Вязьма

Вязьма

LAT
  • 55.21220N, 34.30943E
  • Я здесь был
    Хочу посетить

    18 заметок,  29 советов по 26 объектам,  485 фотографий

    помощь Подписаться на новые материалы этого направления
    Вики-код направления: помощь
    Топ авторов Вязьмы помощь
    Все авторы направления
    2
    Annataliya
    помощь
    в друзья
    в контакты
    С нами с 14 мая 2009

    Город воинской славы Вязьма

     
    9 мая 2011 года 33082

    Эта заметка является частью дневника «На Родину первого космонавта»

    Какие ассоциации у вас возникают с городом Вязьма? Вязы? Вязь на реке? Лётная эскадрилья "Русь"? Бои с Наполеоном в 1812-м? Вяземский котел 1941-ого? Вяземский котел, в котором всего за один месяц погибло около 600 тысяч советских солдат...
    Из Гагарина на последнем автобусе, который уходил оттуда в шесть часов вечера, мы отправились в этот город, чтобы на следующий день узнать о нем побольше. Ибо наши ассоциации тоже не уходили дальше перечисленных. Тем не менее, мы угадали то, что город Вязьма был назван так из-за одноименной реки, на которой он стоит: "вязь", "вязать" - это значит "извилистая". А река и действительно делала тут крутую петлю, и вместо того, что продолжить течь на юг, резко заворачивала на северо-запад.

    Через час пути мы были уже в Вязьме. Хотя вечер еще не наступил, гулять по городу нам не особо хотелось. Сказывалась жуткая, несмотря на апрель, погода из мокрого снега и дождя, под которой у нас прошел весь день в Гагарине. Теперь погода явно улучшилась, снег с дождем прекратились, но зато похолодало, а это тоже не настраивало на прогулочный лад.
    Мы заселились в гостиницу, поужинали в ближайшем кафе, и на следующее утро с новыми силами отправились осматривать город.

    Честно говоря, назвать Вязьму провинциальным и уж, тем более, глухим городом весьма сложно. Он совсем не маленький, в нем вполне успешно работает несколько предприятий, начиная от хлебозавода и заканчивая машиностроительным заводом и горнообогатительным комбинатом.

    Вязьма - это мощный транспортный узел с локомотивным депо, двумя автоколоннами, целой кучей предприятий по обслуживанию железнодорожного и автомобильного транспорта и с несколькими десятками автобусных городских маршрутов.

    Всего здесь проживает около 56 тысяч человек. И не сказать, что живут они, едва сводя концы с концами. В городе есть кинотеатр, народный театр, море магазинов, кафе и рестораны, а помимо обычных жилых пятиэтажек и старых купеческих домов, которых, несмотря на долгую гитлеровскую оккупацию города, здесь осталось не мало, строятся и обустраиваются новые.

    И в некоторых местах жилые районы Вязьмы, я бы даже сказала, выглядят не хуже московских - никакой тебе жидкой хляби вперемешку с битым асфальтом под ногами, вместо него - симпатичные скверы и парки, в общем, хорошо и красиво.

    Хотя, конечно, более раздолбанные места мы тут тоже видели.

    А вот, то, что первым бросилось нам в глаза, когда мы гуляли по улицам Вязьмы, вы ни за что не догадаетесь! Просто огромное количество магазинов с детскими товарами. Чуть ли не на каждой улице, не в каждом переулке нам попадались магазинчики "Кроха", "Малыш", "Мир детства" и прочие-прочие.

    Но, что интересно, сказать о том, что в Вязьме при этом было так же много детей, я не могу. Да, тут, конечно, гуляли мамы с колясками, но даже в нашем Измайлово я их ежедневно встречаю гораздо больше, а стольких магазинов у нас нет. В общем, как бы там не было, но, глядя на все это магазинное изобилие, мы не удержались и зашли в один из них. О! Это было что-то! Оказалось, что мы попали в магазинчик от фирмы "Лео". О ней, признаться, я слышала впервые. Но, вот, вещички, которые она делала, могли запросто конкурировать с "Mother Care", в которой мы обычно закупаем шмотки нашему мурысу. И качество, и ассортимент, и дизайн всяких футболочек, костюмчиков и штанишек меня просто покорил! Никогда бы не подумала, что наши могут шить, настолько здорово - как оказалось, фирма базировалась в Гагарине. В общем, Данилка осчастливился новыми носочками и футболочкой с надписью "Я - папина гордость!" :)) Ежели что, то это не реклама была.

    Кстати, что касается детей, то в Вязьме есть еще одна достопримечательность, которую они бы точно оценили. Это - пряники! Дело в том, что до революции в 1917 году здесь работало целых восемь пряничных фабрик. Вяземские пряники были особенными, заварными, но такими вкусными, что котировались на уровне тульских и московских, и их даже в то время подавали к столу английской королеве. Пряники были разных сортов - медовые, сусляные, сахарные, писаные, фигурные, печатные, битые. А в качестве начинки-прослойки между двух пластов сдобного теста клали цукаты, мармелад, орехи или пастилу. Выпекали их на большом противне. Но сначала тесто выкладывали в пряничную деревянную доску, которую делали обычно из липы или березы. На дне доски был узор - сетка в виде прямоугольничков, каждый из которых был очень маленьким - не больше пяти сантиметров в длину и двух в ширину, и на каждом была надпись "вяз".

    Выпекали пряники сразу на одном противне, а затем разрезали на прямоугольники и продавали по две штуки на копейку. Но потом случилась революция, все пряничные фабрики в Вязьме закрыли, а рецепт практически потеряли. Говорят, что как-то в конце 1960-х годов пришел в горком партии старичок - бывший подручный пекаря одной из пекарен - как раз той, откуда пряники отправлялись английской королеве . Пришел с рецептом. В горкоме прочли перечень неведомых по тому времени орехов и пряностей, и привезли старичка на горпищекомбинат. Старичок посмотрел на электрические печи и изрек: "А еще знать надо: какие поленья и когда подкладывать, чтобы пряники пропеклись". В общем, старичка отправили домой, а рецепт положили под сукно.

    Потом, ближе к Олимпиаде 1980 года, решили-таки испечь пряник из тех продуктов, которые тогда имелись. Арахис должен был заменить собой все орехи, положенные по рецепту. Но, говорят, какая-то смена в цеху, выпекавшая пряники, взяла да и заменила арахис соевыми бобами. Сошло. Но старожилы, когда попробовали пряники, не признали в них старых вяземских.

    Сейчас пряники снова выпекают. Делает это местный хлебозавод. Правда, на вид они уже совершенно другие, чем те - с буковками "ВЯЗ". По размеру и форме эти пряники такие же, как тульские - прямоугольные кирпичики. В качестве начинки в них уже не прослойка, а молотый и дробленый арахис и миндаль. А на вкус они больше напоминают даже не пряники, а сливочную помадку с тестом. Честно говоря, нам они не особо понравились, но я знаю многих людей, которым они очень даже приходятся по вкусу. Впрочем, вяземский хлебозавод выпекает и традиционные пряники - большие, фигурные, со сгущенкой и вареньем внутри.

    Кстати, помимо пряников, в Вязьме, как оказалось, уже давно сформировалась своя городская кухня - блюда, которые готовят по местным рецептам именно в этом городе. И если вы даже найдете похожие где-то еще, то они по вкусу будут уже совершенно другими. Ну, как, например, котлета по-киевски. Одно дело пробовать ее в Киеве, и совсем другое, если вы закажете ее где-нибудь в Москве. Но о вяземской кухне мы и знать не знали, пока не зашли попить кофе в одном из городских кафе под названием "Ольштын". Кафе было простенькое и без изысков, а в меню вдруг обнаружились вяземские колбаски. Но разве можно было ограничится одним кофе? Решили попробовать! Предварительно официантка спросила: одну мне колбаску или две? Я подумала, что две наверняка не съем и попросила одну. Колбаска же в итоге оказалась совсем маленькой - не больше 7-10 сантиметров в длину, и я уже, было, пожалела, что не заказала две. Но хорошо, что не заказала! Она была настолько сытной, что я с трудом осилила даже эту! Как и полагается, колбаска была жареной, но внутри еще к тому же фаршированной - мелко порезанными кусочками сала с перцем и пряностями! Я к салу в принципе отношусь спокойно, но тут оно меня покорило! Блюдо оказалось, хоть и жутко вредным, но безукоризненно вкусным!

    Антон же отведал пельмени "По-королевски" - вылепленные вручную и запеченные в горшочке под сыром. И тоже остался весьма сыт и доволен.

    Кстати, почему пельмени в кафе назывались пельменями "По-королевски", я теряюсь. Королей в Вязьме никогда не было. Зато был царь! Да и, вообще, история этого города просто-таки была напичкана разными событиями.

    Говорят, что в 13 веке Вязьма уже существовала. Но, видимо, судьба ее была такая, что спокойных лет на ее долю всегда выпадало крайне мало. В начале 15 века ее захватил литовский князь, в конце 15-ого отвоевало и присоединило к себе Московское княжество. В Смутное время в окрестностях Вязьмы происходили крестьянские волнения, после вторжения польских войск город неоднократно переходил из рук в руки. В 1612 году Вязьма направила в ополчение князя Дмитрия Пожарского против власти Лждмитрия Второго свой отряд. А после окончания войны в городе происходил обмен пленными между польской и русской сторонами. Тем не менее, набеги поляков продолжались на Вязьму и потом. В конце концов, они всем надоели просто до ужаса, и было принято решение возвести на крутом берегу Вязьмы Вяземский кремль. Он был небольшим, имел деревянные стены, шесть каменных башен и стал передовой крепостью Московии. До наших дней от кремля сохранилась лишь единственная башня - белая, приземистая, с флажком на самом верху.

    Еще несколько лет назад, по рассказам других путешественников, она была практически заброшена, исписана граффити и со всех сторон ее окружали кучи мусора. В общем, являла собой не самое приятное зрелище.

    Однако сейчас башня предстала перед нами во вполне чистеньком и приличном виде. Я не знаю, что сейчас в ней, и какова будет ее дальнейшая судьба, вход наглухо закрыт огромной металлической дверью, но хочется верить, что в обиду ее больше не дадут.

    Кстати, место, где был построен Вяземский кремль, до него отнюдь не пустовало. Здесь располагался Аркадьевский монастырь, возведенный в 16 веке после того, как очередное наступление литовцев было остановлено всего в 20 километрах от Вязьмы как раз в день святого Аркадия. А еще раньше, говорят, что в этих краях молился и сам святой Аркадий. Но за достоверность этого факта я, конечно, не поручусь. Сейчас от Аркадьевского монастыря осталась одна-единственная церковь - Спаса Преображения, в которой сейчас разместилась центральная районная библиотека.

    Рядом с церковью стоит памятник в виде орла, посвященный нашим воинам, победившим в 1812 году войска Наполеона.

    А неподалеку - единственная башенка, оставшаяся от крепостной стены монастыря.

    Что же касается царя, то прибыл в Вязьму Алексей Михайлович Романов в 1654 году и остался тут примерно на полтора года. Дело в том, что в Москве в то время свирепствовала чума, и царь таким образом от нее спасался. Дворца, в котором он останавливался, с тех пор не сохранилось, но в 1999 году в том месте, где он стоял, воздвигли мемориальный камень с надписью: "В память пребывания в Вязьме в 1654-1655 г.г. русского царя Алексея Михайловича Романова - освободителя Смоленщины от польского нашествия".

    Впрочем, Алексей Михайлович в Вязьме не просто так жил-поживал. Отсюда он руководил страной, а для этого временно перевел сюда все необходимые ему, если можно так выразиться, гос.структуры. А заодно и главный храм. Его роль опять-таки временно стал исполнять Вяземский собор Троицы Живоначальной. Его построили одновременно с самой Вязьмой, в первое время он был деревянным, а примерно за сто лет до визита в город царя собор перестроили в камне. Правда, того собора, в котором велись службы в годы царствования здесь Алексея Михайловича, не сохранилось. И, как ни странно, как раз из-за него самого. Дело в том, что, когда чума утихла, царь выделил средства на перестройку собора и распорядился построить его по высшему образцу того времени. Это и было сделано в 1674-1676 годах. Позже собор еще достраивали, и теперь он называется Свято-Троицкий, считается кафедральным и самым главным в городе и представляет собой целый архитектурный ансамбль, который смотрится вполне симпатично.

    Хотя, если честно, увидев на его дверях табличку, гласившую, что свечи, купленные вне храма, здесь ставить нельзя, мне сразу расхотелось осматривать его убранство да и вообще заходить внутрь. Не понимаю и не принимаю я такие вот церковные закидоны. Разве православная вера разрешает ставить свечи, купленные только в конкретно взятой церкви? По-моему, нет.

    Впрочем, убранство Свято-Троицкого собора нас особо тоже не впечатлило. Изнутри он выглядел более чем скромно.

    Вообще же, разных храмов, соборов, церквей, монастырей в Вязьме не мало. Например, Спасо-Преображенская церковь с звездчатыми синими куполами (не путайте ее с церковью Спаса Преображения Аркадьевского монастыря, где теперь библиотека), нас даже удивила. В ней сейчас продолжается реставрация, но она уже открыта.

    Так вот, эта реставрация в основном ведется на деньги ...казаков. Да-да, казачья община в Вязьме, оказывается, появилась еще 400 лет назад.

    Ну, и, конечно, самое сильное впечатление на нас произвел Иоанно-Предтеченский монастырь с церковью Одигитрии Смоленской на его территории.

    Лично я порекомендовала бы ее увидеть всем, кто вдруг соберется в Вязьму! Дело в том, что она - одна в своем роде. Такой другой или хотя бы похожей нет больше вообще нигде в мире!

    Церковь трехшатровая, построили ее в 17 веке на стыке шатрового стиля и узорочья. А если ее описать более простым языком, то церковь имеет три белоснежных шпиля, в узорчатых завитушках, под небольшими золотыми куполами.

    В общем, это надо видеть! Правда, когда мы были в Вязьме, в ней все еще продолжалась реставрация, и церковь была закрыта. Но, в принципе, это нисколько не умаляло ее красоты, так как красота ее была как раз снаружи, а не внутри.

    Сам же монастырь нам тоже очень понравился. Его возвели в 16 веке, а первой его церковью стала деревянная церковь Иоанна Предтечи, именно поэтому он и сам получил такое название. За все время его существования в нем побывала куча разных известных личностей, включая Ивана Грозного и Бориса Годунова. Сейчас церквей в монастыре осталось две - Одигитрии Смоленской и Вознесенская с высоким, крутым и очень красивым кирпичным крыльцом, через которую мы входили в монастырь.

    Правда, раньше здесь еще стояли Знаменская церковь, перестроенная в советские годы под хозпостройку и потом разрушенная, и возведенный в камне собор Иоанна Предтечи, но на месте которого сейчас только руины, несколько могил и деревянный крест.

    Монастырь оказался совсем небольшим, мы славно погуляли по его территории, осмотрели огородик с теплицами, маленький садик и колодец со святой водой.

    А так как располагался он на холме, то еще полюбовались видами на Вязьму, которые оттуда открылись очень неплохие.
    А затем отправились в Богородицкую церковь, в которой располагался историко-краеведческий музей.

    Вообще, честно говоря, сначала идти в этот музей мы не собирались. Но почитав о событиях октября 1941-ого, и узнав, что в музее есть немало интересных документов с ними связанных мы решили зайти. Музейчик оказался скромненьким. Кроме интересующей нас темы, в нем было много всего о боях с Наполеоном, о городском вяземском быте прошлого, о городском народном театре и его традициях.

    О разных известных личностях, которые жили или приезжали в Вязьму. Так, к примеру, Михаил Булгаков в 1917-1918 годах возглавлял здесь кожно-венерологическое отделение земской больницы, и события, которые там происходили, легли у него в основу рассказа "Морфий".

    Светлана Савицкая в 1970-х годах проходила здесь свои летные испытания на самолете МиГ-17, который теперь стоит в одном из скверов города.

    Но несколько музейных залов были посвящены как раз тому, что произошло в Вязьме в 1941-м.

    Осенью 1941 года под Вязьмой во вражеское окружение попали воины 37 советских дивизий, девяти танковых бригад, 31 артиллерийского полка и полевых управлений четырех армий - всего около 600 тысяч человек. Большинство из них погибли и попали в плен, лишь 85 тысяч солдат совершили прорыв и вырвались из окружения.

    В октябре фашисты заняли Вязьму, заняли на полтора года и почти сразу открыли на ее территории два концлагеря для военнопленных и мирных граждан - Дулаг №184 и Дулаг №230. Когда это случилось, то в окрестностях Вязьмы, еще не занятых германскими войсками, они стали распространять специальные листовки-пропуски для наших солдат-красноармейцев. Впрочем, такие листовки распространялись не только под Вязьмой, но и во многих других местах, где проходил фронт. "Пропуск! Красный командир или красноармеец, обладающий этим пропуском, имеет право перейти фронт германский войск. Этот пропуск надлежит предъявить первому германскому солдату, посту или командиру, которые обязаны проводить сдающихся в ближайший штаб. Этот пропуск годен для 1 командира и 50 (или меньше) бойцов. Этим пропуском гарантируется: 1. Хорошее обращение во время пребывания в плену; 2. Скорое возвращение на родину после окончания войны."

    Но, что на самом деле творилось в концлагерях, какая там была обстановка, можно даже не рассказывать, вы и сами это прекрасно представляете.

    В первом лагере содержались попавшие в плен советские воины - уроженцы Калининской (сейчас это Тверская) области, Смоленской и Архангельской областей, числившиеся пропавшими без вести, а также добровольцы-ополченцы из Москвы. Пленных зачастую не кормили и не давали воды. Зимой 1941-1942 годов смертность в лагере составляла до 300 человек в день. По данным СМЕРШ, в списках погибших от ран на территории лагеря значилось 5500 человек. Здесь же было выкопано 40 рвов размером 4 на 100 метров, по площади равным примерно четырём футбольным полям, в которых было захоронено, по разным данным, от 70 до 80 тысяч человек. Лагерь размещался в здании мясокомбината, который существует в Вязьме до сих пор.

    Потом мы ходили взглянуть на это место. И действительно, мясокомбинат стоял, как и прежде. Он был обнесен бетонным забором, а сквозь железные решетчатые ворота было видно, что на нем теплилась жизнь.

    Правда, у нас создалось впечатление, что он дышит на ладан, уж слишком грязно и не ухоженно было внутри.

    Однако, именно на его территории находятся могилы военнопленных. И эти могилы абсолютно никак не обозначены. То есть, грубо говоря, все там ходят по костям. Я читала, что уже несколько лет ведутся разговоры о том, чтобы построить на месте бывшего концлагеря мемориальный комплекс, но вопрос так и остается нерешенным.

    В музее много документов-воспоминаний бывших военнопленных и тех, кто жил в те годы в Вязьме, и на чьих глазах происходили зверства, чинимые фашистами.

    "АКТ. В июне 1942 года немецкие фашисты вывели из вяземского лагеря для военнопленных пять человек, приказали им бежать. Когда военнопленные красноармейцы побежали, они выстрелили им в спину. Трое сразу упали, два человека еще продолжали бежать. Они и тех убили. Потом подошли к упавшим бойцам и по четыре раза выстрелили в каждого.
    В декабре 1942 года немецкие палачи гнали пленных красноармейцев на работу. Местная жительница, увидев бойцов, вынесла немного картошки и бросила им. Когда голодные военнопленные набросились на картошку, фашистские негодяи стали избивать их палками. Одного военнопленного, фамилию которого мы не знаем, немецкий солдат забил палкой до смерти, тот так и остался на дороге.
    Истощенных от недоедания и голода людей фашисты безжалостно гнали на работу, не считаясь ни с чем. Когда люди падали и не могли работать, немецкие изверги избивали их. Было много случаев, когда людей забивали палками до смерти.
    Подписи: Воробьев, Корольков, Смоликов, гв. капитан Койфман, красноармеец Клышников".

    А это - из воспоминаний бывшего советского военнопленного Михаила Шейнмана: "В начале октября 1941 года под Вязьмой часть, в которой я служил, оказалась в окружении. Мы сразу же очутились в тылу у немцев. 12 октября во время атаки я был ранен в ногу. С ноября 1941 года по 12 февраля 1942 года я находился в Вяземском "госпитале" для военнопленных. Люди помещались в полуразрушенных зданиях без крыш, окон и дверей. Часто многие из тех, кто ложился спать, уже не просыпались - они замерзали. В Вязьме истощённых, оборванных, еле плетущихся людей - советских военнопленных - немцы гоняли на непосильно тяжелые работы. В "госпиталь" попадали немногие - большинство гибло в лагере. Госпиталь помещался в полуразрушенных, брошенных жителями домиках, на окраинах города и в развалинах корпусов маслозавода. В домиках всегда было холодно и темно. Раненые валялись на голом полу. Даже соломы не было для подстилки. Только к концу моего пребывания в Вязьме в домиках были сооружены нары, но и на них больные лежали без соломы, на голых досках. Медикаментов не было. Вшивость в госпитале была невероятная. Бани за три с половиной месяца моего пребывания в Вязьме не было ни разу".

    И еще воспоминания: "Наступила зима. В кирпичном здании без крыши, без окон и дверей, на цементном полу ютились разутые и раздетые русские люди.
    Германское командование в своих секретных циркулярах предписывало не выдавать пленным никаких "ценных" продуктов питания. В число этих "ценных" продуктов немцы включили даже воду. Заключенным приходилось добывать ее украдкой. Идя на работу, они по дороге черпали воду из канав и луж.
    Вязьмичи-очевидцы, проживавшие рядом с лагерем, рассказывают страшные истории о страданиях, на которые обречены были пленные.
    Сергей Алексеевич Слободчиков и его жена Евдокия Михайловна рассказывают: "Заключенные умирали от голода. Оборванные, грязные, изможденные, идя на работу под конвоем, они жадно набрасывались на сырые листья от кормовой свеклы и брюквы. Немцы избивали пленных палками. Отстающих и выбившихся из сил пристреливали на месте".
    Мария Матвеевна Зуева и Мария Федоровна Иванова рассказывают: "Мы жили рядом с лагерем и видели, как пленных зимой запрягали в сани, и они перевозили тяжести. На колючей проволоке вокруг лагеря для устрашения местами висели трупы застреленных при попытке к бегству. Каждый день расстреливали по 30-40 человек. От голода, холода и болезней умирали ежедневно сотни людей. Около лагеря зимой лежали трупы заключенных. Ночью из лагеря доносились душераздирающие стоны пытаемых и выстрелы".

    Освободить Вязьму пытались неоднократно, но дело это было очень сложное. Так, например, одну из попыток предпринял генерал-лейтенант Михаил Ефремов в апреле 1942 года. Оказавшись с частью сил 33-й Красной Армии в окружении, руководил ее боевыми действиями в тылу врага. Не имея боеприпасов для артиллерии, горючего для транспорта, фуража для лошадей и продовольствия для солдат, четыре обескровленные дивизии два с половиной месяца вели оборонительные и наступательные бои. В апреле 1942 года Ставка, наконец, дала разрешение на выход из окружения. Под Вязьму лично за генералом Ефремовым Сталин послал самолет. Сесть в него генерал отказался: "Я с солдатами сюда пришел, с солдатами и уйду". Но в бою он был тяжело ранен и, не желая попасть в плен, застрелился. Вместе с ним застрелились офицеры его штаба. Теперь на одной из площадей Вязьмы есть памятник генералу Ефремову.

    Освобождена же Вязьма была только в марте 1943 года. Но, несмотря на необыкновенный героизм и тяжелую судьбу в годы Великой Отечественной войны, почетное звание "Города воинской славы" Вязьма получила только в апреле 2009-ого. Грамота "За мужество, стойкость и массовый героизм, проявленные защитниками города в борьбе за свободу и независимость отечества", от президента России, которая прилагалась к званию, теперь хранится в одной из музейных витрин.

    Фотоальбомы можно посмотреть здесь:
    Город воинской славы Вязьма - часть 1. Жизнь на улицах
    Город воинской славы Вязьма - часть 2. Героическое время
    Город воинской славы Вязьма - часть 3. Храмы и монастыри
    Город воинской славы Вязьма -часть 4. Особенности разных лет

    вики-код
    помощь
    Вики-код:
    Выбор фотографии
    Все фотографии одной лентой
    3 фото
    dots

    Дешёвый перелёт Вязьма на SkyScanner.RU
    сообщить модератору
      Наверх