Черногория

Черногория

LAT
Я здесь был
Хочу посетить

376 заметок,  112 советов по 126 объектам,  9 630 фотографий

помощь Подписаться на новые материалы этого направления
Вики-код направления: помощь
Топ авторов Черногории помощь
Все авторы направления
3
MorS
помощь
в друзья
в контакты
С нами с 4 авг 2011

Дорожный дневник DSA по маршруту Хабаровск - Будва

 
9 августа 2011 года 24253

Часть 1
Как металлической линейкой железнодорожное полотно Транссиба позади скорого поезда «Амур» отмеряет очередной километр от родных краев. С каждой новой отметкой в виде шпал, небольших серых станций и крупных промышленных городов еще раз убеждаешься насколько дорог и красив родной Хабаровск.
Под стук колес мы пятый день в пути, до Москвы – остались сутки. Все выглядит обыденным для поездной жизни: едим, пьем, спим, читаем, играем в азартные игры, лишь периодические перепалки с проводником на тему открытия второго туалета разбавляют нашу пресную идиллию.

Часть 2
Только что проехали Пермь. Вкупе с сырой осенней погодой все показалось настолько чужим и отталкивающим, что, несмотря на более чем получасовую стоянку, гулять по перрону и местному вокзалу желания не вызывало. В своих мнениях мы были практически единодушны – то, что удалось увидеть из поезда в Перми, Новосибирске и Омске, нам не понравилось (сюда можно добавить личные впечатления от прошлых посещений последних двух городов).

Более или менее приглянулся Красноярск и то большей частью своим новым (или реставрированным) вокзалом и светящимся в вечернем небе силуэтом, словно в створке зеркальной шкатулки, повторяясь множеством огней в темной глади Енисея. К тому же этот пейзаж был подкреплен занимательными рассказами Димы о туристических похождениях в здешних краях, о посещении самой протяженной в России пещере и о красотах удивительного творения природы – Красноярских столбов. При въезде на мост через Енисей вспомнилось аналогичное сооружение через Амур. Мост у Хабаровска считается одним из самых больших в России и отличается своими оригинальными инженерными решениями при проектировании и строительстве. Не даром он изображен на выпущенной недавно в обращение пятитысячной рублевой купюре. С моста открывается незабываемая панорама дальневосточной природы, поражающей своими масштабами и неизведанными тайнами. Бывший мой одноклассник, перебравшийся на ПМЖ в Москву (Андрюха, привет!) как-то при встрече заметил, что сильно скучает по необъятным просторам и видам. Уверен и мы будем скучать. Очередной раз почувствовалась гордость за родные места, и в это же время легкой грустью дала о себе знать назойливая ностальгия. Внутри закралась доля разочарования, что напоследок не удалось полюбоваться просторами могучей реки – машинист решил не травить нам душу и провел доверенный ему состав через туннель под Амуром.

Часть 3
С другой стороны проделанный за пять дней путь очередной раз подтвердил отрезанность, я бы сказал, отчужденность Дальнего Востока не только от европейской части, но и от всей бескрайней России. Даже в Сибири от одного крупного города до другого – полдня, максимум день езды на колесах, в то время, когда ближайший и единственный большой сосед Хабаровска, заслуживающий посещения, расположен в отдалении почти на тысячу километров. Вырваться летом во Владивосток, на море – практически единственная возможность отдохнуть во время отпуска, не прибегая к крупным затратам. Потребность самореализации, смены обстановки и пробы сил в чем-то новом для себя, думаю, и стала в большей степени основным фактором при принятии нашего решения – уехать. Причем уехать за границу, то есть в другой мир с абсолютно иным укладом и ценностями. Как выбор пал на Черногорию, это отдельная история. Надеюсь, каждый из нас поделится собственным взглядом. В любом случае, сложное для всех решение, кардинально меняющее нашу жизнь.

Часть 4
Тяжелым и одновременно трогательным получился момент расставания с родными и друзьями. Тяжелым, потому что неизвестно как скоро мы сможем увидеться, а трогательным от того, какие проводы организовали близкие нам люди. Среди рабочего дня к поезду пришли не только родственники, но практически все друзья. И так с гитарой на перроне, мелодия которой была еле слышна из-за шума проходивших мимо составов, мы напевали заранее подготовленные по случаю слова (Серега, респект!). Слезы мам, бабушек были предвидены, но то, что не смог сдержаться давний друг, ныне солидный бизнесмен (Макс, привет!) изрядно пощипало душу. Прощание затянулось, и Диме даже пришлось оказать сопротивление закрывавшей вход в вагон проводнице (иначе бы я остался в Хабаровске), что явно не могло ее обрадовать. Раздражение строгой проводницы дошло до предела, когда припоздавшая на проводы мама Антона уже на ходу тронувшегося поезда обнимала сына и спешно передавала пакеты с едой в дорогу. Тетенька в форме и флажком подмышкой своим телом «героически» пыталась воспрепятствовать нарушению техники безопасности посадки в поезд, сопровождая это крепкими словечками (правда без матов). В итоге мы все-таки добрались до своего купе, но отношения с «начальником» вагона №7 испортились изрядно. Тетенька тучного вида грозно потребовала от нас (точнее от Антона) объяснительную, мотивируя это тем, что за картиной нашей посадки в вагон наблюдал начальник поезда, и он уже высказал своей подчиненной недовольство по этому поводу. Мы были готовы написать любую бумажку, даже подогнать проводнице одну из имевшихся у нас бутылок коньяка (спасибо друзьям!), лишь бы заслужить снисхождение этого важного в поездных делах человека. Но дальнейшее развитие событий показало, что последнего делать не стоит – не поможет. А коньяк не пропадет, его было решено оставить в самолет Москва – Тиват, как успокаивающее средство при перелете. Замечу сразу, успокоительное было не лишним, особенно при посадке.

Часть 5
Первый час поездки мы оцепеневшие сидели в наскоро заставленном вещами купе, каждый пытался найти способ, как прийти в себя после расставания. Решение нашлось на столе, им оказалась бутылка дорогой ванильной водки, подаренная Максом (Макс, еще раз привет!) на перроне. В основном употребляющие только легкие спиртные напитки мы для преодоления стресса начислили по 50 граммов. Помогло, немного…
На расстановку сумок и вещей у нас ушло еще около часа. Всего было до ужаса много, особенно еды – родственники постарались. Зря мы, конечно, не стали совместно закупать продукты. В последствии многие вкусные штуки пришлось «хоронить», отравиться в пути совсем не входило в наши планы. К успокоению наших родственников замечу, что их старания не пропали даром – каждый из видов провианта мы как минимум попробовали. Во всяком случае, покупать еду в поезд нам практически не пришлось, тем более, что в Омске нас ждал сюрприз в виде двух огромных пакетов от живущих в пригороде родственников Антона. Содержимое было очень аппетитным, но после четырех дней обжорства есть абсолютно не хотелось, но мы себя заставили. В общем, килограмма по два-три сверх нормы своего веса каждый из нас вез в Москву. Тратить калории в вагоне негде, самыми активными из наших занятий были игры в лото или карты.

Часть 6
Проехали Пермь, закончилась мучительная для тех, кого приперла нужда, санитарная зона. Время воевать за туалет. Богатый на выдумку проводник (парень, сменщик тетеньки) на ходу сочинил очередную причину неоткрытия ближнего к нам санузла – зарядка чьего-то мобильного телефона (до этого пять дней хлорировался унитаз или просто были проблемы с подводкой труб), в общем, все, чтобы лишний раз не проводить уборку. На очередную пока еще вежливую просьбу все-таки открыть туалет умывальников начальник излился недвусмысленно: «Не хрен срать!». Пришлось использовать действенный в таких случаях ресурс, не менее двусмысленно намекнуть на разговор с начальником поезда. В ответ проводник матюгнулся сквозь зубы, но путь в заветную комнату был свободен. Эх, Россия! По этому тоже будем скучать…

Заключение
Последние сутки в поезде пролетели быстро, я бы сказал незаметно. Причем, как мы это время коротали, и не вспомнишь. То, что было интересного из литературы, уже прочитали, играть в карты или лото особо не хотелось, даже воевать за правду было не с кем – проводники перед Москвой в основном занимались закупкой дефицитных в других городах товаров и про закрытие туалетов как-то совсем забыли, опомнились только за 1,5 часа до столицы. К слову, лично у меня во взаимоотношениях с шефами вагона был один положительный опыт общения. На третий день пути я решил принять душ в поезде (кто-то подсказал, что он там имеется). На вопрос проводнице, в каком вагоне душ, получил ответ что-то типа того «Зачем ходить далеко, 50 р. и баньку мы тебе обеспечим, не отходя от кассы». Порасспросив технологию принятия водных процедур и немного после это посомневавшись, я все-таки решился. Баньку в туалетной комнате мне действительно устроили что надо. Проводница быстро провела вводный инструктаж, обеспечила необходимым инвентарем и принесла два ведра, наполненные кипятком из тента. Самое главное неудобство состояло в том, что холодную воду пришлось добывать из крана (какие краны в вагонах, все, наверное, знают) и то, что вода в ведре плескалась в такт поезду, поэтому подкидывать пар утруждаться мне не пришлось. Когда, помывшись, я вышел из самодельной душевой комнаты, проводница с корыстной надеждой в глазах вежливо поинтересовалась на счет потенциальных клиентов из числа моей компании. Но реклама душа в моем исполнении оказалась неубедительной и калыма тетенька не дождалась, на этом вся ее вежливость и закончилась.
Вечером накануне прибытия в Москву была последняя возможность прогуляться – 20-минутная стоянка в Кирове. На этот раз мы ей воспользовались сполна, к тому же стоянка затянулась. Причем отличился наш 7-й вагон. Мужчина из соседнего купе вышел в тапочках прогуляться, и все было бы ничего, если бы он вернулся. Бдительная проводница сразу заподозрила неладное и вызвала милицию. Поиски по горячим следам результатов не дали, поэтому милиционерам пришлось снять с поезда вещи беглеца. Во время стоянки мы узнали еще одну неприятную новость, в 9-м вагоне скончался один из пассажиров. До этого по поездному радио несколько раз транслировалось сообщение о поиске врачей для оказания помощи.
Москва встретила нас пасмурной, но теплой погодой. К счастью помимо этого на машине нас встречали Гелина мама (Ирина Николаевна, огромнейшее вам спасибо!) и ее знакомый таксист. Мы с облегчением погрузили свои баулы в автомобиль, как нестранно влезли и сами. Через полчаса мы уже были в уютной квартире. Лишь легкое покачивание по привычке напоминало о шестидневном пребывании в поезде.

Москва
Столица очередной раз мне не понравилась своей многогранной серостью: серостью дымки, прячущей в своем плену радость солнечной погоды; серостью вечно куда-то спешащих толп людей, которые своей запрограммированостью больше напоминают роботов; а также серостью пестрящей на каждом углу формы сотрудников милиции, которые сканирующим взглядом сортируют прохожих.
За двое суток пребывания в Москве стоит лишь упомянуть посещение Пушкинского музея, который, несомненно, очень богат своими экспонатами. Нам действительно было интересно, однако с каждым новым залом, с каждой новой экспозицией усталость все больше давала о себе знать, наше внимание все больше рассеивалось и все чаще сосредотачивалось в поиске скамеек для отдыха. Когда к этому процессу подключился еще и желудок со своими намеками на подкрепление, наша экскурсия все ускорялась, а маршрут постепенно оптимизировался по направлению к выходу. В общем, нам действительно было интересно, особенно первые час-полтора.
Уже на следующий день ранним утром нас ожидало испытание под названием «большие чемоданы», точнее таскание их на себе по Москве. Еще повезло, что была суббота, и мясорубка под названием метро в час пик нам не грозила. Так что напасенные в поезде калории нам пригодились, во всяком случае, в экспресс «Павелецкий вокзал – Аэропорт Домодедово» мы заползали мокрющие от пота. Выйдя из электрички, мы первым делом бросились к стоявшим на перроне тележкам удобнейшего аэропорта «Домодедово». Все для людей, уголок цивилизации на просторах бескрайней России.

Самолет Москва – Тиват
Несмотря на огромность помещения и все удобства терминалов, в аэропорту Домодедово было тесно. Как заметил кто-то из завсегдатых, народ улетал из шумного мегаполиса отдохнуть на выходные. Невольно начинаешь завидовать – живут же люди, но мы успокоили себя тем, что через каких-то три-четыре часа завидовать многие будут уже нам.
До посадки в самолет нам предстояло пройти, как оказалось, непростую процедуру регистрации и уж очень простую процедуру таможенного контроля. На регистрационной стойке мне и Диме пришлось расстаться с энной суммой денег за превышения допустимого веса бесплатной перевозки багажа (Антон как раз уложился в установленные правилами 20 кг). А чтобы сумма не оказалось энной в квадрате, Дима некоторые вещи из тяжелейшей сумки переложил в ручную кладь. Я наоборот отправился в самолет налегке, если не считать ноутбук, который по правилам авиакомпании разрешен для перевоза сверх нормы 5 кг. Мой рюкзак, наполненный вещами первой необходимости, превысил норму в 2 раза, и его вежливо «конфисковали» в отдел особо ценного багажа, я лишь успел на ходу вытащить фотоаппарат. Благо, что не стали взвешивать бук, сотрудница лишь подозрительно бросила взгляд на необычно большую для таких вещей сумку и, посоветовавшись с напарницей, махнула рукой: «Добро». Если бы они знали, сколько туда было напичкано журналов и книг )) В общем, регистрировались мы последними, что, однако, не помешало нам успеть обменять оставшиеся рубли и прогуляться по магазинам Duty Free. Именно прогуляться, так как из продуктов цены ниже только на спиртное и табачные изделия. Первое из этого списка мы, как уже писалось выше, везли с собой из Хабаровска, второе – вообще не употребляем. Обычную бутылочку «Бонаквы» российского розлива самой маленькой емкости мы приобрели за 45 рублей, причем расплачивались собранной по карманам мелочью. Продавщица, наверное, не ожидала столько «счастья» в виде множества железных монет, что ее вечно улыбающаяся денежным покупателям физиономия моментально скисла. На нашем настроении это ничуть не сказалось, воду в самолет мы припасли, от российской валюты кошельки освободили.

Приятно удивил таможенный контроль. Помимо стойки, где без лишних вопросов ставят штамп в загранпаспорт, все было также как и при вполне обыденной посадке в самолет внутренних авиалиний. Причем при предъявлении билета до Тивата нас направили в обход одной из процедур, которой подвергались пассажиры на другие международные рейсы (в тот момент Берлин и Баку). Безвизовый режим все-таки многое значит. При проверке ручной клади «рентгеном» единственное, чем заинтересовалась сотрудница терминала, стал набор походных железных рюмочек в Димином рюкзаке. Последовал странный для русского человека вопрос: «зачем вам это в самолете?» Немой и совершенно логичный ответ в виде лежавшей в рюкзаке по соседству бутылки коньяка удовлетворил ее любопытство. Спиртное пошло в ход, как только мы заняли свои места на последнем ряду самолета А319, который, благодаря своей внешней окраске в цвета авиакомпании «S7» (бывшая «Сибирь»), мною был окрещен как «летающая салатница». По удобству я бы сравнил этот лайнер с нашим ТУ-154, то есть терпимо. Одна из стюардесс любезно (что выгодно отличает от сервиса в поездах) выделила стаканчики и мелко порезанный лимон. Тем самым услужливая бортпроводница на время избавила себя от возни как минимум с тремя надоедливыми пассажирами с их традиционными для полета вопросами типа «когда будет обед?» и «насколько надежен лайнер?». При разгоне нашу «салатницу» немного колбасило, хвост, где мы сидели, бросало в стороны, но мы шутливо списали это на русские дороги и особенности французского самолетостроения. Под легким шофэ взлет перенесся легко и весело. Как только погасла подсветка надписей «Пристегните ремни. Не курить», начали подавать обед. Мы успели настолько проголодаться, что порции показались такими же скромными, как и обслуживающая нас молодая бортпроводница. Однако на просьбу о добавке, она реагировала уже без ложной скромности, мол, количество коробок с едой (тоже фирменной окраски) рассчитано строго на число пассажиров. Только о разных весовых категориях и степени «голодности» путешествующих почему-то никто не подумал.

Через пролетевшую мигом пару часов как по заказу прояснилось, и мы впервые вживую увидели Черногорию, увидели в иллюминатор с высоты птичьего полета. Перед нами предстала потрясающая картина: знакомые по фотографиям в интернете горные массивы как сказочные гиганты упираются своими голыми макушками в одинокие облака, каньон реки Тара глубоким рубцом рассекает хребты на две половинки и манит за собой в бездну. Еще несколько минут и вдали показалось море, голубым ковром уютно растелившееся у подножия гор. Командир экипажа объявил о снижении, мы, облепив иллюминатор, наперегонки друг с другом пытались определить, какие города виднелись на побережье. Со стороны моря пролетели вдоль Будвы, которую нельзя было не узнать по оранжевому сиянию черепичных крыш старого града, небольшим полуостровом выступающего в море. Далее повернули обратно к суше в направлении Тиватского залива Боко-Которского фьорда. Панорама под лайнером все сужалась, природа приобретала натуральные размеры, зато горные цепи, растущие по обе стороны, создавали эффект коридора, внутри которого совершает посадку наш самолет. Живые декорации для фильма «Звездные войны», не меньше. Вблизи аэродрома природа уже не такая оригинальная, по бокам от взлетно-посадочной полосы заросли кустарников, море больше напоминает огромное болото. Мы откинулись от окошка, почувствовали, как шасси соприкоснулись с бетонкой, и двигатель переключился в режим торможения. И в этот момент самолет резко повело в сторону.… Ощущения были такие же, как и сидя в автомобиле, который внезапно потерял управление на гололеде и на огромной скорости скользит в неизвестном направлении. Показалось, что беды уже не избежать, но доли секунды, показавшиеся нам вечностью, к счастью, быстро истекли, борт выровнял свой курс. Все закончилось аплодисментами остепенившихся пассажиров. Спасибо летчику за один из самых «адреналинистых» в жизни аттракционов, еще большее спасибо за его благополучное завершение. Да и выпитый коньячок смягчил остроту ощущений и переживаний, хорошее получилось успокоительное. На черногорской земле своим теплом нас приветствовал влажный средиземноморский ветерок. Из глубокой осени мы попали в солнечное лето (по российским, конечно, меркам). В теньке служебных помещений, неспешно попивая кофе, от солнца прятались несколько рабочих пустынного тиватского аэропорта (наш самолет был единственный из летающей техники). Так мы начали знакомиться с главной особенностью местного менталитета, торопиться здесь не любят, особенно если дело касается работы. Миновав таможенный контроль (в страну нас пустили без лишних вопросов), мы достаточно быстро получили свой багаж. Примечательно, что при выносе сумок из аэропорта никто даже не удостоверился их принадлежности.

Дорога Тиват – Будва
У выхода из здания аэропорта нас ожидала массированная атака местных таксистов, которую мы, казалось было, успешно преодолели. В Будву был план добираться автобусом. Но мы еще рассчитывали успеть прогуляться до центра Тивата, перекусить там. Оставалось лишь найти, где оставить наши чемоданы. Следуя стратегическому плану, друзья отправились в поиски камеры хранения, я остался присматривать за вещами. Заметив это, один из таксистов (наверное, самый опытный или просто психолог по образованию) подошел ко мне и еще раз предложил свои услуги. Очередной отрицательный ответ не смутил товарища с густой черной шевелюрой и богатой бородой. Подбирая слова на русском, он начал расспрашивать о целях приезда в Черногорию. С привитой жизнью в России осторожностью (как и в общении с цыганами, я даже старался не смотреть в глаза собеседнику) мои ответы были односложны. Но в процессе диалога меня посетила мысль спросить о цене такси до Будвы, которую я в итоге и решился озвучить. Непосредственная навязчивость, лучезарная улыбка – маркетинг по черногорски. Таксист добился, чего хотел. Тем более что названная им сумма 25 евро в два раза отличалась в меньшую сторону от цифр, которые мы почерпнули из тематических ресурсов интернета. Ища подвох, я пытался уточнить все: 25 – этот в какой валюте, это стоимость за всех или за одного человека и даже за всю ли дорогу или за каждый километр пути. Убедившись, что 25 евро – это конечная сумма и очередной раз окинув уставшим взглядом наши сумки, я с энтузиазмом рассказал об этом подошедшим друзьям. Ничего похожего на камеру хранения они в окрестностях не нашли, поэтому вариант с такси за названную цену им тоже понравился. Пока мы смотрели друг на друга, решались, таксист, уловив ход наших мыслей, лихо подхватил пару сумок и понес к машине. Нам ничего не оставалось сделать, как взять оставшиеся вещи и направиться за ним. Дорога в Будву заняла не более получаса, но по впечатлениям заслуживает отдельного рассказа…

Оказалось, что в лице таксиста мы также получили неплохого гида, владеющего ситуацией риэлтера и просто веселого собеседника. К тому же Джуро (или просто Юра), заметив нашу полную неграмотность в сербском, пытался говорить на родном для нас языке (еще бы – возить столько русских, тут волей не волей выучишь). Так как Юра совсем не знал английский, можно было сделать вывод, что англичане и американцы – редкие гости в здешних краях. Еще наш новый знакомый – очень лихой водитель, пожарные и Шумахер отдыхают. Ладно, что несется как угорелый и совершает обгоны в самых непредназначенных для этого местах трассы. Но то, что его взгляд и направление движения машины редко совпадали, вызывало совсем даже не слабую тревогу. В то время как автомобиль преодолевал очередные сотни метров, наш водитель успевал показать нам все вершины Ловчена и рассказать, чем прославился национальный герой, бывший владыка Черногории Петр II Негош. Не обошлось без темы близости черногорского и русского народа. Причем, эта тема была подана так, что будто именно маленькая балканская страна была опекуном могучей российской империи и помогала ей, а не наоборот. Черногорцы поддержали Россию во время войны с турками, русские моряки обучались судоходному делу в портовых городах Черногории и т.д. Про огромные суммы из российской царской казны в адрес братьев-славян он почему-то не вспомнил. Правда, не желая кипятить и без того экспрессивного водителя, мы большей частью поддакивали.
Величественные горные цепи слева вдоль трассы поражали наше впечатление, рот непроизвольно открывался от увиденного. Зеленые деревья вокруг и экзотические для нас пальмы подкрепляли необыкновенные ощущения. Казалось, что мы попали в картинки из детских книжек про африканских Бармалея и доктора Айболита из Лимпопо. Довольный нашим восхищением Джуро ненадолго умолк и включил музыку, национальные мотивы которой очень походили на мелодии арабских стран Ближнего Востока. Наша машина взяла курс через перевал, и теперь под соответствующую музыку мы мысленно перенеслись уже в горы Афгана. Для полноты картины не хватало только людей в подобающих арабских накидках и бандитов-талибов, блокирующих с автоматами дорогу. Благо Черногория – страна мирная, даже современные югославские конфликты ее почти не затронули. Блеснувшее справа своей бесконечной гладью море отвлекло от опасных фантазий и полностью овладело нашим вниманием. «Русский пляж» – подсказал таксист – «Русы любят это место и скупают тут землю. А еще это пляж нудистов». Вспомнилось, что где-то в интернете упоминалось об этом. Кстати, пляж действительно неплохой, впоследствии нам удалось позагорать на нем, а мне даже покупаться. На горной дороге Джуро не отходил от присущего стиля вождения, единственное, что для осмотра окрестностей дорогими гостями немного сбавил скорость.

Проехали тоннель, и показался город, занимавший все свободное место от берега до выстроившихся полукругом отвесных гор. «Вот и Будва!» – слова водителя вторили табличке у трассы. Первые ощущения – вот он рай на земле, тот оазис, где можно беспечно жевать кокосы до самой старости. Что-то вроде Монте-Карло из глянцевых журналов или телевизионных картинок. В тот момент глаз не замечал некоторые негативные вещи (узкие загазованные улочки, мусор), которые обнаружились позднее. Точнее не хотел замечать. Противовес был внушительнее – ряды оранжевых черепичных крыш, аллеи пальм и башни древних построек Старого града… Мой фотоаппарат только и успевал с жадностью отщелкивать снимки, будто мы проезжаем здесь первый и последний раз. Предусмотрительный таксист любезно остановился, дабы дать возможность сделать хорошие кадры. Только эту любезность не оценил позади следующий водитель, Джуро даже не удосужился съехать на обочину. Преследующий нас товарищ высунулся по пояс из окна своей машины и очень громко в сопровождении интенсивной жестикуляции рук пытался что-то донести до таксиста. Юра дружески махнул рукой возмущающемуся и продолжил движение. Инцидент исчерпан, такие ситуации сплошь и рядом в этой удивительной стране.
Далее пришло время проявляться риэлтовским способностям и связям нашего таксиста. Со второй попытки (первый вариант не подошел по цене) Джуро нашел нам подходящий вариант с виллой для временного заселения. Благодарные за заботу мы оставили Юре 5 евро сверх таксы и подружились еще больше )) Как мы поняли позднее, от хозяйки виллы он также скорей всего получил некий бонус. Таков бизнес в Черногории, тут все продают и перепродают. Засим с лирикой заканчиваю, наш долгий и занимательный путь в Будву завершен. Впереди уже совсем другие рассказы…

вики-код
помощь
Вики-код:

Дешёвый перелёт по направлению Черногория
сообщить модератору
    Наверх