Венеция

Венеция

LAT
  • 45.43683N, 12.33550E
  • Я здесь был
    Хочу посетить

    413 заметок,  197 советов по 127 объектам,  11 651 фотография

    помощь Подписаться на новые материалы этого направления
    Вики-код направления: помощь
    Топ авторов Венеции помощь
    Все авторы направления
    kintosha
    помощь
    в друзья
    в контакты
    С нами с 6 мар 2009

    С юга на север 3: Сан Джиминьяно, Венеция

     
    10 марта 2009 года 3057

    Выполнив свою обязательную программу, мы на ровном месте затеяли экспромт.
    - А что, если нам съездить в Сан Джиминьяно?
    - А что там интересного?
    - Ну, просто средневековый итальянский городок в сердце Тосканы, стоящий, как положено, на горе, очень цельный. Самое знаменитое в нем – это его скайлайн с одиннадцатью башнями.

    И вот я вновь за рулем на уже знакомой дороге, ведущей на Сиену.
    - Только не лети, - лениво прокомментировал Андрей, беспечно уткнувшись в свой коммуникатор. Мишук на заднем сидении счастливо погрузился в гейм-бой. А кто будет смотреть на восхитительные тосканские пейзажи?!
    - Да нет, конечно, больше ста двадцати на этих поворотах и не разгонишься.
    Минут через сорок, чудом не пропустив нужный поворот, мы уходим с автострады на сельскую дорожку, с головой окунаясь в дивные красоты Тосканы. И вот, наконец, нашим глазам открывается знаменитый скайлайн: действительно, очень красиво и очень необычно. Случайно мы свернули куда-то не туда, но ни капли не пожалели об этом, потому что получили возможность побродить по тосканским виноградникам (Мишук использовал свой шанс на 200 %, рысью промчавшись по холмам) и сфотографировать Сан Джиминьяно с расстояния.
    Городок этот, хоть и не обладающий славой своих соседей, по-своему очень примечателен. В Средние Века он процветал, в нем бойко шла торговля, и через него проходили пути пилигримов. Процветающие аристократические семейства создали моду на строительство башен и построили целых одиннадцать штук на такой небольшой городок. В 1348 году в город пришла чума, паломнические маршруты изменились, и Сан Джиминьяно быстро захирел. Но именно благодаря этому его средневековый облик остался совершенно нетронутым. И он очень, очень живописен.
    Мы оставили машину на парковке у городских стен и отправились по круто взбирающейся вверх улочке. Ближе к центру мы обнаружили чудесные смотровые площадки, откуда открывались дивные виды на раскинувшуюся внизу Тоскану. Устроившись на стене, мы долго смотрели вниз, впитывая в себя краски и графику юга, а затем отправились на центральную площадь, где с удовольствием устроились в одном из уличных кафе. Жизнь в городишке, несмотря на его миниатюрные размеры, просто кипела: играли дети, сновали туда-сюда туристы, а потом мы с изумлением увидели, как неизвестно как взобравшийся сюда здоровый Мерседес занял собой сразу полплощади. Из мерса выбралась пара туристов, собиравшаяся заселиться в местную гостиницу, и выгребла из багажника дикое количество чемоданов, сумок и сумочек, загромоздивших вторую половину площади. На их фоне наши пожитки казались вполне аскетичными.
    Городок оказался очень стильным, изысканным. К нашему удивлению, мы обнаружили на одной из улочек просто восхитительную галерею какого-то современного художника и долго разглядывали его картины, которые нам очень понравились. Подступиться к ним было невозможно, с точки зрения цены, но это не помешало нам со вкусом рассуждать о том, как бы мы строили интерьер комнаты, двигаясь именно от одной такой картины. И она непременно должна быть без рамы, только подрамник!
    Вообще в Сан Джиминьяно обнаружились чудесные магазинчики, исключительно полезные для дизайна интерьера. Тоскана – это царство каррарского мрамора, самого белого в мире, того, который обожал Микеланджело. Поэтому в местных магазина можно найти интереснейшие вещицы как из мрамора, так и из других минералов. В одном таком магазине мы серьезно увязли: Мишук, известный поклонник скульптуры, намертво прилип к полкам с каррарским мрамором, Андрей навис над какими-то минералами, а я залюбовалась эффектными, жутко натуральными виноградными гроздьями, которые, как оказалось, тоже были сделаны из каррарского мрамора и раскрашены в зеленый и темно-фиолетовый цвет. Ветки же были сделаны из настоящей виноградной лозы. То, насколько они похожи на настоящие, нам уже дома подтвердила наша полуторагодовалая Ксенька, попытавшаяся запустить зубы в одну из этих ягод. Ксюн был страшно удивлен, когда понял, что поживиться здесь нечем.
    Очень довольные, с объемистыми пакетами, мы погрузились в нашу машину и вернулись во Флоренцию. Близилось время ужина, а потому нам следовало переодеться, учитывая вечернюю прохладу, и отправиться на поиски ресторана для важнейшего действа – ужина. Ресторан нам порекомендовали в нашем отеле. Очень хороший ресторан, хотя и простой. Он находился неподалеку от Санта Кроче, на улочке, изобилующей ресторанчиками и кафе.
    На следующий день главным нашим утренним достижением был сон до половины одиннадцатого, в результате которого мы едва успели на завтрак. Такое непростительное легкомыслие было связано с тем, что билеты в последний в эту поездку флорентийский музей – Капеллу Медичи, - я забронировала на 12.45, сама не зная почему. В начале двенадцатого мы выбрались на улицу, щурясь от ослепительного тосканского солнца, и неспешно двинулись в сторону Сан Лоренцо, планируя по пути прогуляться по площади Бруннелески, где находится Воспитательный дом, первое в истории здание, полностью построенное в стиле Эпохи Возрождения. Его украшают медальоны с замечательными толстенькими детишками то ли Луки, то ли Андреа делла Роббиа, моих давних любимцев.
    Воспитательный дом выглядел именно так, как и должен был выглядеть, судя по фотографиям: изящное, не обремененное чрезмерным декором здание. Мишку всласть набегался по залитой солнцем площади и зачем-то полез в фонтанчик. Впрочем, для нас это ритуальное посещение – фонтаны Мишук обычно не пропускает. Нагулявшись на площади, мы буквально за пару минут добрались до Сан Лоренцо, древнейшей во Флоренции базилики, построенной в романском стиле и уже довольно сильно переделанной в последующие эпохи. Здесь же, в комплексе Сан Лоренцо, находятся два интереснейших места, которые мы хотели посетить: Капелла Медичи, где похоронены самые известные правители Флоренции – Лоренцо и Джулиано, а также библиотека Лауренциана. Собственно, интересовала меня не сама библиотека, а ее лестница, спроектированная Микеланджело. Эта лестница – первое в мире сооружение в стиле Барокко. Гениальный, уникальный Микеланджело оказался самым чувствительным к происходившим в то время процессам: закату Возрождения и становлению новой эпохи, в которой человек чувствовал себя уже далеко не так уверенно, и первым воплотил это в архитектуре. У лестницы странный, неровный, набегающий ритм, не имеющий ничего общего со спокойной гармонией Ренессанса.
    Однако это теория, которая так и осталась теорией: библиотека Лауренциана была закрыта, и лестница, которую мне так хотелось продемонстрировать Мишуку, осталась за пределами наших жадных взглядов. Я расстроилась, а Мишук с Андреем, как мне показалось, не сильно сокрушались по поводу неудачи. Вместо сожалений они конструктивно предложили мне поесть мороженного в соседнем ресторанчике. Ресторанчик, который мы нашли совсем рядом с Сан Лоренцо, оказался очень милым, ухоженным, как и все во Флоренции. Мы сидели за столиком и с любопытством созерцали картинки из флорентийской жизни. И только отдохнув от утомительных утренних хлопот, нашли себе силы посетить Капеллу Медичи.
    Она целиком и полностью спроектирована Микеланджело. И она изумительно прекрасна. И в ней почти не было посетителей. Удивительно, как все-таки формируется туристический интерес: в Уфицци не пробьешся, а в дивной Капелле, наполненной великими произведениями, можно найти практически уединение. В Капелле запрещено фотографировать, но я бы в любом случае не пыталась: наивно пытаться передать совершенство работ Микеланджело. Скажу только, что именно там я нашла скульптуру, которая встала для меня в один ряд с Пьетой, Давидом, Никой и Лаокооном. Это Мадонна с младенцем. У нее такое лицо, что от него невозможно оторвать глаз. В общем, ее нужно увидеть, чтобы понять, насколько она хороша.
    Когда мы выбрались, наконец, из Капеллы Медичи, время неумолимо приближалось к обеду. И у нас был разработан четкий план на эти часы: мы едем на Пьяццале Микеланджело, откуда открываются самые восхитительные виды на Флоренцию, и там же подыщем себе ресторанчик с видом. До Пьяццале мы добрались безупречно: за четыре дня в городе нам удалось неплохо его изучить. И долго-долго бродили по открытому пространству, любуясь аристократичными силуэтами Флоренции, красками Тосканы и зеленоватыми оттенками Арно.
    Насмотревшись всласть, мы отправились на поиски ресторанчика. И нашли только один, потому что все остальные заведения подозрительно напоминали кафешки фаст-фуд. Зато найденный нами чуть в глубине от смотровой площадки La Loggia был просто великолепен: просторные интерьеры в стиле середины 19-го века, громадные французские окна и очень хорошая еда.
    Остаток дня мы в чрезвычайно хорошем расположении духа провели в бесцельных блужданиях по флорентийским улочкам. Не имея четких планов, мы просто бродили, стараясь в полной мере почувствовать дух этого самого аристократичного города в мире (на мой, разумеется, взгляд). А вечером уселись в кафе на площади Синьории и наблюдали за течением уже ночной флорентийской жизни.
    Проснувшись на следующее утро, утро нашего отъезда из Флоренции, я поспешила оценить диспозицию: вещи, как обычно, не собраны, количество их опять возросло (к счастью, возросло и количество сумок – на одну), Андрей имеет подозрительно вялый, скучный и безынициативный вид. Оказалось, что его очень некстати посетила в ту ночь бессонница, и в итоге бедняга заснул в районе шести утра. Когда я поняла, что спал он не больше трех с половиной часов, во мне в полный голос заговорил инстинкт самосохранения:
    - Ты не против, если я сегодня сяду за руль, а ты поспишь, если захочешь?
    Андрей был не против, что само по себе уже свидетельствовало о жесточайшем недосыпе. Что касается Мишука, то с ним, слава богу, все было в полном порядке.
    Вещи мы кое-как покидали по сумкам, наскоро позавтракали и поспешили на улицу: до расставания с Флоренцией нас ожидало еще одно дело. Мне очень хотелось посмотреть на знаменитую фреску Мазаччо в церкви Санта Мария дель Кармине. На этой фреске одетый в красное ангел с мечом выпроваживает из рая сильно расстроенных Адама и Еву. В 15-м веке смотреть на этого ангела приходили со всей Италии. Дело в том, что итальянцы Эпохи Возрождения были чрезвычайно чувствительны к искусству, а ангел Мазаччо представлял собой выдающийся образец живописи: это первая в истории фигура, написанная в соответствии с законами перспективы. До этого фигуры на всех полотнах и фресках были плоскими, в лучшем случае им придавался некоторый объем. А ангел Мазаччо изображен летящим из глубины картины прямо на зрителя. Сейчас этим никого не удивишь, а в те времена молва об ангеле передавалась из уст в уста.
    Однако, когда мы, наконец, нашли церковь и вошли внутрь, нас ждало разочарование. Капелла Бранкаччи, являющаяся пристройкой к основному зданию церкви, оказалось заботливо перекрыта цепочкой. Подойдя вплотную к чертовой цепочке, я его все-таки увидела – суровый ангел с мечом в руке парил над капеллой, однако смотреть на него было чрезвычайно неудобно. Я подпрыгивала и тянула шею, и вдруг уловила рядом с собой очень похожие движения. Рядом со мной стояла девушка с путеводителем на каком-то европейском языке и точно так же пыталась рассмотреть знаменитую фреску. Мы с девушкой понимающе переглянулись, улыбнулись друг другу и понуро поплелись к выходу. Еще один пункт в программе следующей поездки.
    И вот, наконец, мы со своими пожитками загрузились в машину, Мишук приник к гейм-бою, а Андрей к навигатору. Несмотря на сонливость, в нем победило желание добраться до Венеции по оптимальной траектории. И только покинув Флоренцию, он успокоился и расслабленно развалился в кресле правого пилота. Где-то в течение часа хорошая, но узковатая трасса петляла в тосканских горах, периодически ныряя в не длинные туннели. И только когда мы миновали Тоскану и въехали, кажется, в Эмилию-Романью, пейзаж изменился. Горы сменились равнинами, дорога выпрямилась и расширилась. Я радостно нажала на педаль газа: очень хотелось поскорее добраться до Венеции.
    - Только не лети, - прозвучал привычный комментарий Андрея.
    - Да нет, нет, просто тут дорога очень ровная.
    Наш двухсотпятидесятикилометровый путь до Венеции лежал мимо довольно известных городов – Болоньи и Феррары. В начали дороги мы размышляли над тем, не стоит ли заехать в Болонью, но ближе к самой Болонье передумали – мы начинали уставать, поэтому распыляться не хотелось.
    - Попробуем объехать ее по обводной дороге, - промычал Андрей, глядя в свой девайс.
    - Ты мне только говори вовремя, куда сворачивать.
    И вот впереди замаячил указатель «Bologna». Сбавив скорость, я пыталась урывками заглядывать в девайс.
    - Тебе не кажется, что нам надо свернуть на него?
    - Ни к коем случае, иначе въедем в город и будем выезжать из него оставшиеся полдня.
    - Но впереди нет никаких указателей ни на Феррару, ни на Венецию.
    - Не страшно, потом появятся, езжай прямо.
    Я с готовностью подчинилась и с хорошей скоростью помчалась по роскошной автостраде. Какое-то время не было никаких указателей, затем появился один, совсем неожиданный: «Modena».
    - Какая еще Модена?! Смотри скорее, куда мы едем.
    К тому времени, как Андрей обнаружил на карте Модену, я уже и сама знала, куда: на следующем указателе, помимо Модены, появился Милан.
    - Черт, мы все-таки не туда свернули, - удрученно констатировал Андрей. – Ну ладно, сделаем крюк километров на 65-70. Разворачивайся, как только появится возможность.
    Возможность упорно не появлялась. Появилась она только в Модене. И здесь склонность Андрея к авантюризму сыграла нам на руку. Под его жестким и, на этот раз, точным руководством, я мастерски нарушила пару правил и в неположенном месте (прямо перед станцией для оплаты) съехала на трассу, ведущую обратно. Затем очень кстати подвернулся поворот на какой-то промежуточный городишко, который помог нам срезать пару десятков километров. Мы проскочили Феррару, еще пару населенных пунктов и неумолимо приближались к Венеции. В какой-то момент я осознала, что устала, и у меня болят плечи. Мы с Андреем поменялись местами. В течение первых же пяти минут Андрей разогнал машину до двухсот км/ч, лихо перестроился из крайне правого ряда в крайне левый и бесцеремонно обогнал справа важный, но медлительный, по мнению Андрея, внедорожник. И этот человек говорит мне, что я слишком агрессивно вожу машину!
    Мы неизбежно поплутали перед самой Венецией, но это было уже не обидно: больше пяти-десяти километров здесь все равно нельзя было накрутить. И вот, наконец, мы не без сожаления расстались со своей служившей нам верой и правдой машиной на Пьяццале Рома – последней точке в Венеции, куда можно приехать на машине. А затем перетащили свой скарб на пристань и погрузили в лодочку такси. Как только лодка заскользила по безмятежной водной глади венецианского канала, в моей душе воцарился мир и покой: я дома.
    Я не знаю, что в ней такое таится, в этой Венеции, но нигде в Италии мне не бывает так хорошо, как здесь. Она далеко не так разнообразна, как Рим, не так аристократична и богата великим искусством, как Флоренция, не так буйно жизнерадостна, как Сорренто и Капри. И тем не менее, именно в Венеции меня ни на минуту не покидает ощущение счастья. Удивительный город. Наверное, все дело в сочетании водного простора и юга. А впрочем, не знаю – просто люблю. Вот и Мишук, всласть насмотревшись на красоты Италии, на первое место без колебаний поставил Венецию.
    И совсем-совсем дома мы почувствовали себя тогда, когда высадились на пристани и пошли по изумрудной лужайке отеля Сан Клементе. Это самый удивительный отель, который мы знаем. Это палаццо, стоящий на маленьком (но не совсем маленьком) острове в семи минутах плавания на катере от площади Сан Марко. Он окружен липовыми рощами и в нем царит райский покой. Нигде не спится так хорошо, как в идеальной тишине и свежести этого островка.
    Впрочем, спать нам было рано – нас ждала несравненная Венеция, куда мы и устремились рысью, поспешно переодевшись и вооружившись фотокамерой. Самый фотогеничный в мире город с готовностью поворачивался к нам самыми интересными ракурсами. В тот раз мы бродили по городу с восхитительным чувством свободы и отсутствия обязательной программы. Все культурные мероприятия были нами успешно выполнены в других городах, а в Венеции у нас оставался лишь Дворец Дожей назавтра. Все остальное - экспромт. Галереи, рестораны, восхитительные магазинчики с венецианским стеклом, масками для карнавала и прочей венецианской экзотикой, кафешки на берегах каналов - все, что захотим.
    Венецией нужно наслаждаться без спешки. Это удивительный город. Все в нем подчинено влиянию огромного зеркала воды. Именно оно определило и архитектуру, и стиль, и дух города. Венеция живет как будто в параллельных измерениях. Одно измерение, самое простое и очевидное, это то, которое открывается на первый взгляд. Но если начать присматриваться и дать волю воображению, то можно увидеть много интересного. В Венеции очень много зеркал: настоящих и импровизированных, а иногда просто случайных. И смотреть через них на венецианское зазеркалье очень и очень любопытно:
    Всласть нагулявшись по улочкам, мостикам и лесенкам, мы вдруг осознали, что голодны. Время для обеда было неподходящее: около четырех, а все хорошие рестораны в Италии работают днем с 12.00 до 15.00. Подумав, мы рационально рассудили, что если что-то и работает в этот час, так это заведения в самом туристическом месте города - у моста Риальто. Расчет оказался верным, и мы, пройдя вдоль рядов ресторанчиков, устроились в том, в котором обедали и год назад. Столики в нем стояли прямо вдоль Большого Канала, и виды на город открывались соответствующие.
    Но в бочке меда, как водится, обнаружилась и ложка дегтя: пребывая в эйфории от Венеции, мы с готовностью согласились на предложение престарелого официанта приготовить нам большое блюдо из морепродуктов, которого не было в меню. Итогом нашей опрометчивости стала сумма счета, превзошедшая стоимость всех последующих трапез, включая прощальный обед в действительно высококлассном ресторане Палаццо Гритти. В следующий раз будем осторожнее.
    Сидя в ресторане, мы наблюдали забавнейшую сценку: по улице брела стайка пожилых японок, с любопытством поглядывающих на столики ресторанов. к ним с готовностью подлетел официант нашего ресторанчика, галантно, но настойчиво предлагая взглянуть на меню. Деликатные японки, хихикая в ладошки, не решились отказаться. И дальше в течение десяти минут несколько официантов, включив все свое южное обаяние, убеждали шестерых японок в том, что им непременно нужно отобедать именно здесь. И ведь убедили. Японки стеснялись, хихикали, краснели, а в конце концов уселись за соседним столиком. И вот что интересно: они были пожилые, неуклюже одетые, без единого джентльмена в своей компании. Но при этом вид у них был совершенно счастливый.
    Вскоре стало очевидно: мы объелись так, что не в состоянии продолжить свои пешие прогулки. Выход подсказал предприимчивый Мишук, давно уже мечтавший покататься на гондоле. Поскольку это был вполне простой и комфортный способ добраться до пристани Сан Марко, мы с Андреем с энтузиазмом его поддержали и погрузились на элегантную черную гондолу неподалеку от своего ресторанчика. Вокруг нас деятельно рассаживались по гондолам многочисленные стайки японцев и крупногабаритные американские компании.
    Судя по всему, мы решили покататься на гондолах в самое "пробочное" время. Никогда еще нам не доводилось видеть такого количества гондол рядом с собой. Гондольеры, решив, видимо, развлечься, затеяли регату прямо на Большом Канале, и Мишук получил огромное удовольствие от участия в этом процессе. Потолкавшись на Гранд Канале, гондолы по очереди, вежливо пропуская друг друга, рассыпались по узеньким боковым каналам. И вот тут мы познали, что означают пробки по-венециански. Совершенно не сравнимо с Москвой, где это пробок сходишь с ума. Пробки на каналах - это дополнительно развлечение, во время которого можно со вкусом понаблюдать за другими пассажирами, полюбоваться живописными стенами возвышающихся из воды домов (в особо узких канальцах их можно даже потрогать, при желании) и насладиться высоким мастерством гондольеров.
    Мы совершенно расслабились после обеда в своей гондоле. Кроме того, сказалась Андреевская бессонная ночь и долгое путешествие. Поэтому, выбравшись из гондолы на Сан Марко, мы транзитом погрузились в свой шаттл и отправились в отель, спать, заранее отказавшись от ужина. Лихой капитан доставил нас в Сан Клементо мимо двух других островков, Джудекки и Сан Джорджо, а мы любовались видами Лагуны и изрезанными силуэтами города.
    На следующий день мы, по традиции, проспали все на свете, включая время, на которое были куплены билеты во Дворец Дожей. Черт побери! Нам ни разу не удавалось попасть внутрь, и сейчас, похоже, опять не удастся. Я насупилась, но неунывающий Андрей предложил все же попытать счастья и сунуться во Дворец с просроченными билетами. Катерок-шаттл исправно доставил нас к Сан Марко, и мы отправились в Палаццо Дукале. По счастью, доброжелательные продавцы билетов в Палаццо не стали наказывать нас за долгий сон и спокойно обменяли ваучер на заветные билетики. Вот только рюкзачок нужно было сдавать в камеру хранения. А идти туда не хотелось.
    - Давай наденем его на Мишку! - предложил инициативный Андрей. - Тогда он будет казаться менее значительным. И ведь сработало! Служащий мрачно посмотрел на рюкзачок на Мишкиной спине и со вздохо махнул рукой: Идите.
    Дворец Дожей произвел на нас яркое впечатление. Огромные залы, просторные лестницы, богатство интерьеров, - все говорило о том, что в этом здании много лет исполняли свои обязанности могущественные правители преуспевающей Венецианской Республики. Маршрут в Палаццо Дукале проложен таким образом, что нельзя избежать посещения тюрьмы. Не могу сказать, что нам очень туда хотелось: в начале года мы полюбовались на тюрьму в Консьержри в Париже, и она произвела на нас мрачное впечатление. Но делать нечего. Тюрьма оказалась надежной: стены в полметра толщиной, мощные решетки. Из такой тюрьмы не убежишь. Самым поразительным для меня оказалось то, что в тюрьму ведет один из самых красивых мостов в Венеции - Мост Вздохов. И внутри он выглядит соответствующим образом: мрачный, лишенный декора узкий каменный мешок с решетками на окнах. А я-то думала, что на этом мосту вздыхали влюбленные, но ничего подобного. Это были узники.
    Мы провели во Дворце около часа и, насмотревшись, выбрались на залитую солнцем площадь, размышляя, куда бы нам дальше пойти. И, к своему изумлению, обнаружили, что у нас есть шанс за один день увидеть не только Палаццо Дукале, но и Сан Марко. К этому собору всегда стоит гигантская, почти непреодолимая очередь, а билеты внутрь заранее купить нельзя. Но в этот раз, по странному стечению обстоятельств, очереди практически не было. Переглянувшись, мы быстро пристроились в конец коротенького хвостика и, отстояв минут пять, зашли наконец внутрь.
    Собор поразил нас богатством убранства, абсолютно, на мой взгляд, византийского. Стены и потолок украшены золотой смальтой и мозаичными фресками, напоминающими те, которые можно увидеть в православных соборах. А какой там алтарь! Роскошный, богатейший. Правда, за удовольствие на него посмотреть нужно заплатить еще раз. Но это закономерно: все народы, которым повезло жить на руинах великих цивилизаций, активно эксплуатируют эти руины. А затем мы, теперь уже целиком и полностью выполнив культурную программу, и даже превзойдя ее, отправились бродить по венецианским улочкам в свое полное удовольствие.
    Гуляя по улочкам Венеции, мы, как всегда, с живым любопытством рассматривали ее жителей. Ведь эти люди ухитряются вести обычную повседневную жизнь в самом романтичном городе в мире. Они каждый день спокойно смотрят на то, на что жадные до впечатлений туристы взирают с вытаращенными глазами.
    Когда пришло время обеда, мы привычно свернули в переулок неподалеку от Сан Марко, приведший нас на залитую солнцем набережную лагуны. Здесь есть ресторанчик, с террасы которого открываются дивные виды на острова лагуны, Санта Мария делла Салюте и соседние парковки гондол, где всегда кипит бурная деятельность: туристы высаживаются из гондол, другие, наоборот, робко спускаются в неустойчивые на вид длинные черные лодки. Японцы загружаются десятками, американцы тоже любят плавать в большой компании, но их в одну гондолу вмещается значительно меньше. Мы ели что-то вкусное, пили что-то вкусное и наслаждались видами сияющей водной глади лагуны. А затем продолжили наши свободные от обязательной программы прогулки по городу.
    Близился вечер. Воздух стал как будто прозрачнее и приобрел едва заметные сиреневые оттенки. Удивительный город медленно преображался, погружаясь в атмосферу тайн и загадок. Вечерняя и ночная Венеция - это, безусловно, город прошлого. Город карнавалов, роскоши и тайных интриг. Нам нужно было решить, где мы встретим этот вечер, и после недолгих колебаний мы остановились на приглянувшемся нам во время дневных прогулок ресторанчике "Da Rafaello", где и днем, и вечером царила оживленная суета. Помимо своей явной популярности и миловидности, ресторанчик привлек нас также возможностью по завершении ужина прямо около столиков погрузиться на гондолу и отплыть в мрак ночных каналов. Что мы и сделали. После неспешного и приятного, как обычно, ужина, разомлев от вина (Андрей и я, а Мишук просто хотел спать), мы осторожно сползли в гондолу и заскользили по тихим, темным каналам.
    Путешествие на гондоле по ночной Венеции - очень любопытное занятие. Гондола скользит по тихим пустым каналам, то погружаясь в кромешный мрак в кварталах, где никто не живет, то выплывая на освещенные и оживленные площади, где кипит ночная жизнь. И в свежем прохладном воздухе почему-то ощущается присутствие Казановы.
    Утро следущего дня ознаменовалось возобновлением в нашей жизни обязательной программы. Мы уже очень давно хотели побывать в Мурано, обители знаменитых на весь мир стеклодувов, веками создававших шедевры. В Мурано у нас было две цели: во-первых, посмотреть, каким же образом создаются изумительные произведения искусства, а во-вторых, если повезет, купить что-нибудь очень красивое по более щадящей, чем в городских магазинчиках, цене.
    Попасть в Мурано из Сан Клементе оказалось проще простого. Когда мы робко заикнулись о такси, служащий бодро объявил нам, что из отеля в Мурано и обратно нас доставят бесплатно. Разумеется, этот бесплатный сыр оплачивался Cooperativo Artistico Vertraria, художественным стекольным кооперативом под названием "Марко Поло". Название нам понравилось. Катерок-такси доставил нас на частный причал кооператива минут за пятнадцать, и навстречу нам выпорхнул исключительно колоритный персонаж, с которым за последующие полтора-два часа мы успели свести очень тесное знакомство. Синьор Франческо - продавец от бога, обожающий свое ремесло и обожающий товар, который он продает.
    На наших глазах маэстро непостижимым образом смастерил из здоровой вязкой раскаленной капли изящную амфору в венецианском стиле, а затем замечательную красно-белую коняшку. К нашему большому огорчению, мы так и не поняли, каким образом он сотворил двухцветную фигурку. У печей было жутко жарко, поэтому мои мужчины во главе с Мишуком начали потихоньку пятиться назад, и только я, вдохновленная любопытством, упорно держалась поближе к маэстро с его длинной стеклодувной трубой и странными инструментами. К сожалению, не прошедшие закалки коняшка и амфора треснули минуты через три после их изготовления. Но любезный синьор Франческо в утешение немедленно вручил Мишуку точно такую же, но закаленную коняшку. Восторгу Мишука, как вы понимаете, не было предела.
    А затем началось Великое Шоу Стекла, главным действующим лицом которого был, разумеется, синьор Франческо. Нас водили из зала в зал, и перед нами открывалось разнообразие произведений муранских мастеров, выполненных в совершенно разных стилях, абсолютно на любой вкус. Стоило кому-нибудь из нас чуть-чуть задержать внимание на одной работе, как синьор Франческо тут же рассказывал о ней цветастую историю: кто придумал дизайн, чем он был вдохновлен, когда думал, какую сложную технику использовал, какой популярностью пользуется именно это произведение и т.д. Ей-богу, нам ни минуты не было скучно!
    После пары часов мучительнейшего выбора наше внимание остановилось, наконец, на двух вещах: совершенной формы вазе, выполненной в необычной для Мурано технике, и вполне традиционному графинчику, копии работы восемнадцатого века. Этот графинчик завладел моим сердцем быстро и властно. Чем дольше я на него смотрела, тем явственнее понимала, что он, как ничто другое, украсит наш монохромный интерьер. Минут двадцать мне понадобилось, чтобы убедить в этом запутавшегося в местных шедеврах Андрея. Но, в конце концов, выбор был сделан, торг проведен, и мы стали счатливыми обладателями целых двух дивных образцов муранского чуда. Мишук, которому в какой-то момент надоело разглядывать полки со стеклом, нашел себе другое развлечение: он прицепился к нарядному венецианскому зеркалу и вдохновенно корчил сам себе рожи. Наконец мы пылко распрощались с синьором Франческо, который проводил нас до такси, забросили свои сокровища в Сан Клементе и поспешили в Венецию. Это был наш последний день в Италии, и нам хотелось нагуляться всласть.
    А вечером мы устроили себе прощальный ужин в роскошном ресторане отеля Гритти, с видом на Большой канал. Мы сидели на открытой терассе и с жадностью всматривались в открывавшиеся нам пейзажи, пытаясь впитать их каждой клеточкой памяти. А мимо нас по ночному каналу скользили лодочки и катерки: неиссякающий поток туристов радовался красотам лучшего города в мире.

    вики-код
    помощь
    Вики-код:
    Выбор фотографии
    Все фотографии одной лентой
    15 фото
    dots

    Дешёвый перелёт Венеция на SkyScanner.RU
    сообщить модератору
      Наверх