Земля Тироль

Земля Тироль

LAT
Я здесь был
Хочу посетить

155 заметок,  98 советов по 130 объектам,  3 855 фотографий

помощь Подписаться на новые материалы этого направления
Вики-код направления: помощь
Топ авторов Земли Тироль помощь
Все авторы направления
1
AlgA
помощь
в друзья
в контакты
С нами с 28 фев 2011

Восхождение на Ochsenhorn

 
15 апреля 2011 года 6271

Именно так звучит в немецком варианте фамилия, доставшаяся мне от мужа - Оксенхорн, с немецкого это переводится как Бычий (Турий) Рог (слава Богу, что не хвост или ещё, что похуже!)

В Альпах всевозможных «хорнов» или попросту рогов (пиков) просто видимо- невидимо. Самый известный и знаменитый, пожалуй, Matterhorn (matte нем. - луг), что на границе Швейцарии и Италии ( ит. -Monte Cervino) .Высота его 4478 м. Его рисуют на всех швейцарских шоколадках - это символ Швейцарии. Не один альпинист сложил там свои поломанные кости и разбитые головы. Matterhorn не любит к себе никого подпускать. Ну, поскольку, имелся у нас свой собственный пик, семейный, так сказать, отчего бы на него не вскарабкаться? Это была просто idea fix моего супруга. Осуществить мы её взялись в начале июня 2002 года. Итак, Австрия, Тирольские Альпы. Пик Ochsenhorn.

Собрали рюкзаки, как обычно - палатка, пенки, купили примус, котелки, карту местности. Билеты до Мюнхена удалось взять очень дешёвые по скидке - Люфтганза проводила какую-то акцию, чудесная компания - надёжная, пунктуальная, вылетели без задержек.
Самолёт приземляется в аэропорту Франца Йозефа Штрауса, мы выходим из самолёта, и у меня сразу срабатывает эффект дежа вю - такой знакомый и родной запах. Я уже когда-то была в этой стране, я определённо её безумно люблю. Германия... Мой дед после войны ещё добрых семь лет провёл в Германии в инженерных войсках, восстанавливал мосты и тоннели. Трофеев в доме было предостаточно, но не верю, что мародёрствовал - интеллигентнейший человек был. В общем, русский и немец - братья навек - вот, что я тогда поняла. В Германии мы ещё будем не раз, да я бы, честно говоря, только туда и ездила. Интересно, что ровно через пять лет, приземлившись в том же аэропорту города Мюнхена уже втроём, наш ребёнок скажет то же самое: «Какой-то знакомый запах...» Мы влюбились в Германию с первого вздоха.

Германия плавно переходит в Австрию, поэтому я не разделяю эти две страны, да простят мне этот грех и немцы, и австрийцы - язык один, уровень жизни одинаковый, природа - изумительная. Даже гора Цугшпитце, величайшая вершина, одной стороной находится в Германии, а другой в Австрии. Итак, 2 июня 2002 года из аэропорта Мюнхена мы прямёхонько взяли курс на Инсбрук. Поезд попался неудачный: Гамбург - Венеция. Тащился очень долго какими-то зигзагами. Инсбрука мы достигли лишь спустя 2,5 часа. Сразу на вокзале увидели бюро по съёму жилья. Заплатив за услугу по 2 евро с человека, мы отправились, по данному в бюро адресу, в пансион. Он оказался на окраине старой части города прямо на шумной трассе (поспать толком не удалось - под окном всю ночь сновали машины). Пансион напоминал обычную ночлежку - удобства в коридоре, всё изрядно потасканное, но зато дёшево - 40 евро на двоих, не до жиру. Завтрак, кстати, был шикарный. Но это утром, а пока, немного отдохнув в снятых номерах, мы побрели осматривать город. Почему-то всё время вертелась в голове песенка Петкуна: « Город сказка, город мечта, попадая в его сети, пропадаешь навсегда...» Это точно про Инсбрук. Старый город великолепен. Застройка разных стилей - поздняя готика, рококо, ренессанс, барокко. Большая часть улиц пешеходная. Есть,что посмотреть: позднеготическая Лоджия Золотая крыша, покрытая навесом из 2657 позолоченных медных пластинок, пристроенная к зданию Фюрстенбург, позднеготическая Городская башня, 57 м высотой со смотровой площадкой, Собор Санкт - Якоб в стиле барокко, где находится шедевр бронзового литья позднего немецкого возрождения - надгробие эрцгерцога Максимилиана 2-го, магистра Тевтонского ордена, далее -Дворец Хофбург, по улице Мария - Терезиен -штрассе можно дойти до Триумфальной Арки, на той же улице - колонна Святой Анны со статуей Девы Марии. У постамента колонны-статуи Св. Анны и Св. Георгия - небесного покровителя Тироля. Посетили очень уютный городской парк. Город понравился очень!

Утром следующего дня мы запаслись провизией в городском супермаркете, а заодно и заправили свой примус. Далее были горы. На поезде доехали до деревни Фибербрюнн, откуда на автобусе нужно было добраться до д. Ульрих, находившейся у подножия того самого горного хребта, коим венчалась НАША вершина. В ожидании автобуса застряли в Фибербрюнне часа на три - Ульрих была глуховатой деревенькой, автобусы туда заезжали не часто. Пришлось опробовать примус - на берегу небольшой горной речки заварили чаёк. Две местных девчушки с того берега махали нам ручонками. Что сие значило? Наконец, подошёл автобус. Вот и Ульрих. Вот и горный хребет. Когда я увидела его снизу, мне стало плохо - остроконечные скалы, покрытые снегом. Но, супруг сказал, что Оксенгорны не сдаются, и подъём был запланирован на следующее утро. А пока, разбили палатку прямо у подножия гор. Всю ночь гавкали горные козлы.

Утром, съев сухпай и запив его чаем, начали мы подъём сначала на пик Seehorn, откуда шла тропа по хребту аж до самого Оксенгорна. Дня два пути. Примерно посередине маршрута, по сведениям из путеводителя, должен был быть приют, в котором и намеревались мы заночевать. Вначале тропа шла очень хорошая - оборудованная и натоптанная, по лесу, правда, абсолютно безводная. Взятая с собой вода была вскоре выпита, и нас начала потихоньку одолевать жажда. Спасала попадавшаяся по пути земляника. На высоте 1600 м (ориентир был по карте) лес кончился, а вместе с ним и пологая часть подъёма. Подъём на Seehorn представлял собой три ступени. На первой из них как раз и кончался лес большой поляной. Остановились на отдых, что-то перекусили, жажда всё одолевала. Спасение было наверху - снег, его можно растопить.
Началась вторая часть подъёма. Тропа резко пошла вверх. Карабкались мы уже на четырёх конечностях - в ход пошли и руки, устоять на почти отвесной скале было практически невозможно. На руках быстро появились ссадины. Пот лил ручьём, сердце колотилось, как сумасшедшее, в какой-то момент я почувствовала, что близка к потере сознания. По карте через 200 м от начала второй ступени подъёма должна была быть вертолётная площадка. Метров 150 мы уже проползли. Меня охватило такое отчаяние, что я крикнула мужу: «Иди один, я больше не могу!» Я уже даже не слышала, что он мне ответил. Села на тропе и посмотрела вниз. Ух... лучше бы не смотрела. Тут прилетела какая-то страшная чёрная птица, пристроилась напротив и с любопытством на меня уставилась. «Ага, смерти моей ждёшь, стервятник! Не дождёшься!» Собрав последний остаток сил, я двинулась вверх. Смотрю, супруг мой спускается мне навстречу уже без рюкзака. Подхватил мой, я налегке доползла до пресловутой вертолётной площадки. Упали оба без сил на эту небольшую более-менее ровную часть подъёма. Высота была 1800 м. С этого места, по идее, снимают заблудших туристов, которые прежде регистрируются и посылают сигнал SOS. Мы, понятное дело, нигде не регистрировались, стало быть, спасти нас шансов не было. Такого крутого подъёма мы не ожидали. И ведь не новички, не дилетанты какие-нибудь. Крым, Кавказ, Алтай за плечами, а тут обломали зубы? Проклятая вершина Seehorn между тем, манила к себе своим устрашающим видом. Она прямо впивалась в чёрное небо. Венчал вершину большой крест - там принято ставить кресты на вершинах. Я раньше всегда задумывалась: что движет альпинистами? Какая магическая сила их притягивает? Вот только там я нашла ответ на свой вопрос, ощутив это сама. Да, магическая сила гор. Они манят, дразнят, издеваются над тобой. Перед их магией невозможно устоять. Поистине, лучше гор могут быть только горы.
Но надо было что-то решать. До вершины ещё метров двести, причём тропа уходила куда-то в обход пропасти. Таким темпом это ещё часа два, а то и три подъёма без воды. Силы на исходе. Даже если мы поднимемся до вечера на вершину, двигаться дальше не сможем. Найдём ли место для ночлега? Трезво оценив ситуацию, мы с горечью признали своё поражение и начали спуск, который оказался не легче подъёма. Спуск от поляны по лесистой части горы мы преодолели почти бегом- это уже был просто детский лепет. В деревню спустились уже к вечеру, таким образом уложились ровно в 8 часов -5 часов подъёма и три спуска. Выйдя на трассу, тут же вскочили в подоспевший до Фибербрюнна автобус. Время было позднее, потыкались в поисках свободного циммера, ничего не нашли и поставили палатку прямо среди деревенских домов, на берегу речушки.

Утром проснулись с таким ощущением, что нас колотили палками по всем частям тела. Супруг сделал вывод - стареем. Стали появляться первые местные жители, и мы засобирались, дабы не нервировать их своим вторжением на их исконную территорию. Между тем, все они были очень дружелюбны. Дойдя до центра деревни, мы обнаружили большой супермаркет, очень кстати, надо пополнить припасы. Тут у кассы попался нам путеводитель на английском языке непосредственно для тех, кто занимается хайкингом (или треккингом, как хотите). Вот и описание нашего маршрута! Со всеми деталями, степень сложности номер один - для хорошо подготовленных «хайкингистов». Оказалось, что есть ещё пара маршрутов с более низкой степенью сложности, один из которых проходил вдоль ручья. Эх, попадись нам этот путеводитель днём раньше, глядишь, добрались бы мы до нашей вершины.
Понятно, возвращаться мы уже не стали, а решили забраться на противоположный хребет, чтобы оттуда полюбоваться НАШЕЙ горой. Тот, противоположный, был совсем пологий и невысокий, на него были проложены канатные дороги, которые почему-то не работали. Пологий-то пологий, а часа три до вершины Бухенштейнванд мы всё-таки поднимались. По пути попался хуторок - гостеприимные хозяева накормили нас обедом, у них там что-то типа ресторана. Такая славная хозяйская дочка, лет четырёх, белокурая, ну прямо чистая арийка, без умолку что-то трещала по-немецки, пытаясь подарить мне свой браслетик.
На вершине было чистое горное озеро, даже оборудовано место под пикники и детскую площадку. Рядом - две станции канатных дорог и приют, который начинал работу только в середине июня ( кстати, и тот, на который мы рассчитывали при переходе на Оксенгорн, тоже открывался только 16 июня, о чём поведал нам всё тот же путеводитель!) Здесь, под большой раскидистой елью и поставили мы наш тент.
Ночью лето внезапно кончилось. Поднялся жуткий ветер, думали, что улетим вместе с палаткой. А утром, высунув из неё носы, обнаружили, что ветер пригнал облака. Мы оказались в зоне сплошной облачности или тумана, не понятно, что это было, но видимости не было, это точно. Решили день пересидеть, авось распогодится. Но к вечеру начался дождь, который разошёлся не на шутку, и утром, часам к пяти, мы уже почувствовали под собой влагу. Вся вода стекала прямо под нашу палатку. Разразился самый настоящий шторм с диким ветром, туманом и дождём. А ведь, заберись мы на Seehorn , сейчас мы были бы где-то на полпути. Вот тут-то точно нам пришёл бы конец. Счастье, что мы на него не залезли!

Палатка очень быстро превратилась в бассейн, и надо было спасаться самим и спасать вещи. Кресельная канатка и её будка - вот наше спасение. В этой будке в стопочку, с немецкой аккуратностью были сложены доски. Чтобы не умереть от холода нам пришлось добрую часть этих досок пустить на растопку. Между тем, буря и не думала кончаться. Мы просидели в этой будке целый день, съев почти все свои сухие запасы. Провести здесь ещё и ночь, сидя на досках - перспектива неутешительная. Где-то с полкилометра от нас был ещё и закрытый приют, с большой станцией канатной дороги. Мы двинулись туда, в надежде найти там укрытие. Дверь приюта, конечно, оказалась заперта, а вот вход на станцию канатки кто-то забыл запереть. Или оставил открытым специально для нас? Здесь мы были хотя бы защищены от дождя и частично от ветра тремя стенами. Четвёртая отсутствовала и служила нам большим экраном - вид открывался прямо на нашу гору Оксенгорн, не приведи Господь оказаться сейчас там! А ещё на полу этого помещения оказались кожаные матрасы-маты, ночью они нас здорово согрели. В общем, Бог есть, не стоит сомневаться. И он всё всегда делает правильно.
К утру буря всё же утихла, даже появилось слабое солнышко. Надо было спускаться. Под ногами жижа. Вот такие грязные, мокрые, пропахшие насквозь дымом от костра, добрались мы до городка Zell am See.
Вписались в первый попавшийся пансион, ужасно дорогой, по 30 евро с человека. В номере было так чисто, что страшно было к чему-либо прикасаться. Помылись, обогрелись, выспались. Вечером выползли в город.

А следующим утром поехали на Криммльские водопады.
«Криммльские водопады – это поток воды, ниспадающий с высоты 380 м. и издающий оглушительный шум. Это самые высокие водопады в Западной Европе и находятся они в живописном национальном парке Хоэ Тауэрн рядом с небольшой деревенькой Криммль почти у самой границы с Тиролем.
Этот каскад водопадов можно назвать настоящим чудом природы – вода ниспадает по четырем ступеням, которые соединяются практически ровными отрезками. Вода падает с головокружительной высоты и создает вокруг себя облака брызг, поднимающихся выше человеческого роста».
И опять зарядил дождь. Добрались до ресторана на вершине. Народу набилось столько - яблоку негде упасть. И дождь, дождь... Вечером вернулись в Целль, пансион поменяли на более дешёвый.
Теперь мы хотели объехать наш горный хребет и полюбоваться на Оксенгорн с другой стороны. Собственно, по плану мы должны были спуститься в деревню Санкт Мартин прямо с вершины. Поскольку все планы полетели, в Святой Мартын мы приехали на автобусе. Сразу же нашли свободный циммер прямо у подножия горы, окна нашего номера выходили прямо на гору Оксенгорн. Загляденье. Она была перед нами во всей своей красе. А где-то по пути к вершине, в лесу, находилась паломническая церковь Мария Кирхенталь. До неё мы без труда добрались. Пустота, тишина, никого... Красота необыкновенная. Опять пошёл дождь. Спустившись в деревню, перекусили в местном ресторанчике. Еда в Австрии странная - уксус в неё добавляется в диком количестве, есть это просто невозможно. Просили официантов сразу, чтоб без уксуса. Так они вместо него лимонный сок нам во всё лили, чтобы покислей, так сказать. Этим летом были в Вене и слегка забыли, про уксус. Купили на вокзале салаты - один мясной, второй с брынзой, так тут же их и выбросили - отрава. 10 евро в помойку.
Во второй половине дня мы отправились пешком до соседней деревни, в которой находился каньон Вайсбах. Посетителей в каньоне, кроме нас, не оказалось. Погода уж больно не подходящая была - дождь всё лил и лил, мостки в каньоне были мокрыми и скользкими. Правда, к моменту нашего возвращения в Санкт Мартин, дождь утих, и обратный путь мы проделали по мокрой траве вдоль бурной горной реки.
Следующим утром поехали в Зальцбург и, так же, как в Инсбруке, жильё сняли через привокзальное бюро. Пансион находился возле вокзала. Кроме нас, белых людей там не было вообще - одни японцы. В Инсбруке были просто хоромы, настоящая ночлежка была здесь. Зато дешёвая! По 12 евро с персоны. Душа не было вообще, только общий туалет. Но в сравнении с помещением канатной дороги, тянуло на отель в три звезды. Оставили вещи и пошли гулять по Зальцбургу. Естественно, залезли в крепость Хоэнзальцбург, посетили сады Мирабель, Кафедральный Собор, Дом Моцарта. Но вот как-то Инсбрук понравился больше. Много в Зальцбурге нелепых современных зданий в стиле «модерн», портящих вид города.
Настал последний день нашего путешествия по Тиролю. Самолёт улетал поздно вечером, и мы располагали ещё кучей времени. Совсем рядом от Зальцбурга, уже в Баварии, находится просто жемчужина Восточных Альп - Берхтесгаден и прилегающее к нему Кёнигзее (Королевское озеро). Вот туда-то мы направились рано утром. Берхтесгаден - климатический курорт, окружённый высоченными горами. Когда-то это местечко облюбовал себе Гитлер. Партия подарила ему домик на вершине горы Оберзальцберг, названный Орлиным гнездом ( кстати, Александр Сокуров свой фильм о Гитлере «Молох» снимал именно в этом «гнезде»). Сам городок Берхтесгаден необыкновенной красоты. А ещё более необыкновенно озеро - Кёнигзее.
«Вода в нем изумрудно-зеленая, но прозрачная, будто слеза, а иногда на солнце нет-нет, да мелькнет серебристая чешуйка крупной рыбы. Его называют самым чистым озером в Германии, оно же - самое глубокое (около 190 м). Озеро лежит в живописном котловане. У Кёнигзее есть второе имя - Барталомеузее (по имени расположенного здесь храма Св. Варфоломея). Вокруг озера - горы, их сгорбленные спины накрыты малахитовым плащом с коричневой и серой искрой, а наверху - белоснежный колпак из снега. Одна из самых внушительных гор называется Ватцманн (самая высокая точка - 1874 м), с ней связано множество таинственных легенд».
Западный берег озера славится своим многократным эхом. У нас на теплоходе оказался мальчик-гид, сопровождавший экскурсантов-немцев. Внезапно теплоход заглушил моторы, остановился посреди озера, мальчик вынул трубу и выдал какое-то невообразимое соло. Эхо было потрясающим. На пристани мы прихватили большой плакатик с изображением церкви Св. Варфоломея, что на западной стороне озера. Вот уже 9 лет он висит у нас в спальне на шкафу и, продрав глаза поутру, первое, что мы видим - озеро и белую церковь с красными куполами. Очень хочется туда вернуться! Ещё не теряем надежду забраться всё-таки на наш труднодоступный Бычий Рог, тем более что младший Оксенгорн ещё не видел собственной горы...

вики-код
помощь
Вики-код:

Дешёвый перелёт по направлению Земля Тироль
сообщить модератору
    Наверх