Йоккмокк

Йоккмокк

LAT
  • 66.60516N, 19.83585E
  • Я здесь был
    Хочу посетить

    3 заметки,  1 совет по 1 объекту,  33 фотографии

    помощь Подписаться на новые материалы этого направления
    Вики-код направления: помощь
    Топ авторов Йоккмокка помощь
    Все авторы направления
    7
    Annataliya
    помощь
    в друзья
    в контакты
    С нами с 14 мая 2009

    Про настоящих саамов

     
    27 мая 2011 года 38317

    Эта заметка является частью дневника «Финляндия и Швеция: осень в краю северных сияний»

    Из Лулео наш путь лежал в Элливаре. Этот небольшой городок находился в 170 километрах к северу. Там мы запланировали треккинг по национальному парку Муддус, а также знакомство с народом саами, правда, уже не в Элливаре, а в расположенном еще в нескольких десятках километров от него городке Йоккмокке.

    Из Лулео мы выехали во второй половине дня, и через три часа прибыли в Элливаре. Уже по пути пейзаж стал сильно напоминать наш северный. Несмотря на середину сентября, деревья стояли уже с полностью желтой или даже облетевшей листвой, елки не отличались раскиданностью лап, но главное - здесь были озера с ровной гладью воды и отражающимся в ней лесом, и невысокие горы, сложенные гранитными породами. Железная дорога петляла между гор, совершала частые крутые повороты, обходя тем самым мощные гранитные выступы.

    В Элливаре мы заселились в отель "Дундрет". Точнее, это даже был не сам отель, а апартаменты при нем - трехэтажный многоквартирный дом находился в 20 метрах от отеля, и нас заселили в одну из его квартир. В общем, так мы познакомились с тем, в каких условиях живут простые шведы, ибо остальные квартиры в этом доме занимали как раз частные жильцы. Наша квартира состояла из двух спальных комнат (одна из них, правда, была закрыта), гостиной, в которой стояли диван, кровать, телевизор и детская кроватка, и кухни, где имелись вся необходимая мебель и техника для готовки, а также некоторые продукты: масло, соль, сахар, чай и кофе. Квартира была просто огромной, особенно в сравнении с нашей московской, а главное - в ней было минимум предметов и совсем никакого хлама и ненужных вещей, что мне особенно понравилось.

    Свое название отель "Дундрет" получил от одноименной горы, расположенной неподалеку. Вообще, Элливаре - город довольно-таки туристический: зимой с Дундрета можно покататься на горных лыжах - там проложена неплохая трасса с подъемниками и подсветкой, съездить в саамское поселение, организованное, правда, специально для туристов, освоить снегоходы, увидеть, как живут северные олени и собаки-лайки и покататься на упряжках; летом туристы совершают на Дундрет восхождение, ловят рыбу в местных озерах и реках, ходят в треккинги по национальным паркам Лапландии. Да-да, территориально Элливаре относится именно к Лапонии - Шведской Лапландии, а Йоккмокк, вообще, считается одним из ее главных городов - сюда каждый февраль съезжаются саамы на традиционную ярмарку, где продают вещи, сделанные своими руками, оленьи шкуры и ягодные заготовки.

    Ну, а мы, как я уже говорила, решили посетить национальный парк Муддус, а точнее, тамошний 42-метровый водопад. Еще перед путешествием Антон написал письмо в Элливарский туристический центр, где изложил эту идею, и они связали нас с проводником - девушкой Катариной, которая специализировалась как раз на таких треккингах. С Катариной мы договорились о всяких нюансах и попросили ее после парка отвезти нас не назад в Элливаре, а в Йоккмокк. Для нее такой вариант оказался даже удобнее, и она согласилась.

    Наш треккинг, точнее, отъезд из отеля, был назначен на шесть часов утра. Катарина заехала за нами на машине. С собой она взяла свою собаку Лиу - по-моему, беспородную, имеющую во внешнем облике что-то от овчарки, но очень спокойную - за весь день она ни разу не гавкнула и только поскуливала, когда выклянчивала еду.

    Интересно, но для того, чтобы взять песика с собой, Катарине пришлось звонить в администрацию парка и спрашивать разрешения. Ей разрешили, но с условием, что собака все время будет идти на поводке. Дело в том, что, бегая по парку, она может напугать зверей и птиц. Мало того, с середины мая по середину июня брать с собой собак в парк вообще не разрешается, так как в это время там происходит процесс высиживания птенцов и размножения животных, и пугать их нельзя.

    До парка нам предстояло проехать около 90 километров. Дороги в Швеции вполне презентабельные, и мы добрались до места довольно быстро. До водопада мы должны были пройти еще семь километров, а потом по той же тропе вернуться назад. Особо крутых гор на нашем маршруте не было, тропинка среди крупных камней шла через лес, полого поднималась вверх, пересекала несколько небольших речек в оврагах и практически все время вела вдоль глубокого ущелья.

    Лес был смешанного типа и исключительно осенний. Такой он бывает у нас в самом конце октября. Деревья уже почти облетели и лишь кое-где стояли со все еще желтой листвой.

    Иногда нам попадались болота, их, как и речки, мы преодолевали по небольшим деревянным мостикам. Кстати, вода в речках тут была питьевая и чистая, но исключительно рыжего цвета. Это говорило о том, что в ней содержится много железа. Оно и не удивительно, неподалеку от Элливаре есть железный рудник, где уже давно добывают руду. Кстати, изначально мы собирались посетить этот рудник, но, увы, в последний момент выяснилось, что экскурсии на него организуются только летом.

    Всю дорогу с двух сторон от тропы расстилался сплошной ковер из брусничных и черничных кустов. Что интересно, ягод, в том числе и черники, которая в наших широтах созревает никак не позже июня-июля, здесь было не мало. И ими мы неплохо подкрепились.

    Через пару часов мы достигли водопада. Он был мощен и красив, падал в ущелье, и мы, решив, что это именно тот самый водопад, к которому мы шли, начали его фотографировать.

    Но Катарина сказала, что это - лишь маленький водопад, а нужный нам Муддус чуть впереди. И действительно через пару километров он предстал перед нами во всей красе. Водопад оказался двухкаскадными, и, кроме своей высоты, поражал еще и шириной. Самая настоящая полноценная река падала вниз в пропасть.

    Несмотря на непрекращавшийся с утра дождь, мы налюбовались на него вдоволь, а потом решили остановиться в небольшом лесном домике на обед.

    Такие лесные домики есть во всех национальных парках Швеции. Они совершенно не напоминают те жуткие холодные и похожие на бомжатники избушки, которые нам приходилось встречать в российских парках, например, на Южном Урале. Лесные домики в Швеции сделаны из дерева.

    В них есть, как правило, одна большая комната с печкой и несколькими двухъярусными кроватями с чистыми матрасами и подушками, на которых можно переночевать, есть керосиновая лампа (электричество сюда не проведено), стол со стульями, кухонька со всей полагающейся мебелью и даже посудой.

    Во дворе - источник с водой и чистейший биотуалет в отдельно стоящем здании.

    Кругом чистота и порядок. Перед тем, как уйти из домика и двинуться дальше по маршруту, туристы обязаны убрать за собой. Для этого тут есть ведра, швабры и всякие моюще-чистящие принадлежности. Да-да, посреди леса в десятках километров от какого-либо человеческого жилья!

    Обед нам готовила Катарина. Узнав, что мы интересуемся бытом саамов, она решила угостить нас традиционными саамскими блюдами. Главным блюдом у нас стала оленина. Саамы до сих пор использует оленей и как удобное транспортное средство, чтобы добраться зимой по снегу куда-то в отдаленные области тундры, и как ценного производителя мяса и шкур. Оленину в Лапландии можно купить практически в любых супермаркетах.

    Катарина же потушила ее вместе с морковью и картофелем. Что могу сказать? На вкус - это нечто среднее между говядиной и бараниной. В целом, вкусно, но не так, конечно, чтобы питаться ею каждый день.

    После оленины мы отведали домашнего йогурта с теплой морошкой. Йогурт был очень густой, а по вкусу напоминал наш кефир, морошку же Катарина предварительно разогрела, а затем, не размешивая, обильно положила в стаканчики с уже налитым в них йогуртом. Это блюдо мне понравилось гораздо больше оленины. Просто отличный и очень вкусный десерт! А потом мы пили кофе. Саамы начали употреблять кофе еще с конца 19 века. Его они покупали в городах, а готовили по своим собственным рецептам. Кофе уже в молотом виде саамы хранили в берестяных кузовках, отчего он приобретал немного древесный запах. Его засыпали в маленький металлический чайничек, заливали водой и доводили на костре до кипения. Затем вместе с гущей разливали по чашечкам и пили. Сейчас этот кофе в Швеции называют лесным.

    Отобедав, мы отправились в обратный путь. А затем Катарина, как и обещала, отвезла нас в Йоккмокк.

    Йоккмокк показался нам абсолютно заурядным городком, где в будний день уже в районе четырех часов дня не работал ни один магазин, а автовокзал на ночь закрывался в пять.

    Жизнь в Йоккмокке, видимо, начинает бить ключом зимой, когда сюда, как на курорт, съезжаются толпы туристов знакомиться с саамской жизнью. И, соответственно, во время февральской саамской ярмарки, о которой я упоминала чуть выше. Сейчас же город явно спал. Но, к нашей радости, национальный саамский музей работал, а он в Йоккмокке замечательный. Так как после треккинга мы здорово замерзли (весь день было не больше шести градусов, а дождь так и не прекратился), то, первым делом, отправились в музейное кафе отогреваться чаем с печеньем.

    Саамы в здешних краях живут уже давно. Это раньше они были исключительно кочевым народом, сейчас же большинство из них обзавелись собственным жильем в городах, и их жизнь в бытовом смысле мало чем отличается от жизни остальных граждан Швеции и Евросоюза. Перед нашим путешествием я читала несколько статей из интернета, где говорилось, что некоторые саамы якобы еще живут в резервациях в национальных парках Лапландии, а их быт ничуть не изменился за несколько веков. Увы, теперь это тоже в прошлом. Постоянных саамских поселений с их чумами, национальными деревянными домами причудливой пирамидальной формы - котами и сарайчиками-амбарами, где они раньше хранили припасы, ныне не осталось. Впрочем, летом в память о былых временах, кто-то, видимо, продолжает ставить свои временные жилища, но это, скорее исключение, чем правило, либо делается специально для туристов.

    Но стоит отметить, что, несмотря на то, что саамов в данной местности осталось всего около трех тысяч, правительство Швеции их старается поддерживать. Для саамов открыты национальные школы, где дети, помимо шведского и английского, учат, как обязательный, свой родной язык. Создавать семьи саамы тоже предпочитают между собой, да и оленеводством, как и прежде, занимаются опять-таки они. Правда, уже довольно редко саамы используют оленей в качестве транспорта. Зимой их им заменяют снегоходы, а летом они отслеживают свои стада с вертолетов.

    В саамском музее в Йоккмокке можно посмотреть на быт и традиции, как саамов прошлого, так и современных.

    Даже к планировке залов в этом музее подошли креативно - залы здесь расходятся от центра точно так же, как рога у оленей. В центре экспозиции стоит саамское жилище, перенятое ими от ненцев - чум.

    Внутри он устлан оленьими шкурами, посередине него находится очаг и небольшой шкафчик с кухонной утварью. Слева - лежанка, отгороженная от всего остального помещения занавеской. В таких чумах саамы жили в начале 20 века.

    Но, что нас особенно удивило, так это их внешний облик. Саамы имеют абсолютно европейскую внешность, и, если вы раньше где-то слышали об их якобы раскосых глазах и монгольских скулах, то это - абсолютное заблуждение. Вряд ли человек, не занимающийся профессионально этнографией и антропологией, отличит их от прочих европейцев.

    Причем, такая их внешность - не следствие смешения последних лет с народами Европы. Это их типичный облик, саамы выглядели так и сто, и двести лет назад.

    В других залах музея мы подробно осмотрели саамские украшения из бересты и их орудия труда. Среди привычных мотыг для возделывания небольших огородов, силков для ловли птиц, сетей и рыболовных принадлежностей можно увидеть, например, бензопилу, коей теперь саамы пользуются наравне с прочими предметами.

    Но больше всего мне, конечно, понравились экспозиции, рассказывающие об их нарядах и древних традициях.
    Наверное, из-за того, что большую часть года в Лапонии лежит снег, саамы старались делать свою одежду очень яркой.

    Раньше они носили, в основном, кожаные вещи - брюки, куртки, длинные платья, а также одежду на оленьем меху. Например, в музее можно увидеть восковую фигуру охотника 17 века в такой одежде. Правда, в то время было еще принято шить головные уборы из кожи и перьев птиц. Оказывается, такая кожа была особенно мягкой и прочной, а перья и пух давали дополнительное тепло. Как видно из наряда все того же охотника, над внешним видом головных уборов особо не церемонились. Птица потрошилась, высушивалась и... вместе с головой надевалась на голову. С одной стороны тепло, а с другой - можно спокойно идти на охоту, вдруг птица тебя за своего в таком наряде примет! :))

    Сейчас саамские наряды делаются, как из кожи, так и из шерсти и выглядят очень симпатично. По ним до сих пор можно судить, из какой области Лапонии саам, женат ли, насколько богат и так далее. Но носят такую одежду современные саамы только по праздникам.

    Что же касается саамских традиций, то у них много всего оригинального. Например, когда рождался ребенок, его, как и у всех прочих народов, старались защитить от сглаза, и для этого, ему на колыбель пристегивали металлическую кнопку.

    Другая интересная традиция связана с ношением головных уборов. Так, женские головные уборы в одно время отдаленно напоминали колпаки. При этом, самая верхняя часть колпака должна была торчать торчком и для этой цели в нее вшивали маленькую подушечку и перетягивали ее снизу веревочкой таким образом, что подушечка вместе с оконечностью колпака могла немного менять положение. Такие колпаки носили женщины-путешественницы, то есть те, которые по разным нуждам уходили из своего жилища, как минимум, на несколько дней. По ним можно было определять домой или из дома идет женщина. Если она конец колпака загибала вперед, это значило, что она идет вперед, то есть, из дома, а если назад, то значит - возвращается домой.

    Ну, и еще одна традиция - это необычайная любовь к серебру. Им саамы прониклись уже в конце 19 - начале 20 века. Причем, речь идет вовсе не об украшениях - их саамские женщины носили не чаще, чем представительницы прекрасного пола других народов. Из серебра саамы делали ...посуду, а точнее, специальные чаши с ручкой, которые использовали, как правило, для питья.

    Серебро саамы покупали в городах, а чаши делали либо сами, либо на заказ. Чаши были небольшими, около десяти сантиметров в диаметре, и, как правило, их украшали резными рисунками.

    Впрочем, некоторые себя не утруждали и рисунок не делали. Эти чаши саамы использовали не только по прямому назначению. Часто они были, своего рода, денежной единицей - ими саамы расплачивались за необходимый товар и услуги.

    Фотоальбомы можно посмотреть здесь:
    Про настоящих саамов - часть 1. Брусничный лес
    Про настоящих саамов - часть 2. Водопад и саамские блюда
    Про настоящих саамов - часть 3. Столица
    Про настоящих саамов - часть 4. Жизнь и быт

    вики-код
    помощь
    Вики-код:
    Выбор фотографии
    Все фотографии одной лентой
    3 фото
    dots

    Дешёвый перелёт по направлению Йоккмокк
    сообщить модератору
      Наверх