Юфу

Юфу

LAT
  • 33.17987N, 131.42687E
  • Я здесь был
    Хочу посетить

    2 заметки,  1 совет по 1 объекту,  15 фотографий

    помощь Подписаться на новые материалы этого направления
    Вики-код направления: помощь
    Топ авторов Юфу помощь
    Все авторы направления
    Lapine
    помощь
    в друзья
    в контакты
    С нами с 12 мар 2009

    Большое путешествие по Японии - 11: Юфуин

     
    27 марта 2009 года 808

    После посещения Асо-сан мы прибыли в Юфуин. Была примерно половина пятого, снова немного туманно и накрапывало. Нас высадили у крошечной автобусной станции, которая по совместительству является филиалом местного туристического офиса. Сам офис расположен немного в стороне. Мы попросили служащую позвонить в наш рёкан, дабы вызвать оттуда машину, и, как всегда, разжились картой – как положено, на английском.

    Пока ждали машину, выглянули за угол – там оказался железнодорожный вокзал. Здание весьма любопытное, из темного дерева, построено по проекту какого-то известного японского архитектора.

    Наш микроавтобус прибыл через пять минут. Мы уже не пытались сами грузить вещи, т.к. поняли, что сделать это нам все равно не дадут. Тем не менее, водителю все-таки удалось нас в очередной раз поразить уровнем японской заботы о клиенте: для удобства погрузки в машину перед дверью нам под ноги подставили специальную скамейку-ступеньку.

    Еще пять минут мы ехали до гостиницы. Из окна машины городок показался мне очень приятным, хотя дома вдоль улицы, по которой мы ехали, были, в основном, все такие же бетонные коробочки в 1-2 этажа. Потом оказалось, что это самая большая проезжая улица в городе, и, чуть отойдя с нее, можно увидеть совсем другой Юфуин.

    Дорога шла в гору, впереди были видны заросшие лесом вершины в тумане. Мы свернули с проезжей части на какую-то буквально козью тропку и тут же остановились на маленьком засыпанном гравием пятачке среди белых домиков. Встречали нас аж четыре человека. Состоялся уже привычный нам ритуал обмена многочисленными поклонами и немногочисленными японскими словами, которые мы успели выучить, в основном, «домо аригато», то бишь «большое спасибо».

    Мы прошли на ресепшн, расположенный на первом этаже единственного в рёкане Yufuin Hotei-ya (Юфуин Хотей-я) двухэтажного здания.

    Еще в этом доме находится бар и то, что можно было бы назвать рестораном – отдельные комнаты для приема пищи, рассчитанные на компании разного размера. В рёкане 14 номеров: 12 – в отдельных домиках и 2 спаренных.

    Наша горничная, бойкая японка в возрасте по имени Мегуро, подхватила нас и повела в нашу комнату. Позже, обходя окрестности, мы поняли, что живем как раз в одном из спаренных номеров, но соседей наших мы так и не слышали и даже не видели – вход к ним был с обратной стороны. Как я поняла, наш домик был самый старый, но и самый аутентичный.

    Мы с любопытством озирались. Ощущение было такое, что мы попали в деревню. По дорожкам ходила курица с цыплятами!!! Я была в полном восторге. Наконец-то моя мечта сбылась – мы приехали в рёкан! :-)

    Домик наш оказался очень приличного размера. В рёканах площадь комнат измеряется, естественно, в татами (грубо говоря, татами равен 1,5 кв. м). Стандартные размеры – 8, 10, 12 татами. По моим прикидкам (я считала количество татами-матов на полу), площадь нашей комнаты была дважды по 12 татами. На самом деле, тут могли бы с комфортом разместиться две пары – прямоугольная комната с помощью фусума легко делится на две равные квадратные части. Кроме того, есть еще что-то вроде террасы-прихожей: туда попадаешь, войдя в домик. Терраса имеет деревянный пол, застекленные окна во всю стену, которые на ночь закрывают фусума, красивый резной (по-моему, старинный) деревянный столик со стульями и деревянный шкаф-стеллаж для обуви у входа.

    Любопытно, что цена на проживание в рёканах назначается не за номер, а за человека. Т.е. неважно, жить вдвоем или впятером – на каждого получится одинаково. Обычно указывается, сколько народу в состоянии в этом номере разместиться. В 12 татами запросто могут поселить до 5 человек. Так что мы жили, конечно, просто шикарно. :-)

    Войдя в прихожую, надо снять свою обувь и переодеться в стоящие тут же шлепанцы. Но в саму комнату, на татами, шлепанцами ступать нельзя, исключительно босиком (о чем мы регулярно забывали, кстати). Зато в шлепанцах можно ходить по территории отеля.

    Убранство комнаты традиционное. Пол, как я уже сказала, покрыт татами-матами (соломенными циновками), аккуратно склеенными между собой. В центре каждой из двух полукомнат стоит низенький столик с двумя безногими стульчиками. Вдоль стен – шкафы с футонами и постельным бельем. Под потолком – кондицинер, свой для каждой половины. В ближней к входу половине – телевизор и шкаф, в котором хранятся юката и танзэн на всех постояльцев. Двери справа ведут в комнатку с умывальником и в ванную комнату. Ванна наполняется водой из горячего источника. В умывальне есть еще одна дверь – в туалет. За ней, как и положено, стоят туалетные тапочки.

    Кстати сказать, недавно я где-то вычитала очень разумное объяснение тому, зачем японцам подогреваемые сиденья на унитазах и туалетные тапочки. Дело в том, что в традиционных японских домах нет отопления, а стены сделаны буквально из фанеры. Да и раздвижные двери обеспечивают весьма неважную изоляцию от улицы. В общем, температура внутри дома постоянно стремится к наружней. Зимой это весьма некомфортно. Раньше японцы грелись точечно, грелками с углями. Сейчас включают на обогрев кондиционеры. Помогает это довольно слабо, а туалет, традиционно вынесенный в самый дальний угол дома, является самым холодным местом в нем. Поэтому еще в давние времена возник обычай обуваться в тапки, когда ты туда идешь. А позже придумали и унитаз с обогревом. А вот почему не придумали центральное отопление – непонятно.

    Кстати об унитазе. В Юфуин Хотэй-я мы лицезрели очень интересную конструкцию этого сантехнического прибора. Когда смываешь воду, она течет из крана сверху в маленькую раковину, сделанную в крышке. Т.е. одной и то же водой можно и руки вымыть, и результаты своей жизнедеятельности смыть.

    В дальней от входа полукомнате устроен традиционный альков, в котором размещают какое-нибудь произведение искусства – статуэтку, икэбану, а чаще – каллиграфическую надпись. Нам досталась как раз она.

    Был в комнате также чайник-термос и древний пластмассовый дисковый телефон.

    В дальнем от входа углу – выход к приватному ротэнбуро. Это был, конечно, гвоздь программы.

    Каменная ванна наполняется водой, идущей прямо из-под земли. В Юфуине вода хлоридная, а не серная, как, например, в Хаконэ. Она постоянно течет из тонкой бамбуковой трубочки. Вода оказалась довольно горячей, по крайней мере, для нас. Мы разбавляли ее из холодного крана.

    Мегуро-сан провела нас по территории рёкана. На первом этаже главного здания, кроме ресепшна и бара, есть комната с очагом. Тут по вечерам можно пить 30-градусную японскую самогонку сётю (shochu) и закусывать разноцветными рисовыми сухариками, прокалив их на углях в специальных сетчатых «сковородках».

    Имеется публичный онсэн. Мегуро-сан несколько раз повторила, какая половина в нем женская, какая – мужская, для верности показывая пальцем сначала то на меня, то на женский отсек, а потом – то на Дениса, то на мужской. А то еще спутают эти чертовы гайдзины, сраму потом не оберешься!

    Вообще, говорила она очень бегло, правда, я бы не сказала, что это был английский язык. Наполовину это был энгриш (engrish), тот самый искаженный английский, к которому мы уже более-менее привыкли, а остальное она дополняла по-японски. Понимание происходило на полуинтуитивном уровне.

    Правда, не всегда успешно. Напротив публичного онсэна устроена беседка, в которой можно отдыхать после ванны. Перед беседкой стоит каменная чаша с водой, в которую погружены стеклянные бутылки. В одних из них жидкость была бесцветная и прозрачная, в других – белая. Мегуро-сан стала нам объяснять, что это такое. Оказалось – мируку. Мы сначала подумали, что это нечто чисто японское и решили не морочиться – ну мируку, так мируку. Мало ли всякой загадочной ерунды мы уже успели тут увидеть? Но тетка настаивала на понимании, и стало ясно, что это что-то знакомое. Но что? В конце концов, она обратилась к молодой паре, развалившейся в беседке. Мол, подскажите! Оказалось, что мируку – это милк (milk), молоко, то есть. «Семёёён Семёныч!» - сказали мы друг другу. :-) Прозрачная жидкость была очень вкусный лимонад.

    Ужин в нашем рёкане подавали с половины шестого до семи. Клиенту нужно выбрать время и способ подачи – либо ты откушиваешь у себя в комнате, либо в ресторане. Мы выбрали, конечно, комнату.

    Еще об энгрише. До отъезда из Москвы я вступила в переписку с Хотэй-я: хотела узнать, смогут ли они нас забрать со станции, в какое время подают ужин и закрывается ли рёкан на ночь (такое бывает довольно часто). Ответ был быстрым, очень вежливым и очень смешным:
    MARIA AKATIEVA SAMA
    Thank you for a reservation.
    Give me a telephone if you arrive at Yufuin Station.
    I go to inviting it.
    The closing a hoteiya is 23:00.
    It is start time for supper from 17:30 to 19:00.
    I wait.
    hoteiya kobayashi

    Ужин мы заказали на семь, т.к. хотели осмотреться. Изначально был план дойти до озера Кинрин, но уже начинало темнеть, так что решили оставить это удовольствие на завтра.

    Вышли из номера и первым делом увидели двух петухов (видео, не забудьте про высокое качество). Они были такой же мелкой породы, что и курица с цыплятами, но весьма шустрые.

    Мы прошли по тропинкам между домиков рёкана и вышли на его зады. Тут были разбиты какие-то грядки, чуть в стороне внизу виднелись еще домики, а над всем этим возвышались зеленые горы в ошметках тумана (видео). Снова пошел дождь. Кстати, горничная сказала нам, что дурная погода вызвана тайфуном, который пришел с запада, откуда мы, собственно, и приехали.

    Мы вернулись в номер, я переоделась в японское и потопала в публичный онсэн. Свой, конечно, хорошо, но для разминки было любопытно посмотреть на общественный. Честно говоря, к этому моменту я уже успела подзабыть, какой все-таки из отсеков – женский. Вошла наугад. Внутри никого не оказалось. Так что я до сих пор не знаю, туда ли я попала. Правда, пробыла я там совсем недолго, ибо вода оказалась очень горячей. В номере ее можно разбавить холодной до нужной кондиции, а тут будьте добры – залезайте в то, что есть. В предбаннике на стенке нашла любопытный плакат: на нем было нарисовано, как нужно делать массаж специальным составом, похожим на густое жидкое мыло неоднородной консистенции с вкраплениями чего-то скрабирующего. Кстати, тетка на картинках почему-то была европейской внешности.

    Чтобы немного разжечь свой аппетит перед ужином, мы решили попробовать сётю. Те, кто ругают сакэ, могут попытаться повторить наш подвиг: сакэ покажется им божественным нектаром. Будем смотреть горькой правде в глаза: сётю – это действительно мерзкая вонючая бормотуха. Делается либо из риса, либо из картошки. Закуска в виде зубодробительных безвкусных рисовых сухариков тоже нас не вдохновила. Впрочем, японцы тоже не особо налегали на свой национальный напиток: вокруг очага стояло немало почти полных брошенных стаканов с этой гадостью. В общем, мы перешли в бар и переключились на уме-сю. Оказался очень и очень достойным.

    Вообще-то это был не совсем бар, а, скорее, гостиная. Столики со стульчиками всех сортов – от полностью безногих до плетеных кресел обычного западного вида. Вдоль стен – стеллажи с книжками. Очень уютно.

    До ужина мы успели даже ненадолго залезть в онсэн. Горничная предупредила нас, что предварительно позвонит, но звук телефона оказался совершенно неожиданным: мы уже забыли, как звонят пластмассовые дисковые аппараты.

    Так же не сразу мы среагировали на стук в дверь – не ожидали. Это была Мегуро-сан с первой порцией еды. Мы кое-как уселись на безногие стульчики за столом. Действо началось.

    В рёканах, особенно не самых дешевых, обычно на ужин подают т.н. kaiseki course, т.е. сет-меню каисэки, высокой японской кухни. Мы очень приблизительно представляли себе, что это такое, т.к. раньше пробовать не приходилось. Вообще-то центром такой кухни считается Киото, и там много специализированных (недешевых, надо сказать) ресторанов, где можно заказать такой ужин. Однако Денис туда идти категорически отказывался: он терпеть не может есть то, о чем заранее ничего не известно. Но тут деваться было некуда, и слава богу (для меня). Т.к. попробовать каисэки все равно хотелось.

    Первым делом горничная выдала нам меню предстоящей трапезы. Оно было написано от руки черной тушью на красивом листе зеленой шелковистой бумаги с выделкой. По-японски, конечно. Мы ничего не поняли, но на память забрали. Надо будет как-нибудь наклеить на паспарту и повесить на стенку дома.

    Мегуро-сан, сжалившись над нами, неграмотными, объявила, что всего будет шесть перемен блюд. Я плохо помню, каков был порядок, тем более что далеко не всегда можно было понять, что ты ешь. Горничная приносила очередную порцию, сервировала ее для нас и уходила. И так несколько раз.

    В самом начале она очень шустро расправилась с вопросом, будем ли мы что-то пить. Т.е. выпивать. Полагается ли употреблять алкоголь с такой пищей – мы не знали, так что быстро среагировать на ее вопрос не успели. «Биру?» - спросила она нас. «Ээээ…» - сказали мы, переглянувшись. «Но? Биру но? Биру но!» - решила она за нас. Ну, но - так но. Обойдемся и без пива. Кстати, перед едой она налила нам по рюмочке какого-то фруктового вина (не умэ-сю, скорее, абрикосового).

    Затем был мисо-супчик, закуски – сасими и суси, тэмпура, что-то совсем непонятное: то ли вареные овощи, то ли размоченный рисовый хлеб, то ли тофу. Где-то посередине затесалась та самая икра морского ежа, с которой мы были уже знакомы. Мегуро-сан расстроилась, что мы ее не съели. Вообще, она относилась к нам довольно критически, как строгая учитительница.

    Сервировка – очень красивая. Вся еда по возможности фигурно нарезана, каждая маленькая тарелочка украшена цветами или листьями.

    Главное блюдо было очень любопытное: говядина с кашицей из грибов и овощей. Ее нужно было готовить самому. Для этого Мегуро-сан принесла подставки с маленькими круглыми свечками (их видно на предыдущей фотографии), на которые сверху положила обернутые в фольгу металлические листы. На эту импровизированную жаровню она водрузила следущую конструкцию: на середину длинного вытянутого листа какого-то растения сложена горка той самой кашицы, а на нее – три кусочка говядины. Свободные концы листа при этом заколоты зубочисткой, так что еда готовится внутри листа. Когда мясо начнет аппетитно пахнуть, его надо перевернуть.

    Любопытно, что порции всего – совсем маленькие, но в итоге наедаешься до отвала.

    После полуторачасового ужина мы чуть-чуть прошлись по отелю, но территория его совсем маленькая, да и темно уже было, так что, стащив по бутылке лимонаду, вернулись и залезли, наконец, в наш онсэн.

    Потрясающее, скажу я вам, ощущение. Сидишь под тусклыми фонариками в горячей минеральной ванне, практически под открытым небом – лишь навес от дождя сверху да легкая бамбуковая загородочка напротив, чтобы не светиться на всю округу разными оголенными частями своего тела. В начавшем проясняться ночном небе – звезды. Вокруг происходит какая-то тайная животно-растительная жизнь: орут цикады, ветер шевелит ветки кустов, ползет улитка по подпорке навеса. Эх… Хочу обратно!

    А еще после онсэна прекрасно спится. А перед сном прекрасно занимается еще кое-чем. ;-) Странно, что у японцев демографические проблемы! :-)

    Футоны нам расстелила горничная, пока мы гуляли после ужина. Вопреки опасениям, спать на них оказалось очень удобно – тепло и мягко. Мы закрыли фусума между двумя полукомнатами, ткнули в розетку заботливо предложенный фумитокс и уснули.

    Просыпаться в традиционном японском домике очень приятно. Ночью внутри – темнотища, зато после рассвета в комнату через два слоя фусума проникает красивый желтоватый свет.

    Накануне мы условились с Мегуро-сан, что завтракать будем – для разнообразия – в ресторане, в семь утра. Так что встать опять пришлось рано.

    Горничная провела нас в очень симпатичную комнату на втором этаже главного здания. Завтрак был почти такой же обильный, как и ужин – обязательные мисо-сиру и рис, холодная жареная рыба, овощи. Гвоздь программы – тофу, сваренный в знаменитом молоке из Асо. Готовили его мы сами, на такой же свечке, как и накануне. Денис, конечно, отказался это есть, а мне очень понравилось.

    В этот раз многократных хождений горничной с подносами не было, она сервировала нам все блюда, проинструктировала насчет тофу в молоке и ушла.

    Кстати, забыла написать о нашей беседе накануне за ужином. Мы довольно активно пообщались с Мегуро-сан, она расспрашивала нас, в частности, о страшной русской зиме. Денис очень кстати вспомнил Амэ и Юки из муракамского «Дэнс, дэнс, дэнс». Сказали, что у нас бывает много амэ (снега) и до минус 30 мороза. Тетушку от этого аж передернуло. В ее юфуинском понимании минус 1 было уже очень холодно. Зимой у них обычно бывает юки (дождь), но и амэ иногда выпадает.

    Наевшись до отвала, мы спустились в номер. Быстро-быстро собрали вещи и пошли гулять по городу.

    Планы на сегодня были грандиозные. После прогулки по утреннему Юфуину мы намеревались отправиться в Беппу (Beppu) на поезде в 10:03. В 11:20 должны были быть на месте. Далее планировался осмотр местных достопримечательностей, переезд на автобусе в аэропорт провинции Оита и вылет в Токио в 18:25.

    Времени до поезда в Беппу у нас было совсем немного, около двух часов, поэтому решили первым делом пойти к озеру Кинрин. Судя по карте, нам нужно было всего лишь пересечь ту «большую» улицу, по которой мы приехали накануне со станции, а там рукой подать до него, Кинрин-ко. Улица эта, как попутно выяснилось при изучении карты, является тем самым шоссе Транс Кюсю, по которому мы приехали из Кумамото.

    Погода, слава богу, была гораздо лучше, чем накануне – утреннее солнце проглядывало через легкие облачка на голубом небе. Буквально каждый дом, мимо которого мы проходили, хотелось сфотографировать на память.

    Мне кажется, что к этому моменту нашего путешествия я начала, наконец-то, понимать всю прелесть неброской японской красоты. Меня радовал каждый дворик с цветами, даже самыми простыми.

    Жаль, что обожаемая мной гортензия к этому времени на Кюсю уже отцвела. Даже в Нагасаки, который называют Hydrangea City (Город гортензий), я не увидела ни одной цветущей шапки.

    Однако наш путь что-то слишком затягивался. Оказалось, что мы заблудились и забрали слишком в сторону от озера. Пришлось вернуться, воспользовавшись подсказкой японца, подметавшего дорожки.

    Когда вышли к Кинрин-ко, стало ясно, почему мы его пропустили – оно совершенно крошечное.

    На видео это видно лучше, чем на фото: http://www.youtube.com/watch?v=ws4HK31-Uc4 . Но красивое, согласитесь. :-) Кстати, черное здание на заднем плане – Музей Шагала. :-)

    Быстро бегать здесь было совершенно невозможно. Хотелось неспеша гулять, любоваться окрестностями – гладью воды, утопающими в зелени берегами и роскошными бабочками: http://www.youtube.com/watch?v=yTqky5C2vpE .

    На противоположном от шоссе берегу озера – маленький синтоистсткий храм. Ровно напротив храма – онсэн, о котором пишут все путеводители. Вход в него стоит всего 200 йен, кстати. :-)

    Перед онсэном на берегу паслись две компания – серых гусей и японских туристов. Гуси вальяжно топтались в грязи у воды и недовольно хлопали крыльями, когда кто-то из туристов с фотоаппаратом слишком близко к ним подбирался. Было очень хорошо видно, кто здесь хозяин, а кто – лишь гость. :-)

    Оставшиеся 15 минут мы потратили на магазинчик художественного стекла, купили на память прозрачную зеленоватую лягушку.

    О трансфере на станцию мы договорились накануне. С огромным, честно говоря, сожалением покинули наш уютный домик, распрощались с Мегуро-сан и другими и укатили. Пока не скрылись за поворотом, все провожающие дружно кланялись нам вслед.

    Поезд оказался очень смешной: три ярко-желтых вагончика на дизельном ходу. Да-да! Электричества на этом куске железной дороги нет. Вагона первого класса тоже. Вместо него – отсек в начале обычного, более комфортабельный и с панорамными окнами. И ходит этот поезд всего четыре раза в день.

    Дорога до вокзала Оита – крупного города, центра одноименной провинции – заняла около 45 минут. Снова очень красивые окрестности: местность горная, то и дело встречаются перекинутые с холма на холм мосты, потрясающие заросли бамбука, речки и, конечно же, рисовые поля.

    Но очень быстро всё это благолепие закончилось, и начался обычный японский большой город: сплошной бетон и асфальт. Даром что на берегу моря.

    Неприятно удивил поезд, на который мы пересели, чтобы добраться в Беппу: грязный и почему-то страшно вонючий, с классическим запахом, извините, вагонного сортира. Слава богу, что ехать нам было всего 10 минут...

    Видео из рёкана: http://www.youtube.com/watch?v=zR9BBGI97xE, http://www.youtube.com/watch?v=vJ122c1_5s8, http://www.youtube.com/watch?v=JrtX5YLwoU0, http://www.youtube.com/watch?v=m17GB1NAuqo

    вики-код
    помощь
    Вики-код:

    Дешёвый перелёт по направлению Юфу
    сообщить модератору
      Наверх