двинулась к вип-входу, показала таможеннику свой билет, он улыбнулся мне и пропустил. Мы наконец-то воссоединились с подругой, и присели на кресла в ожидании самолета. Самолет опаздывал. Точнее, может и не самолет, но автобус, который должен был довезти нас до самолета, точно опаздывал. Я ужасно хотела пить. А еще передо мной стоял какой-то не очень опрятный китаец, от которого неприятно пахло. В теплых вещах было очень жарко. С опозданием на 10 минут автобус все-таки соизволил прибыть. Стюардесса самолета кричала на всех, чтобы мы поторапливались. Я наконец-то села в кресло и расслабилась. Но, не тут-то было. Рядом со мной сидела китайская пожилая семейная пара, которая, громко чавкая, поедала жареные каштаны и бананы. Мой желудок издал жалобный урчащий звук, но я успокоила его тем, что через полчаса принесут еду. Рядом же с моей подругой сидела молодая китайская парочка, которая всю дорогу жевала булки и смотрела мелодраму по ноутбуку. Еду не принесли ни через полчаса, ни через полтора, ее вообще не принесли. Мало того, в этом замечательном самолете даже вода была платная – 10 юаней (50 рублей) бутылка. Я плюнула на «попить» и заткнула уши плеером. Не летайте по Китаю СС-авиалиниями, ведь мы отвалили за билет такие деньги, чтобы умирать от жажды и голода на борту самолета. Две первые буквы названия говорили сами за себя, я чувствовала себя узником Освенцима среди всех этих китайских «товарищей». А сами же китайцы как будто знали, что кормить не будут, и пронесли на борт целую кучу еды.
    За полчаса до прилета, китайцы начали переодеваться. Запах ног повис в воздухе. В туалет сходить не было возможности, потому как там постоянно кто-то находился. Какая-то пожилая китаянка случайно задела меня локтем по голове, но я была настолько злая, что готова была выбросить ее за борт. Она же улыбнулась мне и извинилась. На что, на мое горе, я имела неосторожность ответить ей по-китайски: «Ничего страшного». Что тут началось… Китайцы переполошились, это было похоже на пчелиный улей, когда туда лапой лезет Винни-пух за медом. Им просто видимо было невдомек, что девушка, летящая из одной китайской провинции в другую, может говорить по-китайски, а что самое невероятное – еще и понимать, что ей говорят. Тут же мой сосед-китаец встрепенулся и начал закидывать меня стандартным набором вопросов среднестатистического китайца иностранцу: «Откуда ты? Сколько лет? Чем занимаешься? Где учишься?». Не среднестатистические, более европеизированные китайцы говорят иностранцу: «You’re so sexy». Потом он начал пересказывать, все, что я сказала своей даме сердца. Я сидела и покрывалась красными пятнами от стыда, что все вокруг показывают на меня пальцем и шепчутся за спиной.
    Из аэропорта до такси мы бежали бегом, потому, как на улице было холодно. Аленка, исстрадавшаяся по молочным продуктам, побежала в ближайшую палатку 24 часа и купила себе йогурт. Мы вернулись в родной Сиань перезагоревшие, но счастливые, что мы снова дома.
    Дойдя до своего номера, мы не как все нормальные люди покидали вещи и легли спать, мы пошли эти вещи стирать, дабы никакие насекомые не портили нам дальнейшее существование. Мы пробрызгали сумки «инсектицидом». Мы заняли стиральные машинки на всех этажах. Наша комната напоминала гримерку в театре, после того, как мы вывесили вещи сушиться.
    Отошли мы от поездки только к концу февраля, когда обожженный загар сошел, уступая место хорошему коричневому загару. Но хоть поездка была и не без «косяков», но мы все равно остались довольны.
    «Хочешь отдохнуть – езжай в Турцию, хочешь острых ощущений – езжай в Китай…». Но ведь не каждый человек может похвастаться тем, что был в Китае? Я могу!

    ***

    Китай. Сиань, 2010.

    вики-код
    помощь
    Вики-код:

    Дешёвый перелёт по направлению Санья
    сообщить модератору
    • Derini
      помощь
      Derini
      в друзья
      в контакты
      С нами с 5 июл 2011
      16 окт 2011, 08:41
      удалить
      Прикольный рассказ ))
    • 7otya7
      помощь
      7otya7
      в друзья
      в контакты
      С нами с 6 дек 2011
      7 дек 2011, 01:57
      удалить
      Много текста, а пользы- 0)...
    Наверх