Стокгольм

Стокгольм

LAT
  • 59.33249N, 18.06479E
  • Я здесь был
    Хочу посетить

    421 заметка,  311 советов по 243 объектам,  11 813 фотографий

    помощь Подписаться на новые материалы этого направления
    Вики-код направления: помощь
    Топ авторов Стокгольма помощь
    Все авторы направления
    3
    Annataliya
    помощь
    в друзья
    в контакты
    С нами с 14 мая 2009

    Швеция изнутри

     
    2 февраля 2011 года 25923

    Эта заметка является частью дневника «Финляндия и Швеция: осень в краю северных сияний»

    В Стокгольме, кроме музея Нобеля, о котором я уже рассказывала, мы посетили еще три музея - "Скансен", корабль "Васа" и Юнибакен. Все три музея находятся примерно в одном месте - на острове под названием Юргорден. Но посещать их в один день мы не стали. Начитавшись, что, например, только Скансен требует на осмотр, как минимум четырех часов, мы решили после раннего обеда в Стокгольме осмотреть его, а остальные музеи перенести на другой день. Так и сделали. Как говорится, ничто не предвещало беды, и кто бы мог подумать...

    На Юргорден мы отправились на теплоходике. Эти рейсовые городские катера курсируют как бы по кругу и останавливаются у большинства островных достопримечательностей или других интересных объектов.

    Мало того, что плавать на них приятно, так еще оказалось и очень удобно. До Скансена мы добрались буквально за десять минут, в то время, как на трамвае туда бы ехали не меньше двадцати. Правда, на кораблике мы плыли одни, и наш капитан решил, видимо, продемонстрировать нам свою удаль, а, может, просто ему самом было прикольно так резвиться. В общем, завидев какой-то проходивший мимо паром, он направил свой катер прямо вместе с нами ему наперерез и свернул, когда до парома оставалось не меньше пяти метров. В это время я сидела внутри, а Антошик фотографировал что-то с палубы. Вернулся с выпученными глазами и начал рассказывать, в каком шоке был он сам и пассажиры того парома. Надо сказать, что я и сама была в шоке, хотя и не видела маневра во всей его красе.

    Но до Скансена мы доплыли вполне нормально.

    Теперь о Скансене, хотя о нем, наверняка, знают все, кто хоть раз побывал в Стокгольме или планировал туда поехать и хоть что-нибудь читал. Посетить Скансен рекомендуют абсолютно все путеводители и ставят его на первые места в топы самых обязательных стокгольмских достопримечательностей. Это - своего рода музей под открытым небом, куда свезены деревянные и каменные постройки 18, 19 и начала 20-ого веков со всей Швеции. Кроме того, здесь есть парк и сад роз, фуникулер, аквариум, ферма и зоопарк. Но от наших, привычных подобного рода музеев Скансен отличается тем, что он интерактивный. Буквально в каждом домике сидят тети и дяди, одетые в старо-шведские и соответствующие образу костюмы, все рассказывают, показывают и дают потрогать. Так, например, в Скансене есть булочная-пекарня, где можно увидеть, как печется хлеб, и испечь самому булочку, есть аптека, где можно самому приготовить лекарство (я со своей любовью к медицине это особенно хотела), есть типография, где можно узнать, как печатаются книги, стеклодувная мастерская и прочее-прочее-прочее. Измыслил сий музей швед по имени Артур Хазелиус в самом конце 19 века. Сначала здесь были представлены лишь интерьеры крестьянских изб, а также куклы в национальных одеждах в натуральную величину. Но постепенно музей развивался и развился до того, каким мы можем видеть его сейчас. Кстати, сам Хазелиус похоронен здесь же, в Скансене.

    Разумеется, так как Скансен - музей номер один в Стокгольме, да и в Швеции в целом, приходят знакомиться с его экспозициями все от мала до велика. И мы видели, как оттуда выходила даже детсадовская группа где-то из десяти малышей, одетых, как и полагается для безопасности, в яркие желто-зеленые жилетики - картина была просто маслом. :))

    В Скансен мы вошли со стороны главного входа, благополучно получили билеты, великолепный путеводитель на русском языке, получили парочку буклетов и услышали подтверждение, что пришли мы вовремя, так как Скансен зимой (сентябрь, в котором были, здесь тоже относится к зиме) работает до 17 часов, а сейчас было только 14.30. В общем, не четыре часа, как у тех, кто нам советовал, а 2,5, но мы, как нам казалось, имели достаточно времени, чтобы проникнуться не меньшими восторгами, как и все прочие посетители этого музея.
    Скансен поделен на несколько секторов, один из коих - это Городской квартал как раз с булочной-пекарней, аптекой и прочими мастерскими, которые нам хотелось посетить. Туда-то мы и отправились в первую очередь.

    Первой на нашем пути оказалась стеклодувная мастерская. Дверь в нее была открыта, но внутри никого не было, зато висела записка, что мастер ушел на обед и вернется через час.

    Судя по всему, обед у него только начался, и мы решили не ждать, а успеть осмотреть остальные мастерские. Ха-ха! Наивные и чукотские! Все они, за исключением булочной и скобяной лавки, а их в Городском квартале, если быть точной, было 21 (!!!) были закрыты!

    Да-да, все, в том числе, и аптека, и типография, и бакалейная лавка, и обойная мастерская, и гончарная мастерская, и сапожная... Нет, мастера вовсе не отправились обедать, они просто в тот день уже закрыли свои заведения и ушли, несмотря на то, что до окончания рабочего дня у них было еще два с половиной часа, а в Скансене, кроме нас, было полно и других посетителей... В принципе, в скобяной лавке, попросту говоря, в хозяйственном магазине, тоже уже собирались закрываться, и ее хозяйка, лишь увидев, что мы вошли, не стала запирать дверь перед нашим носом, а дала посмотреть нам, что там к чему.

    Да и в пекарне никто хлеб уже не пек, весь процесс давно закончился, хотя на столе еще и были заметны остатки муки.

    Здесь можно было разве что купить у пекаря в высоком белом колпаке уже готовые булочки, что мы и сделали.

    Что ж, булочки оказались бесподобно вкусными. Но разве этого мы ждали от мастерских Скансена? Антошик еще держался, а я была крайне разочарована. Получалось, что мы не посмотрели того, ради чего, собственно, специально сюда приехали. А это было очень обидно.

    Мы ушли из Городского квартала. Посмотрели сад роз. Увидели фуникулер, построенный в 1897 году и действующий до сих пор, полюбовались деревянной колокольней, привезенной из Хощё, и панорамой Стокгольма.

    И пришли к выводу, что не только мастерские в Городском квартале Скансена, но и все прочие места на его остальной территории - избы, церкви, колокольни и т.д. уже тоже были закрыты. Почему? Нам это по-прежнему было не понятно! Это был обычный будний день, солнечный и теплый, и народа, как я уже говорила, здесь гуляло не мало.

    Честно говоря, будь я одна, я бы забила и ушла из Скансена совсем, но Антон убедил меня просто погулять по территории и осмотреть постройки хотя бы внешне. Так, мы прошли мимо не работавшего суконного пресса - деревянного домика рядом с фабрикой по обработке льна. Этот пресс приводился в движение с помощью воды, точнее, небольшого ручья, на котором он стоял. Ткань размачивалась в горячей воды и обрабатывалась прессом так, что волокна сбивались вместе. В результате получалась плотная, гладкая и прочная ткань, кою использовали для пошива одежды. Сий пресс привезли в Скансен из Хэрьедалена. Раньше он там принадлежал сразу нескольким крестьянам, а в другие времена - всей деревне.

    После осмотра суконного пресса мы вышли к саамскому стану.

    Тут стояло несколько хижин того времени, когда саамы вели кочевой образ жизни. Четыре раза в год саамы кочевали с места на место в поисках новых пастбищ для оленей. Лето они проводили на Крайем Севере, а когда наступала осень, то вместе с оленями откочевывали в более южные районы. На зиму они продвигались еще дальше на юг, где было проще найти корм для животных, а с наступлением весны саамы снова отправлялись к северу, на места осенних стоянок. Получалось, что в весенне-осенний стан саамы возвращались два раза в год, и это место было устойчивым пристанищем в их жизни, поэтому именно тут они строили свои постоянные жилища. А жили саамы в чумах, которые покрывали торфом, шкурами и еловой корой.

    Внутри был очаг, а в потолке - отверстие для выхода дыма. Спали там же на березовых ветках. А еще они строили сараи, кои использовали для хранения еды и одежды. Вообще же, если не знать заранее, что есть что, и сначала посмотреть на их чум, а потом на сарай, то, собственно, жилой дом можно запросто перепутать с хозпостройкой. Дело в том, что свои сараи саамы строили из бревен и водружали их на высокие сваи. Таким образом, сарай становился похожим на этакую избушку на куриных ножках. Но на избушку!

    В то время, как чум впечатления избы совершенно не производил. Как раз-таки наоборот, он больше был похож на сарай или погреб.

    Саамский стан в Скансене плавно перетек в олений питомник. В принципе, это было очень логично, ибо куда саамам без оленей? И тут нам свезло. Олени в питомнике бродили по открытому пространству, и если бы даже по каким-то своим соображениям сотрудники Скансена решили бы питомник закрыть, то у них бы все равно ничего не получилось. Олени гуляли, щипали травку, в общем, на них мы насмотрелись очень даже вдоволь.

    Оленей тут было несколько десятков, у многих из них рога были покрыты мягкой шерстью. Но на некоторых эта шерсть висела клоками - дрались, значит. В принципе, в том, что рога у них облезают, нет ничего страшного. Обычно только у молодых оленей они с шерстью, а у тех, что постарше, уже голые.

    Ну, а с оленей начался зоопарк. Признаться, в зоопарке мой гнев маленько улегся. Все-таки животные тут были чудесные. Мы видели диких кабанов и зубров, для которых здесь была оборудована специальная чесалка в виде двух щеток: вертикальной и горизонтальной. Видели молодых лосей. Кучу всяких птиц, включая лесного филина, и даже медведя!

    Вообще, я к зоопаркам отношусь очень негативно, но тут все было устроено на редкость грамотно. У животных практически не было вольеров, то есть они были такие большие и так приближены к их естественной среде обитания, что, по-моему, животные сами не особо понимали, на природе они живут или в зоопарке. :)) А медведи хоть и были огорожены от посетителей высокой пластиковой стеной, но эта стена была прозрачной, и психику медведей нисколько не травмировала.

    Дальше мы попали на Солдатский хутор. Собой он представлял бревенчатую избу, выкрашенную в красный цвет, крыша у которой была для тепла покрыта торфом, и на ней росла трава. Разумеется, изба была закрыта (кто бы сомневался?), но сам по себе Солдатский хутор показался нам очень интересным. Построен он был в 1800 году. Сбоку на избе висела табличка - так называемая ротная доска, где было написано, какому конкретно солдату из какой ротной части был выделен этот дом. А получали дома солдаты вот как. С 1682 года войска в Швеции содержались за счет населения. Несколько ферм объединялись в подразделения, и каждое такое подразделение было обязано полностью содержать солдата. Причем, фермы должны были искать себе солдата сами! Крестьяне ежегодно выплачивали ему небольшую зарплату, а также снабжали жильем, едой и одеждой. При этом, считалось, что солдат должен был сам содержать себя и свою семью, работая на собственном хуторе. Если же он уходил на войну, его жена имела право жить на хуторе и дальше.

    А потом нам опять свезло - мы попали на работавшую ферму. По двору там ходили куры, гуси, утки, бегали по загону поросята с мамой-свиньей, паслись барашки, гуляли лошади.

    Эта ферма была усадьбой из Сконе. Появилась она в 1912 году, и в ней реально жило семейство, состоящее из трех человек: мужа и жены Пера и Бенгты Окессон и их сына Эмиля. Усадьба имела внутренний двор квадратной формы с колонкой посередине. И если из него кто-то входил в дом, то сразу попадал на кухоньку.

    Здесь мне больше всего приглянулась огромная круглая печь. В ней, как выяснилось, семейство варило пиво! Представляете, сколько у них пива получалось после каждой варки? :))

    Единственным местом в доме, которое отапливалось, была горница. Там стояла кровать, на которой спали Пер и Бенгта.

    Эмиль же, несмотря на холодрыгу зимой, спал все равно в неотапливаемой комнате, которая так же служила комнатой для батраков. Да-да, такие были нравы в начале 20 века! Впрочем, дикость нравов касалась не только детей. Например, шведским женщинам в те времена полагалось есть стоя. Поэтому в усадебной столовой за обеденным столом всегда стояло только два стула - для Пера и Эмиля. Вот такая дикость!

    Потом мы попали в деревенскую школу Вэла, и она тоже работала! Ура! Это было небольшое одноэтажное здание с единственным классом, в котором также размещалась квартира учителя.

    В 1842 году правительство Швеции издало указ о всеобщем школьном образовании, по которому образование должны были получать все дети без исключения. Так, в каждом уезде появились народные школы с шестилетним обучением. Учили детей христианству, чтению, правописанию, красивому почерку и счету. Самой главной дисциплиной было христианство. Вообще, наверное, потому что целая куча моих родственников - учителя, школы, где бы они не находились, осматривать я очень люблю. А от этой просто обалдела. Представьте себе один единственный класс, где парты с откидными крышками стоят рядами на ступенях, кои возвышаются к концу класса.

    Каждому ученику полагается по грифельной доске, с которой полагается стирать настоящей кроличьей лапкой.

    Рядом с классной доской находится учительская кафедра, а рядом с кафедрой - настоящий действующий орган. И девушка, изображавшая в школе учительницу, нам сыграла на нем одну небольшую композицию.

    В классе настолько светло, что никаких ламп здесь нет, и свет проникает только через окна. Зато у стены стоит камин: чтобы его топить, ученики по очереди ходят за дровами. Ученики носят школьную форму. По крайней мере, головные уборы оригинального покроя - этакие синие береты, у них есть.

    Тут же рядом с классом мы осмотрели и квартиру учителя. Она состояла из двух комнат: учительской, где он принимал посетителей и работал, и спальни-гостиной, где отдыхал, ел и занимался своими делами.

    В общем, школа нас очень порадовала.

    Ну, и чтобы закончить с тем, что было открыто в тот день в Скансене, и что мы осмотрели, как полагается, расскажу еще об Эльврусгордене, ибо он оказался последним из всего, что работало. Эльврусгорден - это типичное крестьянское поместье с Севера Швеции. Состоит он из нескольких зданий.

    В тех краях, откуда они привезены в Скансен, процветало животноводство, так как почвы для нормального земледелия практически не годились. Кроме животноводства, крестьяне занимались лесным хозяйством, охотой, рыболовством и торговлей, главным образом, продажей быков. Зимой крестьяне работали в лесу и ездили на ярмарки, а лето посвящалось земледелию и животноводству. В начале 19 века в усадьбе, подобной Эльврусгордену, насчитывались лошадь, пять коров, пять телят, четыре козы, два козленка, два козла, одиннадцать овец и два барашка. Жилой дом в поместье представлял собой обычную деревянную избу барачного типа. Вход в нее располагался посередине, а внутри налево и направо было по одной жилой комнате. Комната, расположенная слева, считалась общей. В ней над открытым очагом готовилась еда, здесь столярничали и пряли, тут же спала прислуга. Комната справа была парадной. Ее использовали для торжественных случаев и праздников.

    В других зданиях усадьбы находились конюшня, амбар для хранения корма, коровник, дровяной сарай, молотильня, кузница и сауна, которая, правда, больше использовалась не по своему прямому назначению, а для просушки льна.
    В общем, на мой взгляд, как-то совсем не весело жили на Севере Швеции - только и знали, что работали. :))

    Совсем другое впечатление производит, например, усадьба Скугахолм с главным каменным зданием, флигелями, павильонами и даже с фонтаном. Правда, эта усадьба принадлежала уже не крестьянам, а помещику и жили в таких не в Северной, а в Средней Швеции. В жилом доме располагалось больше десяти комнат, включая разнообразные гостиные, праздничный зал, детскую, столовую и спальни. Кухня находилась во флигеле, а готовые блюда, закрытые металлическими крышками, несли в столовую через двор. Согласитесь, не жизнь, а малина в такой пожить? :))

    Еще интересная усадьба в Скансене - это усадьба из Муры. Она, как и Эльврусгорден, тоже крестьянская и состоит из нескольких деревянных домов.

    Самое потрясающее в ней - это "Дом язычника", на первый взгляд, совершенно обычный сарай, каких тут много.

    На самом же деле, это - самое старинное здание во всем Скансене, "Дом язычника" был построен в 14 веке, и на дверях в нем даже сохранились старинные причудливые замки странной формы.

    Кстати, почему сий сарай так называется, мы так особо и не поняли. Но, что касается язычества, то как раз неподалеку от него стоит этакий Майский шест. Дело в том, что в Швеции чуть ли не главным национальным праздником считается День Ивана Купалы, или День середины лета. В этот день поднимают Майский шест, украшенный цветами и зеленью, танцуют вокруг него и водят хороводы. Потом шест остается стоять, и стоит так целый год вплоть до следующего праздника.

    Ну, и наконец, чтобы закончить с увиденными нами деревенскими домами, расскажу еще про один - избу из Чюркхульта. Привлекла она наше внимание тем, что, вообще, больше была похожа на лесной дом какой-нибудь древней старухи из страшных сказок: ее крыша полностью заросла травой, а окошки были такими маленькими и темными, что было странно, что через них в избу вообще попадал хоть какой-то свет. Тем не менее, эта избушка была вполне типичным жилым домом на крестьянском хуторе в 18 веке. Трава на крыше придавала зимой дополнительное тепло, а самое маленькое окно в крыше всего лишь представляло собой старомодную строительную деталь, оставшуюся от тех времен, когда отверстие для выхода дыма было единственным отверстием, пропускавшим в дом свет.

    Переходим к самому интересному. Рыночная улица. Вдоль всей улицы здесь стоят рыночные ларьки, некоторые из которых на колесах.

    На самом деле, Рыночная улица в городах по своему прямому назначению использовалась крайне редко - всего один или два раза в год. В эти дни сельские жители могли приехать сюда, что-то продать и что-то купить взамен, а кроме того, встретиться с жителями других деревень, принять участие в совместных развлечениях, а, порой, даже посватать сыновей и найти женихов для своих дочерей. Оказывается, что до 19 века в Швеции любая торговля за чертой городов была запрещена, и городской рынок таким образом становился единственной возможностью жителям деревень что-то продать и купить. В 1846 году было разрешено открывать торговые ларьки и в деревнях, но только в том случае, если до ближайшего города было не меньше трех миль. И лишь с 1864 года разрешили открывать магазины, где угодно.

    Что же касается Скансена, то тут в начале Рыночной улицы стоит самая потрясающая церковь, которую я когда-либо видела - церковь Сеглура - полностью деревянная, но на гнейсовом фундаменте, выкрашенная в ярко-красный цвет краской и обычной смолой, построенная еще аж в 1730 году. Удивительно то, что эта церковь - действующая до сих пор, и многие шведы приезжают сюда венчаться.

    Конечно же, она была закрыта, но я вычитала, что внутри нее есть одна очень раритетная вещь - церковный шест. Это такая длинная палка, которой церковный сторож будил задремавших во время проповеди прихожан! Ох, как бы мне хотелось на эту штукенцию посмотреть! Я бы ей, если честно, даже дома нашла бы применение. :)) Кстати, до 1855 года в Швеции применялась, так называемая, церковная повинность. Если кто-то совершал какой-то дурной поступок, то подвергался наказанию. У двери церкви находилось "позорное бревно" и место порки. С этим бревном человек должен был сидеть на виду у всех, когда все шли в церковь, и предаваться позору. Место же для порки являло собой шест с железным ошейником. Как происходила экзекуция, я думаю, что можно не рассказывать.

    Еще одно умопомрачающее сооружение в Скансене - это колокольня из Хэллестада. Прежде всего, она поразила нас своим внешним видом. Колокольня самая большая в Швеции, опять-таки деревянная, полностью выкрашена в красный цвет и при этом стоит на длинных тонких деревянных ногах-сваях! Просто атас! Традиционно до 18 века все колокольни тут ставили отдельно от церквей. Так что, пусть эта колокольня и не родная для здешней церкви Сеглура, но стоит она относительно нее очень даже правильно. Но позже шведские власти призвали народ к экономии, и вместо строительства отдельных колоколен к церквям стали пристраивать башни.

    С другой стороны, со словом "атас" в Скансене ассоциируется не только колокольня из Хэллестада. Тут какое здание не возьми, любое будет со своими причудами. Вот, к примеру, огромная каменная башня Бредаблик. Ее построил некий полковой лекарь, который посетил Италию и так впечатлился увиденным, что решил не уступать великим итальянским архитекторам и возвести что-нибудь этакое у себя на родине. Возвел! :)) Причем, с великим замыслом - организовать вокруг башни курорт! Но сами понимаете, климат Швеции очень сильно отличается от итальянского. В общем, лекарь со своими затеями прогорел, но его башню, как большую достопримечательность, ездили смотреть из окрестных городов и сел еще много лет.

    Еще один шедевр - зал Браге. Его стокгольмские пивовары в самом конце 19 века строили, как пивной зал. Но потом они подарили зал Скансену, здесь его перестроили в театр с ареной, и проложили рядом с ним детскую железную дорогу, по которой малыши летом лихо рассекают на паровозах.

    Киоск с Юргордена - маленький и деревянный, а при этом самый старый, сохранившийся до наших дней киоск Стокгольма. Построили его в 1897 году для объявлений и продажи сигарет.

    Мельницы. Их в Скансене мы обнаружили целых три: две Эландские и одну - из Фрэмместада. Самая древняя из них та, что из Фрэмместада. Воздвигли ее в 1750 году.

    Интересна она тем, что внутри нее есть механизм, который позволял поворачивать мельничные крылья на барабане. То есть получалось, что мельницу можно было разворачивать так, как было удобно в данный момент в зависимости от направления ветра. Подул северный ветер - повернули к северу, подул с востока - повернули на восток. :)

    Эландские же мельницы тоже весьма интересны - хотя бы тем, что привезены сюда с острова Эланд. Этот остров - очень ветряный, а потому своими мельницами славился на всю округу. В середине 19 века почти каждое поместье имело здесь свою мельницу, а всего на острове их было около двух тысяч. На мельницах островитяне мололи муку, но занимались этим в основном зимой, когда ветра дули особенно сильно!

    Еще нас порадовала в Скансене почтовая станция начала 20 века, расположенная в частном доме начальника почты.

    И садовые домики. Оказывается, в Швеции в 1910-1940 годах были распространены дачи. Не верите? А вот! :)) В годы Первой мировой войны, а также после ее окончания в городах не хватало картофеля и других продуктов питания. А потому стокгольмские власти разрешили частным предпринимателям разводить огороды. На них выращивали картофель, свеклу, фасоль и другие овощи, а позже, когда жизнь наладилась, цветы и разные декоративные растения. Потом владельцы всей этой "красоты" стали строить небольшие домики, чтобы в них спасаться от неожиданно разразившихся дождей. Домики эти были настолько маленькими, что, если честно, то мне даже представить себе сложно, как дачники в них помещались - два на три метра, не более. Но им, видно, нравилось. :))

    Скансенские садовые домики - как раз такие и есть. Правда, хоть и очень хотелось, но назвать их курятниками, у меня язык так и не повернулся. Уж больно они аккуратные!

    Ну, и, наконец, лабиринт. Он в Скансене тоже имеется. Выложен лабиринт из камней посреди травы и внешне, если не вдаваться в подробности, очень напоминает тот, который можно увидеть у нас на Заяцком острове на Соловках. Но шведские лабиринты к неолиту не имеют никакого отношения. Оказывается, хотя более древние лабиринты и распространены по всей Скандинавии, в 18 веке стало просто-таки модно лабиринты строить, и возводили их у себя в парках очень многие уважающие себя помещики.

    Вот, в принципе, на этом и закончилась наша прогулка по Скансену. Хотя, пока мы шли к выходу из музея, мы еще посмотрели выставленную прямо на улице коллекцию горных пород Швеции, рунические камни 11 века, верстовой столб из тех, что раньше воздвигались вдоль главных дорог страны, чтобы путешественники могли знать, сколько они уже проехали, и сколько денег они должны за пользование конным экипажем (оплата за него проводилась в зависимости от километража).

    Совершенно случайно мы встретили павлинов, коих кормил сотрудник музея. И птиц, похожих на уточек, которые собрались стаей на берегу пруда и уже приготовились к ночевке.

    А в завершение я хочу сказать вот что. Конечно, кто-то может заметить, что мы и так увидели много, и что, в принципе, нам грех жаловаться на то, что большинство объектов Скансена оказалось закрыто. Однако ж, согласиться с этим я не могу. Мы ехали в Скансен, чтобы не только внешне посмотреть на свезенные сюда дома, не только прочитать о них в книге, но и своими глазами увидеть жизнь Швеции изнутри - пусть музейную, разыгранную специально для туристов, но все-таки близкую к той, которая складывалась в стране в 17-19 веках. Увы, своими глазами, за исключением очень небольшого кусочка, мы ее не увидели. И мне до сих пор очень обидно, что так получилось: что, несмотря на рабочий день и кучу времени до его окончания, музейные работники банально забили на посетителей и разошлись по домам, что, когда мы брали билеты, нас никто не предупредил, что уже ничего не работает. Я могла предвидеть подобное у нас в России с нашим-то раздолбайством, но вот от пунктуальных шведов, если честно, не ожидала!

    Ну, и мой совет всем тем, кто собирается посетить Скансен: не повторяйте нашей ошибки и не смотрите на вывешенное повсюду время работы музея, отправляйтесь в Скансен с раннего утра, и я надеюсь, что он произведет на вас такое сильное впечатление, какое действительно должен!
    В Стокгольме мы жили в отеле-корабле "Loginn Hotell", ели в кафе 13 века "Cafe Sten Sture".

    вики-код
    помощь
    Вики-код:
    Выбор фотографии
    Все фотографии одной лентой
    3 фото
    dots

    Дешёвый перелёт Стокгольм на SkyScanner.RU
    сообщить модератору
      Наверх