Тыва

Тыва

LAT
Я здесь был
Хочу посетить

43 заметки,  5 советов по 3 объектам,  1 208 фотографий

помощь Подписаться на новые материалы этого направления
Вики-код направления: помощь
Топ авторов области Тыва помощь
Все авторы направления
WildStrelok
помощь
в друзья
в контакты
С нами с 6 мая 2009

Один в Саянах часть№3

 
12 июня 2009 года 1951

автор Кутузов М.И.
3. Пик Грандиозный (2891 м), гора Медвежья (2320 м)

После отдыха в избушке на Пихтовом мысли и взоры неизбежно обращаются к вершинам. На восхождение к пику Грандиозному надо сворачивать с кизирской тропы вверх правым бортом Водопадного. Кедровый лес легко проходим, есть слабые тропки во мху и черничнике. Чем выше, тем внушительнее каньон Водопадного. Круче становится и подъем, мхи сменяются ковром рододендронов, где тропка почти неразличима. Долина сужается до ущелья, простора на склоне не остается, и следочки сходятся в заметную тропу. Движение вдоль Водопадного сочетается с подъемами на его правый склон, в сторону от каньона. Один такой участок особенно крут, до 45°, на нем выходы светлого камня. Его надо пройти доверху – именно там продолжение тропы, сворачивать по корням кедра вправо не следует. Выше белокаменного обрыва тропа круто идет на подъем, словно выбираясь из ущелья на его правый (орографический) борт - северный отрог Грандиозного. Оказавшись, однако, в одном уровне с висячей долиной среднего течения Водопадного ручья, тропа поворачивает направо и траверсирует лесистый склон.

На повороте тропы можно поддаться соблазну продолжить подъем. Те, кто выходил из леса на верх отрога, хвалят гладкий поначалу путь и великолепный обзор. Однако ближе к вершине сузившийся отрог перегорожен жандармами (фото 10), на обходе которых теряется время (рискованное лазанье либо навеска перил).

Надежнее и технически проще остаться в долине Водопадного. Идущая косогором лесная тропа вырождается и теряется на глубоком овраге - промоине, пересекая который приходится хвататься за кусты. Далее склон выполаживается, лес через 300 метров уступает место полосе кустарника (ольхового?) в рост человека, и с первой же поляны открываются верховья Водопадного. Широкая плоская долина покрыта травой и кустарниками, лес - лишь пятнами и полосами, преимущественно на правом борту. Далеко впереди ограничивает обзор скальный уступ - ригель, перегораживающий Водопадный вместе с его левым притоком, видны соответственно две ленточки водопадов.

В 1999 году звериная тропа спускалась поляной к ручью и, перейдя на левый берег, тянулась почти до ригеля. Она исчезла одновременно с гибелью поголовья изюбрей особо снежной зимой (по словам охотников). Если нет следа туристской группы - он возможен в конце августа - то идти сперва проще просторной правобережной террасой от поляны к поляне, отыскивая узкие перемычки в массивах кустарника или обходя их руслом ручья. Вторую половину пути всё же легче идти левобережьем, довольно высоко над ручьём. Вплоть до ригеля и последних кедров нет комфортных стоянок: лес на косогоре, а ровные площадки - на дне долины. Если погода позволяет обходиться для костра сухими ветками, стоит продвинуться на 2 ходовых часа и заночевать выше уступа с водопадом. Подъем на этот ригель с рюкзаками трудоемок, но окупается легкостью последующего восхождения. Он идет двумя кулуарами с ручейками, левее водопада по ходу: сперва более удаленным – до снежника, а затем лучше перейти ближе к водопаду. Под ногами осыпь, крутая трава, страховка не нужна. Заросли кустарников над ригелем обходятся справа, краем обрыва почти до водопада, а затем, пробившись сквозь кусты звериной тропой, держитесь берега ручья. Ровные площадки, сушняк в кустах, на случай непогоды иметь бересту на растопку, палатку укрепить камнями от порывов ветра.

Отсюда до вершины всего 3-4 ходовых часа (плюс возможная организация страховки). Плавно поворачивая вместе с долиной влево, все резче набирая при этом высоту, достигнете истока Водопадного ручья. В дуге поворота русло ручья скрыто толстым слоем зимнего снега: высокие скалы (водораздельный хр. Крыжина) левого борта ручья загораживают южную половину небосвода. Правый борт истока Водопадного, напротив, полог и доступен. Это травяной контрфорс, спускающийся от северного отрога Грандиозного. Час-полтора трудоемкого подъема по крутой траве и осыпям, и вы в высшей точке отрога, при этом «жандармы»-сбросы остаются ниже (фото 10). Повернув направо, последние 200-300 пологих метров пройдете кабарожьей тропкой, не приближаясь к обрыву на СВ. Собственно вершина Грандиозного - нагромождение скал, опускающееся к отрогу и к вашим ногам под углом ~50º, правее к Водопадному - до 60º, а слева обрывающееся знаменитой северной стеной.

На скалах правого склона надо отыскать полку, уводящую вперед и плавно вверх. Начинается она с пологой осыпи, широка и удобна вначале, а верхняя ее часть не просматривается за перегибом скалы. Лазанье простейшее, хватает ширины для ног, зацепок для рук. Останавливает трехметровый участок с выступом на уровне туловища, "оттирающим" от скалы. Высокий мужчина при этом все равно достает до верхних зацепок «на трении»,, но если руки соскользнут... Ржавый крюк перед выступом указывает на грамотное решение, при мокрых или заснеженных скалах - единственно возможное. На обратный путь на скале полезно оставить маркировку. Полка выводит на вершинное фирновое поле, наклоненное на восток (фото 11). Короткий безопасный подъем приводит к вершине. Журнал восходителей упрятан в бюст Ильича (фото. 12).

Техническая сложность восхождения 1Б, если скала сухая. Если после дождей на вершинах появляется свежевыпавший снег, надо выждать, пока скала обтает, или брать крючья и веревку. С ночевки под ригелем на вершину и обратно можно сходить за 8-9 часов. Стартовать из устья Пихтового опрометчиво: не хватит светлого времени, на скальном участке скажется усталость.

Многодневные подходы к пику Грандиозному сами по себе требуют больших усилий. А тут еще непогода, нехватка времени, ошибки в тактике восхождения. Ответственность за судьбу товарищей часто вынуждает командира отступить. 29 августа 1999 года мое восхождение оказалось единственным в тот и предыдущий годы. В последующие два года поднялась одна (или две?) группа, а в 2002 и 2003 годах не было никого. В 2004 году один лишь 30-летний петербуржец, выйдя из избы на Пихтовом, достиг вершины в 18 часов, а спускался в избу всю ночь до 4.30 утра. В 2005 году пик покорился опять-таки одиночкам - из города Иланска (со второй попытки, после травмы!) и с Камчатки. Остается признать: то ли граничащее с авантюризмом упорство одиночек дает им вполне осязаемые преимущества, то ли просто Саяны благосклонны к самым горячим почитателям.

Гора Медвежья (2320 м) – одна из высших точек хребта Вала в самом истоке Пихтового ручья. Отличная обзорная точка: видны сразу и Агульские Белки, и хребет Крыжина, и горы левобережья Казыра. Легко доступна: как часто бывает в Саянах, труднее всего подход к подножью.

На спуске с перевала Комариного (см. раздел 1) у генерального поворота Пихтового ручья есть удобная стоянка на его левом борту. Отсюда в ясную погоду стоит сходить на Медвежью, а работоспособная группа сможет в тот же день еще и спуститься к Кизиру.

Подниматься к истоку ручья лучше его руслом, пока не будет пройдет осыпной каньон с водопадиком. Затем сперва на левом, а выше – на правом берегу появятся звериные тропки, помогающие идти. При большой воде каньон обходится высоко правым берегом Пихтового, и тоже изюбриным следом, когда же след оборвется, надо сразу спускаться к руслу, не увлекаясь траверсом склона. В истоках ручья зона кустарников невелика, возможные пути восхождения по крутому юго-западному или пологому южному ребрам хорошо просматриваются. Скал нет: трава и осыпь, пригодится альпеншток, сложность ниже 1А. На все мероприятие надо отводить 5 часов плюс пребывание на вершине.

4. К Фигуристому Белку и леднику Стальнова

Западное начало хребта Крыжина выглядит грядой залесенных сопок, чуть ли не увалов. По мере подъема лодкой по Кизиру попадаются отдельные гольцы: Козя, Окуневый и другие. Их тупые, сглаженные вершины как бы дают понять, что Саяны, собственно, еще не начались. И вот за 10-15 км до Кинзелюка с петель реки открываются, как видение, уходящие под облака скальные стены и косая шапка снега на острой вершине. Не зря получил белок свое название от русских первопоселенцев! Переименование в “гору Эдельштейна” я игнорирую. Укрытый с трех сторон ребрами вершины ледник по праву носит имя геолога Стальнова, первооткрывателя.

5. Из Верхней Гутары на Прямой Казыр и в Агульские Белки

Иденская тропа на Казыр поддерживается промысловиками в состоянии, пригодном для вьючных лошадей. Лавинами и оползнями заваливает многие ее участки за перевалом, но новый следок вьется, пробивается в лабиринте камней, обломков стволов и вывороченных березок. На этом пути встретятся избы: сразу за бродом через Гутару, по Идену – левобережная выше Сухого Идена, в створе его долины (фото 14), и правобережная примерно через 10 км, перед болотистым участком. Затем, на расстоянии большого дневного перехода через перевал – изба покойного Мити Васюкова на правом притоке Малой Кишты (поворот с тропы), изба на Средней Киште (поворот с тропы) и левобережная (т.е. за бродом) в устье Малой Кишты. На Большой Киште, по слухам, обновлена изба в 2 км выше по реке, есть также остатки геологической базы, пригодные для ночлега, где-то в верховьях. “Чертов мост” через Большую Кишту ненадежен. Надо спуститься к ее устью сквозь мелколесье и по скальному гребешку, от нижнего конца которого идти вброд или наводить переправу по жердям с промежуточной опорой. Ветхая изба – в самом устье Прямого Казыра, до брода, который представляет опасность.

Тропу ниже по Казыру я не видел, однако по ней проводили коней Алексей Дубовцев и Галина Речкина, промышлявшие в низовьях Левого Казыра (остатки базы за бродом через Казыр), и Николай Степанец, имеющий избы против устья Левого Казыра (бывшая Базарова) и еще одну, недостроенную к 2002 году, в протоках устья Валы.

На подходе к Прямому Казыру, в мощном вывале горельника иденская тропа разветвляется: налево – к избе и броду, а правая тропа скачет у воды через скальный выход, как бы давая понять, что выше по долине и человеку, и коню придется нелегко. Промысловый участок “Прямой Казыр” заброшен с 1994 года, избушки обветшали, тропы местами исчезли. Очень крутые борта долины, обращенные к воде скалами-прижимами, не пропускают "низом" ни коня, ни пешехода. Тропа со стрелки быстро поднимается на склон, местами прямо-таки пугающе устремляясь в небо. Наверху вывал горевшего полвека тому назад леса и поднявшийся на его месте березняк. Могучие погорельцы практически все на земле, березы еще молоды и крепки, так что свежий вывал незначителен. По тропе, пропиленной последними усилиями коопзверопромхоза лет 8-10 назад, возможно, еще пройдет конь с вьюком. До устья левого притока, Богая, предстоит преодолеть 3 или 4 глубоких оврага ключей-притоков, стенки которых едва держат тропу или вовсе оплыли. Видимо, поэтому после очередного ключа тропа раздваивается, обходя гигантское пятно горельника-ветровала высоко на склоне. Правая тропа, уходящая на самый верх левого борта Прямого Казыра, выглядит более набитой. Левая благополучно обходит ветровал снизу и снова ныряет в труднодоступный овраг. Верхняя тропа, по-видимому, выведет в нижнее течение Богая, где есть, по слухам, изба. Это хотя и обходной, но более легкий путь к верховьям Прямого Казыра: тропа возвращается в его долину из Богая, срезая высокую лесистую стрелку. Я ходил лишь нижней тропой. В двух следующих оврагах она оплыла, сорвана на спусках: конь точно не пройдет. Когда половина расстояния до Богая пройдена, рельеф становится спокойней, тропа постепенно спускается на речные террасы. Тяжелейший отрезок пути позади.

Богай - маловодный приток. На большой поляне за ним тропа теряется, но остается на нижней террасе Прямого Казыра еще 1,5-2 км. В одном месте она опускается прямо в реку - это обход осыпного прижима. Наконец, начинается подъем на склон, лесом, в сторону от воды. Тропинки, остающиеся на уровне реки, менее удобны. Верхняя тропа слабеет, разбивается на следочки, исчерпав которые, надо траверсировать влево. Там, через 200-300 метров густой лес расступается россыпью камней, к ней спускается по склону овражек-водоток. По краю этого желобка сюда же очень круто сходит вышеупомянутая тропа с самого верха стрелки: траверс, начатый повыше, упрется не в россыпь, а в нее. На торной тропе за нижним краем россыпи проблем не остается.

Заметив издалека широкий распадок Ванькиной речки, надо держаться на развилках левее, так как правые тропы, срезая склоном стрелку этого притока, уходят в его долину. У реки обширные поляны с кустарником по пояс, около самой воды полосой тянется высокоствольный лес. В него, независимо от троп, и надо выходить, чтобы не пропустить избу. За 900 метров до устья Ванькиной, на узком длинном острове, отделенном от берега Прямого Казыра жалкой протокой, стоит базовая избушка участка. Крыша подтекает, труба печурки кое-как залатана, сенцы разрушены – и это на 2005 год. Можно ли там согреться, высушиться теперь, не знаю. По словам бывшего промысловика, третья изба участка (вторая – на Богае) стоит выше по Ванькиной перед устьем Игонькиной. Бродится Ванькина речка в устье, мелко и безопасно. Тропа продолжается по левому берегу Прямого Казыра и на втором километре выходит на брод. Качество ее продолжения на правом берегу ниже: промысловик избегал холодных осенних бродов. Тропа в основном держится внизу, местами выходя даже на отмели есть и высокие участки с обзором. В траве и кустах лавинных прочесов путь с трудом угадывается. Единственный раз, ввиду явного прижима на правом (по ходу) повороте реки, придется перебраться на кромку левого берега, чтобы через какую-то сотню метров вернуться на правобережный пляж. Выше Ванькиной Прямой Казыр повсеместно доступен для брода. Упомянем еще левобережную избушку вблизи, якобы, устья ручья (Базового?), текущего с перевала в Большой Агул. Дважды проходя там, но не по самому берегу Прямого Казыра, я избы не заметил. Без завалов, в спокойном рельефе четкая тропа уходит выше ручья Комариного по Прямому Казыру, видимо - к перевалу Ключевому, возможно - в самый исток с переходом на левый берег, как было в 1999 году (см. раздел 1).

С этого генерального пути к перевалам и вершинам Агульских Белков надо сворачивать по хорошим тропам Средней Кишты, Большой Кишты, Ванькиной речки, а также по вышеупомянутому ручью на Б. Агул с озером, наконец, по истоку Прямого Казыра – к леднику Кусургашева. Мне знакома лишь Орзагайская группа гольцов. Для восхождения они сложны скалами и не слишком привлекательны малой высотой, зато очень красивы снизу, из Орзагая (фото 16А) или 2-ой Фомкиной (фото 16Б).

Как цель восхождения я бы выделил господствующий в междуречье Ванькиной и Большой Кишты зубчатый скальный гребень с отметкой 2615 м.

Как с запада, так и с востока (фото 17) он выглядит издалека неприступным и, по-видимому, носит имя «Агульская Пила».

Поскольку гора обижена топографами и не значится на картах – лишь на километровке, и то в виде высотной отметки – туристами она не посещается. Охотники, поднимавшиеся на хребты, пытались у меня(!) выяснить, что «торчало вдали».

Даже бывалые путешественники (см. фото из http://slazav.mccme.ru/saj03.htm , панорама с вершины 2136) метят её знаком вопроса.

В 2005 году экипаж МИ-8 побаловал нас облётом горы с трёх сторон. Осмотр был неутешителен (фото 18 – с запада): шансы могут появиться только на южном склоне или на юго-западном ребре. Точное положение 2615 – вплотную с севера к истоку Богая.

продолжение следует...

вики-код
помощь
Вики-код:
Выбор фотографии
Все фотографии одной лентой
10 фото
dots

Дешёвый перелёт Тыва на SkyScanner.RU
сообщить модератору
    Наверх