Южная Корея

Южная Корея

LAT
Я здесь был
Хочу посетить

191 заметка,  42 совета по 37 объектам,  5 456 фотографий

помощь Подписаться на новые материалы этого направления
Вики-код направления: помощь
Топ авторов Южной Кореи помощь
Все авторы направления
4
Annataliya
помощь
в друзья
в контакты
С нами с 14 мая 2009

Демилитаризованная зона: где кореец корейцу враг!

 
9 сентября 2009 года 64634

Будучи в Сеуле мы решили найти турагентство, которое взялось бы организовать нам экскурсию в ДМЗ. ДМЗ – это демилитаризованная зона. Находится она на границе Северной и Южной Корей, и сейчас туда пускают туристов. Конечно, мы предпочитаем ездить по стране самостоятельно, но в данном случае удобнее было взять экскурсию, потому что самостоятельно в ДМЗ можно посмотреть далеко не все объекты.

Турагентство нашлось довольно-таки быстро. Его сотрудница отксерила наши паспорта и сказала приходить через две недели, потому что вопрос посещения ДМЗ иностранцами обсуждается с военными южно-корейскими структурами, ибо объект практически секретный. И еще, как мы поняли, с такими же структурами Северной Кореи.
Через две недели мы отправились в путь.

Когда Япония проиграла во Второй мировой войне, то мы (СССР) сразу решили освободить Корею от японской оккупации, что нам удалось буквально за пару дней, ибо японцы мигом капитулировали. Одновременно мы успели пообщаться с нашим тогдашним союзником США и договорились, что патронировать Корею отныне будем совместно и по 38 параллели условно разделили Корею на две части: северную часть закрепили за СССР, а южную за США.

Однако ж, к 1946 году стало понятно, что план совместной опеки Кореи провалился. И мы, и американцы делали все, чтобы привести к власти своих людей. Это беспрепятственно удалось. Штаты протолкнули в президенты политически обработанного корейца Ли Сын Мана на юге, и 15 августа 1948 года там была провозглашена Республика Корея. Мы же продвинули «своего» Ким Ир Сена и месяцем позже на севере возникла КНДР.

Ну, а дальше начались склоки, потому что оба лидера хотели возглавлять, а США и СССР иметь влияние над Кореей целиком. Через два года Ким Ир Сен не выдержал, северокорейские войска перешли 38 параллель и вошли на территорию Южной Кореи. Для убедительности Ким Ир Сен выступил по радио и обвинил южнокорейцев в том, что они, мол, напали первыми, а Северная Корея лишь пошла в контрнаступление. Впрочем, доля истины в этом была, ибо южнокорейцы давно грозились напасть на северных. Короче, развязалась гражданская война.

Атака северокорейцев была столь стремительной, что буквально за несколько месяцев они захватили почти всю Корею (за исключением города Пусан). Пришлось вмешиваться американцам, и те ввели в Корею свои войска. Естественно, силы тут же стали неравными. И вскоре ситуация стала зеркальной: теперь южно-корейцы заняли почти всю территорию Кореи, а северокорейцы отступили к границам Китая. Разумеется, Китаю да и нам тоже такое положение не понравилось. Китайцы спросили нашего разрешения, получили добро и направили в Корею свою армию. В результате дошло до того, что на территории Кореи шла война между Штатами и Китаем, а сами корейцы выступали больше, как наблюдатели.

В конце концов, всем это надоело. И 27 июля 1953 года в городке Панмунчжом, который как раз находится в районе 38 параллели, было подписано Соглашение о перемирии, прекращены все военные действия, а Корея официально разделена на Северную и Южную. А позже вдоль всей границы появилась демилитаризованная зона длиной 250 и шириной четыре километра.

…На экскурсию в ДМЗ мы отправились большим автобусом. Почти все туристы были японцами, европейцев же набралось не больше десятка. Поэтому экскурсоводов было два. Сначала рассказывал один по-японски, а потом другой по-английски.

Еще когда мы покупали эту экскурсию, нас предупредили, что посещать ДМЗ можно по особым правилам. Во-первых, при себе нужно обязательно иметь паспорт – на пути нас ждет несколько КПП, где его будут проверять. А во-вторых, необходимо соблюсти соответствующий дресс-код. Одежда должна быть строгой – никаких маек, футболок, шорт и коротких юбок. Нигде на одежде не должно быть надписей, она должна быть чистой и аккуратной, не облегающей, без разрезов и дыр. Прическа должна выглядеть прилично, каких-либо признаков принадлежности к субкультурам в ней проявляться не должно. С собой нельзя провозить кока-колу и другие напитки американского происхождения. И все это для того, чтобы северо-корейские пограничники, разглядывая в бинокли демилитаризованную зону и группу туристов, бродящую по ней, не решили, что перед ними шпионы.

В автобусе же каждому из нас до кучи выдали подписать своеобразное соглашение. Напечатано оно было по-английски и таким мелким-премелким шрифтом, что прочитать мы его смогли лишь после того, как экскурсия закончилась (нам его потом вернули на память). И хорошо, что так. Потому что, если бы мы его прочитали перед экскурсией, то совсем не факт, что все согласились бы на нее ехать! Вот, что там было написано:
«Посещение Зоны коллективной безопасности (она же ДМЗ) будет связано с въездом во враждебную зону и возможностью получения телесных повреждений или смерти, как прямого результата действия противника. Зона коллективной безопасности — это нейтральная, но разделенная область, охраняемая военнослужащими командования Объединенных Наций с одной стороны (Юг) и военнослужащими Корейской Народной Армии (КНДР) с другой (Север). Гостям командования Объединенных Наций не разрешается пересекать Военную Демаркационную Линию в части Зоны коллективной безопасности под контролем Корейской Народной Армии. Хотя инциденты не ожидаются, командование Объединенных наций, Соединенные Штаты Америки и Республика Корея не могут гарантировать безопасность посетителей и не могут нести ответственность в случае враждебного действия противника».

Да-да, мы сие подписали и отправились в путь.

Местечко Имчжингак, куда мы поехали в первую очередь, находится в 56 километрах к северу от Сеула. В его окрестностях расположены железнодорожная станция Дорасан – последняя на территории Южной Кореи, шпионский тоннель, прорытый северо-корейцами, и обсерватория, откуда видна северо-корейская территория. Сразу за Сеулом дорога идет вдоль реки Хан-ган. Здесь от реки ее отделяет колючая проволока: уже не единожды северные корейцы пытались пробраться на территорию Южной – не так далеко отсюда река впадает в море, и сделать это несложно. Поэтому южно-корейцам ничего не остается, как принимать такие меры. Ведь единичные шпионы – это еще полбеды, а вот, если КНДР надумает выпустить сюда десант…

И вот – первый контрольно-пропускной пункт (потом на нашем пути их было еще не меньше трех). Наш автобус остановился, и в него вошел южно-корейский пограничник. Проверил паспорта, но в лица особо не вглядывался: мы ж для корейцев, как и они для нас, все очень похожи друг на друга. А вот японцам повезло меньше – их рассматривали более тщательно.

Поехали дальше. Населенные пункты давно закончились, вокруг простирались лишь поля, погруженные в утренний Хан-гыновский туман.

Железнодорожная станция Дорасан тоже была похожа на выползший из тумана призрак.

Это вполне красивое и современное здание, которое южно-корейцы построили всего лишь шесть лет назад. Тогда между двумя Кореями наметилось потепление отношений, и было решено восстановить железную дорогу между странами.

На открытие станции даже приезжал тогдашний президент США Джордж Буш и специально расписался на шпале, которая теперь хранится в витрине на станции.

Но на этом все закончилось. Отношения снова разладились, и железная дорога так и не заработала. Но станция готова к эксплуатации: на стенах горят табло с надписями: «В Пхеньян»...

А стены украшены панно на тему воссоединения Кореи, из которых особенно впечатляют два — старый заброшенный паровоз и новый скоростной поезд, который вот-вот соединит две корейские столицы.

В принципе, в Южной Корее, а я думаю, и в Северной тоже, все люди уже давно готовы к объединению. Ведь для многих тогда, в 1953 году, произошла настоящая трагедия, приведшая к разделению тысяч простых семей, члены которых оказались по разные стороны границы. Многие из них живы до сих пор и, конечно же, живы их дети и внуки. Но, как водится, главный тормоз в объединении – это политика. Вот и сейчас из-за нее не происходит того, чего ждут миллионы людей…

Станция Дорасан пока лишь, увы, — простой туристический объект. В единственном киоске там можно купить кое-какие сувениры с тематикой объединения двух Корей. А еще вам раздадут бумажки и поставят штампики с надписью о том, что вы посетили станцию. Я, как обычно, попыталась пойти нетрадиционным путем и подсунуть для штампика свой загранпаспорт, но Антон воспротивился и велел не оригинальничать. Так что, штампа о том, что я побывала на границе Северной и Южной Корей, в моем загранпаспорте нет.

Следующим местом, куда мы отправились, был Третий тоннель. В 1970-е годы северные корейцы занялись активной шпионской деятельностью и прямо через границу прокопали на территорию Южной Кореи несколько тоннелей. В одном из них они даже умудрились проложить рельсы!!! И остается только предполагать, что бы было, если бы их вовремя не словили. Южные же корейцы, как только обезвредили в шпионской деятельности северных, в один из тоннелей, как раз в третий, решили пускать туристов. Этот тоннель находится на глубине около 70 метров, имеет высоту два метра, ширину где-то тоже около того, а длину – почти три километра.

Обнаружили его очень интересно. В деревушке по соседству бурили скважины на воду и заметили, что уровень грунтовых вод как-то подозрительно скачет. Стали разбираться, пришли к выводу, что где-то неподалеку в земле есть полость, которая нарушила уровень грунтовых вод, и в результате вышли на тоннель.

Сейчас с поверхности к тоннелю (под землю) ходит поезд, типа бремсберга, с двумя маленькими открытыми вагонами. Эту микро железную дорогу построили южно-корейцы специально для туристов. Поезд довозит до входа в тоннель, а дальше уже надо идти пешком.

Нам раздали синие каски, рассадили по вагонам, предупредили, что внутри фотографировать нельзя, мы поехали и сразу поняли, что каски нам выдали не зря. Даже здесь свод настолько низкий, а боковые стены подступают так близко, что за них постоянно цепляешь головой. И не было бы каски, было бы больно!

Ехали мы не больше десяти минут и, наконец, попали в шпионский тоннель. Осмотреть в нем можно около 400 метров. Изнутри, дабы его свод, часом, не обрушился на головы туристов, его во многих местах обили досками. Тоннель действительно очень узкий и низкий. При моем росте в 172 сантиметра идти по нему, не согнувшись, было сложно – я постоянно задевала свод каской.

Едва увидев тоннель, мы сразу решили, что северокорейцы – маньяки, ибо прорубили они его в монолитном граните. Правда, использовали при этом динамит. Что самое интересное, когда шпионов поймали, они поначалу все решили свалить на южнокорейцев, что это, мол, они рыли тоннель, а северокорейцы – белые и пушистые и вообще не причем. На что южно-корейцы резонно заметили, что по лункам для динамита видно, что вставляли его как раз с северо-корейской стороны. На это северокорейцы заявили, что, пусть так, но тоннель они рыли сугубо для добычи угля, и даже показали на его стенах угольные следы, которые, кстати, сами и нарисовали. Смешно? Да! К тому же, что за уголь может быть среди гранита, я вообще молчу!

Сейчас южно-корейцы, как могли, замуровали этот тоннель: поставили несколько железобетонных блоков и постоянно наблюдают за северо-корейцами, как бы те не полезли снова. Кстати, тот участок тоннеля, который показывают туристам, заканчивается как раз одним из таких блоков и мощным мотком колючей проволоки. Фотографировать там нельзя, но я все-таки сделала втихую одну фотографию.

Остается добавить, что на площади, откуда отправляется к тоннелю поезд, тоже довольно-таки интересно. Во-первых, там стоит очень оригинальный памятник, символизирующий стремление к объединению Кореи – две половинки шара с контурами Северной Кореи на одной и Южной на другой, которые толкают друг к другу граждане обеих стран.

А, во-вторых, здесь есть неплохой музей с коллекцией оружия времен гражданской войны. Не удивительно, что большинство оружия, которым воевали северо-корейцы, – наше.

Ну, и, наконец, мы поехали в обсерваторию Дорасан. Не знаю, чем тут занимались раньше (за звездами наблюдали?), но сейчас – это лучший пункт, откуда видны северо-корейские военные базы и северо-корейский же город Кэсон. Конечно, в саму обсерваторию туристов не пускают. Но на базы и Кэсон можно поглядеть в бинокли, которые тут установлены. Если честно, то видно не очень. Фотографировать тоже нельзя. Правда, я опять же попыталась сделать несколько кадров, но на этот раз меня заметили доблестные стражи порядка и велели стереть.

В завершении первой части программы нас таки доставили в Имчжингак, где накормили обедом и выделили свободное время. Имчжингак сейчас – нечто вроде туристической точки — символа объединения. Например, тут есть павильон Объединения с музеем Северной Кореи. Мы, правда, туда не ходили, но, говорят, что экспозиция о жизни северокорейцев там представлена сильно в искаженном виде. Рядом находится павильон Манбэдан, в котором во время корейских праздников люди, родившиеся в Северной Корее, проводят ритуалы поклонения. А дальше начинается Мост Свободы и Невозвращения...

Откуда видна железнодорожная линия, разрушенная во время войны и восстановленная, но не работающая сейчас.

В 1953 году, после заключения Соглашения о перемирии через этот мост вернулись на юг более ста тысяч южно-корейцев. Мост перегорожен металлической сеткой, а она украшена ленточками и детскими рисунками, призывающими к миру и воссоединению!

А после началась самая интересная часть программы. Мы отправились в Панмунчжом – тот самый городок, где было подписано Соглашение о перемирии. Если Имчжингак – туристическая точка и туда можно добраться даже самостоятельно, то в Панмунчжоме все серьезно. Это как раз то место, посещение которого, судя по бумажкам, которые мы подписали, «связано с въездом во враждебную зону и возможностью получения телесных повреждений или смерти, как прямого результата действия противника».

…Вскоре мы подъехали к воротам очередного КПП. В отличие от остальных этот был гораздо больше. Нам снова сказали, что фотографировать нельзя, но разве можно было удержаться? В общем, я сделала несколько фотографий. Правда, признаюсь, что в особенно стремных местах я вела себя тихо и без разрешения не снимала. Хотя, забегая вперед, добавлю, что, как ни странно, но саму демаркационную линию и объекты, расположенные рядом с ней, нам сфотографировать разрешили.

На КПП у нас проверили документы и пропустили за ворота. Панмунчжом – довольно большой населенный пункт. Здесь есть магазины, жилые дома, вокруг него возделываются поля, но, в целом, — это очень похоже на типичный военный городок. Обобщенно говоря, сейчас со стороны Южной Кореи в нем стоят миротворцы. Еще в 1953 году миротворческую миссию здесь поддержала 21 страна: Австралия, Бельгия, Канада, Колумбия, Эфиопия, Дания, Франция и другие (нас в списке нет, что и логично). Об этом факте теперь гласит специально тут установленный памятный знак.

По Панмунчжому мы ехали недолго. Вскоре нас попросили выйти из автобуса и пересесть в другой, принадлежащий ДМЗ. Ездить по зоне можно только в сопровождении миротворцев, поэтому за рулем у нас теперь сидел товарищ в форме, а еще, впереди автобуса шла сопровождающая военная машина, типа нашего «Уазика».

До кучи, на случай, чтобы северо-корейцы ничего не заподозрили, нам тут же выдали специальные бейджи, на которых было написано, что мы – безобидные туристы.
Нас подвезли к небольшому офисному зданию. На площади перед ним – флаги государств, входящих в состав ООН.

Экскурсовод предупредила, что сейчас будет лекция, и нам, главное – не уснуть на ней. Нас завели в зал, выключили свет, и стали показывать слайды на тему объединения Корей. Лекция, и правда, была утомительной, хоть и недлинной. Ничего нового мы из нее не вынесли, кроме того, что у северокорейцев реально мощная армия, в которой служат и мужчины, и женщины. Мужчины – десять лет, а женщины – три. Правда, как результат, у них падает рождаемость, ибо рожать получается некогда!

Ну, а после лекции мы отправились к самой демаркационной линии. Надо сказать, что здесь со стороны Южной Кореи Панмунчжом выглядит очень представительно: огромное современное здание для переговоров, павильон в корейском стиле с загнутой крышей (туда, в том числе, запускают туристов для фотографирования), большая площадь с красивыми цветочными клумбами.

И полное безмолвие! Да, здесь очень тихо. Здесь, на самой границе с Северной Кореей возникает ощущение какой-то нереальности происходящего. Абсолютное безлюдье вокруг, за исключением нескольких солдат, несущих посты, и, словно повисшие в воздухе вместе с тишиной, напряжение и нервозность. Они, эти напряжение и нервозность, вмиг передались и нам. И вот, мы входим в здание для переговоров, как будто уже ожидая чего-то, что непременно случится. Здание внутри огромное, красивое, словно дворец, но совершенно пустое. Нам говорят встать друг за другом парами. Возглавляют и замыкают наш «отряд» солдаты.

«Как на расстрел ведут!» — шепчет Антон.

Мы парами выходим на улицу с другой стороны здания и оказываемся в нескольких метрах от демаркационной линии. Вот она – граница! Местами линия прочерчена прямо по асфальту белой краской. На ней, словно на воображаемой оси, стоит в ряд несколько ангарообразных одноэтажных строений – синих и белых. Синие принадлежат Южной Кореи, а белые — Северной.

Линия проходит ровно по середине каждого из них. Рядом с ними, повернутые лицами в сторону северо-корейской территории, одетые в яркую зеленую форму с нашивками «Joint Security Area» на рукавах и в черно-белых касках, стоят на посту южно-корейские пограничники-миротворцы (сейчас они следили, в том числе, за тем, чтобы с северо-корейской стороны никто не вздумал пальнуть по нам).

На северо-корейской стороне как раз напротив южно-корейского — тоже огромное здание для переговоров: из мрамора, построенное с монументальностью, характерной для архитектуры советского времени (на предыдущих фотографиях — это оно). И, если приглядеться, то у его входа можно увидеть северо-корейского пограничника в форме болотного цвета.

Нас запустили в одно из синих ангарообразных строений. Это тоже — помещение для переговоров. Внутри – длинный стол с креслами и несколько пограничников по стойке «смирно».

Удивительные чувства возникают в этом месте. Как будто ты неведомым образом попал в сердце чего-то чересчур важного и секретного, находишься тут абсолютно нелегально, и еще пара минут, и окажешься ты в цепких лапах злобных врагов! Очень неприятное и неуютное ощущение, скажу я вам! Так что, когда, наконец, мы покинули это место, всем, несомненно, стало легче!

В ДМЗ мы посетили еще пару интересных объектов: пограничный мост – последнюю надежду возвращающихся...

И точку, откуда открывается вид на большую территорию Северной Кореи и ее пограничные вышки.

Хотя, если честно, эти места не впечатлили нас так же сильно, как демаркационная линия.

Но, вот, еще что удивительно. Несмотря на явную, скажем так, холодность в отношениях между Северной и Южной Кореями, в Панмунчжоме есть… «Дьюти Фри», где можно затариться северо-корейскими сувенирами: сладостями, спиртными напитками, женьшеневой настойкой, копиями местных денег и т.д. и т.п. Мы попробовали их черничное вино. Мало того, что было оно в бутылке, похожей на те, в которых продавали вина у нас в советское время. Мало того, что этикетка не отдиралась от нее никакими способами (даже после того, как бутылка пролежала у нас в воде целую ночь). Так еще по вкусу оно напомнило нам старый массандровский портвейн! Такие дела…

К сожалению, судя по всему, должно пройти еще немало лет, прежде чем Северная и Южная Кореи вновь станут единой страной. Будем вместе с корейцами молить Бога о том, чтобы это случилось все-таки побыстрее.

вики-код
помощь
Вики-код:
Выбор фотографии
Все фотографии одной лентой
3 фото
dots

Дешёвый перелёт по направлению Южная Корея
сообщить модератору
  • Amida
    помощь
    Amida
    в друзья
    в контакты
    С нами с 23 мар 2012
    28 мар 2012, 12:41
    удалить
    Спасибо огромное за рассказ!!! Я ещё ни где не читала такое захватывающее описаие! Сама там не была (волнуюсь шибко. Стыдно мне как то вроде ка причастны всё же...). Не уверена что поеду. Но в Северной Корее побывать мечта просто!
  • Annataliya
    помощь
    Annataliya
    в друзья
    в контакты
    С нами с 14 мая 2009
    29 мар 2012, 00:17
    удалить
    Не совсем поняла: в каком смысле причастны?
  • Amida
    помощь
    Amida
    в друзья
    в контакты
    С нами с 23 мар 2012
    29 мар 2012, 05:00
    удалить
    Ну СССР вроде как наша родина! Ярые пропаганды коммунизма на стороне Севера не без нашей помощи то были!
  • Annataliya
    помощь
    Annataliya
    в друзья
    в контакты
    С нами с 14 мая 2009
    29 мар 2012, 14:36
    удалить
    Ну, мы тогда много кому лапшу на уши вешали. :))
  • Amida
    помощь
    Amida
    в друзья
    в контакты
    С нами с 23 мар 2012
    29 мар 2012, 15:29
    удалить
    Ну да. Вот за это и стыдно немного... Тем не менее я до сих пор питаю некоторое недоверие и неприязнь к немцам и уверена что понялабы если бы какой то кореец невзлюбил бы меня из-за национальности. Но Японцы видимо нас всё же переплюнули!
Наверх