Богор

Богор

LAT
  • 6.58917S, 106.79300E
  • Я здесь был
    Было: 9
    Хочу посетить
    48

    5 материалов по 3 объектам,  214 фотографий

    Вики-код направления: помощь
    Топ авторов помощь
     
    29
    Sandr
    помощь
    в друзья
    в контакты
    С нами с 17 сен 2009

    Сухой Сератус: Трагедия на склоне Салака

     
    26 мая 2012 года||1 (1)| 21| 293429

    1

    Автор: Sandr

    9 мая в Индонезии во время показательного полета с радаров пропал «Сухой суперджет сто». Полет закончился трагедией, которая унесла жизни 45 человек. Самолет врезался прямо в склон вулкана Салак и с того дня «Сухой Сератус (сто)» стал самой горячей темой на телевидении здесь в Индонезии. Так я впервые узнал о том, что идет поисковая операция под Богором. На календаре была дата 10 мая. Тогда я даже не думал, что эта тема коснется меня напрямую.И вот уже на следующей неделе я летел в Джакарту от «Русского Репортера», чтобы подготовить для журнала репортаж. Материал был опубликован. Теперь я выкладываю то, что в него не вошло — то что осталось «за кадром».

    — У тебя ксива-то есть? – спрашивает меня Рио Маник. Он оператор местного телевидения, который верит в то, что только Бог может спасти журналистов. По крайнее мере так написано на его красной футболке.

    Ксивы у меня нет. Поэтому вмешательство небесных сил сейчас бы было очень кстати.

    Значит так, — говорю я ему, когда остаются считанные метры до поста, который преграждает нам путь к ВПП старого аэропорта Джакарты «Халим», — не говори им, что я журналист. Журналистом у нас будешь ты, ведь у тебя ксива. А я – твой переводчик. И мы идем брать интервью у русских спасателей. Понял?

    Идеальный план, думаю я.

    — Ага, — только и отвечает Рио. Идет он чуть ли ни присвистывая. Он явно ни о чем не парится.

    Наступает момент истины. Перед нами шлагбаум, за которым стоит PM (военный полицейский) и рядом с ним будка, в которой сидит какой-то сторож. Оба смотрят на меня, но не в глаза, а туда, где должна болтаться ксива. Еще до того как они успевают обронить хотя бы слово, Рио берет инициативу в свои руки и кричит им, махая рукой:

    — Привет! Со мной тут русский журналист!

    Фак! Это можно оставить без коментариев. Мне же тем временем приходится импровизировать: мол, нету ксивы, мол, забыл в отеле, мол, я из «Русского Репортера», а это такой крутой журнал в России, и вообще мне очень надо попасть на ВПП, мол, вопрос жизни и смерти. Срабатывает только потому что PM оказывается мягким человеком. Поэтому выхожу сухим из воды. Наверное, Бог все-таки спас журналиста.

    На ВПП вижу стоит вертолет МЧС, правда, как выясняется, лететь ему сегодня никуда не предстоит. Напротив него — аэропортовский лодж, где занимаются своими важными делами представители ГСС (Гражданские самолеты Сухого). Они по очереди с перерывом в полчаса-час выходят покурить на улицу с угрюмыми лицами. Кроме них, в лодже работают психологи МЧС, которые оказывают помощь родственникам тех, кого похоронил на склоне вулкана Салак SSJ-100 (Sukhoi SuperJet-100). Именно там, на Салаке, разворачивается сейчас основная операция, за ходом которой следит вся Индонезия. Местные спасатели и военные с двумя отрядами нашего МЧС собирают по кусочкам жертв катастрофы, а так же занимаются поисками двух бортовых самописцев — речевого и параметрического.

    Значит и мне сегодня предстоит путь в сторону Богора. Но раз вертолет никуда не летит, остается добираться по земле.

    Больше чем фотография Если еще совсем недавно зал прибытия аэропорта «Халим» был наполнен плачем и слезами, горем и отчаянием, молитвами и слабой надеждой «а может есть шанс…», то теперь он опустел. Женщина в возрасте дает интервью. У нее крашенные волосы, бледное лицо и желтая шаль накинута на плечи. Она сидит в той части зала, которая была предоставлена для родственников пассажиров SSJ-100. По левую руку от нее мужчина с глазами монгола и в кепке, из под которой выглядывают короткие волосы чуть тронутые сединой. Руки его сложены на груди, он серьезен и рта не открывает. Зато без умолку трещит женщина, вопросы которой задает симпатичная репортерша с микрофоном в руке (она сидит по левую руку от мужчины). Лица этой пожилой женщины с усталыми глазами, чье имя Сутдже, не покидает улыбка. Она о чем-то весело рассказывает, демонстрирует репортеру дисплей телефона, иногда чуть жестикулирует руками, иногда смеется. Да, по ней даже не скажешь, что она потеряла дочь чуть меньше недели назад.

    Среди 45 пассажиров SSJ-100 была Сюзана Фамела Ромпас. Молодая, красивая девушка с перспективами, обладательница титула Мисс Паривисата 2008 (Мисс Туризм). Когда-то она работала с «Саудовскими Авиалиниями», но в декабре прошлого года уволилась. Стюардессой «Sky Aviation» она стала всего-то около двух недель назад. Но эту работу она не воспринимала всерьез и потому искала другие варианты. Правда, судьба распорядилась иначе. Сюзане не было и 30 лет, когда она погибла в авиакатастрофе.

    — Вообще-то завтра ее День Рожденья, — рассказывает Ричард. У него покрасневшие глаза, которые не скрывают того, что он плакал. Стоим мы за два ряда от мамы Сюзаны, наблюдаем за ходом интервью. На Ричарде зеленная футболка и синие джинсы.

    — Знаешь, мы были друзьями, настоящими друзьями — продолжает Ричард, — если у нее были какие-то проблемы, она сразу звонила мне.

    Его голос пронизан какой-то человеческой теплотой и он рассказывает о Сюзане так, как говорят о чем-то прекрасном.

    — Я приехал два дня назад и в четверг собираюсь вернуться в Сурабаю. Но если семья решит похоронить Сюзану в Бунте (родной город Сюзаны, остров Сулавеси), то я наверное поеду.

    — Вам не говорят сколько может занять процесс идентификации?

    — Сказали, что около двух недель. Только после этого мы сможем забрать тело.

    Оператор тем временем фокусирует свою камеру на снимке, с которого красивая молодая девушка дарит окружающим очаровательную улыбку. На фото, которое держит в руках одна из родственниц, Сюзана Фамела Ромпас.

    — Как только мы ее похороним, тяжелый груз спадет с наших плеч. Тогда мы будем чисты перед ней.

    Снимок попадает к пожилой женщине, которая дает интервью. В этом момент ее глаза становятся другими, меняется выражение лица. Мать смотрит на дочку, которой больше нет, смотрит на свое чадо, которое погибло в страшной катастрофе. Мать зависает, грустнеет и ничего не говорит. Оператор тем временем пишет. Проходит время. От силы несколько минут. Женщина отрывает свой взгляд от снимка и прежний позитивный настрой возвращается к ней. Теперь Сутдже, которая хлебнула горя с полна, снова продолжает трещать с улыбкой на лице, рассказывая от том, какой была ее любимая дочь.

    Сюда в аэропорт «Халим» прилетают вертолеты индонезийских военных с контейнерами на борту. В этих контейнерах собраны фрагменты тел жертв катастрофы. Отсюда их доставляют машинами к порогу отделения судмед экспертизы полицейского госпиталя Джакарты. Именно там при участии специалистов из России проводится работа по идентификации фрагментов тел.

    В одном из привезенных контейнеров было то, что осталось от Сюзаны Фамела Ромпас.

    Пасирпогор
    1

    Автор: Sandr1

    Пасирпогор

    7:14 утра, 18 мая, пятница. Пасирпогор. Гул вертолетных лопастей затыкает многих на полуслове. Возвращается французская «Супер Пума», подымая настоящий ураган. Рядом с вертолетной площадкой растут кусты с красными цветами. Кусты трясутся на ветру, чуть ли не ломаются, а облако пыли и песка больно бьет мне в лицо. Я ничего не вижу и падаю на колено, чтобы совсем не потерять равновесия. В двадцати метрах от меня садится «Супер Пума», разгоняя людей, которые тусовались на площадке. Пока я протираю глаза, лицо от песка, вертолет снова поднимается в воздух и искусственным ураганом уносит прочь мой рюкзачок. Сегодня «Пума» забросила на Салак шестерых бойцов элитного спецназа КОПАССУС. Среди них был Тофик Акбар, который 15-го числа обнаружил речевой самописец. Наши спасатели улетели всего минут пять назад на вертолете “Центроспаса”. И это была первая группа. Следом полетит вторая. Всего 10 человек, которые должны будут искать второй “черный ящик” – параметрический регистратор. Тофик Акбар покажет им, где он нашел первый самописец.

    Вертолет “Супер Пума”
    1

    Автор: Sandr

    Вертолет “Супер Пума”

    Вертолет индонезийских сп
    1

    Автор: Sandr

    Вертолет индонезийских спасателей

    Репортер “Транс TV” присе
    1

    Автор: Sandr

    Репортер “Транс TV” присел, чтобы не сдуло

    Улетели индонезийские спа
    1

    Автор: Sandr1

    Улетели индонезийские спасатели

    Если от Джакарты до Богора можно доехать на автобусе или поезде, то вот до Пасирпогора меня и мою помощницу Мегу ждала поездка с сумасшедшими мототаксистами. То что мы добрались до места живыми — я считаю чудом. По крайней мере раза два мы были на волосок от аварии, которая прервала бы все мои муки при работе над репортажем для «РР».

    В Пасирпогоре находится вертолетная площадка, съемки с которой каждый день крутят по телевидению. С нее на Салак вылетают все вертолеты. Они забрасывают туда спасателей и снабжение, забирают контейнеры с фрагментами тел. Здесь же разбиты два лагеря нашего МЧС — «Центроспас» и «Лидер». Но Пасирпогор не единственный пост, а вообще второстепенный. Есть еще основной пост, с которого начинается пешеходная тропа к месту крушения.

    — Чтобы дойти до места крушения мне и моему отряду потребовалось семь с половиной часов, — рассказывает Собри — подполковник спецназа КОПАССУС. Добрый такой мужик, но я знаю, что если ему отдадут приказ, он без раздумий свернет мне шею.

    Полдень. Жара. Пекло. Люди прячутся в тени.

    Зеваки гуляют по Пасирпог
    1

    Автор: Sandr

    Зеваки гуляют по Пасирпогору

    — Русские нас не пускают снимать. У них там все строго, — жаловались мне не раз репортеры «Metro TV» с досадой в голосе. Поэтому когда к ним подходит наш эмчеэсовцец, они не верят своему счастью. Мужчина с седыми волосами усердно повторяет странное слово, что-то пытается объяснить при помощи жестов. Даже я ничего не понимаю, а индонезийцы и подавно.

    — Вам помочь? – обращаюсь я к эмчеэсовцу.

    — А вы хорошо говорите по-русски, — замечает он

    — Да я вообще-то из России.

    — Переводчиком тут что-ли у них?

    — Не совсем.

    Алексей, инженер из “Центроспаса”, как оказалось ищет кокосы. Только теперь я понимаю что за слово он так усердно повторял – келапа, что переводится как кокос. Репортеры «Metro TV» угощают его двумя орехами (они продавались тут же), проявляя типичное индонезийское гостеприимство.

    — А второй не открывайте, — просит Алексей пацана, который уже замахнулся, чтобы мачете отрубить кусок ореха.

    1

    Автор: Sandr

    1

    Автор: Sandr

    1

    Автор: Sandr

    Взяв кокосы, Алексей благодарит нас и уходит обратно. Он оставляет приятное впечатление своей открытостью и дружелюбием. Но индонезийцы убеждаются в очередной раз, что с русскими трудно найти общий уже просто потому, что они редко говорят по-английски. Как заметил Эко Сулистьо (интервью с ним — см. Жертвы Салака) это создавало некоторые трудности в ходе операции на склоне Салака. Но вот все остальные индонезийцы в разговоре со мной воздерживались от любых комментариев по поводу работы наших спасателей.

    Пилоты «Супер Пумы», например, ответили мне чуть резко:

    — А ты иди и сам спроси своих русских друзей.

    Во-первых, индонезийцы боятся, что начальство надает им по голове за любые комментарии, которые будут касаться российского МЧС.

    Во-вторых, индонезийцы в большинстве своем очень вежливы и не позволят себе высказываться о работе коллег. Но наши таким принципом не руководствуются. Поэтому со стороны МЧС комментарий дала Ирина Маслова. Она считает, что у наших спасателей на порядок лучше снаряжение и уровень подготовки.

    Тем временем, следом за Алексеем в лагерь «Центроспаса» отправляются 20 кокосов от меня и команды «Metro TV». Это был своеобразный жест дружбы.

    Еще раз про менталитет
    Идет сильный дождь без надежды на то, что он скоро прекратится, и подтапливает лагерь отряда «Лидер», который был разбит на баскетбольной площадке. Стелится туман. Из зеленного шатра с табличкой «Место отдыха №1» кто-то высовывает сложенный зонтик. Когда его пытаются открыть, он как назло ломается и спицами задирается к верху. Тогда из шатра выходит сам обладатель зонтика — высокий полковник, который является командиром отряда «Лидер». Он стоит под дождем в белой футболке, туфлях и брюках, штанины которых закатаны почти до колен. Полковник держит между ног зонтик и пытается его выпрямить. По завершению операции он укрывается им от дождя и осматривает свои владения. Прямо перед лагерем находится один из корпусов местной школы. Полковник со своей свитой направляется к нему. Дверь закрыта на ключ, но со второго рывка она открывается перед полковником, который дергает за ручки.

    Извините, но вы чуть-чуть дверь сломали, — говорю я полковнику, ожидая того, что меня просто пошлют матом.

    — Сломали... одно у вас только в голове, — без злобы в голосе отвечает полковник, — скажите еще обворовали!


    Дверь можно было открыть ключом. Это логично. Где его взять? Спросить у директора школы, что тоже логично. Но суть не в ключе, а в самой ситуации. У индонезийцев, включая мою помощницу Мегу, которые наблюдают за происходящим, глаза полезли на лоб. У них просто в голове не укладывается, как так можно сломать дверь, не спросив ни у кого разрешения! Это их позиция, которая мне понятна.

    — Надо найти директора школы и объяснить ситуацию, чтобы не возникло проблем, — твердит мне Мега.

    Понятна мне и позиция полковника. Идет дождь, лагерь затапливает, нужно срочно что-то предпринимать, искать выход. Тут уж не до всяких разрешений! Кроме того, дверь он не сказать что прямо сломал. Она потом еще закрывалась. Просто замок такой был — некудышный.

    Очевидным становится разность менталитета. Наши-то и думать об этой двери не будут, а вот индонезийцев этим поступком они серьезно могут обидеть.

    В моем репортаже для «РР» проходила информация о том, что индонезийцы не дают нашим спасателям нормально работать. Почему? Можно, конечно, сказать: «Что все это политика», как говорили мне. Но как поведала Мега, не оттуда ноги растут.

    В Пасирпогоре руководит операций полковник Путранто. Жесткий такой мужик, с которым мне довелось перекинуться парой слов. Короче, он здесь самый главный. А в Индонезии, чем главнее ты, чем выше ты по чину, тем большего уважения к себе ты требуешь от людей. Это очень серьезно.

    — Но когда ваши спасатели прибыли в Пасирпогор, — с пеной у рта рассказывает мне Мега (она очень быстро заводится во время спора), — они даже не подошли к Путранто, не доложили о себе! Это неуважение. Естественно он почувствует себя уязвленным таким поступком. А от кого ты думаешь зависит — полетят ваши спасатели на Салак или не полетят?

    С Мегой трудно не согласиться. Поэтому ситуация в школе — очередная ошибка на эту тему. Чтобы решить вопрос, как утверждает моя помощница, нужно было обратиться непосредственно к Путранто — поставить его в известность и спросить разрешения. Но этого сделано не было.

    «Ох, уж эти русские!» — скажут, наверное, потом индонезийцы.

    В то же время, как можно это ставить в укор нашим спасателям? Они просто не могли подобного знать. Поэтому все можно списать на эту самую разницу в менталитете.

    — Российские спасатели — наши гости. Поэтому мы будем помогать им, пока они здесь в Индонезии, — говорит подполковник Собри.

    Эпилог Все тела уже опознаны, интерес к теме суперждета постепенно утихает, два отряда МЧС вернулись домой и операция для них завершена. Теперь остается главный вопрос: «Почему разбился Сухой?». В интернете полно разных версий, но что не пиши, вся информация скрыта там — на самописцах, один из которых пока так и не был найден. И если честно, то я не уверен, что мы когда-нибудь узнаем правду, ведь именно тут начинается политика. Демонстрационный тур, который оборвала трагедия, нанес неизмеримый ущерб не только ГСС, но и репутации нашей с вами страны.

    Но главное, не стоит забывать тех, кто лишился жизни на борту этого самолета. Вечная память экипажу и последним пассажирам SSJ-100 с бортовым номером 97004. Пусть земля всем им будет пухом!

    вики-код
    помощь
    Вики-код:
    Выбор фотографии
    Все фотографии одной лентой
    10 фото
    dots

    Дешёвый ✈️ по направлению Богор
    сообщить модератору
    • you8me
      помощь
      you8me
      в друзья
      в контакты
      С нами с 22 сен 2010
      13 июн 2012, 14:16
      удалить
      похоже в академии МЧС надо вводить как обязательный предмет этикет
      чтобы не было стыдно за соотечественников :)
    Наверх