Тринидад

Тринидад

LAT
  • 21.80000N, 79.98333W
  • Я здесь был
    Хочу посетить

    32 заметки,  10 советов по 10 объектам,  1 003 фотографии

    помощь Подписаться на новые материалы этого направления
    Вики-код направления: помощь
    Топ авторов Тринидада помощь
    Все авторы направления
    1
    pop
    помощь
    в друзья
    в контакты
    С нами с 3 июл 2010

    Тринидад

     
    6 июля 2010 года 37161

    ТРИНИДАД

    Поездка в Тринидад в туристических проспектах стоила сто двадцать песо на человека и включала в себя: ленч, ужин, посещение трех городов и монумента Че Гевары в Санта Кларе. В брошюре поэтичным слогом были описаны дивные городки и впечатления сулили быть незабываемые. Но я в эти сказки не верю - знаю я, как лохов на курортах разводят: из ручейка водопад сделают, а из деревни сказочный город построят. Поэтому я решил всё выяснить по своим каналам и обратился к одному русскоговорящему парнишке, с которым познакомился пару дней назад на пляже.

    Дремля под зонтиком в тени, мне почудилась русская речь, причем сначала говорили в мегафон по-испански, а потом чисто по-русски сказали: - Дамы и господа! Сегодня в девять часов вечера у нас будут Латинские танцы!!!

    «Шизофрения началась, - подумал я и открыл глаза. - Или много выпил Мохито». Юли рядом со мной не было, она купалась, и подтвердить опасения мои не могла. Коктейль, конечно, вставляет нехило в такую погоду, но чтобы голоса начались - это уж слишком. Под моим лежаком стояли три пустых стакана, а под Юлиным два. «Значит, почудилось, - подумал я и закрыл глаза, - бывает». Но спустя пару минут голоса повторились.

    - Дамы и господа! А сейчас мы будем играть в волейбол! Присоединяйтесь!

    Тут уж я не выдержал, матюгнулся, встал с лежака и побрел на шипение мегафона. На пляжной волейбольной площадке стоял чернявый пацан и заливал в рупор по-испански. На русского он не был похож, хотя в Крыму и на юге России таких типажей много.

    - Ола! - поприветствовал его я.
    - Ола! - улыбнулся паренек.
    - Тут кто-то говорил по-русски или мне послышалось? - спросил я по-английски.
    - Это я говорил, - ответил он по-русски.
    - Ты? - удивился я. - А ты русский?
    - Моя мама русская, а папа кубинец.
    - Круто! - усмехнулся я. - А ты говоришь вообще без акцента.
    - Я в Ленинграде жил несколько лет.
    - Та ты шо! А у меня герлфренд оттуда.
    Так я познакомился с Сашей по кличке Петрович - так его все звали в округе. Саше было двадцать два года, и работал он в отеле массовиком-затейником. Художественная самодеятельность на курорте была поставлена на высшем уровне. Каждый день в десять утра начинались различные мероприятия: гимнастика, уроки танцев, испанского языка, водное поло и пляжный волейбол, а вечером в большом шалаше с эстрадой проводились концерты и викторины. Вообще кубинцы очень общительные и веселые люди. Поболтать они жуть как любят и шутники по натуре своей. Какой-то чудак в отеле приставил лавочку под пальму с созревшими «бомбами». Типа садитесь, буржуи, отдохните, но никто на ней так и не сидел.

    Петрович о Тринидаде ничего толком мне не сказал, он там никогда не был, что меня озадачило. В брошюре писалось, что это сказочное место и все должны обязательно там побывать, а Саша прожил на острове двадцать лет и никогда там не был. Странно. Пришлось мне идти к моему старому своднику Фернандесу. Он естественно имел с меня комиссионные, поэтому я подошел к нему издалека: принес бокал пива, бюргер и начал интересоваться погодой, так как хотел выйти в море на яхте.
    - Погода будет так себе, - сказал Фернандес и принял благосклонно еду. - А с кем ты в море выходишь?
    - С Хулио, - ответил я.
    - Он хороший рулевой. А ты ему чаевые даешь?
    - Конечно, даю… один песо.
    - И напрасно, - укусил Фернандес бюргер.
    - Почему?
    - Он все чаевые начальству отдает.
    - Зачем?! - хмыкнул я.
    - Ему в следующем году на пенсию идти, - пробубнил Фернандес.
    - Ну и что. Не понял, поясни-ка.
    - Он думает, что его оставят работать.
    - Он что хочет работать? - удивился я.
    - На Кубе все хотят работать, - проглотил Фернандес остаток котлеты. - На пенсию у нас не проживешь.
    - Предусмотрительный, Хулио, - подметил я.

    Работать на Кубе в туристическом бизнесе очень престижно и выгодно. Туристы добрый народ: всегда на чай дадут или что-нибудь подарят. Перед отъездом, собирая чемодан, я захотел избавиться от ненужного барахла, слишком много купил сигар и рома. У меня было две пары шорт и две футболки, которые я практически не носил и не собирался носить. Я хотел, было выбросить это тряпки на помойку, но потом подошел к Петровичу и спросил, не нужны ли ему эти вещи. Он очень обрадовался и попросил приносить все, что нам не понадобится.

    - И как долго он так платит? - спросил я.
    - Года три, - ответил Фернандес. - А может быть и больше.
    - А ты уверен, что он платит, а не сказки рассказывает?
    - Платит-платит. Он каждый день отчет пишет.
    - Ну, я тоже отчеты умею писать, - усмехнулся я. - Все равно что-нибудь не допишет.
    - Я думаю, он тридцать процентов себе берёт, а остальные отдает начальству.
    - А кому он деньги отдает?
    - Директору.
    - А он кому?
    - А вот этого я не знаю, - улыбнулся Фернандес. - Ну, сам понимаешь.
    - Ага, понимаю, - кивнул я головой. - Сам в такой стране жил.
    - Слышишь, Алекс, возьми мне еще бюргер, - попросил Фернандес. - Очень кушать хочется.
    - Нет проблем, сейчас принесу.

    Я сходил в бар и заказал бюргер и пиво. Работники отеля не могли брать ничего из бара - за всё надо платить по туристическому прейскуранту. Ну а цены кусаются: за банку пива надо целый день работать, а за коктейль, поди, неделю пахать придётся. Несколько раз в ресторане я видел, как кухонные работники воровали еду - это мне напомнило Советский Союз. Только массовики-затейники кушали три раза в ресторане, потому что они жили в отеле, но в барах и им тоже не разрешалось питаться.

    - А что там интересного в Тринидаде? - спросил я.
    - О-о, это очень старый и дивный городок, - сказал Фернандес. - В центр машины не ездят, и все там как было триста лет назад.

    Я представил себе воздушные замки, лабиринты узких улиц и конкистадоров со шпагами.

    - А сколько туда ехать? - спросил я.
    - Часов пять или шесть.
    - Ого! Немало. А ты там был?
    - Конечно, был, у меня там кузен живет.
    - Слышь, Фернандес, а сколько у тебя кузенов? - усмехнулся я.
    - Семь. У нас очень большая семья.
    - Понятно. А во сколько мне выльется эта поездка?
    - Двести песо.
    - Двести песо! - удивился я. - С двоих?
    - Ну да.
    - Все равно недешево выходит, - проворчал я. - С экскурсией можно за такую же сумму поехать. А почему так дорого?
    - Ну, во-первых, надо арендовать машину.
    - А на твоего кузена машине нельзя туда поехать?
    - Не-е, - покачал головой Фернандес.
    - Почему?
    - Это другая провинция, если полиция остановит - будут проблемы.
    - Понятно.
    - А во-вторых, эта экскурсия затянется на целый день.
    - Да-а, дорогое это удовольствие, - почесал я затылок. - А у меня с деньгами не очень.
    - Если ты еще двоих пассажиров найдешь - то будет в два раза дешевле.
    - Та где я их найду? - скривился я. - Я ж не турбюро…
    - Ну, а эти из Германии? - кивнул Фернандес на пляжный бар.
    - Они не хотят никуда ехать.
    - Ну, тогда с вас двоих сто восемьдесят песо… не меньше.
    - Ладно, я подумаю и дам тебе знать, - сказал я и побрел в бар поговорить с Германцами.

    У нас в отеле отдыхали две русскоговорящие пары из Германии. Одни были нелюдимые и сторонились общения, а вторые сами на контакт пошли, когда мы заговорили в баре по-русски. Алла и Джозеф были с виду порядочные и веселые люди. Алла была сочная сорокалетняя дамочка из Молдовы, а Джозеф пятидесятилетний мужичок боровичок из Израиля. Его родители были родом из Сибири, после войны им каким-то образом удалось репатриироваться в Израиль - там и родились их дети. В доме они говорили по-русски, поэтому Джозеф неплохо балакал, но, правда, с кавказско-еврейским акцентом. В восьмидесятых годах Джозеф уехал из Израиля и основался жить в Германии, а Алла приехала туда работать после развала Союза.

    После сиесты разгулялся слабый ветерок, и я вышел с Хулио в море. Он мужик был серьезный и молчаливый, по-видимому, из-за того, что английский у него был не очень, но по-немецки он говорил хорошо. Решил я у него выведать насчет Тринидада и начал расспрашивать за Кубинские города. Хулио очень расхваливал Сантьяго, но туда еще дольше ехать, а про Тринидад он попросту сказал, что это большая комариная деревня и делать там нечего. Я призадумался - комаров кормить за двести евро мне как-то не хотелось, причем они на Кубе такие кусачие. Этим же вечером я высказал свои опасения по поводу Тринидада Юле, и мы решили повременить с поездкой. Пару дней мы кое-как вынесли на солнцепеке, но, а потом мы решили подбить Джозефа и Аллу взять машину и поехать кататься по острову. Уговаривать их нам не пришлось - они сами утомились сидеть на одном месте. Решили мы посетить Тринидад и по дороге заглянуть в другие городки. Машину мы арендовали в отеле, это удовольствие стоило сто двадцать песо в сутки. Цены мама не горюй! И альтернативы нет - все пашут на папу Кастро, он устанавливает цены. Но все равно это было дешевле, чем ехать с экскурсией или с Фернандеса кузеном на машине.
    В семь утра мы плотно позавтракали, взяли по литровой бутылке воды, и вышли из отеля - машина ждала нас на стоянке. Представитель компании выдал нам потрепанную карту, объяснил маршрут и кое-какие нюансы с дорогой и полицией. Наш путь лежал на южное побережье острова. Выехав из городка на проселочную дорогу, я понял, что мы будем долго плутать, так как дорожные знаки отсутствовали. Но зато было много агитационного барахла: лозунги, призывы и портреты усатых мужчин со звездами героев на пиджаках красовались на обочинах вместо указателей.

    Первую остановку мы сделали спустя пару часов в поле у двухметрового кактуса, напротив него стояла бетонная будка типа водокачки, туда мы сходили отлить.

    Вторую остановку мы сделали у фруктового ларька. Два ананаса и два манго мы купили за один конвертируемый песо. Фрукты были просто объедение - в Лондонских супермаркетах такие не купишь.

    Спустя четыре часа мы добрались до Сиенфегуса. Первый город на нашем пути был Санта Клара, но мы решили туда не ехать и обогнули его стороной - могильный камень Че Гевары нас совершено не интересовал. С курса мы не сбились, но зачастую останавливались и спрашивали у прохожих дорогу. Кубинцы очень отзывчивый народ, несмотря ни на что. Все встречные нас правильно направляли, и не один человек не отмахнулся от нас как от заразы.

    Сиенфегус довольно крупный приморский городок. Движение на дорогах было ускоренное, и кое-где виднелись высотные жилые дома. Странные сооружения - с виду как Советские, но без стекла и решетки на окнах и балконах до третьего этажа. Мы остановились на большой площади и решили осмотреться на местности. На площади одиноко стоял памятник мужику в старинной одежде, и людей практически не было, так как тени не было, а жара уже стояла неимоверная. Побродив пару минут вокруг, Джозеф отыскал дорожный знак в торговый центр города и мы поехали туда.

    Главный променад в Сиенфегусе был оживлён - несмотря на жару и сиесту люди сновали туда-сюда. Для прикола мы зашли в промтоварный магазин и обалдели. С этим на Кубе неважно: вещи дорогие и напоминают наши кооперативные тряпки периода Перестройки. В конце променада находился муниципалитет, окруженный Советскими авто. Если бы не флаг и негритянская тусовка возле парадного, то можно было подумать, что оказался в Союзе в одной из южных республик.

    Осмотрев все достопримечательности Сиенфегуса, мы сели в машину и поехали на набережную с расчетом перекусить где-нибудь возле моря. Десять минут мы кружили в поисках ресторана и остановились возле капитального кабака с летней террасой. При входе в ресторан меня обвеяло неприятным духом общепита. Зал был пуст и нас явно не ждали. Вдалеке за столом сидели две официантки и молча, складывали салфетки. Наше появление было принято апатично. Мы сели за стол и огляделись. Официантки продолжали неторопливо складывать салфетки. Посидев пару минут в ожидании, мы встали и покинули ресторан. Так нам и не удалось ничего скушать в этом городе, да и время нас поджимало. Мы решили поехать в Тринидад и там уже что-нибудь перекусить.

    Спустя час мы увидели большой указатель на Тринидад и памятник коренным жителям острова - индейцам, которые вымерли как мамонты после прихода колонизаторов с крестом. По дороге мы проехали пионерский лагерь - в небольшой бухте резвилась и пищала детвора. У нас остались фрукты, и мы остановились перекусить на обочине. Южное побережье было более суровое, скалистое и неспокойное.

    В пять часов дня мы въехали в Тринидад и остановились на стоянке у полуразрушенной церкви. Сразу же появились кубинские мошенники-мальчишки. Они сидели под деревом в тени и ожидали туристов.

    - Я буду смотреть за вашей машиной! - крикнул самый прыткий и подбежал к нам.
    - Зачем? - спросил его Джозеф.
    - Ну, могут сломать или украсть что-нибудь, - ответил пацан.
    - Я дам ему один песо, - полез я в карман.
    - Погоди, - остановил меня Джозеф. - Не надо ничего давать. Пускай воруют… это не моя машина.
    Мальчишка косился то на меня, то на Джозефа.
    - Тогда давай уедем отсюда, а то шины проколют, - сказал я. - Знаю я эту шпану.
    - Да это точно, - почесал Джозеф за ухом. - Хулиганы. Ладно, поехали отсюда, другую стоянку найдем.

    Мы забрались в машину и помахали рэкетирам ручками. Спустя десять минут Джозеф нашел стоянку возле милицейского поста, где мошенников не было, и сохранность машины гарантировалась. Мы вылезли из машины, и пошли гулять. В Тринидаде много старых церквей и булыжных мостовых - это и есть все достопримечательности этого города. На центральной площади есть два музея, но шедевров там нет. Время нас поджимало, и мы решили пойти посмотреть рынок. Базар был небольшой: одна узкая улочка с тетями торгующими бельем, макраме и всякими безделушками. На обратном пути мы заехали в ресторан при гостинице. Обслуживание там было на уровне. Плотно поужинав, мы поехали обратно в Варадеро. Начинало темнеть. При выезде из провинции нас остановил полицейский патруль. Проверив Джозефа документы, полицаи пожелали нам счастливого пути. Несколько часов я спал, как убитый пока не проснулся от странного хруста.

    - Что это хрустит? - спросил я.
    - Крабы, - усмехнулся Джозеф. - Смотри, как бегут, твари.

    В свете фар на дороге вырисовывались раздавленные тушки крабов и мелькали тени калек. Я надел очки и пригляделся: дорога была усеяна панцирными обломками, но живых крабов было не много, скорей всего это были опоздавшие.

    - А куда они бегут? - спросила Алла.
    - Кто куда, - ответил Джозеф. - Кто к морю, а кто от него.
    - Зачем? - удивилась Алла.
    - Они детей там рожают, - сказал Джозеф. - Или как это будет по-русски?
    - Икру метают, - поправил я.
    - А давайте насобираем и сварим их, - предложила Юля.
    - Тебя бы сварить! - усмехнулся я. - Где мы их сварим?
    - В ресторане, - толкнула Юля меня в бок.
    - Ой, Юль, не выдумывай, - скривился я. - Эти крабы могут быть не съедобные.

    На обочине замелькали силуэты мальчишек с мешками в руках - они собирали крабов.

    - О-о, сейчас спросим, - притормозил Джозеф. - Эй, амигос! В Варадеро прямо ехать?
    - Да-да, - сверкнул зубами негр и подошел ближе к машине.
    - А вы крабов кушать будете? - спросил Джозеф.
    - Да, - кивнул тот головой. - Угости сигаретой, дядя…
    - А ты меня крабом, - усмехнулся Джозеф.
    - Не-е, - покачал головой негр.
    - На нет и суда нет, - надавил Джозеф на газ.
    В отель мы приехали ровно в полночь. Лобби-бар был открыт - мы поспешили туда освежиться коктейлем, и разбежались по номерам. На следующий день утром было два экстренных сообщения: в Лондоне мусульмане взорвали метро и автобус, а на Кубу надвигался ураган Катрина. В пятницу мы покидали «Остров Свободы», и погода совсем испоганилась. В самолете было пусто, я пересел на свободный ряд и лег почивать, Юля тоже спала весь полет. В субботу утром мы приземлились в Гатвике. Атмосфера в аэропорту была напряженная: вооруженные полицаи с собаками перекрыли все выходы и входы. Станция Виктория была тоже оцеплена усиленным патрулем автоматчиков. Мы вскочили в автобус и поехали домой. Люди в автобусе изменились: глаза у них оживились и забегали по сторонам в поиске бородатых бомбардировщиков.

    В субботу наш отель эвакуировали вглубь острова. Алла и Джозеф пережидали три дня ураган в глухой деревне.

    Совет путешественникам

    Куба специфический остров и побывать там один раз стоит. Только море одно чего стоит!!! Но вот с едой надо быть осторожным, если у кого-то болезни желудка не советую ехать туда.
    Впрочем, Вам решать, Леди-с и Джентльмены!
    Мне понравилось!
    Viva Cuba!!!

    вики-код
    помощь
    Вики-код:
    Выбор фотографии
    Все фотографии одной лентой
    18 фото
    dots

    Дешёвый перелёт по направлению Тринидад
    сообщить модератору
      Наверх