Суздаль

Суздаль

LAT
  • 56.41358N, 40.44343E
  • Я здесь был
    Хочу посетить

    119 заметок,  129 советов по 106 объектам,  3 385 фотографий

    помощь Подписаться на новые материалы этого направления
    Вики-код направления: помощь
    Топ авторов Суздаля помощь
    Все авторы направления
    5
    Annataliya
    помощь
    в друзья
    в контакты
    С нами с 14 мая 2009

    Звонарь

     
    2 сентября 2011 года 17055

    Эта заметка является частью дневника «Владимир и Суздаль: путешествие с "изюминкой"»

    Вы когда-нибудь были знакомы с настоящим звонарем? С таким, который ежедневно каждый час уже семь лет подряд поднимается на монастырскую звонницу и оповещает оттуда благовестом или другими колокольными звонами весь небольшой городок, простершийся внизу под ногами? С таким, который нашел себя именно в этом деле и не хочет менять его ни на какое другое, даже если это другое более высоко оплачиваемое и престижное? Мы познакомились с ним абсолютно случайно. Александр Леонов - симпатичный молодой человек, совершенно светский, считающий себя, пожалуй, больше музыкантом, чем служителем богу. Впрочем, и Спасо-Евфимиев монастырь, где он работает, расположенный почти на окраине Суздаля и включенный теперь в список мирового наследия ЮНЕСКО, - нынче музей, хотя очень многое сохранилось в нем с тех давних пор, когда он был действующим.

    С Александром мы познакомились очень оригинально. Мы гуляли по монастырю и дошли, наконец, до монастырской звонницы. Она была очень примечательной. Как и сам монастырь, ее начали возводить в 16 веке, потом постоянно достраивали и достраивали, и в конце концов, она стала не виданным по ту пору сооружением, которое даже описать словами не очень-то просто. К обычной в нашем понимании колокольне (на самом деле, это была церковь Иоанна Предтечи и ее-то как раз и возвели в начале 16 века) было пристроено нечто вроде "стены" с башней и с дополнительными двумя пролетами для колоколов.

    Саму башню увенчали часами с боем и назвали часозвоней, а в пролеты повесили колокола, сейчас их там 19. Лично мне так кажется, что даже сами строители, возведшее все это сооружение, слегка прибалдели и поразились своим творением, ибо нигде больше подобного еще не было.

    Так вот, ходили мы вокруг звонницы, ходили, любовались ею, любовались, и вдруг рядом с маленькой дверцей, на которой было написано, что вход внутрь запрещен, увидели объявление, гласившее о том, что за 150 рублей на звонницу подняться все-таки можно, да не просто так, а с экскурсией, где расскажут всё о работе звонарей и покажут, как звучат колокола.

    - Пойдем! - сказал Антон.
    Но я была более скептична.
    - Мы уже тысячу раз поднимались на всякие колокольни и звонницы. Да, красиво, но 150 рублей за виды с верхотуры слишком жирно! - критично ответила я.
    - Но мы же там познакомимся со звонарем, послушаем колокола!
    - С чего ты это взял? Здесь не написано, что звонарь тоже будет. Скорее всего, будет какая-нибудь тетка-экскурсоводша, которая всё и расскажет. Нам оно надо?
    - Да нет же, - продолжал убеждать меня Антон, - как раз звонарь и будет проводить экскурсию. Я уверен.
    - Если вам что-то непонятно, можете у меня спросить, - вдруг раздался голос со скамейки неподалеку от того места, где мы стояли. На ней сидел молодой человек абсолютно обычной наружности, в котором разве что с большим трудом можно было признать работника музея. Но почему-то мы ему поверили и уточнили нюансы.

    - Да, всё правильно, экскурсию будет проводить звонарь. Вы подниметесь на звонницу, послушаете его рассказ, поснимаете сверху все, что захотите, и будете там находиться во время звона. А потом спуститесь.
    - Вот видишь! - радостно воскликнул Антон и пошел в кассу за билетами.

    Когда же мы в нужное время снова пришли к звоннице на экскурсию, то чуть ли не расхохотались в голос. Тот самый молодой человек, который нас консультировал, как раз и оказался звонарем - Александром Леоновым.

    Вместе еще с тремя желающими (кстати, попасть на звонницу можно только в группе до десяти человек, ибо там банально нет места, где разместиться большему количеству народа) мы поднялись наверх. И Александр тут же начал рассказ о звоннице.

    Оказывается, пузомерки существуют не только в наше время, а были всегда. Только, к примеру, в 16-18 веках мерились не кошельками (точнее, не только ими), а еще тем, кто насколько помог какому-нибудь монастырю. И не столько в этом было желания действительно помочь монахам улучшить их условия проживания, хотя и это тоже, сколько надежды на то, что в загробной жизни у благотворителя будет статус повыше и шансов побольше очутиться в раю. Ведь как в православии? Чем больше тебя после смерти вспоминают добрыми словами оставшиеся на земле, молятся за тебя, тем ближе ты к богу и тем лучше у тебя жизнь на том свете. А вспоминать тебя будут когда? Правильно, тогда, когда ты совершишь какое-то полезное для других дело. Вот и жертвовали деньги, драгоценности и другие нужные вещи средневековые олигархи монастырям. Но самым высшим пилотажем у них считалось подарить монастырю колокол.

    И если в самом начале, когда это только вошло в моду, колокола дарили любые, то со временем и здесь стали мериться друг с другом. Кто отольет и подарит колокол побольше, тот и круче.

    Вот именно по этой самой причине обычную колокольню в Спасо-Евфимиевом монастыре и пришлось перестраивать в невиданную по тем временам звонницу - так как поднять на нее такие большие колокола, которые стали дарить монастырю, было просто невозможно, они бы на ней просто не поместились.

    Ну и к тому же самые большие колокола были и самыми тяжелыми. Так, например, уже в конце 16 века брат царского казначея Демид Черемисин подарил монастырю колокол весом около шести тонн. А самый большой и тяжелый, который тут когда-либо висел, был весом 9282 килограмма. Представляете размеры?

    Сейчас на звоннице Спасо-Евфимиева монастыря, как я уже говорила, находится 19 колоколов. И пусть размерами они и не особо впечатляют, но зато все, кроме одного, в рабочем состоянии, и именно в них Александр звонит почти каждый час.

    Есть среди них и старинные - 17 века, есть и чуть более новые, есть и утерянные, а потом совершенно случайно найденные в советские времена. Меня поразила одна история, которую рассказал нам звонарь. Если заглянуть, так сказать, "под юбку" двум здешним колоколам, то можно заметить там сделанную красной краской корявую надпись "Бессарабия".

    Оказалось, что после того, как в России воцарилась советская власть и начала активно бороться с религией, колокола со звонницы Спасо-Евфимиева монастыря сняли и отправили, какой куда. Правда, не все, какие-то оставались и в Суздале. И вот, однажды приехал на экскурсию в Суздаль из Молдавии какой-то чиновник. Он посетил монастырь, побывал в других храмах и что-то у него в голове щелкнуло.

    - Слушайте, - сказал он работникам музея, - мне кажется, что у меня есть два ваших колокола. Давным-давно лежат у меня на переплавку, да все никак руки не доходят.

    Когда чиновник вернулся в Молдавию, он присмотрелся к своем колоколам, еще раз проконсультировался у суздальских специалистов и точно! Оказалось, что они раньше висели на звоннице Спасо-Евфимиева монастыря. Так и удалось их вернуть обратно.

    - Вот такие бывают удивительные истории, - сказал нам Александр. - А что касается колокола, который больше не звонит, так его разбили как раз тоже в советские годы. Тогда же не считались с церковным имуществом. Монастырь закрыли, а на колокольню послали какого-то рабочего, мол, а чего: пусть слазает, для веселухи позвонит, дело-то легкое, дергай его за язык, и все дела. Вот он по дури и подергал... Дело в том, что традиционно колокола льют из колокольной бронзы. Это так называемая высокооловянистая бронза, в ней 20-22 процента олова. Именно такое соотношение и правильная форма придают колоколу прекрасное звучание. Но колокольная бронза - металл хрупкий, тем более, на морозе. И если в колокол звонить со всей мощи, то он, конечно же, разобьется, в нем появятся трещины. Так и произошло с этим. Увы, но треснутые колокола не восстанавливаются, в старину их просто переливали заново.

    Своим любимым делом Александр занимается уже больше 18 лет. А началось все, как он сам говорит, с гуслей. Он увлекся игрой на них, а это увлечение постепенно переросло в увлечение колоколами. Правда, он считает, что только одного увлечения, чтобы стать звонарем, мало. Причем, главное не столько образование, сколько опыт. Именно поэтому Александр долго тренировался звонить в разных храмах и монастырях, и прошло не мало времени, прежде чем он достиг того уровня, которым владеет сейчас. Что же касается образований, то помимо, если можно так выразиться, звонарского, у него их еще три - финансово-экономическое, режиссерское и историческое.

    - Но главное образование - это вот! - Александр показал себе на живот и посмеялся. - А представьте себе, зимой, когда морозы под 30 и ветры! Забираешься на звонницу и сразу такие ощущения, что с первом же ударом колокола тебя оттуда сдует! А живот, когда его много, он держит! :))

    Настало время колокольного звона. Александр велел нам оставаться в старой части звонницы, а сам пошел на помост звонаря, откуда к каждому из колоколов было протянуто по металлическому тросику. Обычные тканевые веревки звонари сейчас уже не используют. Во-первых, они недолговечны, а во-вторых, растягиваются от влажности, а из-за этого меняется звук, издаваемый колоколом, и не получается таким красивым, каким должен быть...

    Вскоре все пространство над Спасо-Евфимиевым монастырем озарилось колокольным перезвоном. Надо ли говорить, что нам со звонницы, где колокола звучали в паре метров от нас, их звук казался настолько волшебным, чистым и просто неописуемым в прямом смысле слова? И я не буду его описывать, ибо я действительно не в силах подобрать подходящих слов, чтобы сделать это и передать всю красоту их звучания...

    Звон продолжался около пяти минут. Когда Александр освободился, все под впечатлением от услышанного, начали его благодарить. А у меня, кроме этого, вертелся еще один вопрос: одну и ту же мелодию он играет каждый раз или меняет их? По всей видимости, этот вопрос интересовал и других туристов, и все тут же начали вспоминать "Чижика-пыжика" и "Подмосковные вечера", которые сыграл запутавшийся в веревках колоколов звонарь из "Иван Васильевич меняет профессию".

    - Нет, "Чижика-пыжика", "Подмосковные вечера", "Мурку" я не играю, - снова посмеялся Александр, - хотя в этом ничего сложного нет. Зачем?! Но мелодии бывают разные. Существует Устав колокольного звона. Он оговаривает десятки разных форм звона. Форма звона - это как бы закономерность, то, с чего конкретный звон должен начинаться, к чему стремиться и чем заканчиваться. Это основа. Но внутри каждой формы есть места для импровизации звонаря. Чем и будет отличаться тот же Красный звон в Ростовской традиции от Московской, Архангельской и других. И эти различия не только допустимы, но и приветствуются. И, конечно, исходя из этого, я стараюсь вносить в каждый колокольный звон что-то свое.

    Кстати, в то время, когда Спасо-Евфимиев монастырь был действующим, его звонари считались одними из самых лучших на Руси. Ведь монастырь входил в пятерку самых известных и богатых в стране, а потому надо было соответствовать и держать марку. Сейчас он считается одним из красивейших в Суздале. Да и мне, честно говоря, он понравился гораздо больше всех остальных. Мало того, мне он показался даже больше похожим на кремль, чем сам кремль! А вы представьте себе - монастырь окружает высокая и длинная красно-кирпичная стена (ее протяженность 1160 метров) с 12-тью башнями, бойницами и амбразурами. Кроме того, стоит он на крутом берегу речки Каменки - так, что ни одному врагу к нему не подобраться! Ну, кремль и есть!

    Сейчас в монастыре есть несколько соборов и церквей, в которых расположились музеи. Самый главный из них - пяти-купольный Спасо-Преображенский, построенный рядом с первой монастырской церковью, которая затем стала его пределом. Есть Никольская церковь с корпусом больничных покоев, где раньше лечились монахи. Есть Успенская трапезная шатровая церковь, пожалуй, самая красивая из всех здешних. Есть надвратная Благовещенская церковь. Есть братские корпуса, где жили монахи. Тюремный корпус, где на протяжении многих лет содержались преступники. Есть киворий. Есть много чего другого. А еще именно в этом монастыре похоронен Дмитрий Пожарский. Точнее, на территории монастыря издревле находилась усыпальница рода Пожарских, вот там он и был похоронен. Но, увы, в том самом виде, в котором она существовала когда-то, от нее ничего не осталось. Сохранился лишь единственный камень с надписью о том, что князь погребен именно здесь. Саму же памятник-часовню восстановили уже в наше время. А на том месте, где находилась могила Пожарского, теперь стоит крест.

    Впрочем, князя Дмитрия Пожарского в монастыре чтят до сих пор. Например, рядом с монастырем в тенистом скверике стоит ему памятник, а в Благовещенской церкви есть специальная экспозиция.

    Экспозицию мы с Антоном решили посетить. Она оказалась маленькая, но весьма познавательная. Вы, наверное, знаете, что прославился Дмитрий Пожарский, прежде всего, тем, что был военным предводителем народного ополчения, которое возникло для защиты России от польско-литовских и шведских интервентов. На дворе стоял 17 век, на Россию постоянно нападали и, в конце концов, всем это жутко надоело. Народное ополчение страну, можно сказать, спасло. Буквально за год, сформированное из крестьян и горожан севера, центра и Поволжья России, оно освободило Москву от захватчиков.
    Копия парадной сабли, пожалованной Дмитрию Пожарскому за освобождение Москвы от интервентов.

    Кстати, интересно, как создавалось это ополчение. За дело принялся Кузьма Минин. В Нижнем Новгороде он призвал все население собрать средства на нужды этого ополчения. Как ни странно, но первыми на этот призыв откликнулись простые жители - ремесленники и мелкие торговцы. Тогда, кроме добровольных пожертвований, он для всех прочих ввел специальное обложение в размере пятой части стоимости имущества. В результате, ополчение не бедствовало, и, может, в частноности поэтому и победило. В музее можно увидеть знамя народного ополчения.

    Но вернемся к Дмитрию Пожарскому. Так как человеком он был богатым, то весь род его, и он сам не жалел денег на благотворительность. А какие времена были в ту пору, когда он жил, я уже рассказывала. Ну, и Дмитрий, как все богатые местные жители того времени, больше всего жертвовал суздальским монастырям. Правда, как мне показалось, особо жаловал он не только Спасо-Евфимиев монастырь. Немало денег, драгоценностей и прочих дорогостоящих вещиц перепадало расположенному по-соседству через речку Каменку женскому Свято-Покровскому монастырю. Даже в своем завещании, так называемой духовной грамоте, копия которой тоже хранится в музее, он написал, чтобы после его смерти Свято-Покровскому монастырю сразу перечислили 20 рублей, а при жизни подарил ему же Царские врата - расписные деревянные двери для главного тамошнего Покровского собора.

    Впрочем, в том же завещании написано, сколько всего в случае его смерти должно перепасть и Спасо-Евфимиеву монастырю - тут уж он расщедрился на славу, неслучайно же похоронить себя он завещал тоже здесь: "шуба государева жалованная, на соболях золотная, да ферезея моя темно-синяя с образцами, да кубков третих на поставце стоит, да чарка моя путная новая, да лошадей: жеребец гнед, что куплен у Матвея Сверчкова, да конь рыж белогородской, да иноходец бур, что куплен в Переславле, да сто рублев денег, да двадцать кобылиц, да ис пурецких десять, да лучинских десять..."

    Кстати, что интересно, человеком Дмитрий Михайлович, по всей видимости, был весьма практичным. В том же завещании он подробнейше расписал, сколько денег пустить на его похороны и на всякие сопутствующие этому грустному событию мероприятия. Так, например, на отпевание и на столы (поминки) он решил выделить 50 рублей, митрополиту у и патриарху за отпевание - 100 рублей, а еще к тому же все 40 дней после похорон приказал ежедневно давать 300-м нищим по одной деньге каждому. Соблюли или нет это завещание потомки, история умалчивает. Но думаю, что соблюли - не так уж это и сложно было.

    ...Время близилось к обеду, и мы, осмотрев Спасо-Евфимиев монастырь, решили перекусить. А чтобы не уходить от ощущений духовной атмосферы, перекусывать решили тоже в монастыре. Правда, в другом - в Свято-Покровском. Хотя это я преувеличила, конечно. Атмосфера атмосферой, а если бы не моя френдесса Аня из ЖЖ, то пошли бы мы обедать в обычную кафешку. А она - экскурсовод в прошлом, не раз водила в Покровский монастырь экскурсии, вот и поведала нам, что там есть отличная и недорогая трапезная, где еду готовят служительницы монастыря, а потом и сами едят, и всех желающих кормят. Туда-то мы и отправились.

    Как я уже говорила, Покровский монастырь располагался совсем недалеко от Спасо-Евфимиева. Мы всего лишь перешли по узкому деревянному мостику на противоположный берег Каменки, поднялись немного в горку, прошли по улочке с деревянными домами с кружевными окошками, которых немало в Суздале, и оказались у входа в монастырь.
    Покровский монастырь сейчас действующий. Но именно такие монастыри, как этот, я называю гуманными. Во-первых, в нем совершенно не обязательно всем светским девушкам надевать при входе платки и юбки. Во-вторых, тут нет вредных бабушек, которые обычно тусуются в храмах и монастырях и очень любят поучать прихожан и делать им замечания. В-третьих, едва мы вошли в монастырь, как нам сразу стало понятно, что и к богу, и к людям, и к своей обители здешние монахини и послушницы (монастырь женский) относятся с любовью. И им нет никакого дела до того, зачем ты пришел в монастырь - к богу, или просто полюбоваться его архитектурой, они подойдут к тебе по-доброму и по-дружески.

    Меня поразило огромное количество ухоженных клумб с цветущими цветами вокруг. Их было так много, что их благоухание распространялось далеко-далеко, и мы чувствовали его, даже когда отошли от них не меньше, чем метров на сто.

    Кроме храмов (о них я расскажу чуть позже) по периметру всей белокаменной ограды в монастыре стояли новые рубленные избы - довольно-таки большие и просторные.

    Потом в трапезной я спросила одну из послушниц, кто в них живет, и она ответила, что послушницы и трудники, а еще там располагаются разные мастерские, музей и хозяйственные помещения. Раньше еще была гостиница для туристов, но теперь ее закрыли.

    Покровский монастырь - один из самых старых и прославленных в Суздале. Он появился на свет в 14 веке и, конечно, как все в те годы, был деревянным. Но интересно совсем другое. Женским или, как раньше называли, девичьим монастырем Покровский стал буквально сразу же и так же сразу превратился в духовную и телесную тюрьмой для провинившихся девушек и женщин из царских и знатных семей. Надо было, допустим, какому-нибудь пристойному и знатному мужу избавиться от сходившей налево жены или от дочери, претендовавшей по тогдашним законам на хороший кусок наследства, ее тут же ссылали в этот монастырь. Но, разумеется, ссылали не просто так, а впридачу с большими деньгами. В итоге у Покровского монастыря появилось просто огромное количество крепостных, сюда стекались невероятные деньги, земли и другое имущество, которое приносили в дар якобы именитые монахини - а на самом деле, их мужья, отцы и братья. Монастырь стал одним из самых богатых на Руси.
    Кстати, именно сюда царь Василий Третий сослал свою жену Соломению Сабурову. С Соломенией на тот момент он прожил уже несколько лет, но детей у них так и не было. То ли этот факт, то ли тот, что в Польше царь присмотрел себе новую невесту симпатичную Елену Глинскую, то ли они оба, но Василий Третий решил идти до последнего и развестись с Соломенией. Но в 16 веке просто так разводов не давали. Даже обвинение царем своей жены в бесплодии особенно ему не помогло. Но зато помогли деньги. В Свято-Покровский монастырь Василий Третий вложил их немереное количество. Он осыпал высших сановников церкви богатыми дарами, пустил их на строительство монастырских белокаменных церквей и храмов. Например, Святых ворот с Благовещенской церковью над ними, Покровского собора с шатровой колокольней и других.

    В общем, его интриги в конце концов возымели действо. Подстроили так, что Соломения, якобы сама решила уйти в монастырь, и церковь дала царю развод. Счастливый Василий Третий женился на Елене Глинской - матери их сына Ивана Грозного. Что же касается Соломении, то обвинили в бесплодии ее несправедливо. Уже в монастыре она родила царевича и, не будь дурой, тут же инсценировала его смерть, чтобы у ребенка в дальнейшем не было проблем с родственниками по отцовской линии.

    Соломения - в монастыре она получила имя София - была примерной послушницей. В обители она пробыла восемь лет, а после смерти Церковь причислила ее к лику святых. Говорят, ее мощи нетленны, и даже могила, где она была похоронена, творит чудеса и привлекает в Суздаль толпы верующих. Кстати, несколько лет назад Покровский монастырь вновь обрел мощи Преподобной Софии Суздальской, как ее теперь принято называть. Хранятся они в самом красивом и главном храме - Покровском соборе.

    И, что самое поразительное, хранятся открыто, то есть, каждый, кто хочет их увидеть, может это сделать. Увидели их и мы, когда побывали внутри собора.

    Еще мы осмотрели маленькую Зачатьевскую трапезную церковь, возведенную Иваном Грозным после смерти его дочери Анны.

    И, наконец, дошли и до самое трапезной, где собирались пообедать. Трапезная представляла собой просторную и светлую деревянную избу с удобствами внутри.

    Правда, чего в ней не было, так это кондиционера, хотя ощущалось, что по ее комнатам, несмотря на уличную жару, гулял прохладный ветерок.

    - У нас так всегда, - улыбнулась одна из послушниц. - Дом построен так, что стоит открыть окна, и сразу становится прохладно!

    В предбаннике у входа на стуле спала сытая пушистая кошка. А рядом с ней на стене висело объявление-просьба забрать ее в хорошие руки. :)) Объявление гласило, что кошке два года, она умная и приучена к лотку. Только, по всей видимости, ест много - столько, что послушницы решили устроить ее, куда получше.

    У деревянной стойки, как в обычном кафе, лежал написанный от руки листочек с меню. Щи монастырские, борщ, окрошка, треска на пару, рыбные котлеты, чай, кофе. Рядом в кувшинах стояли напитки - монастырский квас, морс, компот, молоко и несколько видов соков. Тут же в огромном количестве лежали свежевыпеченные булочки, крендельки и пирожки. Пекарня в монастыре своя и в качестве эти булочек можно было не сомневаться. Совсем молодая девушка в черном монашеском одеянии и таком же платке стояла за прилавком.

    - Что будете? - спросила она у нас.

    Мы заказали. Антон остался ждать, пока ему на поднос поставят всю нашу еду, а я прошла за длинный деревянный стол, где посередине на кружевной салфетке стояли полевые цветы в вазе, сахарница и баночки с солью и перцем, а рядом с ними - табличка с молитвами, которые надо читать перед едой и после.

    Вскоре появился Антон с подносом, на котором стояли щи в глиняном горшочке, две тарелки с рыбой и рыбными котлетками, пирожное, морс и чай. Пообедали мы вкусно.
    А после обеда отправились путешествовать дальше.

    В Суздале мы жили в мини-отеле "Спасская Горка".

    Фотографии можно посмотреть здесь:
    Звонарь - часть 1. Работа на звоннице
    Звонарь - часть 2. Спасо-Евфимиев монастырь
    Звонарь - часть 3. О Дмитрии Пожарском
    Звонарь - часть 4. Покровский монастырь
    -----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
    Мои другие путевые заметки, фотоальбомы и советы из этого путешествия находятся в дневнике путешествия здесь: http://tourbina.ru/authors/Annataliya/journals/915/

    вики-код
    помощь
    Вики-код:
    Выбор фотографии
    Все фотографии одной лентой
    3 фото
    dots

    Дешёвый перелёт Суздаль на SkyScanner.RU
    сообщить модератору
      Наверх