Токио

Токио

LAT
  • 35.67445N, 139.76232E
  • Я здесь был
    Хочу посетить

    108 заметок,  38 советов по 29 объектам,  3 171 фотография

    помощь Подписаться на новые материалы этого направления
    Вики-код направления: помощь
    Топ авторов Токио помощь
    Все авторы направления
    Lapine
    помощь
    в друзья
    в контакты
    С нами с 12 мар 2009

    Большое путешествие по Японии - 14: Токио

     
    31 марта 2009 года 3010

    Итак, мы прилетели из Оита в Ханэда, Терминал 1. Долго пытались найти обозначенную на схеме стойку с информацией, но нам попадались только билетные кассы всех пошибов. Возможно, настоящая информация с картами, которую мы искали, находится во втором терминале.

    В город из Ханэда добирались монорельсом. Садиться нужно на подземной платформе, но вскоре вагончики выезжают наружу и едут довольно высоко над землей и водой по искусственным островам в Токийском заливе. Вокруг – то светящиеся небоскребы, то гигантские транспортные развязки.

    Улыбку до ушей у нас вызвало объявление в вагоне сразу после отправления. Объявление было на английском, с произношением и всеми делами. Мол, здравствуйте, гости дорогие, добро пожаловать в Токио! А дальше: «Вы едете на Токио Монорэйру!» Т.е. даже в английском варианте не сказали «монорэйл» (monorail), а именно «монорэйру».

    Между прочим, позже, катаясь в токийском метро, мы обратили внимание и на обратную картину. Остановки здесь объявляют сначала на японском, потом на английском. При этом японское и английское названия станций далеко не всегда совпадают. Допустим, Синдзюку и Шинджуку. Или: Сибуя и Шибуя. Да, русскими звуками (в данном случае – буквами) тоже не все японские звуки можно передать, но, тем не менее, пресловутый второй согласный в слове sushi (как и первый звук в Shinjuku и Shibuya) все-таки гораздо больше похож на «с», чем на «ш». Почему г-н Хэпбёрн в свое время именно такую систему записи японских слов латиницей выбрал и насколько это хорошо или плохо, я судить не берусь, но японцы – то ли из вежливости, то ли во избежание недоразумений – в своих англоговорящих объявлениях ей точно следуют.

    С конечной станции монорэйру ;-) Хамамацутё (Hamamastucho) мы перебрались на одноименную станцию круговой железнодорожной линии Яманото (JR Yamanoto Line). Отсюда нам нужно было проехать одну остановку в сторону центрального вокзала (Tokyo Station) и выйти на станции Юракутё (Yurakucho). С этим мы справились довольно легко, несмотря на груз в виде чемодана и толпы сарарименов в вагонах – был вечерний час пик. Вышли аккурат с одного бока знаменитого токийского квартала магазинов и ресторанов – Гиндза (Ginza) – и для начала просто постояли, задрав головы и разинув рты.

    Рты, однако, пришлось вскоре закрыть, ибо встал вопрос – что делать дальше. Тут мнения разделились. Я предлагала взять такси, т.к. точное местоположение нашей гостиницы мне было неизвестно: на их сайте вразумительной карты нет, а мои изыскания на карте иероглифической 100%-ой уверенности дать не могли. Да, отель был где-то рядом, но после тяжелого дня блуждать с багажом по незнакомым улицам мне совсем не хотелось. В Денисе же проснулась страсть первопроходца и он настаивал на доходе пешком.

    Ладно, пешком так пешком. Вроде бы, даже удалось двинуться в нужном направлении, благо улицы тут все как одна параллельно-перпендикулярные, а моя топографическая интуиция работает даже в полуобморочном состоянии. В процессе ходьбы головами крутили не хуже сов: во-первых, надо было искать вывеску отеля, во-вторых, тут было на что посмотреть. Словами описывать бесполезно, зато у меня есть ролик: http://www.youtube.com/watch?v=_VD38dNsMas . Снимала я его позже, в другой день, но смысл от этого не поменялся.

    Ролик я снимала, стоя на перекрестке Гиндза-2. Улицы в Японии редко носят собственные имена, и адресация идет по названиям сначала префектуры (ken), потом района, потом муниципалитета, далее – по номеру квартала и номеру дома внутри квартала. В Токио немного не так: он сам является префектурой-метрополисом (to) и разделен на 23 административные части (ku), называемые по-английски ward, что тоже можно перевести как «префектура». Но принцип и здесь тот же, как и везде. Например, адрес нашей гостиницы был такой: Tokyo Chuo-ku Ginza 2 9 4, т.е. Токио, (префектура) Тюо, (район) Гиндза-2, квартал 9, дом 4. И попробуйте по такому адресу что-то найти! Все-таки система «улица-дом» нам более привычна.

    На Гиндзе парочка улиц с именами всё же имеется. Главная из них – Тюо-дори (Chuo-dori). Крупные перекрестки на ней (вернее, улицы, создающие эти перекрестки в месте пересечения с ней) делят район на 6 «подрайонов». Один из них – как раз Гиндза-2 в адресе нашего отеля. Перекрестки сами по себе имеют номера: перекресток Гиндза-1 делит «подрайоны» Гиндза-1 и Гиндза-2; перекресток Гиндза-2 - «подрайоны» Гиндза-2 и Гиндза-3 и т.д. Самым знаменитым перекрестком Гиндзы считается пересечение Тюо-дори и Харуми-дори (Harumi-dori), он же – Гиндза-4 (Ginza-4-chome). Здесь находится первый построенный на западный манер токийский депато (универмаг) Wako.

    Мы этого всего на момент прибытия в Токио, честно говоря, не знали. А дорога от станции к отелю затягивалась. Я подняла панику, что мы заблудились. Денис попытался спросить кого-нибудь из прохожих. Первый попавшийся из них даже английский знал, но куда нам идти – не имел понятия. Вспомнились московские прохожие. ;-) Второй тоже не знал, но имел в кармане телефон с GPS и ввел туда адрес нашей гостиницы. Оказалось, это через полтора квартала за углом. Кварталы тут размером в 1-2 дома. Т.е. буквально чуть-чуть не дошли. Зато сколько нервов. :-)

    В Токио мы жили в Mercure Hotel Ginza Tokyo. Наши ожидания он не совсем оправдал, особенно в плане размера комнат. Да и до завтрака в Меркури в мюнхенском Альтштате ему как Луны примерно. :-) Впрочем, это Гиндза, район самой дорогой токийской недвижимости.

    Отель находится в многоэтажном здании, начинается со второго этажа – там расположены ресепшн и завтракательная комната. Первым делом мы договорились оплатить наше проживание и завтраки за все 4 ночи вперед, т.к. хотели избежать вечной проблемы – фокусов сначала с предавторизацией, а потом списыванием денег, после которых можно остаться с заблокированной на карте на срок до месяца кругленькой суммой. Вернее, без нее.

    Номер был маленький-маленький. Меньше был, пожалуй, только закуток в Нагасаки. Наполнение ванной комнаты тоже было самое что ни на есть скромнейшее. В остальном – спать можно нормально, а что еще нужно?

    Чуть передохнув, пошли искать еду. Времени было уже почти десять. Как обычно, попытались ориентироваться на приличный интерфейс, но в таких местах уже было закрыто. В итоге забрели в забегаловку на 3 столика с 5 блюдами в меню. Еда была так себе, зато официант – в кои-то веки! – бегло говорил по-английски. Принял нас почему-то за французов. Откушали, пообщались и поползли в кровать.

    На утро у нас была забронирована экскурсия по садам Императорского дворца.

    Небольшое лирическое отступление о Токио. Когда я советовалась с ЖЖ-юзером kitya по поводу маршрута, он дал мне два отличных совета: съездить на Кюсю и не ездить в Токио. Первому мы последовали, и эта часть поездки стала действительно гвоздем всей нашей программы. Второй нам показался каким-то странным, и мы его проигнорировали. В результате – не то чтобы чтобы пожалели, но… Лично мне здесь понравилось меньше всего. Денис, правда, на этот счет не так категоричен.

    Так что для себя я сделала два вывода насчет Токио. Первый: пожалуй, невозможно не посетить столицу, первый раз приезжая в Японию, но совсем не обязательно тратить на это целых три дня, как это сделали мы. Второй: сюда лучше приезжать в первую очередь, тогда и впечатления, скорее всего, будут ярче.

    И еще одно: набор мест в Токио, которые мы посетили, получился не самый стандартный. Возможно, именно поэтому мы здесь не скучали, несмотря на см. выше. Но не знаю, насколько интересно будет читать этот кусок моего отзыва тем, кто одной из главных достопримечательностей Токио считает Диснейлэнд (уж извините!).

    Но вернусь к своим баранам. Утро одиннадцатого дня нашей поездки началось с завтрака в Меркури на Гиндзе, который, как я уже писала, был так себе, как его японской вариант, так и европейский. Очень скудный выбор продуктов и, что самое неприятное – посредственный кофе.

    Зато состав постояльцев был очень любопытный и для нас непривычный: почти одни иностранцы. Если попадались японцы, то создавалось впечатление, что они уже давно живут где-нибудь в Европе или в Америке, а здесь – в гостях, как и мы. Это было видно и по одежде, и по поведению. Иностранцами были и распорядители в зале. Впрочем, всё это было неудивительно: гостиница принадлежит французской сети и рассчитана как раз на заграничных гостей.

    Экскурсия по садам Императорского дворца в Токио начиналась в 10:00. На место мы должны были прибыть не позже чем за 10 минут до начала, но не раньше, чем за полчаса. Такие подробные инструкции выдают на сайте Управления делами императорского двора (Imperial Household Agency), через который мы подавали заявку на участие в этой экскурсии: http://sankan.kunaicho.go.jp/order/index_EN.html .

    Кроме дворца в Токио, это агенство предлагает посетить также другие сооружения, принадлежащие императорской семье: два дворца в Киото (Kyoto Imperial Palace и Sento Imperial Palace) и две виллы в его окрестностях (Katsura Imperial Villa и Shugakuin Imperial Villa). На одну из вилл, кстати сказать, я думала съездить из Киото, но на даты нашего там пребывания уже не было мест. Видимо, народу туда пускают совсем немного. В Токио пропускная способность выше, но я всё равно посоветовала бы бронировать места заранее, особенно если Вы едете в высокий сезон. С 1 числа каждого месяца можно подавать заявки на следующий календарный месяц.

    Все экскурсии Агенства бесплатные, но в заявлении надо указать массу данных о себе – паспортные, адрес, телефон и т.п. Если что-то покажется японцам подозрительным или ошибочным, они обязательно переспросят. Нам, например, прислали письмо с вопросом, действительно ли у нас один адрес на двоих. В ответ на наше подтверждение сего факта приехало русское «Спасибо!» :-)

    До «посетительского» входа во дворец через ворота Кикё (Kikyo-mon) можно дойти либо от Токио Стэйшн (Tokyo Station, Marunouchi Central Exit, 10-15 минут), либо от станции метро Нидзюбаси на линии Тиёда (Chiyoda Line, Nijubashi-mae, Exit №6, 7-10 минут).

    Нам удобнее был первый вариант. На дорогу мы потратили около получаса: 7 минут от отеля до станции Юракутё на кольцевой линии JR Яманото, 2 минуты на поезде до Токио Стэйшн и 10 минут до ворот Кикё. Плюс пересадки, ожидания и ориентирование на местности.

    Прошу обратить внимание на эти самые Exits, то бишь выходы со станций. Очень важно выходить именно оттуда, откуда советуют. Даже на относительно небольших станциях выходы могут быть разнесены на километр, уж не говоря о крупнейших типа Токио Стэйшн. Если Вы заранее не знаете номер или название нужного выхода, ищите их схему или ориентирутесь по английским указателям, на которых написано, из какого выхода удобнее всего добраться до того или иного места. Это сэкономит массу времени и сил.

    В туристическом офисе на Токио Стэйшн мы взяли карту города из серии Handy Map (в оранжевой обложке). Накануне в отеле нам подарили той же породы Handy Guide. Отличаются они тем, что карта (map) – раскладная, а гид (guide) – постраничный. Оба дают право на скидку в большом количестве музеев и пр. заведений Токио. Причем один экземпляр равен скидке только для одного человека. Так что есть определенный смысл брать их столько, сколько народу в вашей компании.

    Итак, мы вышли из Токио Стэйшн через центральный выход Маруноути. Этот выход самый центральный из всех центральных: когда-то входить в здание вокзала через его ворота имели право лишь члены императорской семьи. Так что в красивом краснокирпичном здании Токио Стэйнш эта часть – самая нарядная. Правда, с видами нам не очень повезло: шла реконструция, и половина постройки была закрыта лесами.

    Между вокзалом и дворцом находится один из деловых районов города, относительно старый, с широкими улицами и монументальными гранитными небоскребами.

    Дворец построен на месте, где в период Эдо находилась наследная резиденция сёгунов Токугава. После реставрации Мэйдзи двор покинул Киото и переехал в Токио, во вновь выстроенный дворец. В 1945 г. тот дворец был разрушен во время американских бомбежек. Современное здание построено в 1968 г.

    Комплекс Императорского дворца в Токио занимает площадь свыше 1 млн. кв. м. На этой территории расположен сам дворец – Кюдэн (Kyuden) – в окружении сада (Imperial Palace Gardens), а также сады Фукиагэ (Fukiage Gardens, к северу от дворца) и т.н. Восточные сады Императорского дворца, или Хигаси Гёэн (East Gadens of Inperial Palace, Higashi Gyoen). С северо-востока к дворцовым землям примыкает еще и парк Китаномару (Kitanomaru koen). В итоге получился один из крупнейших зеленых оазисов в центре города.

    Территория окружена стеной и рвом. В стене – 8 ворот с мостами. Площадь перед Кикё-мон, где собирают посетителей – место совершенно голое, заасфальтированное, тени от редких деревьев очень мало, и нет ни единой лавочки. Так что сильно заранее приходить сюда я бы не рекомендовала. Единственное удобство – здание туалета. Зато во рву плавают лебеди и черепахи.

    В принципе, уже здесь видно: объект, что называется, режимный, и никакие вольности не разрешаются. Офицеры со строгими лицами собирают у всех бумажки-допуски (permit) к экскурсии. У части народа были распечатки из Интернета, как у нас, у других – форма, полученная в офисе Управления делами имераторского двора, который ведает этими экскурсиями. Насколько я знаю, он находится где-то неподалеку, но получить разрешение на сегодня нельзя в принципе, а что касается последующих дней – зависит от количества полученных ранее заявок.

    Экскурсии по садам дворца проводятся дважды в день, в 10 и 13 часов. Исключение составляют выходные, включая нациальнальные праздники, новогодний период (с 28 декабря по 4 января), а также дни проведения каких-либо официальных мероприятий во дворце.

    Тур длится примерно полтора часа. После него можно пойти прогуляться и/или посетить Музей императорских коллекций (Sannomaru Shozokan, Санномару Сёдзокан) в Восточных садах. Если Вы намерены это сделать, надо предупредить служащих до начала экскурсии. У Восточных садов более сложный график работы, обращайте на это внимание при подаче заявки на экскурсию. Я бронировала тот день, когда сады были открыты, хотя мы в них в итоге не пошли.

    Когда подошло время, офицеры собрали народ в небольшие кучи и повели внутрь территории. Сначала мы пересекли небольшой мостик через ров, прошли под одними воротами, потом под другими - Кикё-мон - и были загнаны в Сомэйкан (Someikan), здание для ожидающих начала экскурсии посетителей.

    Здесь мы первым делом разжились английскими аудиогидами (других не предусмотрено), сдали лишнее барахло в камеру хранения (с большими баулами не пускают), посетили сувенирный магазинчик и, извините, туалет. Почему я о таких интимных подробностях рассказываю? Потому что на территории дворца сортиров больше нет, да и этот к концу экскурсии будет закрыт (проверено на собственном опыте). Более того, не рассчитывайте, что сможете после экскурсии купить сувениры – лавка тоже закрывается немедленно. Обо всем этом честно предупреждают в информационном листке, который дают в обмен на листок-допуск. Почему этому тонкому вопросу уделяется такое повышенное внимание – не знаю. Может, опыт какой негативный имеют.

    Магазинчик сувениров небольшой, торгует, в основном, разной мелочевкой – кошелечки, шкатулочки, брелочки, веера и пр. – с непременной хризантемой, эмблемой японского императора.

    Перед экскурсией на телеэкранах дают информацию о том, что предстоит увидеть – с сурдопереводом (!) и английскими субтитрами.

    Наконец, все приготовления были закончены, и нас стали выгонять на улицу и выстраивать в плотную колонну. Народу набралось прилично, человек восемьдесят. Иностранцев довольно много, но большинство – японцы, причем много пожилых и очень пожилых: была даже одна бабуля на коляске.

    Экскурсия проходит так: сначала толпу быстро ведут, строго следя, чтоб народ не разбредался, потом останавливают у какого-нибудь здания и начинают громко рассказывать по-японски. Важно быстро сориентироваться, какую запись аудиогида слушать, т.к. записей больше, чем объектов по пути (часть из них – со всякой дополнительной информацией), да и начинать надо не с первой. Ведущий экскурсию перед началом своей речи объявляет номер, но черта с два его поймешь.

    От Сомэйкана и Кикё-мон первым делом приводят к железобетонному зданию в нео-классическом стиле 1921 г. постройки. Раньше тут располагался т.н. Тайный совет (Sumitsuin), а сам дом считают прототипом здания японского парламента Диэт (Diet). Сама по себе постройка, по-моему, крайне несимпатичная, а уж японского в ней не больше чем в кока-коле.

    Следующий пункт – укрепление Фудзими-ягура (Fujimi-yagura), выглядит куда приятнее. Построено в 1657 г., восстановлено после пожара двумя годами позже, а затем еще раз после большого землетрясения в 1923 г. Имеет свойство выглядеть одинаково с любой точки зрения, за что получило прозвище «Восьмистороннее укрепление». Считается, что зимой в особо ясную погоду отсюда можно увидеть Фудзи-сан.

    Дальше нас вывели на огромную заасфальтированную площадь с еще одним зданием крайне неяпонского вида. Тут сидит то самое Управление делами императорского двора, которое занимается экскурсиями. С 1952 по 1968 г. третий этаж здания «работал» дворцом.

    После этого мы наконец-то вышли на площадь перед самим императорским дворцом. Называется она Кюдэн Тотэй Плаза (Kyuden Totei Plaza). Та часть дворца, которая выходит на площадь – это зал приемов Тёвадэн (Chowaden Hall).

    Дважды в год – 2 января (по поводу наступления Нового Года) и 23 декабря (в день рождения императора) – с балкона этого здания Его и Ее Величества, а также члены императорской семьи приветствуют собравшихся подданных.

    Архитектура дворца на первый взгляд показалась нам довольно неожиданной, по крайней мере - недворцовой. Но, вообще, конечно, здание выстроено во вполне японском духе, хоть и на современный манер. Он железобетонное, состоит из семи крыльев разного назначения, в каждом из которых кроме единственного надземного имеются два подземных этажа. В кино перед экскурсией показывают внутренности Кюдэн-а – вот где настоящая красота. Жаль, туристов туда не пускают.

    Кюдэн Тотэй Плаза и так очень большая, а по сравнению с одноэтажным зданием дворца кажется еще просторнее. Вообще, территория, по которой мы ходили, создает ощущение большого открытого пространства (несмотря на множество зеленых насаждений), пустоты и безупречной чистоты.

    Пока мы стояли и глазели, плотно утрамбованные за невидимую линию на краю площади, у главного крыльца Тёвадэн началось какое-то слабое движение. Изнутри вышел караул в нарядной форме, затем пара мужиков в черных костюмах, и всё снова замерло.

    Чуть позже к крыльцу подъехала чОрная машина с флагом, высадила какого-то высокопоставленного чернокожего дядьку с супругой.

    Их встретили, машина уехала, и снова – тишина и спокойствие. Только строгие офицеры гонят толпу дальше, через ворота на мост Сэймон-тецубаси (Seimon-tetsubashi, или Стальной мост главных ворот). Есть еще каменный мост этих же ворот, он расположен рядом, ближе к Маруноути. Если смотреть снаружи дворцовой территории, оба моста сливаются в один, как бы двухтажный.

    Более популярное название стального моста – Нидзибаси (Nijubashi, Двойной мост). Название произошло от того, что первоначально построенный на этом месте деревянный мост оказался недостаточно прочным, и его укрепили дополнительными балками. Впрочем, нынешний мост, даром что стал после реконструкции 1964 г. стальным, тоже какой-то хрупкий: толпу тут трамбуют особенно тщательно, не давая подходить к краю. Останавливаться тоже нельзя.

    А жаль, т.к. с моста прекрасный вид на еще одно укрепление – Фусими-ягура (Fushimi-yagura). Когда-то оно стояло в крепости Фусими в Киото, но третий сёгун Токугава Иэмицу настолько его ценил за красоту, что повелел перевезти в свою резиденция в Эдо.

    После строевого прохода туда-сюда по Нидзибаси туристы втекают обратно на Кюдэн Тотэй Плаза, следуя пути народа, прибывающего поприветствовать императорскую семью в те два дня года, когда это полагается делать.

    Затем мы еще раз прошли мимо Тёвадэн и завернули за его угол. В этой части дворца находится Хомэйдэн (Homeiden, Государственный банкетный зал), а в глубине за ним – жилые помещения императора и его семьи.

    Отсюда вниз спускается т.н. улица Ямасита (Yamashita-dori), которая считается самым живописным и спокойным местом на территории дворца, хотя тут и так тихо, как на кладбище.

    Ямасита-дори упирается в пруд с лотосами (Hasuikebori), за которым возвышается стена-укрепление Фудзими-тамон (Fujimi-tamon), отделяющее Восточные сады.

    Вот, собственно, и вся экскурсия. Под конец офицеры становятся еще более сердитыми, т.к. им нужно уложиться в те 1 час 15 минут, которые отведены под хождение толпы по территории. Видимо, наша группа несколько затянула свои прогулки, так что в Сомэйкан пустили только сдать аудиогиды и забрать барахло, никаких больше магазинов и туалетов.

    В целом ощущение от экскурсии осталось немного странное. Поначалу вообще было не очень понятно, на что тут смотреть, потом немного прониклись. Чисто художественная ценность посещения дворца, по-моему, почти никакая, тут важно почувствовать себя допущенным в святая святых Японии. Вернее, на подступы к святая святых, но и то хорошо.

    Дальше мы поехали в Асакуса (Asakusa). Это один из районов города, в котором расположен самый старый и, наверное, самый знаменитый храм Токио – Сэнсодзи (Senso-ji).

    Вернулись к Токио Стэйнш, доехали по линии Яманото до станции Уэно (Ueno), пересели на оранжевую линию метро (Tokyo Metro Ginza Line), вышли на станции Асакуса. Немного заблудились на выходе, еще не привыкнув предварительно ориентироваться, какой именно экзит нам нужен, но нашлись.

    Асакуса это, конечно, не Маруноути. Никаких шикарных небоскребов и широких улиц. Опять бетонные коробочки в 4-5-6 этажей, толпа и довольно тесно. Ощущение какого-то базара или рынка. Посреди этого стоят нарядные, но тоже какие-то немного базарные внешние ворота Сэнсодзи – Каминаримон (Kaminarimon).

    За ними тянется улочка Накамисэ (Nakamise-dori), уже полностью занятая рынком под складной крышей. Продают тут самые традиционные японские сувениры – юката, вееры и сладости.

    Метров через 300 мы вышли, наконец, к площади перед главным храмовыми воротами – Ходзомон (Hozomon) - и пятиэтажной пагодой.

    Считается, что Сэнсодзи основан в 628 г. В ранние годы сёгуната Токугава был фамильным храмом этого клана. Во время Второй мировой войны был разрушен, затем восстановлен.

    Главное здание храма, Каннон-до (храм посвящен именно Каннон и часто называется по-английски просто Asakusa Kannon Temple) Денис почему-то не заснял. Кажется, за Хондзомон было очень мало места и очень много народа. :-) Да и как-то оно проигрывает по сравнению с воротами: низенькое и не особенно красочное. Запомнилась только огромная крыша вполовину высоты всего здания.

    Еще запомнились толпы народа. Пожалуй, это мое главное ощущение от Сэнсодзи. Шум, гам, дым от свечей и ароматических палочек. А еще в памяти осталась одна старушка-японка. По-моему, ей было лет сто. Крошечная как десятилетняя девочка, в туфельках с ремешками. Ей было нелегко ходить, и она то и дело приваливалась к какому-нибудь столбу или другой подпорке.

    Рядом с буддитстким храмом находится синтоистский – просто храм Асакуса (Asakusa Shrine). Он основан Токугава Иэясу в 1649 г. Тут почему-то всё наоборот: полная пустота и тишина.

    Только один из местных рикша привез к храму своих седоков: маму, папу и сына лет 8. Все седоки оказались как на подбор упитанные, и рикшу было немного жаль. Вскоре они уехали, и мы остались на дворе одни. В углу рос в кадках рис, мы потрогали рисовые колоски и решили, что хватит нам толп и пора уже вернуться поближе к природе.

    Свернули к реке Сумида (Sumida-gawa). Судя по карте, там находился одноименный парк. По дороге нам очень кстати подвернулась лапшичная, мы пообедали. Тут неожиданно обнаружился принципиальный дефект выбора еды по муляжу: невозможно понять, будет она горячая или холодная. Раньше холодная лапша нам не попадалась, так что подвоха мы не ожидали. Но на этот раз Денису досталась именно такая.

    Парк оказался совсем не тем, чего мы ожидали, а каким-то грязноватым бомжатником. Видимо, такой уж район. Зато за рекой возвышались смешные здания штабквартиры пивоваренной компании Asahi.

    Желтая закорючка на крыше одного из них символизирует, видимо, пивную пену поверх стакана, но если не знать, что это Асахи-билдинг, то в голову лезут разные другие аналогии. :-) Кто-то дипломатично зовет эту композицию по-французский Flamme d`Or (Золотое пламя), кто-то предпочитает прямолинейное английское Golden Shit (Золотое, извините, дерьмо). :-)

    Из Асакусы мы вернулись на Уэно. Это один из жилых районов города, который кое-где еще сохранил довоенный (читай – добетонный) колорит. Здесь находится главый городской парк (Ueno Onshi Koen) с храмами, зоопарком и музеями.

    Вход в парк находится прямо у южного выхода со станции JR Ueno, нужно только перейти дорогу и подняться по лестнице. Здесь мы снова повстречали нескольких бомжей. Один из них был гордым владельцем смешного рыжего котенка. Котенок жил в домике, заботливо сделанном из картонной коробки.

    Справа от входа в Уэно Коэн, после подъема по еще одной лестнице стоит статуя Саиго Такамори (Saigo Takamori).

    Говорят, токийцы очень любят эту статую и часто ходят на нее посмотреть. Могу подтвердить: народ тут действительно есть, сидят на лавочках, отдыхают.

    Генерала Саиго Такамори принято считать «последним настоящим самураем». По мотивам части его биографии снято то самое кино с Томом Крузом. Он был сторонником восстановления всей полноты императорской власти и противником сёгуната Токугава. Однако вскоре после реставрации Такамори покинул все доверенные ему посты в администрации Мэйдзи, т.к. его не устраивала политика сближения с Западом, которую эта администрация вела. Такамори понимал, что это приведет к краху традиционного уклада в Японии и к исчезновению самого сословия самураев.

    Он уехал на родину, в Кагосиму (тогда – столица провинции Сацума на Кюсю). Недовольных прозападной политикой императора самураев было немало, тем более что их начали притеснять не только с политической, но и с экономической точки зрения. Кагосима стала местом максимального самурайского сосредоточения и активности. Вскоре они начали доминировать в правительстве провинции. Имперская администрация, руководствуясь опасением «как бы чего не вышло», выслала военные корабли, дабы разоружить неблагонадежных. Тем самым, «как бы что» - восстание Сацума 1877 г. – было успешно спровоцировано. Во главе его убедили встать Саиго Такамори. К этому моменту он был уже довольно немолодым (50 лет), повидавшим жизнь человеком и прекрасно понимал, что дело это – бессмысленное, но самурайская честь другого выбора не оставляла.

    Неизвестно точно, как именно Такамори погиб – то ли сам совершил сэппуку после ранения, то ли это ему помогли сделать соратники – но он остался в глазах современником и потомков тем самым последним самураем, рыцарем без страха и упрека. Любовь народа к нему была настолько сильна, что в 1889 г. правительство было вынуждено официально простить его прегрешения. Статуя в парке Уэно установлена в 1898 г.

    От статуи мы спустились назад, к котячьему домику, и пошли вглубь парка по дорожке, забирающей чуть влево, к синтоистскому храму Уэно Тосёгу (Ueno Toshogu Shrine).

    Божеством храма является канонизированный первый сёгун Токугава – Иэясу. Обожествление Иэясу началось почти сразу после его смерти в 1616 г. Первым посвященным ему храмом стал храм Кунодзан (Kunozan) в городе Сидзуока (Shizuoka), в крепости недалеко от которого Иэясу прожил 11 лет после своей формальной отставки с поста сёгуна. Вскоре после этого был построен знаменитый храм Тосёгу в Никко.

    Тосёгу – это титул королевского ранга, дарованный императором сёгуну посмертно в 1646 г. Присвоение этого титула подстегнуло процесс строительства храмов, посвященных Иэясу, по всей стране. Сейчас их насчитывается около 200. Для всех них характерен единый архитектурный стиль: богатое украшение резьбой, позолотой, ворота в китайском стиле.

    Храм Тосёгу в Уэно был заложен в 1627 г. В 1651 г. он был перестроен по указанию внука Иэясу – Иэмицу. После этой переделки храм стал одним из лучших образчиков той самой Тосёгу-архитектуры.

    Уэно Тосёгу, как и любой синтоитсткий храм, много раз перестраивался с целью подновления, но ни разу не был разрушен. Загадочным образом он выстоял во время заключительной битвы между сторонниками сёгуната и реставрации в 1868 г., состоявшейся именно в Уэно. А вот крупнейший буддистский центр периода Эдо – храм Канэйдзи (Kanei-ji), насчитывавший до 36 построек, раскиданных по всей территории современного парка Уэно – почти полностью был уничтожен. Оталось всего 3 здания: главное (о нем чуть позже), Киёмидзу Каннон-до (Kiyamizu Kannon-do), которое можно увидеть справа от дорожки, чуть не доходя до поворота к Тосёгу, и пятиэтажная пагода, стоящая прямо по соседству с Тосёгу.

    Почти не пострадал храм и во время большого землетрясения в регионе Канто в 1923 г. – ни от самих подземных ударов, ни от последовавших пожаров. Очевидно, удача сопутствовала Иэясу не только при жизни. :-)

    Дорожка к храму с обеих сторон обрамлена торо, причем кроме обычных каменных фонарей в Уэно Тосёгу есть около полусотни очень красивых бронзовых. Это подношения даймё разных провинций. Люди попроще не могли себе позволить такие дорогие подарки. У основания каждого бронзового торо можно разглядеть фамильные гербы феодалов и их провинций.

    Храм открыт для посещений с 9 утра до заката, вход – 200 йен.

    Территория довольно небольшая, обнесена красивой резной стеной (Sukashi-bei) с воротами в китайском стиле, Кара-мон (Kara-mon). Любопытно, что цвет, в который выкрашена стена и ворота – «китайский» красный.

    С внешней стороны на столбах ворот вырезаны два дракона – Ноборирю и Кударирю (Noboriryu и Kudariryu, поднимающийся и спускающийся). По легенде, ночами они летают над прудом Синобадзу, расположенным по соседству.

    Главное здание храма – Хайдэн (Haiden) – выглядит как сказочный теремок: китайски-красное, резное до невозможности и со следами позолоты фольгой.

    Внутри довольно темно и как-то очень уютно. Мы немного посидели перед алтарем с изображением Иэясу.

    Есть парочка любопытных исторических экспонатов: доспехи и меч сёгуна, а также большое зеркало со старинной картой Японии. Это подарок одного из первопроходцев Хоккайдо. Любопытно, что по обычаю тех лет север у карты внизу, а юг – наверху.

    По дороге назад обратили внимание на памятник слева от дорожки, с вечным огнем и украшенный гирлядами бумажных журавликов. Когда подошли поближе, к нам обратился японец средних лет и на чистом энгрише стал рассказывать историю этого маленького монумента.

    Оказывается, горящий здесь вечный огонь зажжен от пламени атомных пожаров. Вроде бы, один токиец после бомбежки Хиросимы поехал узнать судьбу своего жившего там дяди. Не нашел ни дяди, ни его дома, лишь пепелище на его месте. Привез оттуда огонь. Позже к нему присоединили огонь с пожаров Нагасаки. Дети сплели гирлянды из журавликов. Получился памятник.

    Из Уэно Тосёгу мимо пятиэтижной пагоды, зоопарка и парочки музеев мы потопали к главному холлу порушенного во время борьбы за реставрацию Канэйдзи.

    Место оказалось тихое и пустынное. Когда-то храм, основанный в 1625 г., был одним из двух погребальных храмов клана Токугава, но сейчас от былой значимости мало что осталось. Во дворе – несколько символических могил да памятник павшим в битве в Уэно.

    Если пройти отсюда еще немного вперед по тихой улочке, можно попасть в храм Дзёмёин (Jomyoin). Он примечателен своими дзидзо, вернее, их количеством. Сколько их тут на самом деле – мы не считали. Где-то пишут, что 20 тысяч, где-то – что все 84 тысячи! Изначально основатель храма, некий монах, решил собрать тысячу, но решил не останавливаться на достигнутом.

    В основном, все изваяния одинаковые, особенно если учесть, что отлиты они по одной форме, а лиц у большинства уже невозможно разглядеть. Только иногда вдруг тот или другой истуканчик оказывается более ухожен, чем его соседи: передничек на нем новый, рядом – игрушки и цветы.

    Вдоль храмовой ограды, под большими деревьями, в полумраке попадаются нестандатные дзидзо – то ли старинные, то ли, наоборот, более новые. А в самом центре сидит большая статуя, металлическая. Подписано, что это – в память о детях, погибших во время Русско-японской войны 1905 года.

    Это нас как-то смутило, и мы ушли. Нам нужно было добраться до станции Угуисудани (Uguisudani) на линий JR Яманото. По дороге сначала попадались домики как будто из старого токийского «даунтауна» Ситамати (Shitamachi), центром котого был Уэно, а потом мы вышли к большому автомосту над железнодорожными путями, и окружающие нас декорации полностью сменились. За эстакадой одна над другой пестрели вывески лав-отелей. Love-hotels – это гостиницы, где номера сдают почасово. Контингент – либо влюбленные парочки, которым некуда приткнуться, либо проститутки с клиентами. Убранство и оснащение номеров соответствующее. :-)

    Мост мы благополучно перешли, правда, пару раз чуть было не попали под велосипеды. Тротуарчик такой узкий, что разъехаться-разойтись невозможно, а велодвижение почему-то очень оживленное и почему-то исключительно по тротуару. Ездят все – от тинэйджеров до дряхлых старушек. На переднем колесе – обязательная корзинка для поклажи.

    Вблизи лав-отели оказались не такими интересными. В первом этаже какой-нибудь бетонной многоэтажки – дверь из зеркального стекла, через которую ничего не видать. И всё. Т.е. снаружи выглядит очень прилично. Даже дерево в кадке у такой двери может расти. До сих пор испытываю смутные сожаления, что не заглянули внутрь. :-)

    После Уэно мы решили совершить этакий марш-бросок по районам города, расположенным вдоль линии Яманото. Ближайшей к нам крупной станцией была Икэбукуро (Ikebukuro). Это район самых больших в Токио депато – универмагов. Впрочем, шопинг в наши планы не входил, мы хотели посмотреть на авангардистское здание выставочного комлекса Metropolitan Art Space. Посмотрели. Красоты не поняли. :-)

    Сами по себе окрестности нас также не впечатлили, так что мы поспешили отсюда уехать.

    Любопытно, что по пути назад к станции я первый раз за всю поездку столкнулась с откровенным глазением на себя, причем с явно негативной оценкой. Думаю, дело было в одежде.

    На мне была надета открытая майка на тонких лямках и шорты. В принципе, ни то, ни другое японки не носят. Вернее, шорты еще попадаются – на особо прогрессивных молодых девушках, – хотя чаще всего их носят поверх лосин. А вот голые плечи – это большая редкость. Я припоминаю лишь одну молодую женщину в киотском метро – в очень красивом шелковом платье на тонких лямках, да пару токийских экстра-модных (с выкрашенными в белый или рыжий цвет волосами) тинэйджерок в маечках на голое (если не считать, пардон, бюстгалтера) тело. Майки сами по себе встречаются не так уж и редко, но носят их обычно поверх футболок или кофточек с рукавом. Вообще, многослойность тут очень в моде, иногда количество одежек, по-моему, даже зашкаливает, особенно с учетом довольно жаркой погоды. Но плечи это еще ерунда. Вот чего мы не видели ни разу – это голых животов. Впрочем, как и спин в районе талии. Никаких просветов голого тела между «верхом» и «низом» не допускается.

    Я, слава богу, голый живот тоже «не ношу». Так что тот японский дядька довольно пожилого возраста, который явно не одобрил мои голые плечи, мог бы сказать спасибо, что майка все-таки была длинная и заправлена в шорты. ;-) Впрочем, меня больше удивило не то, что взгляд был неодобрительный, а то, что он вообще был и хоть что-то выражал.

    После Икэбукуро мы поехали на Сюндзюку. Для начала решили посетить его западную, деловую часть. Первое, что увидели, выйдя со станции JR и не успев еще занырнуть в длиннющий поздемный переход – мои любимые стеклянные небоскребы.

    В переход мы пошли, дабы добраться до башен здания Токийской мэрии (Tokyo Metropolitan Government Building, сокращенно – TMGB или просто MGB). На 45 этаже северной башни есть смотровая площадка, на которую можно подняться совершенно бесплатно и посмотреть на Токио сверху.

    В городе есть площадки и повыше (за деньги), но к этому моменту мы уже начали по-немногу экономить наши финансы. :-)

    По переходу мы шли минут двадцать, не меньше. Как-то даже утомились. На самом деле, от станции Синдзюку можно подъехать к MGB поближе на метро (ст. Tocho-mae на линии Oedo). Мы не поехали, т.к. хотели прогуляться среди небоскребов – кто ж знал, что вместо этого мы будем пилить по бесконечному подземному туннелю.

    Площадка на MGB оказалась застекленной. Угол с самыми красивыми видами здесь занимает довольно пафосная кафешка, а центр этажа – вездесущие суверные магазины.

    К «свободнодоступным» окнам льнул народ. И не зря. Сумеречный Токио под нами выглядел совершенно колоссально: дома уходили за горизонт. Казалось, что кроме этого города на свете ничего нет.

    Сделав круг вдоль окон и побродив среди сувениров, мы решили передохнуть за рюмкой чая и заодно дождаться наступления темноты, чтобы посмотреть на город в ночи.

    В меню кафешки обнаружился любопытный набор: к порции спиртного прилагалась закуска на французский манер – три маленьких «штучки» (из рыбы, овощей и сыра) на один укус каждая. Я заказала игристого вина, а Денис – местного темного пива, большой, кстати, редкости для Японии. Оказалось очень вкусно, хоть и недешево – 2800 йен на двоих.

    И вот темнота спустилась. Даже не знаю, в какое время смотреть на Токио сверху лучше – днем или ночью. Решайте сами.

    Покинув MGB, мы прошли немного мимо подножий стеклянных монстров. Всё-таки они классные. Ради такого зрелища можно было и Токио посетить. ;-)))

    Ноги, однако, к вечеру уже порядочно гудели, и мы решили ту самую одну остановку на метро проехать, а не пройти.

    Восточный Синдзюку совершенно не похож на западный. Это район ночной жизни – ресторанов, баров, магазинов, уличной торговли: http://www.youtube.com/watch?v=HHmTLdKsu00 . Здесь же находится токийский «квартал красных фонарей» - Кабуки-тё (Kabuki-cho). Конечно, название это очень условное, придуманное иностранцами для иностранцев.

    Ничего общего с амстердамским оригиналом здесь нет. Мы вообще долго не могли понять, где хоть что-то, намекающее на возможность снять девочку. Может быть, здесь есть соответствующие надписи иероглифами, но чисто визуальных, понятных без перевода признаков мы так толком и не заметили. Если не считать того, что в некоторых заведениях за развевающимися от ветра занавесками над входом можно увидеть стены фойе, увешанные фотографиями хорошеньких японочек. Фотографии при этом – портретные, только лицо. В общем, если бы мы не знали, что это квартал красных фонарей, то и не подумали бы, что здесь что-то не так.

    Мы, конечно, не знатоки японской секс-индустрии. Возможно, мы и вовсе неправильно поняли эти фотографии. Но то, что восточный Синдюзку – место злачное, мы убедились точно. Грязи под ногами тут немало, как в прямом, так и в переносном смысле.

    Причем это злачное место – для японцев, а не для гайдзинов. Гайдзинам отдан Роппонги с его клубами, барами и дискотеками западного образца. А здесь (как говорят знающие люди) – стриптиз-клубы; хостесс-бары, где задолбанного работой рядового сараримена разводит на деньги красивая девочка, в обязанности которой входит выслушивать жалобы и слезы каждого, не забывая почаще подливать ему дорогущее спиртное; импровизированные бани, где мужчин побогаче моют обнаженные девушки, которых, тем не менее, не дозволяется трогать руками, и бог знает что еще.

    Кроме всего прочего, Кабуки-тё считается гнездом якудза. Якобы когда-то неосторожных одиноких иностранок даже крали для работы в местных стриптиз-барах. Но последние годы и с мафией, и с проституцией ведется борьба, вроде бы, даже более-менее успешная.

    Сами мы никаких якудза, конечно, не видели, зато нас угораздило зайти в зоомагазин. Я, пожалуй, слишком близко к сердцу принимаю любых животных, кроме тараканов, но тут и более нормальному человеку стало бы не по себе.

    Был уже неранний вечер. Видимо, обитатели магазина просидели в этом тесном, жарком помещении целый день. Часть щенков была буквально набита в плетеные клетки-корзинки, явно недостаточные по размеру. Они, бедняжки, скулили и тихо повизгивали, протягивая мордочки к каждому проходящему мимо человеку. Остальные щенки и котята были рассажены по отсекам, очень напомнинающим по виду и габаритам микроволновку. Наверняка в них есть какая-то вентиляция, может, даже кондиционер, но выглядит это ужасно. Кое-кто тихо спал, но многие теребили лапками стекло изнутри и беззвучно открывали рты.

    В общем, грустно это всё выглядело...

    Побродив еще немного по переулкам, мы пошли ужинать. Выбрать место нам помог Lonely Planet, за что ему большое спасибо. Это оказался отличный ресторан сукияки и сябу-сябу под названием Ibuku (Ибуку). Мы на всякий случай заглянули туда до хождений по красным фонарям и зоомагазинам, чтобы забронировать столик. Девушка на рецепции записала имя Дениса иероглифами, и ему стало любопытно посмотреть, как это выглядит. Он сунул нос в книгу, чем вызвал ужас девушки, которая сразу начала извиняться, зачёркивать иероглифы и писать имя латинскими буквами. Видимо, подумала, что Дениса такая вольность страшно оскорбила. :-)

    Когда мы вернулись, нас провели на второй этаж, в зал, где можно сидеть почти как на стуле, спустив ноги под стол. В центре столешницы была плита, но не газовая, как в Киото, а – ни много, ни мало – индукционная.

    Нас обслуживала официантка уже довольно пожилого возраста, но при этом отлично говорящая по-английски. Никакого энгриша. Мы ей сказали, что уже ели сябу-сябу в Киото, а теперь хотим попробовать сукияки.

    Ингридиенты этих блюд одинаковые, отличается лишь способ приготовления: сябу-сябу варят, сукияки – жарят или тушат, в зависимости от региона, где готовится блюдо. В Кансае сначала на масле жарят мясо и съедают его, приправляя соусом на основе соевого, а потом в получившемся мясо-масляном соку готовят овощи и грибы. В Канто все готовят одновременно, и это больше похоже на тушение, т.к. в сковородку довольно щедро добавляют специальный бульон. А еще сыплют много сахара. Это нам не очень понравилось, но в целом было вкусно.

    За соседним столиком располагалась немного странная компания: трое мужчин среднего возраста и одна молодая девушка. Судя по всему, это были коллеги по работе, которые пришли отметить девушкин день рождения. Один из мужиков явно был начальник. Он громко разговаривал, смеялся и пил сакэ. Официантка, по-видимому, перевела им наши слова о том, где мы уже успели побывать. Японцы прониклись. :-)

    Мы обменялись парой приветственных слов, а потом разговор каким-то образом зашел про телефоны. Денис показал им свой смартфон. «Начальник» начал сравнивать его со своей стандартной японской раскладушкой. Оказалось, что HTC Touch Diamond размером ровно в половинку этой раскладушки, заточенной, в частности, под просмотр мобильного телевидения и поэтому довольно большой. Впрочем, японцы, по-моему, компактность в мобильнике вовсе не ценят, в отличие от нас. А «начальник» на полном серьезе спросил: «Это русский телефон»? :-)

    На прощанье официантка сделала для нас копию мануала к сукиякам и сябу-сябу на английском ( http://photofile.ru/users/lapne/115295250/124620856/ ) и мы поехали спать.

    Следующим утром мы планировали было встать пораньше, часиков хотя бы в семь, т.к. собирались ехать на рыбный рынок Цукидзи (Tsukiji). Но подняться удалось лишь ближе к восьми, да и то пинками.

    По дороге решили взглянуть на театр кабуки Кабуки-дза (Kabuki-za), который находится по соседству, в квартале Гиндза-4, на пересечении Харуми-дори и Сёва-дори (Showa-dori). Представлений в те дни, когда мы были в Токио, здесь не давали, но взглянуть на здание хотя бы снаружи хотелось.

    Погода, в отличие от вчерашней, была довольно хмурая, то и дело начинало накрапывать. Где-то на юге, в море зарождался тайфун…

    От театра к рынку прошлись пешком. На подступах очень удачно наткнулись на английскую схему расположения торговых рядов, т.к. было совершенно непонятно, где и как можно углубиться в это пахнущее рыбой чрево Токио.

    Рынок Цукидзи имеет совершенно колоссальные размеры. По форме он напоминает четвертинку круга. Закругленной частью выходит к Сумида-гава, «углом» – в город.

    Мы вошли примерно в районе этого самого угла. Сначала попали в большую погрузочную зону, заставленную фургонами-холодильниками, в которые рабочие шустро грузили белые пенопластовые контейнеры разных размеров.

    Дальше – зона мелкооптовой и розничной торговли. Находиться здесь одновременно очень интересно и довольно страшно. С одной стороны, перед тобой разложено такое количество морской рыбы и гадов, что глаза разбегаются. С другой – глаза эти надо постоянно держать в куче, т.к. по проходам между рядами на приличной скорости носятся электротележки.

    Продавцы смотрят на очумевших гайдзинов насмешливо, водители тележек – недовольно. Окружающую атмосферу очень хорошо передает видео-ролик: http://www.youtube.com/watch?v=88l_y-Vyu0k (смотрите в высоком качестве и со звуком).

    Первое, что мы увидели на самом входе в ряды – огромный тунец. Его привезли на ручной тележке, по-видимому, из самой дальней зоны, где рано утром проводят оптовые аукционы. Купленная на них рыба развозится по рядам, при необходимости разделывается на куски и либо продается прямо тут же, либо отправляется в городские магазины и рестораны.

    Чтобы увидеть тунцов в больших количествах, нужно приезжать на Цукидзи часов в пять-шесть утра и незаметно прокрадываться в аукционную зону. Не так давно туристам официально запретили там находиться, но если вести себя тихо, то не выгонят.

    Часов до восьми еще можно увидеть, как купленных тунцов по одиночке развозят по рядам на разделку. Мы приехали только в девять, так что наш первый тунец оказался последним. Поэтому миль пардон за не слишком хорошее качество фотографии.

    Кстати, те двое мужиков, которые пытаются тягать мега-рыбину на картинке, с задачей не справились. Пришлось подключиться еще двоим.

    Разделка туши происходит вне поля зрения посторонних. На прилавке бывший тунец проявляется в виде аккуратных кусков темно-красного мяса и головы.

    Более мелкая живность продается целиком, лежа в лотках со льдом (видео: http://www.youtube.com/watch?v=MlgMfuQDGkA ).

    Из Цукидзи поехали на остров Одайба (Odaiba) в Токийском заливе. Впрочем, правильнее было бы сказать – на островА. Все они насыпные. Первые две ласточки островостроения появились на закате периода Эдо, в середине XIX в. и построены были как военные укрепления (daiba по-японски – форт). В 1928 г. на третьем насыпанном острове разбили парк, существующий до сих пор.

    Но актуальный ультрасовременный облик Одайба начала приобретать после японской Экспо-85. Начали строить те самые здания из стекла и бетона, которыми остров знаменит сейчас. В начале 90-х гг. после «лопания мыльного пузыря» местность была заброшена, и только после 1995 г. строительство возобновилось.

    Сейчас на Одайбе находятся штабквартиры многих компаний, в основном, высокотехнологичных, международный выставочный центр Tokyo Big Sight, шоу-румы Панасоника и Тойоты, два музея, парки, один из двух токийских пляжей, теннисный стадион и целые города из магазинов. Кроме того, здесь расположен «банно-онсэнный» комплекс Оэдо Онсэн Моногатари (Oedo Onsen Monogatari) – довольно попсовое, как я понимаю, заведение, которое, впрочем, пользуется популярностью у токийской молодежи и неопытных гайдзинов.

    Еще одно любопытное заведение на Одайбе - «свадебная деревня» Partire Tokyo Bay Wedding Village. Для тех, кто предпочитает жениться в западном антураже, здесь есть всё, даже часовня. Не уверена, правда, что обряды в ней совершают настоящие.

    Многочисленные части Одайбы связаны друг с другом и с большой землей мостами. Самый знаменитый из них – Радужный мост (Rainbow Bridge). Мы прокатились по нему на автоматическом поезде линии Юрикамомэ (Yurikamome Line) (видео: http://www.youtube.com/watch?v=3gRAFF5Sm6E ). Сошли на станции Odaiba-Kaihinkoen.

    Те, кто посмотрел ролик, оценили всю красоту погоды в тот день. Тем, кто не посмотрел, смотрите в фотоальбоме картинку Радужного моста с Одайбы.

    Денис снимал ее из парка Odaiba Marine (или Seaside) Park. Как раз здесь находится кусок песчаного пляжа, купаться на котором, впрочем, запрещено – из-за загрязнений.

    Впрочем, это не означает, что жизни тут нет. Из моря то и дело выпрыгивают здоровые рыбины. На камнях вдоль кромки воды сидят крабы, на бетонных пирсах – толпы мокриц, в кустах – толстые японские коты. За одним мы долго бегали с «фото-ружьем», но так и не смогли заснять.

    «Человеческая» жизнь, напротив, была представлена очень слабо. Загорающих по понятным причинам не было. Прогуливающихся можно было сосчитать по пальцам одной руки. Даже кафешки были, по большей части, закрыты. Видимо, из-за погоды.

    Одну открытую кафешку мы все-таки нашли. Она находится у пирса, где причаливают кораблики Water Bus, очень напоминающие парижские «бато-муш». На таком кораблике можно неплохо прокатиться по Сумида-гава и Токийскому заливу.

    Чуть дальше по берегу неожиданно наткнулись на небольшую реплику статуи Свободы (?).

    Над пирсом, кафешкой и Свободой стоит футуристичное здание Фудзи ТВ (Fuji TV Headquaters). В шаре, кстати, находится дорогой французский ресторан. Перед Фудзи ТВ – приземистое разноцветное здание торгового комплекса Odaiba Aqua City.

    Дойдя до конца Приморского парка, мы вернулись к линии Юрикамомэ и проехали одну остановку от ст. Daiba до ст. Fune no Kagakukan, чтобы добраться до главной цели нашей поездки на Одайбу – Нациального музея передовой науки и инноваций, или Мирайкана (Miraikan): http://www.miraikan.jst.go.jp/en/ .

    Выбирая из большого количества токийских музеев, мы были нацелены на то, чтобы посмотреть на знаменитых японских роботов в действии. В Мирайкане наша задумка осуществилась. Однако помимо роботов в музее столько интересных и чрезвычайно разноплановых вещей, что он будет интересен любому, включая детей и женщин. :-)

    Билет стоит всего 500 йен. Мы, правда, еще и скидку в 100 йен отхватили по нашим оранжевым Handy Map и Handy Guide.

    В Мирайкане есть сферический кинотеатр Dome Theatre GIAI с электронным планетарием. Чтобы попасть сюда, отдельного билета не нужно, но необходимо зарезервировать место на желаемый сеанс с помощью автомата, считывающего двухмерный штрих-код с входного билета. Мы записались на шоу под названием “A Planet by Chance” («Планета по воле случая») и потопали смотреть на чудеса науки.

    Постоянная экспозиция расположена на двух этажах. На этаже 3F находятся зоны EX2 (Innovation and the Future, Инновации и будущее) и EX3 (Information Science and Technology for Society, Информационная наука и технология – обществу), на этаже 5F – зоны EX5 (Life Science, Науки о жизни) и EX6 (The Earth: Environment and Frontiers, Земля: окружающая среда и передовые рубежи).

    Весь музей – интерактивный. Практически каждый экспонат можно потрогать и даже заставить поработать. Толпами ходят японские школьницы с ручками и блокнотами и что-то записывают. Думаю, их посылают в Мирайкан с заданием сваять эссе или выступить с докладом.

    В «Инновациях и будущем» я с удовольствием припомнила свое университетское образование и посмотрела пару фильмов о японцах-лауретах нобелевской премии по химии. Вместе с Денисом посмотрели в микроскоп на наноструктуры.

    Когда подошли к стендам о сверхпроводимости, как раз началось соответствующее шоу. Пришел совсем юный на вид мальчик с бэйджиком, на котором, кроме имени, гордо красовались буквы Ph.D., принес дюар с жидким азотом, пару кусочков полупроводника, стальную ленту-петлю и начал показывать чудеса левитации (видео: http://www.youtube.com/watch?v=YdbQMNhMcf ). Смотрели с интересом все, включая маленьких детей.

    Подобные демонстрации устраивают на каждом стенде по 2-3 раза в день. Время их проведения можно узнать из расписания (Demo/Talk/Show Schedule & Information), которое выдают при покупке билетов вместе с планом-схемой этажей.

    Те, кто не попал на шоу о сверхпроводимости, могут посмотреть на модель поезда на магнитной подушке Maglev, которая находится рядом.

    К этому же разделу экспозии относятся и роботы. Есть здесь, в частности, знаменитый ASIMO, но его в действии мы не увидели, т.к. опоздали на последнюю демонстрацию. Зато посмотрели на потрясающих восьмилапых роботов-жуков Halluc II. В каждой ноге у них – по 7 сервомоторов, так что ходить и ездить они могут практически как угодно. Эту технологию планируется применять при производстве инвалидных колясок.

    Специально для детей и юных девушек устроен «кавай» в виде белого плюшевого робота, изображающего детеныша морского котика. Его надо гладить, тогда он поднимает голову, прогибает спинку, хлопает длинными ресницами и что-то мурлычет. :-)

    В разделе «Информационная наука и технология – обществу» мы посмотрели на очень забавную модель Интернета, пересылающую вместо битов информации черные и белые шарики (видео: http://www.youtube.com/watch?v=EgkOW74 ). Пакеты шариков можно отсылать или принимать с пультов, находящихся по периметру, причем одновременно модель может обрабатывать несколько пакетов. Мы отправили букву D из точки А в точку В. Наши восемь шариков весьма запутанным путем проехали через несколько «роутеров», не позволивших им смешаться с чужими, приземлились в нужной точке и были благополучно расшифрованы.

    На другом стенде мы здорово развлеклись вместе с компанией японских школьниц. Здесь нужно рисовать специальным стилусом на сенсорном экране-столе разные фигуры. Если нарисуешь достаточно четко, чтобы стол тебя понял, то фигура оживает: квадрат превращается в «книгу», страницы которой перелистываются, стрелки начинают летать по всему столу, треугольники – расчерчивать внутри себя новые треугольники, все мельче и мельче, спирали – закручиваться, окружности – кататься на манер колеса. Можно еще аккуратно подтолкнуть нарисованное и ожившее, тогда оно начинает двигаться. Если как следует нарисовать не получилось – зачеркиваешь погуще, и фигура исчезает.

    В разделе «Науки о жизни» показывают всяческие биолого-медицинские штуки – о ДНК, геномах, человеческом мозге, клонирования, лекарствах и т.п.

    Очень любопытный раздел о Земле. Начинается с жилого модуля МКС, сделанного явно в России – с русскими надписями. :-) Можно войти внутрь, посмотреть на космическую еду, постель, туалет и т.п., послушать рассказ обо всем этом. Здесь, кстати, работают не постоянные сотрудники (как мальчик из сверхпроводимости), а волонтеры.

    Запомнилась еще одна интересная штуковина в этом разделе – экран, на который постоянно выводится актуальная информация о состоянии всех сейсмически опасных зон в Японии.

    На этом же этаже расположен VR Theatre – театр виртуальной реальности. Мы было встали в небольшую очередь, но поняли, что рискуем опоздать в планетарий, и отложили до следующего раза.

    В атриуме в одном из торцов здания подвешен шар диаметром 6,5 м, изображающий Земной – Geo-Cosmos. Его повехность покрыта миллионом маленьких жидкокристаллических дисплеев, на которые выводится информация о том, как выглядит Земля из космоса. Она поступает со спутников и обновляется каждый час. На специальных экранах можно сменить режим просмотра на отображение температур – шар станет разноцветным. На первом этаже под шаром находится т.н. Symbol Zone, там можно прилечь на кушетку и смотреть на вращающийся над тобой мир.

    Перед входом в GIAI Dome Theatre снова стоит автоматическая стойка, считывающая 2D-штрих-код с билета, и выдают аудио-гиды на английском. Спинки кресел в зале откидываются до почти «лежачего» состояния, т.к. картинку надо смотреть на сферическом потолке. Картинка, кстати, объемная, но никаких очков для просмотра не нужно – ее генерирует сам аппарат Megastar-II, способный одновременно показывать 5 млн. звезд.

    В начале фильма ты просто видишь над собой огромное звездное небо, в ушах звучат звуки цикад. Потом начинают рассказывать о том, как сформировалась наша планета, насколько случаен был этот процесс и насколько еще более случайно вышло так, что на Земле может существовать жизнь. Строго говоря, ничего нового мы не узнали, но кино красивое.

    Перед уходом мы заглянули в музейный сувенирный магазинчик. Очень забавный у них ассортимент – от химической посуды до космической пищи. Мы купили для ребенка крошечный радиоуправляемый вертолет.

    Неподалеку от Мирайкана находится Telecom Center . Выглядит внушительно, почти как арка на Дефансе в Париже, только поменьше. Через «окно» очень часто можно видеть самолет, взлетающий или садящийся в Ханэда.

    Вернулись с Одайбы все по той же линии Юрикамомэ. Когда шли от конечной Тоёсу (Toyosu) к одноименной станции метро, на глаза попался любопытный фонтанчик (видео: http://www.youtube.com/watch?v=YR7yhrvdn-M ).

    Заехали на минутку в гостиницу, бросили покупки и поехали на Харадзюку (Harajuku), район сборищ косплеистов и прочих ряженых. Косплей (cosplay, сокращение от costume play) – это тинэйджерская субкультура, широко распространенная в Японии. В основном, этим делом увлекаются девочки. Наверняка вы видели фотографии невообразимо одетых и полуодетых юных японочек в образе героини какого-нибудь анимэ, манги и т.п. Если не видели – у kitya есть отличная подборка. Кроме косплея есть масса других манер рядиться – GothLoli («готические лолиты»), рокабилли и т.п.

    Вся эта красота собирается на Харадзюку, у входа в парк Ёёги (Yoyogi) по воскресеньям днем. Мы понадеялись, что и в четверг вечером кого-нибудь там увидим. Но увы. Даже обидно – через весь Токио тащились.

    Раз тут нам не повезло, решили заглянуть на улицу Такэсита (Takeshita-dori), мекку японских школьниц-модниц, особенно тех, кто приезжает в Токио из провинции. Считается, что здесь можно купить «правильные» вещи. Улица пешеходная и действительно буквально забита тинэйджерками. Мы зашли в чулочно-носочный магазинчик, чтобы закупиться единственным из многообразия здешних товаров, который я бы рискнула на себя надеть – кружевными подследниками. :-)

    Такие подследники мы первый раз увидели еще в поезде в Хаконэ. Тогда они были золотистого цвета и надеты под фиолетовые туфли. 8-0 Непривычных еще нас это сочетание убило наповал. Позже мы поняли, что это повсеместная мода, хотя в Токио она, похоже, уже пошла на спад. А вот в Киото такие подследники самых невообразимых цветов были надеты на каждую вторую пару женских ног. В конце концов, мне это даже понравилось, и на Такэсита-дори я купила несколько пар – от нейтральных белых и черных до нежно-розовых. Жду лета, чтобы это носить. :-)))

    С размерами, кстати, довольно непросто. Самый большой выбор – на 33-35, что неудивительно. На 35-37 уже не так богато, а больше нет ничего.

    Несмотря на то, что уже стемнело, решили съездить на Акихабару (Akihabara). Тамошние знаменитые рынкомагазины с электроникой работают до 9 вечера.

    Место странное. Говорят, постепенно традиционные акихабарские магазинчики уже исчезают, и их готовятся заменить строящимися стеклянно-нарядными многоэтажными торговыми центрами.

    Но пока что стандартный магазин здесь выглядит так: несколько этажей, очень небольших по площади и плотно заставленных всякой электронной всячиной - от i-Pode-ов до огромных домашних кинотеатров.

    Считается, что здесь в первую очередь появляются новинки (судя по всему, это правда), а цены - самые низкие (по сравнению с московскими - действительно заметно ниже). Однако, насколько здесь можно что-либо серьезное купить - вопрос совместимости.

    Кое-где неожиданно встречаются надписи на русском. Обычно ими зазывают на тот этаж магазина, где продаются ненужные в Японии GSM-телефоны. Мы поднялись на один из них: выбор крайне скудный и крайне странный.

    В больших магазинах есть этажи с сувенирами, обычно самыми простецкими вроде брелочков и флэшек в виде суси, керамики, юката. В юкатах наткнулись, кстати, на пару русских теток, подбиравших одежку на себя. Я тоже порылась, ничего симпатичного не нашла.

    Самое ценное приобретение - отличный керамический нож где-то за 5,000 йен. Режет всё подряд, очень удобный и не тупится.

    Ужинать мы намеревались снова по наводке Lonely Planet в идзакайя рядом с нашей станцией на JR Яманотэ – Юракутё. Нашли заведение с большим трудом, даже с привлечением полицейского. Оно оказалось типичным пивняком с шумом и дымом, но народу было полно. Нам даже пришлось немного подождать. Судя по контингенту, наполовину гайдзинскому, Lonely Planet читали не мы одни. :-) Впрочем, в основном, тут заседали не туристы, а работающие в Японии иностранцы в сопровождении своих японских коллег. Я съела от души нарубленные сасими, Денис заказал креветок на гриле. Кормят там действительно вкусно. Наливают разное импортное пиво, в т.ч. Гиннесс. Но вот умэ-сю у них просто отвратительное, хоть и по стандартной цене в 600 йен за порцию. Называется заведение Andy’s Shinhinomoto.

    На следующий день утром мы поехали в музей Хаяо Миядзаки (музей Гибли) в Митаке (см. соответствующий раздел сайта).

    Еще накануне вечером, думая, куда бы податься после музея Гибли, мы были осенены шальной идеей съездить на теннис. На Одайбе в Ariake Colosseum как раз проходил женский турнир первой категории TORAY PAN PACIFIC TENNIS. В тот день были четверть-финалы, в трех из которых играли наши девушки.

    Расписание матчей мы узнали в Интернете, пользуясь отельским компьютером со свободным доступом к сети. Успевали мы на две игры – с участием Нади Петровой и Елены Дементьевой.

    Приехали к спорткомплексу. Билеты пришлось купить самые дешевые (впрочем, весьма относительно дешевые – по 4000 йен), т.к. карты к оплате не взяли, а наличности было мало. Впрочем, стадион не такой уж большой, и с нашего последнего яруса всё было прекрасно видно.

    Надя выиграла (не помню, у кого), Ленка продула Среботник.

    Японцы потрясающе болеют: молча. Я в один из моментов не удержалась и таки выдала «реплику из зала». К огромному нашему удивлению, ее поддержал мужской голос на чистом русском языке. :-)

    Присмотревшись, мы заметили на противоположной трибуне дядьку в подозрительно патриотичной футболке. Через объектив фотоаппарата даже смогли прочесть на ней надпись Russia. Рядом сидели две японки, помладше и постарше. Мы так поняли, что это жена и теща. Денис тут же вспомнил: «За что я люблю свою жену-японку? За то, что теща живет аж в Йокогаме.» :-)))

    Вернулись домой на метро, бросили покупки и пошли ужинать.

    Но сначала нам нужно было обзавестить наличностью, ибо ее остатки ушли на теннис, а карточки в ресторанах принимают нечасто. Найти обслуживающий иностранные карты банкомат оказалось задачей не из легких. В ближайшем к нам Lawson-е, на который мы очень надеялись как на явно прозападное заведение, банкомат был только для японцев. Продавец нам кое-как подсказал, где можно найти ближайшую почту (там всегда есть «иностранный» банкомат), мы кое-как дошли. Оказалось, что очень вовремя, т.к. было уже довольно поздно, а закуток с банкоматами при почте открыт в будни до 21:00, а в выходные – до 19:00.

    Выбирая, где поесть, снова приняли на веру рекомендацию Lonely Planet и нашли в маленьком переулочке на Гиндзе ресторанчик яки-тори. С большим удовольствием посидели за барной стойкой, посмотрели, как жарят на углях микро-шашлычки из курицы, индейки, грибов-сиитакэ, перепелиных яиц, лука, сладкого перца и т.п. в разных сочетаниях.

    Рядом с нами сидел веселый японец, который уже к нашему приходу был порядком нетрезв, а пока мы сидели – еще усугубил. В конце концов, он чуть было на налил сакэ себе в рис. :-) Мы с ним поболтали, он показал, как приправлять специальной смесью специй наши яки-тори и все время хихикал над нами, незнайками. :-) Научил, как будет темное пиво, которое мы пили, по-японски: камо биру (kamo biiru).

    Оцифиант, кстати, оказался индийцем. :-)

    После ужина мы решили предаться пороку и съездить на Роппонги, благо, был пятничный вечер. Погода, правда, подкачала – лил дождь.

    Мы немного побродили среди вывесок клубов, баров и дискотек и поддались приглашению одного из зазывал. Тот очень шустро завел нас в маленький подъезд, поднял на 6-ой этаж и распахнул дверь в крохотный барчик. Мы не любители шумных тусовок, поэтому такой вариант Роппонги нас очень устроил.

    Ужасно насмешило, что мы попали в happy hour, который длился аж до 24 часов. Все напитки наливали за полцены – 500 йен (5 долларов). Публики было немного, рядом с нами сидели двое австралийцев, с одним из которых мы разговорились. Оказалось, что у него даже когда-то была русская девушка. Чуть ли не лейтенант российской армии. Воспоминания о ней у австралийца остались самые лучшие, так что за державу краснеть не пришлось. :-)

    Бармен был венгр, а зазывала – чернокожий. Вот такой интернационал. :-)

    Мы выпили по паре коктейлей и ушли: завтра утром нам предстояло лететь домой.

    Про обратный перелет писать не буду, т.к. не помню вообще ничего, кроме (смутно) дороги в аэропорт. :-) Думаю, это лучшее свидетельство того, как я устала за две недели японского марафона.

    Но! Самое главное: понравилось ОЧЕНЬ. И надо обязательно ехать еще. :-)

    вики-код
    помощь
    Вики-код:

    Дешёвый перелёт по направлению Токио
    сообщить модератору
      Наверх