Ирак

Ирак

LAT
Я здесь был
Было: 37
Хочу посетить
2084

181 материал по 23 объектам,  2 633 фотографии

Вики-код направления: помощь
Топ авторов помощь
ERCHOV 1040
ilya 140
 
sanyok
помощь
в друзья
в контакты
С нами с 6 фев 2012

Ирак. Часть 1. Путешествие по арабскому Ираку автостопом

 
6 августа 2013 года||9 (6)| 21| 679418

Книга VII. Настоящий Ирак Невероятное путешествие автостопом, или рассказ о том, как я провел время в иракской тюрьме.

Часть 1.

Содержание 1. Подготовка к путешествию. Получение визы 2. Путеводитель по арабскому Ираку 3. Самостоятельное посещение Ирака. Прерванное путешествие 3.1 Въезд в Ирак из Турции 3.2 Прогулки по Мосулу. Исторические достопримечательности
Базар Мосула (фрукты, золото и рыба)
3.3 Арест и заключение
3.4 Освобождение и депортация
3.5 Благодарности. Послевкусие от путешествия

100% НАТУРАЛЬНОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ без искусственных ароматизаторов и добавок, идентичных натуральным:
— без коврика, спальника и палатки
— без гидов, переводчиков и вооруженной до зубов охраны
— без рейсового платного транспорта (автостопом)

Интерактивная карта: goo.gl/maps/WZvAi

Техническая информация:
Время посещения: декабрь 2012
Маршрут: Джизре (Турция) — КПП Ибрагим-Халил (иракский Курдистан) – Мосул (арабский Ирак).
Общее расстояние туда-обратно: 360 км
Расстояние в одну сторону: 50 км до границы с Ираком 130 км до Мосула = 180 км.
Бюджет: $30

Мотивация

Для того, чтобы ответить на вопрос: "Зачем ехать в Ирак?", я, пожалуй, начну издалека, с рассказа о том, как очень давно в мои руки попала компьютерная игра «Эпоха Империй». В ней можно было управлять любой цивилизацией — здесь были вавилоняне, ассирийцы, мидийцы и многие другие. С огромным удовольствием я читал и перечитывал руководство к этой игре, огромную часть которого составлял учебник по истории этих самых цивилизаций. Больше всего мне запомнилась фотография барельефа быка с человеческой головой и крыльями.
Прошло пятнадцать лет, и я, прогуливаясь по Залу Междуречья в Музее изобразительных искусств имени А. С. Пушкина в Москве, увидел того самого "человекобыка". Это была копия в натуральную величину, но даже она поражала воображение своим технически сложным рисунком. Спустя ещё три года я, наконец, увидел, как мне показалось, оригинал в Персеполе, Иран. Но вернувшись домой, я сверился с энциклопедией, и узнал, что Ламма́су, так называют существо с головой человека, телом быка и крыльями орла называется, появились впервые в древней Ассирии, которая находится не в Иране, а на территории современного Ирака.
Эта загадочная страна всегда тревожила моё воображение. В памяти всплыли Вавилон, Висячие сады Семирамиды, древнейший город на планете Багдад, в котором «всё спокойно», Али Баба, Синдбад-мореход и Аладдин из сказки "Тысяча и одна ночь". И тут я почувствовал такой непреодолимый зуд, что мне непременно захотелось попасть в Ирак и увидеть все своими глазами. Как раз год назад Ирак покинули американские войска, и политическая обстановка должна была существенно улучшиться. Так что уже через несколько месяцев оказался в Ираке. Один в качестве туриста, без малейшего знания арабского языка, без вооруженной охраны, но с огромным желанием увидеть собственными глазами археологические достопримечательности.

«Все равно не понимаю, зачем ехать в Ирак?», — спросит у меня читатель, — «Смотреть на достопримечательности, которых там давно нет? Ворота Иштар из Вавилона хранятся в Пергамском музее в Берлине, барельефы Ламма́су (человекобыков) из столицы древней Ассирии растасканы по разным музеям и большая их коллекция находится в Лувре. Все остальные ценности хранятся в Британском Музее! На кой чёрт ехать в Ирак?».
Возможно, такой читатель будет прав. И если я отвечу ему только за себя, мой голос потонет в потоке непонимания, поэтому я отвечу сразу за многих: "Зачем миллионы туристов ежегодно приезжают в Трою в Турции? Ведь на этом месте нет ни одного целого памятника, а так называемое «Золото Приама», найденное Шлиманом, находится в Музее Пушкина в Москве. Зачем туристы стремятся увидеть Храм Артемиды в Эфесе, если от него не сохранился даже фундамент? Ради каких удовольствий посещают Пергамо́н? Почему не едут в Берлин в Пергамский музей, который и был построен специально для вывезенного из Пергамы алтаря? Зачем едут смотреть Парфено́н в Греции, если его барельефы находятся в Британском Музее?» Ответ очевиден, потому что им хочется побывать именно на том самом месте, а не просто посетить здания, специально построенные для награбленных с бывших колоний сокровищ.

Что касается утверждений о том, что в Ираке небезопасно, то, поскольку все знания об этой стране были почерпнуты из иностранных телерепортажей, я не особо им верил. Задача СМИ заключается в том, чтобы простому человеку казалось, что везде страшно: в Чечне, Дагестане, Иране, Турции, Афганистане, Пакистане, а также в Москве и другие более-менее крупных городах. И если при взрыве в Багдаде, где проживает шесть миллионов человек, пострадают десять, то по телевизору непременно покажут самую отборную жуть. И это при том, что через Ирак транзитом ежегодно едут на хадж миллионы паломников, а также миллионы мусульман-шиитов приезжают в южный Ирак из соседнего Ирана. Так что я рассматривал Ирак как вполне безопасную для посещения страну при соблюдении нескольких правил безопасности, о них речь пойдет чуть позже.

В первой главе Вы сможете прочитать о том, как я готовился к путешествию: получал визу, изучал арабский, через интернет узнавал об обстановке в стране. Во второй главе опубликован мой путеводитель по арабскому Ираку. Это первый и самый подробный путеводитель по Ираку на русском языке. В последней главе я описал свое путешествие, которое было прервано моим арестом и заключением в тюремную камеру, откуда меня вытащили дипломаты посольства России в Багдаде.

Глава 1. Подготовка к путешествию

Попадание

Вы, наверняка, уже знаете, что современный Ирак фактически разделен на два независимых государства: Курдистан (на севере) и остальной Ирак, который условно называют арабский Ирак. Курдистан может похвастаться горными пейзажами, храмом езидов Лалиш, а также множеством моллов и торговых центров, в то время как арабский Ирак – историческими достопримечательностями, Ниневией, Вавилоном, Уром и Багдадом. И если Вы съездили на шопинг в Хаулер, так курды называют на своем языке Эрбиль, то не спешите всем рассказывать, что Вы были в Ираке, на самом деле Вы были в Курдистане.

Въезд в Курдистан крайне упрощен для иностранцев. Вам просто ставят в паспорт печать, которая позволяет находиться в стране до 14 дней. Если захочется побыть дольше, то по истечению этого срока нужно зарегистрироваться в полиции. А вот для того, чтобы посетить арабский Ирак, Вам понадобится полноценная виза, которую можно получить только в посольстве Ирака. При этом обратите внимание, что приграничные города: Дахук, Эрбиль и Сулеймания — курдские, а Мосул и Киркук – арабские города, для посещения последних Вам понадобится действительная виза!
Особые умники часто задают вопросы, например, «а можно ли заехать в Киркук, он же вроде курдский» или «следуя в Эрбиль, можно ли проехать по северной окружной Мосула?». Мой ответ «нет» в обоих случаях. Киркук является спорной территорией и официально управляется Багдадом. А что касается Мосула, то, действительно, вокруг него есть транзитная дорога, которая ведет из Дахук в Эрбиль (Хаулер), но несмотря на это я бы рекомендовал спланировать свой маршрут иначе — не доезжая до Мосула есть объезная дорога, по которой едут грузовики, к сожалению карта эту дорогу не показывает goo.gl/maps/W6tgA И вообще, путешествуя по приграничной территории, не забудьте уточнить у водителя, не собирается ли он ехать по арабской части. Хотя волноваться о том, что Вы пропустите въезд в арабский Ирак, не стоит. На подъезде установлены блокпосты с красно-бело-черным иракским флагом, который невозможно спутать с курдским красно-бело-зеленым, бетонные заборы высотой с грузовик и колючая проволока, а также Вы увидите множество солдат с автоматами в военной форме, которая сильно отличается от формы курдских пешмерга.

Внимание! В сообщении на bpclub.ru появилась заметка от 27.дек.2012 о том, что гражданина Украины не пустили в Ирак при переходе КПП Ибрагим Халил. На границе ему объяснили, что уже несколько месяцев требуют визы от граждан России, Украины, Беларуси и стран ЮА, при этом для европейцев въезд остается по-прежнему безвизовый. Проверяйте!

Граница Курдистана на карте: fotki.yandex.ru/users/sanyok-… Сплошной линией отмечена действительная граница Курдистана, а пунктирной — этническая.

Хочу дать также совет для обладателей иракской визы. Если Вы не покупали тур за $2500 долларов, а едете самостоятельно, то не въезжайте в арабский Ирак со стороны Курдистана! Несмотря на то, что Курдистан юридически является частью Ирака, он имеет огромную автономию и функционирует как отдельное государство. Такое положение дел не устраивает официальный Багдад, поэтому отношения между ним и Курдистаном крайне напряженные. При любой проверке документов в арабском Ираке Ваш въездной штамп КПП Ибрагим-Халил из иракского Курдистана создаст Вам множество проблем и легко может довести Вас до тюрьмы, как это было в моем случае.

При наличии иракской визы наиболее благоразумно будет попасть в Ирак самолетом. Всю зиму и до ранней весны из Москвы в Наджаф летает «Air Arabia» (airarabia.com) за $335 в одну сторону, правда, с неудобной ночевкой-пересадкой в Шардже. Наджаф подходит для прилета по двум причинам. Во-первых, этот город регулярно посещают паломники-иностранцы, поэтому здесь легко будет найти где остановиться, и где покушать, возможно, иракцы даже пригласят домой. К тому же на Вас, как на иностранца, будут меньше обращать внимания. Во-вторых, от Наджаф до Вавилона, всего 70 км, так что у вас будут хорошие шансы посетить этот древний город. (goo.gl/maps/k4SAV)
Другим вариантом попасть в Ирак, может стать комбинация рейсов Москва-Стамбул ($150) и Стамбул-Багдад ($550), то есть $700 в одну сторону. Покинуть Ирак, как мне кажется, можно через Курдистан, а оттуда выехать в Турцию или Иран.

Посещение Ирака в составе туристической группы

Рассмотрим теоретическую ситуацию, что Вы — богатый турист, которому очень хочется увидеть Вавилон, и поэтому готовы заплатить за 7-дневный тур $2500 и оплатить перелет Москва-Багдад-Москва стоимостью $1000. Мне бы хотелось рассказать, что именно Вас ждёт в таком туре.

В 2011 году портал "Турбина" бесплатно отправил в Ирак группу в 8 человек, состоящую из пользователей, чьи отчеты показались жюри наиболее интересными, а также в поддержку рекламной акции "Флаг Турбина на фоне разных достопримечательностей". Вы легко найдете фоторепортажи и отчеты этих пользователей на соответствующем сайте. Тур на 7 дней стоил около $2500 плюс перелет, организатором выступила иракская компания "Al-Rafidain".

Общие впечатления от пребывания в Ираке в составе организованной группы следующие. Цитирую авторов, посетивших Ирак в разное время с этой фирмой.
Автор HomoPhoticus: "Ехали до мечети от отеля минут 15, еще 15 наши доблестные сопровождающие серьезно обсуждали вопросы создания безопасности – кто идет первый, кто как кого страхует, кто держит периметр… В общем, отнеслись ко всему серьезно. Надо сказать, что они нас пасли очень строго, тормозили особо резвых, подгоняли отстающих, окрикивали громко, но вежливо, отлучающихся в сторону. Естественно, от теракта это не защитит, но от банального бандитизма, воровства и похищения – думаю, что вполне. Внутрь мечети нас не пустили."
Автор Erchov: "Трогаемся в путь. Впереди едет полицейский джип, в кузове которого ребята с автоматом и с пулемётом. Первое впечатление (от Багдада) это сплошные бетонные заборы, предназначенные при террористическом взрыве защитить здания. Сплошные патрули, КПП, дзоты, доты, шлагбаумы и заборы... Начинаем осмотр города. Наши охранники оставляют свои автоматы в машине, но при этом берут всю группу в тиски спереди, сзади и по бокам. Если кто-то отбивается в сторону, его обязательно контролирует кто-то из полицейских. Чувствуется, что ребята своё дело знают. Наверно так натасканные собаки охраняют стадо овец... Мы на территории мечети! Только вот зачем нас сюда привезли, так и осталось не выясненным. Внутрь зайти не разрешают."

Итак, в Ираке всего две компании, занимающиеся туризмом:
1. Компания: Al-Rafidain Co Ltd al-rafidain.com Контакт: Фадхиль Аль-Саег (Fadhil Al-Saaegh)
2. Компания: Babel Tours babel-tours.com Контакт: Хайдер Аджиль (Haider Ajeel)

Если Вы не смогли собрать достаточно единомышленников, чтобы поехать в Ирак группой в 6 человек, то можете сами добавиться в чужую группу. Перед моим отъездом в Ирак, «Бабель Турс» запланировал тур совместно с французской компанией на 22 октября. Господин Аджиль сказал, что может добавить в эту группу гражданина другой страны. Буквально он ответил следующее: "Надеюсь, Вам это подойдет. Цена тура на 7 дней (6 ночей) составляет $1900, включая оплату: гостиниц 4*, полный пансион, транспорт и гид, билеты в музей и сопроводительное письмо для получения визы. В вашем случае, после получения данного письма Вы сможете получить визу по прибытию в аэропорт Багдада, потому что Министерство Иностранных Дел Ирака перешлет копию письма в Посольство Ирака в Париже".

В ходе переговоров стоимость тура была снижена до $1700, оставалось лишь купить билеты на самолёт до Багдада и обратно ($1000). Данная компания поможет туристу получить визу и согласует маршрут с МВД Ирака, которое выделит вооруженную охрану, а также сопровождение джипом с пулеметчиком по пути следования.

Посещение Ирака самостоятельно. Получение визы

Первое, о чем нужно позаботиться перед посещением Ирака, это получить визу. Причем получить её нужно не через какую-нибудь фирму, а через посольство. Ещё слишком свежи в памяти воспоминания о российских байкерах, арестованных в Ираке и обвиненных в шпионаже. Во время проверки на блокпосте выяснилось, что их иракские визы недействительны, так как получали их не через посольство, а через какую-то московскую фирму.

Поэтому я, не раздумывая, отправился в Посольство Ирака в Москве по адресу ул. Погодинская, 12. Меня встретила помощник консула и объяснила, что туристические визы выдаются сейчас только при наличии приглашения. Я рассказал о своих путешествиях по Ближнему Востоку и показал множество виз в моем паспорте, банковскую выписку и попросил узнать, могу ли я поехать от компании, в которой работаю. Девушка ответила, что они не посольство США, чтобы требовать банковскую выписку, и, изучив визы в моём паспорте, сказала, что мне нужно принести рекомендательное письмо от своего работодателя.
После этого началась долгая череда посещений посольства. Появляясь там регулярно на протяжении месяца я уже выучил несколько слов по-арабски и уже без акцента произносил: "шукран джазилан" (большое спасибо), чем очень радовал работников. Мне кажется, что в посольстве Ирака меня уже знали все дипломаты, так как в общей сложности я был там около семи раз. Но каждый раз экземпляр рекомендательного письма, подписанный моим генеральным директором, то не устраивал г-на Посла, то не было его самого, чтобы подписать документ, и мое заявление не принимали. В конце концов, рекомендательное письмо было одобрено помощником консула, и я просто оставил паспорт и $40 за консульский сбор, заявив, что готов ждать то тех пор, пока г-н Посол приедет в Москву и рассмотрит моё заявление. Через несколько дней я получил иракскую визу с коридором 3 месяца и продолжительностью 30 дней.

Публикую здесь инструкцию по получению визы.

Задача 1. Сходите в посольство и расскажите консулу о своей поездке. Убедите их, что Вы — путешественник, не террорист, не были в Израиле, и покажите соответствующие документы. А также доступно объясните, зачем Вы хотите поехать в Ирак.

Первоначальный мой план был проехать по Курдистану из города Закхо, на границе с Турцией, до Сулеймании, а оттуда выехать в Иран. Об этом я и сообщил помощнику консула. Считаю, что разговор у нас вышел искренним и созидательным, так как он сам посоветовал мне написать на имя Чрезвычайного и Полномочного Посла Ирака рекомендательное письмо от моей компании, которая занимается разработкой военных настольных игр. В то время у нас как раз готовилась игра о древних цивилизациях, поэтому мне было несложно убедить генерального директора подписать такое письмо.
— А как писать? Исламская Республика Ирак? — посоветовался я в посольстве.
— Нет! Просто Республика Ирак, — ответил помощник консула.
Действительно, Ирак не был исламской республикой. Однако многие в стране хотели бы, чтобы он стал таковым. Вообще, большинство терактов в Ираке сейчас происходит на почве религиозных разногласий, так что сложно сразу понять, кто против кого воюет.
. Итак, окончательно рекомендательное письмо, в дальнейшем я буду называть ему "дорожная грамота", выглядело следующим образом:

Посольство Республики Ирак в Москве
Уполномоченному и Чрезвычайному
Послу Республики Ирак
Г-ну Фаик Ферик Нерави

Компания «ХХХ» просит Вас выдать туристическую визу г-ну ..., паспорт ..., для посещения Республики Ирак. Целью путешествия является ознакомление с культурой вашей страны для оценки возможности финансового инвестирования данного региона. В составе одиночной делегации г-н ... проследует по маршруту: Дахук, Эрбиль, Сулеймания.

Наша компания занимается ..., а также организацией и проведением ... в нашей стране. Пользуясь случаем, мы хотим выразить г-ну Фаик Ферик Нерави глубокую благодарность за содействие г-ну ... в получении визы.

С уважением,
ООО «ХХХ»

Embassy of Iraq in Moscow
Ambassador Extraordinary and Plenipotentiary
Of Republic of Iraq
Mr. Faik Ferik Neravi

Company “ХХХ” is kindly asking to issue tourist visa for Mr. ..., passport number ..., for visiting Republic of Iraq. The purpose of the travel is to get better understanding of culture of your country to make financial investment in this region in future. Mr. ... will be a single delegation, which is approved by us on the following itinerary: Dahuk, Arbil, Sulaymaniyah.

Our company is producing ..., and also organizes ... in our country. We take this opportunity to express profound gratitude to Mr. Faik Ferik Neravi for assisting Mr. ... with the required visa.

Faithfully yours,
“ХХХ” Ltd.

Задача 2. Скачайте анкету с официального сайта: mofa.gov.iq/documentfiles/129… Этот длинный адрес пришлось переписывать с листочка в самом посольстве. Её нужно заполнить в электронном виде и распечатать.

Задача 3. Принести две фотографии, $40 наличными и узнать, когда будет готов паспорт.

1

Автор: sanyok

Планирую, где остановиться и общаюсь с иракцами

Как и во многих предыдущих путешествиях, я предпочитаю ночевать у местных жителей, вместо того, чтобы селиться в гостинице. Отчасти, чтобы сэкономить, но в большей степени для того, чтобы увидеть, как живут простые люди, посмотреть их дом, узнать больше про быт и традиции, попробовать местную еду, поговорить за ужином и сделать несколько нетуристических фотографий.
В некоторых странах, особенно мусульманских, гостеприимство очень развито. Например, в Иране, вас с удовольствием будут приглашать в гости. Но Ирак это совсем не Иран, из-за напряженной обстановки в стране местным жителям, возможно, даже запрещено приглашать к себе иностранца, поэтому не лишним будет заранее запастись списком недорогих гостиниц. Именно недорогих, потому что в некоторых странах действует правило, что иностранцев, якобы ради безопасности, следует селить только в лучшие 4* и 5* гостиницы города. Обычно такое здание обнесено забором из колючей проволоки, а по периметру территории расставлены солдаты с автоматами. Постояльцу приходится, соответственно, переплачивать за такую безопасность, поэтому цена номера за ночь может достигать $150. Для дипломатов и работников ООН, такая цена, возможно, вполне приемлема, но для простого путешественника может оказаться просто неподъемной.
Чтобы узнать, где находятся недорогие гостиницы в Ираке, я купил путеводитель «Лоунли Плэнит» (Lonely Planet) с разделом «Ирак», более подробно об этой книге читайте во второй главе. Из путеводителя было видно, что в любом большом городе Курдистана легко найти гостиницу по цене от 20 000 иракских динаров ($16). К тому же там распространен «Каучсерфинг», и найти, где переночевать не составляет особого труда. А поскольку курды еще и по-восточному гостеприимны и дружелюбны, то, высока вероятность, что кто-нибудь пригласит вас домой.
В арабской части страны я отыскал более двадцати каучсерферов. Многие из тех, кто жил в Багдаде, согласились пригласить меня к себе в гости, но при этом откровенно заявили, что не могут гарантировать мою безопасность в Ираке. «Багдад буквально напичкан блокпостами, — сказал мне Омар во время видеоконференции по скайпу, — сейчас я покажу тебе один возле нашего дома. Я даже не знаю, как ты будешь общаться с полицией, если тебя остановят». Он передвинул камеру, и я увидел будку с бетонными блоками поперек дороги. Наличие блокпостов на каждом перекрестке означало, что, по крайней мере, в Багдаде придется ночевать в гостиницах, видимо, недешевых, чтобы в случае задержания полицией не подставить хозяина дома, который пригласил к себе иностранца.
Нашлись также каучсерферы в южной части Ирака: Наджаф, Кербела, Хилла, Басра. Как они сами сказали, юг страны намного безопаснее, люди там очень гостеприимны и, возможно, пригласят к себе домой, не опасаясь проблем с полицией. В крайнем случае, можно найти гостиницу за $15.

С помощью «Хоспитэлитиклаб» я нашел парня из Мосула по имени Дхибиан, и написал ему письмо, чтобы в случае необходимости можно было остановиться у него в гостях, а также попросил его рассказать о ситуации в стране. Оказалось, что несколько лет назад он уехал из Ирака, и сейчас учится в Японии. На моё письмо он ответил следующее: «Я вижу, что ты очень заинтересован в иракской культуре, и твоё путешествие может пролить свет на нашу современную жизнь, традиции, рассказать о наших обычаях и гостеприимстве, но пойми, иракцы еще не привыкли к иностранцам, они просто подумают, что ты — американский агент или шпион. Что касается своего знакомого, которого я мог бы посоветовать тебе в Мосуле, то боюсь, он не сможет быть полезным. Полиция или солдаты легко могут арестовать тебя по подозрению в терроризме, и позже, когда они всё выяснят, тебя отпустят, но у моего знакомого могут возникнуть проблемы из-за того, что он пригласил в гости иностранца или даже просто сопровождал тебя. А если ты будешь один, просто подумай, что ты будешь отвечать на блокпостах, если тебя попросят показать паспорт и документы? Как ты будешь объясняться, не зная арабского? Поэтому я настоятельно не советую тебе посещать ни археологические, ни исторические места, которые ты упомянул».

Тогда я попросил помочь мне составить рекомендательное письмо (дорожную грамоту), которая бы объясняла, что я – путешественник, описывала мой маршрут и просила человека, прочитавшего данное письмо, оказать мне поддержку и содействие. В окончательном варианте мы написали следующий текст, в котором мой иракский знакомый на всякий случай перечислил основные города арабского Ирака:

Предъявитель сего письма Александр ..., гражданин Республики Беларусь, паспорт №..., участвует в международной экспедиции "Восток Сегодня", организованной для исследования народной одежды и костюмов, народных промыслов и традиций с целью популяризации культуры народов Ближнего Востока в нашей стране.

Организаторы экспедиции обращаются к местным органам власти и сотрудникам полиции с просьбой оказывать содействие участнику экспедиции, для того чтобы посетить археологические памятники и познакомиться с национальными промыслами и традициями.

The bearer of this letter Aliaksandr ..., citizen of Belarus, passport number 0000000, participates in international expedition "East Today", which has purpose of exploring folk clothes and costumes, folk crafts and tradition, as well as visiting most important archaeological monuments and places to popularize culture of Middle East people in our country.

Organizers of this expedition ask local authorities, police personnel and other people to assist the participant of this expedition is every way possible to visit archaeological sites and get acquainted with local clothes, crafts and traditions.

Транскрипция на арабском:
ANA ALIAKSANDR ... MIN BELARUS, RAQM JAWAZ ALSAFER 0000000' AUSHARIK FI RIHHLA DAWALIYA "ALSHARQ ALYAOM", ALLATI TAHDIF ILA IKTISHAF ALAZYA'A WA ALMALABIS ALSHA'ABIYA WA TAQLEEDIYA FI ALIRAQ BILIDAFA ILA ZIYARAT ALMAWAQI'A ALATHARIYA LEKAY NANSHUR THAQAFAT ALSHA'AB ALIRAQI FI BELARUSIA.
YURJA MIN ALSULTAT ALMAHALIYA WA RIJAL ALSHURTA WA AYAT JIHAT UKHRA MUSA'ADAT HAMIL HATHEHE ALRISALA QADR AL IMKAN LI TAS-HEEL MUSHARAKATEHE FI HATHEHE ALHAMLA LI ZIYARAT ALAMAKIN ALTAREKHIYA FI (AL MOSUL, WA KARKUK, WA SAMIRA'A, WA BAGHDAD, WA ALNAJAF, WA KARBALA'A, WA ALNASRIYA, WA ALBASRAH) WA ALHUSOOL ALA MALABIS SHA'ABIYA WA TAQLEDIYA WA FULUKLORIYA.
SHUKRAN ALA TA'AWINAKAM MA'ANA.

В июне 2012 года Антон Кротов, президент Академии Вольных Путешествий, провел 6-ой Трезвый Слет путешественников. На нём выступил Абдулла (Антон) Веснин, который проводит много времени в Наджаф, священном для мусульман-шиитов городе в Ираке. Он рассказал о пешем 90-километровом паломничестве из Наджаф в Кербела: rusakovich.podfm.ru/travel/52 Я обращался к нему за консультациями по поводу путешествия в Ирак, так как весь 2012 год Антон провел в Наджаф, где изучал Коран, спасибо ему за техническую поддержку.

Изучаю иракский язык

Когда была готова иракская виза, составлен план осмотра достопримечательностей, а рекомендательное письмо подписано генеральным директором, оставалось сделать самое важное – научиться разговаривать на арабском. Да не просто на арабском, а на его диалекте — иракском арабском. Нужно было заставить себя выучить хотя бы несколько основных фраз.

В интернете я нашел "Иракский Разгворник", написанный Доктором Ясин Алкалеси. Этот человек является одним из самых уважаемых лингвистов и преподавателей иракского языка, а также основателем компании в Лос-Анджелесе, которая предоставляла переводческие услуги и обучала персонал американских компаний и солдат армии США. На аукционе amazon.com я купил бумажную книгу б/у за $2.50, с доставкой до Джизре, приграничного с Ираком города в Турции, получилось $10. Книгу легко найти и скачать в интернете, здесь публикую ссылку на бумажное издание:
Yasin Alkalesi — Iraqi Phrasebook : The Complete Language Guide for Contemporary Iraq amazon.com/Iraqi-Phrasebook-C…

Позже г-н Алкалеси издал книгу "Современный иракский Арабский с mp3 файлами". Она построена по принципу диалогов — девушка в качестве туриста приезжает в Ирак и во время путешествия обращается за помощью к разным людям в аэропорту, банке, гостинице, музее. В каждом уроке есть задания на лексику и грамматику, очень много идиом и выражений, позволяющих читателю лучше познакомиться с культурой. Можно сказать, что книга была сделана с душой и огромной любовью к своей стране. Все диалоги озвучены самим господином Алкалеси, так что, отнеситесь снисходительно к его английскому произношению, читайте и слушайте "Мадран ираки арабик". Эту книгу также легко скачать в интернете:
Yasin Alkalesi — Modern Iraqi Arabic with MP3 Files amazon.com/Modern-Iraqi-Arabi…

Глава 3. Самостоятельное посещение Ирака

Предисловие

Как только я начал писать рассказ о том, как съездил в Ирак осматривать достопримечательности, но в итоге провел почти все свободное время в иракской тюрьме, друзья спросили меня, не боюсь ли я об этом рассказывать, не боюсь ли я того, что кто-нибудь за моей спиной ехидно скажет: «Знаешь, он таки допутешествовался, что его даже в тюрьму посадили». Я ответил, что не буду переживать, даже если о моем путешествии поползут самые невероятные слухи и сплетни, и позже ни разу не сомневался в том, стоит писать рассказ или нет. Почему же все-таки стоит? Во-первых, потому что для меня, как и для многих других, любое путешествие — это небольшое приключение, и многим людям будет интересно узнать, что представляет современный Ирак. Кроме того, читатели смогут больше узнать о его истории и о великих цивилизациях Месопотамии, так как дополнительно я опубликовал первый и самый подробный путеводитель по достопримечательностям Ирака. Во-вторых, мое путешествие – это настоящее приключение, и к тому же со счастливым концом. Мне хочется поделиться радостью от того, что я успел увидеть, и благодарностью за своё освобождение. И, в-третьих, написав рассказ, я постараюсь удовлетворить любопытство всех тем, кто настойчиво просил рассказать о том «как оно там, в тюрьме иракской».

Планируя написать короткий рассказ, где в легкой повествовательной форме опишу то, что увидел в Ираке, я был удивлен тем, что во время написания в мыслях стали вплывать обрывки фраз, внутренние диалоги с собой и эмоциональные переживания. Они выскакивали произвольно, ложились на бумагу и никак не хотели уходить, несмотря на то, что диалогов и эмоций в тексте было слишком много. Сперва я удалял их то тут, то там, но они появлялись снова. В конце концов я устал с ними бороться, и дал им возможность появиться в полной мере. Поэтому этот рассказ сильно отличается от многих моих предыдущих, прежде всего своей эмоциональной окраской, внутренними диалогами, а также подробным хронологическим пересказом событий.
Мне очень хотелось, чтобы читатель погрузился в ту обстановку и атмосферу, в которой я сам находился. И если я чувствовал страх, то мне хотелось, чтобы вы его тоже почувствовали. Поэтому мой рассказ получился насыщенным психологически: неуверенность, сомнения, страх и вместе с тем решимость, твердость и готовность действовать, все эти чувства должны уцепиться за читателя и держать его в напряжении вплоть до счастливой развязки и конца моего путешествия. Надеюсь, мне это удалось.
В моем рассказе вы увидите, что некоторые диалоги переданы на арабском языке, при этом перевод указан в скобках. Я делал такую запись намеренно, чтобы помочь читателю освоиться в незнакомом языке. Честно говоря, первые часы пребывания в Ираке сопряжены для меня с сильным культурным шоком, прежде всего из-за незнания языка. Ну, вот представьте на минутку, что вы внезапно перенеслись в незнакомую страну. Вокруг вас люди, которые что-то спрашивают, ждут от вас какого-то ответа, а вы их не понимаете. Например, при виде незнакомого человека, вы машинально хотите сказать ему «здравствуйте»? А если вам не известно даже это слово? Тогда вы подсматриваете нужное слово в словаре и повторяете его, пока не запомните. Так делает большинство людей, и вы увидите в рассказе, что я тоже поступаю именно так. Поэтому не удивляйтесь незнакомым словам на арабском языке – я ввожу их в текст именно в той последовательности, в которой они появлялись у меня, надеясь на то, что после прочтения вы и сами сможете сказать на арабском «здравствуйте», «до свидания», а также представиться и спросить «как дела».

Часть 1. Въезд в Ирак из Турции Маршрут: goo.gl/maps/NEJDi

Небольшой город Джизре (Cizre) на реке Тигр является отправной точкой путешествия в иракский Курдистан. Но несмотря на его провинциальность, здесь есть на что посмотреть.Согласно одной из версий, именно здесь Нух (Ной) и обитатели его ковчега нашли свое спасение, высадившись на землю у горы Джуди, рядом с Ширнаком (то есть не к горе Арарат). Табличка рядом с его усыпальницей так и говорит: «В Коране ясно написано, что ковчег Ноя пристал к горе Джуди, рядом с Ширнаком на вершине которого Ной построил дом». Но, несмотря на это объяснение, пророк Ной предположительно может быть похоронен в 4 разных местах, включая эту усыпальницу:
1) Гробница Ноя в Джизре, Турция
2) Мавзолей Ноя, Нахичевань, Азербайджан
3) Мечеть имама Али, Наджаф, Ирак
4) Между Замзам и Макам Ибрахим, Мекка, Саудовская Аравия.

1

Автор: sanyok


Новая мечеть рядом с гробницей Ноя в Джизре, Турция

1

Автор: sanyok


Гробница Ноя в Джизре, Турция

1

Автор: sanyok


Гробница Ноя в Джизре, Турция

В Джизре вы можете посетить могилу «Мем и Зин», персонажей курдского романа, написанного Ахмедом Хани. Роман основан на реальной истории, очень похожей на историю Ромео и Джульетты. Путеводители советуют посмотреть Улу Джами, основанную в 1155 году, и полюбоваться её ступенчатым минаретом, но мне это сделать не удалось.

В целом город оставил двоякое впечатление. Во-первых, это провинциальный город со своим собственным укладом жизни: маленькими пекарнями и магазинчиками фруктов на перекрестках, детьми, гоняющими мяч в каждом дворе, и никуда особо не спешащими горожанами. Во-вторых, Джизре — по-настоящему курдский город, и турецкое правительство беспрерывно воюет с идеями его жителей.

1

Автор: sanyok

2

Автор: sanyok

1

Автор: sanyok

Чтобы лучше понять, о каких идеях идет речь, приведу следующий диалог.
— Я по национальности турок, и когда я переехал в Джизре, — рассказал мой друг, — и переносил вещи в дом, то случайно выронил из коробки турецкий флаг. Проходящие мимо дети заметили его, подхватили, порвали в клочья и прежде, чем я что-либо успел сказать, сожгли. Здесь по-настоящему не любят турецкое правительство. А на прошлой неделе, когда я проходил по улице рядом с домом, я видел, как дети забрасывали камнями полицейских, те в ответ бросали шашки со слезоточивым газом.
— Зачем вообще дети это делают? – спросил я.
— Иногда в шутку, иногда выражая собственный протест. Знаешь, в восточной Турции живут около 15 млн. курдов, но им запрещено даже обучаться на своем родном языке, по закону во всех школах обучение должно вестись только на турецком. Курды недовольны своим положением и хотят получить автономию как в Ираке, а поскольку турецкое правительство против такой автономии, то была создана Рабочая Партия Курдистана, члены которой уже больше двадцати лет воюют в с турецкой армией, в основном в горах в качестве партизанов.
В то же утро, стоя на балконе, я наблюдал странное зрелище: по главной улице города тянулась колонна из машин, у каждой из которых была включена аварийка. Я мог бы подумать, что это свадьба, но колонна не издавала ни звука. Давно, видимо, этот маленький провинциальный городок не наводнял такой поток машин, потому что сами прохожие оборачивались и замирали в изумлении. «Где же начало и конец колонны?» — подумал я, но так его и не увидел. Тогда я попросил своего друга узнать, что случилось.
— Мне сказали, что сегодня похороны одного из лидеров РПК (Рабочая партия Курдистана), он был убит в горах месяц назад, но турецкие власти отказались выдать его тело. Сегодня, спустя месяц, тело наконец-таки вернули родственникам, и те организовали похороны. Люди на машинах, которые ты видишь, приехали из разных курдских городов: Урфа, Мардин, Диярбакыр и многих других, ты можешь узнать регион по их номерам. Они приехали, чтобы поддержать родственников, и в знак солидарности к погибшему в боях с турецкой армией лидеру РПК, для них он настоящий герой в их войне за независимость.
Я продолжал наблюдать за потоком машин из окна, мне было любопытно, когда закончится колонна, но, простояв на балконе около получаса, я замерз и решил, что на сегодня достаточно впечатлений.

2

Автор: sanyok


Траурная процессия по погибшему лидеру РПК

Весь свободный день перед отъездом в Ирак я приводил себя в порядок: постирал и высушил одежду, сходил в парикмахерскую, где моей прическе и бороде придали исламский вид. На мой вопрос, сколько стоит стрижка, парикмахер не ответил, а когда выполнил работу, то деньги не взял, объяснив, что я для него — «мисафи́р» (гость). Остаток дня я потратил на то, чтобы купить на рынке белую рубашку, которую мне очень хотелось одеть под белые брюки. Не подобрав нужного размера, я вернулся домой к своему другу Осману. Узнав о моем желании иметь белую рубашку, он подарил мне свою, оказалось, что теперь она была ему мала, а на мне смотрелась просто замечательно.
Вечер прошёл в прослушивании «Иракского разговорника с mp3 файлами» (Yasin Alkalesi — Modern Iraqi Arabic with MP3 Files). Озвучка оказалась чрезвычайно полезной и значительно ускоряла заучивание незнакомых слов. Два месяца назад я заказал «Иракский Разговорник» этого же автора (Yasin Alkalesi — Iraqi Phrasebook) в интернет-магазине amazon.com с доставкой до Джизре из США, прошло полтора месяца, но книга не пришла, поэтому я просто распечатал pdf файлы с компьютера. Как я узнаю позже, моя книга опоздает на два месяца и придет в Джизре, когда я уже буду дома в Беларуси. В службе доставке мне сообщили, что задержка произошла из-за урагана, случившего в октябре 2012 на восточном побережье США.

2

Автор: sanyok


В парикмахерской

Проснувшись рано следующим утром, я сел в маршрутку до Силопи за 4TL, но при этом предложил водителю только 2TL (стандартная стоимость городского проезда в Турции) и попросил довезти меня до выезда из города, чтобы дальше я мог уехать автостопом. Водитель так удивился моей затее, что отказался от денег и довез бесплатно. Выйдя у обочины, я показал открытую ладонь, и вторая проезжающая мимо машина остановилась.
— Ты Алекс из Беларуси? — по-английски обратился ко мне водитель.
— Да, — ответил я, немало удивившись, стараясь разгадать, откуда он меня знал.
— Меня зовут Ахмет, ты писал мне запрос в «каучсерфиге», чтобы остановиться у меня в гостях и вчера звонил мне.
«Вот так встреча! — подумал я, — Невероятное совпадение!» Оказалось, Ахмет работает в Силопи и ездит туда почти каждый день. Мы быстро преодолели расстояние в 35 километров и зашли в кафе выпить чай. Приятель Ахмета стал объяснять мне особенности пересечения КПП Ибрагим Халил, и от этого у нас с ним вышел спор. Дело в том, что пересечь границу пешком нельзя, нужно сесть в проезжающую мимо легковую машину и заплатить за проезд $11 (20TL), а поскольку я собирался проехать бесплатно, то приятель с жаром доказывал, что мне придется платить, независимо от того, хочу я этого или нет. При этом он подкреплял свои слова аргументом, что никому ещё не удавалось проехать границу бесплатно. В итоге мы поспорили с ними на 20TL. Забегая вперед, скажу, что в споре я победил, но деньги с него не потребовал, мне было достаточно осознания того, что я якобы «первый» это сделал.

От Силопи до самой границы идет маршрутка всего за 1TL, далее нужно пройти пешком 50 метров до шлагбаума. Я подошел к пограничнику, и показав паспорт, сразу объяснил, что я «гезгин» (путешественник), тот закивал и обещал найти для меня машину. Однако его помощь не потребовалась, так как к нам тут же подъехала пустая машина.
— Бэн бир гэзгины́м!» (я путешественник), — обратился я к водителю.
— Йирми лир (20 лир), — сказал водитель, и, увидев мою кислую мину, переспросил, — Пара йох? (денег нет?)
— Пара́ вар, кючю́к вар (деньги есть, но мало), — улыбнувшись, ответил я.
Водитель разрешил проехать бесплатно, и я подарил ему открытку с видами Минска. Получив турецкие выездные штампы, мы приготовились въехать в Курдистан. Да, именно Курдистан, а не Ирак. На въезде развевались курдские флаги и висели портреты Барзани и его сына.
Затем мы проехали мост, именно за проезд по нему, всего за пятьдесят метров дороги, водители собирают с пассажиров по $11. Штампы получают в здании через мост, так что нам пришлось выйти из машины. Курдский пограничник долго рассматривал мою иракскую визу в паспорте и не решался поставить въездной штамп. Ничего не придумав, он стал расспрашивать коллег, как ему быть, и показывать им мою визу, те пожимали плечами, так что, в конце концов, он позвонил начальству. Через несколько минут пришел офицер пограничной службы и попросил меня зайти с ним в комнату.
— Какой Ваш маршрут?
— Дахук-Эрбиль-Сулеймания, — ответил я.
Начальник еще раз недоверчиво посмотрел на мою визу и сказал: «Вы можете оставаться на территории Курдистана до 14 дней, затем Вы должны зарегистрироваться в полиции. Добро пожаловать в Курдистан!» – и поставил въездной штамп на визе.
«Все-таки, это очень странно, — подумал я, — понимаю, что Курдистан имеет огромную автономию, но ведь он является частью Ирака. Почему же они так удивились, увидев мою иракскую визу? Почему так долго не решались поставить штамп? Наверное, никто не приезжает сюда с иракской визой, поскольку для въезда достаточно штампа, и они видели её в первый раз».

За зданием уже был Курдистан, оставалось пройти немного пешком, чтобы выйти на основную дорогу. Разогнав вокруг себя назойливых таксистов, я стал стопить прямо у них под носом. Простояв всего полминуты и не проехав еще ни километра, я уже был очень доволен курдским автостопом. Может быть, в западной Турции моя борода смущала водителей и поэтому они не хотели меня подвозить, но здесь я, буквально, почувствовал себя своим. Почти каждый водитель считал своим долгом остановиться и спросить, куда я еду и предложить подвезти хотя бы небольшое расстояние. Останавливались для меня машины и большие, и маленькие. Где-то возле Дахука чтобы забрать меня, остановился университетский преподаватель, он предлагал отвезти в университет, приняв меня за студента. Единственное, хочется отметить, что расстояние от пограничного города Захо до Дахука всего 50 км, но дорога проходит по горному серпантину, поэтому ехать будете медленно. Проезжая Дахук, мне очень хотелось заехать туда, чтобы посмотреть на Лалеш, храм и место паломничества езидов. goo.gl/maps/yQ4aB

Справка. Лалеш (или Лалиш, Лалыш) — храм на севере Ирака в 60 км от города Дахук и столько же от Мосула. Святыня и место паломничества езидов. Ранее являлся единственным храмом этой конфессиональной группы.

Однако прогноз погоды был неутешительный – метеорологи обещали, что на севере Ирака всю неделю будут идти ливневые дожди, «без осадков» будет лишь в центре и на юге страны, поэтому я решил сразу ехать в Эрбиль и Сулейманию, которые как раз и находились на юге.
Перечитывая еще раз путеводитель по Ираку, я вспомнил, что по пути в Эрбиль буду проезжать Мосул, в котором находилась Ниневия, столица древней Ассирии. В памяти всплыли «человекобыки» лама́ссу, найденные в Ниневии и Нимруде, а также удивительный «Горбатый» минарет 12 века.
Мосул находится на территории арабского Ирака, но так как у меня была действительная иракская виза, то проблем с въездом возникнуть не должно было. Таким образом, вместо того, чтобы ехать в Эрбиль, можно было несколько дней провести в Мосуле, посетить за это время Ниневию и Нимруд, увидеть настоящих ламассу, сходить музей и погулять по городу.

Не доезжая до Мосула около 50 км, мой курдский водитель свернул домой в какую-то деревушку, но ему не хотелось оставлять меня одного, и поэтому меня привезли на стоянку дальнобойщиков, где мы обратились к первому попавшемуся дальнобойщику с просьбой отвезти меня в Эрбиль. Я не знаю, о чем именно они говорили, так как дальнобойщик сначала долго отказывался, и только после проявленной нами настойчивости согласился взять меня с собой. Мой водитель сделал такой перевод: показал руками налево и сказал «Арбил», имея в виду то, что нужно ехать по объездной дороге; затем показал прямо и сказал «Мусил», сделал умирающее выражение лица и пояснил: «Пиф-паф». После пожелал хорошей дороги и оставил меня вместе с дальнобойщиком.
Любопытно, что в Курдистане в основном разговаривают на курманджи (крупнейший диалект курдского языка), поэтому большинство водителей, которые меня подвозили, очень слабо либо совсем не понимали моего турецкого и совсем немного понимали фарси. Но то, что они говорили мне в ответ, я совершенно не понимал. Хотя при этом я чувствовал себя весьма комфортно, поскольку каждый старался мне чем-нибудь помочь: подарить на прощание яблоко или апельсин, или просто подвезти бесплатно хотя бы несколько километров. При этом отмечу, что все дороги были буквально наводнены желтыми такси, которые здесь очень распространены, и никому из местных и в голову бы не пришло ездить автостопом.

«Добро пожаловать в Ирак» или «Из Курдистана вход запрещен»

Иракский дальнобойщик показал, что собирается кушать, и мы прошли с ним в столовую рядом со стоянкой. Тратить время на обед не входило в мои планы, так как я торопился попасть в Эрбиль и поселиться в гостинице ещё до захода солнца. Но с другой стороны я был очень голоден, и к тому же, у меня уже была машина, и мне не нужно было стоять на дороге в ожидании попутки. Эти мысли моментально пролетели в голове, и я решил, что вкусно покушать будет очень кстати.
Войдя в столовую, я увидел слева небольшую нишу, а перед ней на стене висел плакат с фотографией из Мекки, это место было чем-то вроде импровизированного михраба. Во время молитвы верующие, как положено, становясь на колени, прижимали голову к полу, произнося «Аллаху Акбар», при этом их пятая точка высоко поднималась и замирала в такой позе на несколько секунд. Зрелище вполне обычное для тех, кто когда-нибудь наблюдал молитвы в мечети, просто столы в зале были расположены так, что все люди во время еды как раз смотрели на пятую точку молящегося. А эстетическое удовольствие от ее наблюдения казалось мне весьма сомнительным.
Подошедший к нам официант подал каждому меню. Оно было на арабском языке, и я, конечно, я ничего не понял. Кроме того, я не смог объясниться на английском ни с официантом, ни со своим водителем. Тогда я извинился, встал и подошел к соседнему столику. Обедающие за ним люди перестали кушать и стали наблюдать за мной. «Может быть, и невежливо показывать пальцем, но пусть думают, что хотят», — подумал я и показал пальцем на стоявшую перед молодым человеком тарелку с рисом и фасолью. Помогла также фраза из разговорника «я не ем мясо», официант закивал и ушел за заказом. Стол постепенно заполнился различными блюдцами с салатами, мне принесли вегетарианское блюдо, а моим спутникам кебаб. В целом обед напоминал турецкий и состоял из мясного блюда с рисом, которому подавалось около четырех различных салатов, а также свежие лепешки.
Используя разговорник, я выяснил, что мой водитель по национальности не курд, а араб, разговаривает на арабском и курманджи почти не понимает. Он также ехал в Ирак, но назвал конечной точкой не Эрбиль, а какой-то незнакомый мне город. Дело в том, что курдские дальнобойщики, следующие из турецкого города Мерси́н в Хаулер (Эрбиль), на вопрос о том, куда они едут, всегда отвечают «Эрак» и никогда не говорят «Курдистан», поэтому я достал карту Ирака и попросил нарисовать маршрут. Собеседник провел ручкой вдоль арабских городов Мосул, Самарра, Багдад, Басра. Стало понятно, почему он отказывался взять меня с собой, ведь предыдущий курдский водитель просил отвезти меня именно в Эрбиль, а мой дальнобойщик ехал в арабскую часть страны. Тогда я окончательно решил ехать в Мосул, чтобы осмотреть достопримечательности, а оттуда уже в Эрбиль и Сулейманию. По пути можно было также заехать в Киркук, где, по одной из версий, похоронен пророк Даниил (кроме этого его могилу показывают еще в трех местах).
— Мосул, — твердо сказал я, рассчитывая на то, что сейчас меня начнут отговаривать и пугать страшными историями.
Как ни странно, упоминание этого города не вызвало у водителя никаких эмоций, и это так отличалось от реакции курдских водителей, для которых лишь одно слово «Мосул» вызывало бурю эмоций – показывали, что там застрелят, отрубят голову, или то и другое одновременно. Отыскав в рюкзаке дорожную грамоту, составленную на арабском языке (в ней значилось, что я путешественник и хочу увидеть архитектурные достопримечательности Ирака), я показал её вместе с паспортом и иракской визой водителю. Водитель даже не стал рассматривать визу и лишь одобрительно кивнул, я думаю, его абсолютно не интересовало, была виза или нет, но для меня самым важным было заручиться его доверием.
Когда мы почти закончили обед, я вспомнил о том, что хотел сфотографироваться. Поэтому фотография у меня получилась на фоне пустых тарелок. В отличие от Турции я настраивал себя на то, чтобы поменьше фотографировать в Ираке, особенно посещая незнакомые места, разумно полагая, что это может быть небезопасно. И поэтому даже когда находился хороший ракурс и красивый вид, у меня не возникала мысль: «скорей, нужно достать камеру и сфоткать! Получится классный отчет!». Наоборот, я предпочитал сначала внимательно осмотреться вокруг, чтобы случайно не сфотографировать спрятавшегося в тени полицейского. Теперь я понимаю, что во многих случаях перестраховывался слишком много и вместо того, чтобы делать отличные снимки, во многих местах проходил мимо. Отличные снимки получились бы на фоне отеля «Ниневия» в Мосуле, в тюремной камере, полицейской машине, доме мэра Дахука после моего освобождения, да и много других прекрасных моментов можно было запечатлеть. Но тогда было не до этого.
Итак, мы закончили обед. Чтобы расплатиться, посетители подходили к мужчине за кассой рядом с входом. Я протянул водителю $5, но он отказался. Может быть, этого было мало, — подумал я, — и предложил $20, но он опять отказался, подтвердив, что угощает меня. «Шукра́н, шукра́н», — поблагодарил я.

2

Автор: sanyok

На стоянке нашу «Ивеко» помыли, и мы продолжили путь на чистой машине. «Арбил», — сказал водитель и показал на пыльную пустую дорогу, уходившую налево, по ней курдские грузовики ехали из Мерси́на в Эрби́ль, объезжая таким образом Мосу́л. За окном был однообразный унылый пейзаж: кругом песок, полуразрушенные дома, изредка встречались блокпосты с вооруженными солдатами, в Курдистане их называют пешмерга. Причем блокпосты, укрепленные искусственными преградами в виде мешков с песком, стояли не на дороге, а вдоль неё, так что нашему проезду они не мешали, и мы ехали, даже не сбавляя скорость. Я читал разговорник и учился произносить арабские слова
— И́сми Александр. Шу́ну и́смак? (меня зовут Александр. Как зовут тебя)
— И́сми Али́ (меня зовут Али), — ответил водитель.
— Тшарра́фна! Шлоо́нак (очень приятно, как дела)?
— Уи́льна ш-шараф! Аа́ни зейн, уи́нта шлоо́нак? (мне тоже приятно! У меня хорошо дела, а как у тебя?)
— Зейн, зейн (хорошо, хорошо), — сказал я, и мы оба рассмеялись тому, что смогли понять друг друга.
Нельзя было сказать, что арабский язык был очень сложный в произношении, единственное, что пугало меня – это его абсолютная несхожесть с другими языками: с турецким и фарси, на которых я мог бы поддержать беседу.

1

Автор: sanyok

Впереди образовалась небольшая пробка из грузовых и легковых машин, и нам пришлось остановиться. Можно было заметить, что обстановка вокруг слегка изменилась, по бокам дороги стояли бетонные блоки, причем, как мне показалось, они были поставлены не горизонтально, а вертикально. В действительности они были настолько высокие, что даже с окна грузовой машины я не видел, что происходило за ними. Тротуара как такового не было, вместо него лежала колючая проволока, она же была и на верхней части блоков. В нескольких из них зияли пробоины, давние, а может и не очень, следы разрушений от взрывов.
Пробка образовалась из-за блокпоста, который был установлен поперек дороги и заграждал обе полосы движения. Сверху развевался иракский, черно-бело-красный флаг. Форма солдат была совершенно иной – черные береты и хаки с преобладанием черного. Каждый был вооружен автоматом, а чуть поодаль находилось несколько бетонных дотов, из которых торчали станковые пулеметы. Это и был переезд в арабский Ирак.
Мне совсем не хотелось, чтобы пограничники остановили меня и стали задавать вопросы. Всё-таки я – иностранец, и вполне могло случиться так, что меня бы высадили из машины, а потом стали бы дождаться какого-нибудь начальника, который говорил на английском, чтобы уточнить цель моего визита. Но поскольку у меня была действующая виза, то я был готов и к такому развитию событий.

Наша машина подъехала к блокпосту и остановилась, пограничник с автоматом пристально посмотрел на меня. Его взгляд напомнил мне процедуру, которую проходят в аэропорту: нужно замереть на несколько секунд, чтобы офицер мог запомнить ваши черты лица и сравнить их с фотографией в паспорте. Я посмотрел в глаза иракскому пограничнику, но без какой-либо боязни и особого интереса, отметив про себя, что он всего лишь занимается своими делами, а я — своими.
Высунувшись из окна, мой водитель передал документы.
— Буртака́ль (апельсины), — сказал он, и офицер показал отъехать к обочине. Водитель собирался выйти из машины и вернуться на пост. Жестами я спросил, нужно ли мне идти с ним, он ответил «нет» и оставил меня дожидаться в салоне. Вокруг были все те же бетонные блоки с колючей проволокой. «Интересно, — подумал я, — их сюда поставили американцы или иракцы? Если американцы, то хорошо они в свое время хорошо организовали оборону, проделав немало работы». Больше ничего увидеть не удалось.
Запустив «Гугл карты» на мобильном телефоне, я решил посмотреть маршрут по навигатору. Особенность этой программы заключалась в хорошей точности карт и большой ненадежности самой программы, после последнего обновления она перестала сохранять кэш. Во многих случаях он автоматически удалялся, так что приходилось заново «просматривать» маршрут, когда была возможность выйти в интернет. Кстати, я роуминг от Мегафона в Ираке работал исправно, и позже это, можно сказать, спасло меня.

На часах было половина четвертого, но солнце уже клонилось к закату, мне даже показалось, что солнце здесь садилось гораздо раньше, чем в Турции. Заметив часы в салоне, я обнаружил, что в Ираке времени было на час больше — половина пятого вечера.
Между тем наш грузовик въехал в Мосул и проезжал его по объездной дороге вдоль так называемого леса Мосула (Mosul Woods). Этот лесной массив занимает несколько десятков гектаров и находится в северо-западной части города, вход в лес преграждала колючая проволока в несколько рядов. Мы ехали по современному широкополосному шоссе отличного качества, с развязками и знаками, надлежащей разметкой и бетонным разделителем. Только пешеходов и пешеходных дорожек нигде не было. «И как здесь можно ездить автостопом», — подумал я, — выискивая машинально место для хорошей позиции, но так ее и не нашел, потому что приблизительно через каждые сто метров встречались блокпосты с автоматчиками.
Где-то неподалеку должна была находиться Ниневия, столица древней Ассирии. Я отслеживал наше местонахождение по карте на телефоне, но там не было указано, где именно она находится, я лишь помнил, что это недалеко от лесного массива. Когда я увидел, что мы едем к выезду из города, я показал водителю, что хочу выйти. Он остановил машину у дороги рядом с лесом.
За короткое время, что я находился в Ираке, я даже не успел обменять деньги, поэтому протянул $20 своему водителю, он отказался от денег, конечно, не сообразив, что я имел в виду. Я поблагодарил его и пожал руку, а затем, показав на американскую валюту, сказал «шгадд ирак динар? (сколько иракских динаров). Водитель ответил «йса́уи» (равны) и показал обе руки, как чаши весов, которые показывали равенство. Покопавшись в кармане, он протянул мне 20 000 динаров. В машину с моей стороны постучались. Около моей двери стоял солдат с автоматом и махал нам.
— О’кей? – в спешке спросил я.
— Окей, — ответил водитель, но протянул при этом еще 5000 динаров, вопросительно глядя на меня.
— Шукра́н (спасибо), — ответил я, но отказался от прибавки.
Как позже выяснилось, если спросить у кого-нибудь про курс иракского динара к доллару, то большинство отвечают «один к одному», имея в виду $1=1 000 IQD (по состоянию на 2013 год), но неофициальный рыночный курс $1=1 215.
Я открыл дверь и выпрыгнул из грузовика с рюкзаком прямо рядом с солдатом, тот явно был недоволен тем, что мы остановили здесь машину, и даже поругал водителя. К этому времени у меня наготове была дорожная грамота. Дождавшись, когда он её прочитает, я сказал «Нине́уа», подразумевая музей на месте древней столицы Ассирии. Закончив чтение, солдат улыбнулся и даже не стал проверять паспорт. Мы подошли к блокпосту, где его ждал напарник.
— Нине́уа финды́к? – переспросил напарник, и не дождавшись ответа, остановил для меня случайно проезжавшее мимо такси.
Откровенно говоря, я считал, что Ниневия находится где-то рядом, буквально за поворотом, а поскольку вокруг был лес, то я не знал где именно. Но и ехать на такси я не собирался, предполагая, что такая поездка обойдется слишком дорого. Это были отголоски путешествия по Турции, в которой из-за того, что литр бензина стоил больше $2 (4.50TL), каждые три километра на такси в среднем обходились $5. Тем более, я считал, что до Ниневии отсюда было не больше километра, которые вполне можно было преодолеть пешком. Но я не рискнул спорить с солдатом с автоматом, и я тут же уселся в такси. Так как останавливаться здесь было запрещено, то мы сразу поехали.
— Ши́-смак? (Как зовут), — обратился я к таксисту и сразу записал на бумаге его имя «Айяд» (Ayaad), а затем скомандовал: «Нине́уа!»
— Фи́ндык (гостиница)? – переспросил таксист
Я знал это слово, в арабском оно читается «фу́ндук» и означает «отель» или «гостиница».
— Лааа, Нине́уа! (нет, Ниневия)! — сказал я еще раз и подумал, — Может быть, я просто неправильно произношу?
Отыскав в разговорник перевод слова «музей» (матхаф), я повторил: "Уэйн иль-матхаф Нине́уа (где Музей Ниневия)".
— Ма́тхаф? (музей), — удивился таксист, — Нине́уа фи́ндык!
Я попробовал также употребить слово «памятники древности» (ассар), но мой собеседник решительно не понимал меня. Не помогла даже распечатка из LP, где было описание Ниневии в Мосуле, причем название было продублировано на арабском языке.
— Ни-не-уа (ниневия), — подтвердил таксист, прочитав название, — фи́ндык (гостиница)!
К этому времени он делал уже третий круг вокруг места, где я сел в такси, и я с замиранием сердца смотрел в лес в надежде увидеть столицу древней Ассирии – Ниневию, или, по крайней мере, вывеску или что-то в этом роде. Вот мы проехали мимо солдата с автоматом, греющегося у канистры, в которой горели поленья, вот — очередной блокпост с пулеметом на крыше, и повсюду лишь колючая проволока. Похоже, я вообще перепутал местность. Мы уже намотали несколько километров и продолжали кататься куда глаза глядят на приличной скорости. Как я понял, останавливаться здесь строго запрещено из-за терактов, потому что террористы взрывают себя вместе с машиной. А я все не мог определиться, куда ехать, и к тому же забыл спросить, сколько денег будет стоить проезд.
— Нине́уа фи́ндык. Инглиш. (Отель Ниневия, английский) – сказал в итоге таксист.
— Фи́ндык, — вздохнул я.
Наверное, на сегодня нужно было забыть про музей и заняться насущными вопросами, например, определиться, где жить. Мы подъехали к высокому бетонному забору, покрашенному в желтый цвет, сверху свисала колючая проволока, а за забором росли пальмы. Таксист снизил скорость, и я увидел, что мы съехали вправо, как бы в кармашек дороги, поперек которой лежали бетонные блоки в шахматном порядке, и, чтобы их объехать, нужно было повернуть направо, налево, затем опять направо и налево. Нас ждала группа из пяти автоматчиков.
— Нине́уа фи́ндык, — сказал таксист и показал на меня. – Инглизи́ (отель Ниневия, англичанин).
Солдаты с интересом стали меня разглядывать, их начальник попросил паспорт. Вскоре нас пропустили внутрь и мы въехали на территорию отеля. От пребывания в этом месте у меня было странное чувство: вокруг пальмы и сад, даже есть бассейн, место даже можно сравнить с райским уголком, если бы не шипы на дороге у блокпоста, высокие заборы, колючая проволока и автоматчики по периметру, напоминавшие о реальности.
Судя по зданию, которое я увидел, оно было построено в годах этак 70-80х, но всё же оно выглядело как дорогой отель. Маленькие черные окна номеров смотрелись очень агрессивно и напоминали бойницы в неприступной крепости.

На входе обыскали мой рюкзак, причем пришлось вынуть из него все большие пакеты, в которых, конечно, не нашли ничего кроме одежды, затем проверили паспорт и провели через рамку металлоискателя. Портье сзади меня вдруг кинулся к моему рюкзаку, чтобы донести его до номера, но я вежливо отказался. На ресепшн меня встретила девушка в красивом головном уборе, но по-английски она не говорила.
— Шга́дд? (Сколько), – спросил я и показал пальцем «один», в смысле ночь или номер.
Девушка попросила у меня паспорт, и, открыв его на странице с иракской визой, стала рассматривать. Не теряя времени, я подсунул ей свою дорожную грамоту. Что-то ей не понравилось, и она позвала начальника. Между собой они стали что-то обсуждать и спорить. За это время я успел осмотреться вокруг и понять, что это место не подходит для моего бюджетного путешествия: в холле стояли дорогие столики из резного дерева и кожаные кресла для ожидания. Этот отель я определил не ниже трех звезд, но приблизительная стоимость, которую я в крайней случае мог позволить себе заплатить, с учетом того, что собирался путешествовать в Ираке целый месяц, должна была быть не больше $40. Но поскольку я изначально планировал бюджетное путешествие, то на Мосул я запланировал около $10-15 в день.
— Шгадд дулар? (сколько долларов), – не выдержал я, наблюдая замешательство девушки.
В ответ она отдала мне паспорт, и, сказав «Курдистан», отрицательно покачала головой.
«Как это, Курдистан?» – переспросил я на русском, и показал на открытой странице паспорта иракскую визу.
— Ирак виза, Москоу! Мооскооу!- многозначительно произнес я, — показывая, что виза получена в Москве, как будто это могло дать мне какое-то неведомое преимущество.
Но девушка опять отрицательно покачала головой.
— Ирак виза, Москоу — настаивал я, теперь уже достаточно громко и отчетливо отчеканивая каждое слово, так, чтобы меня услышали даже в соседнем холле. За нами все это время наблюдал мой таксист (нужно сказать, что он и позже сопровождал, пока не поселил в отель). Он принялся что-то объяснять в мою защиту, и попросил для меня переводчика или человека, кто говорит по английски, насколько я мог его понять.
Девушка пожала плечами и, пошептавшись с коллегой, позвонила начальству. Ко мне спустился администратор гостиницы, который, однако, мог связать всего несколько слов.
— Курдистан, — показал он на въездной штамп, — мы нельзя тебя остановиться здесь.
— Ничего себе, — подумал я, — неужели из-за того, что я въехал из Курдистана, мне нельзя будет остановиться в этой гостинице? Да и хрен бы с ней, я на это не обижаюсь. Просто не понятно, если мне отказали в этой, по всей видимости, дорогой гостинице, то разрешат ли мне поселиться в более дешёвых?
Эти мысли моментально промелькнули у меня в голове, но я, не подав вида, лишь сказал: «Ирак виза, Москоу».
— Ла, Ирак (не Ирак), — упрямо твердил администратор, — Курдистан – Захо, Духок?
— Ла, Курдистан (не Курдистан), Джизре, Тюрки – Муси́ль, Ирак, — настаивал я.
Администратор еще минуту стоял, задумчиво глядя в мой паспорт, но потом разрешил оформлять, и, видимо, от горя, что ему за это еще влетит, сразу ушел.
— Шгадд иль у́джра? (сколько стоит), – уже в который раз осведомился я.
Девушка протянула мне листок, на котором было написано $150. Меня переполнило чувство негодования. Ну, стоило ли так долго меня мурыжить, чтобы потом написать такую цену! Когда я позже общался с местными, то мне сказали, что отель Ниневия имеет 4*, и стандартная цена его номеров около $80, но поскольку я был иностранец, то для меня её «слегка» завысили.
— Гаа́ли (дорого), – обратился я к таксисту и показал ему листок.
— Гаа́ли, гаа́ли – подтвердил он и направился за мной к выходу.

1

Автор: sanyok


Отель "Ниневия" 4*, Мосул

На выезде нас встретили все те же охранники с автоматами.
— Уэ́йн аку фи́ндык, му ку́лиш га́лиа? (где находится отель, не очень дорогой), — спросил я, и, чтобы таксист больше не вздумал возить меня по самым дорогим отелям города, добавил, — Ашра дулар (десять долларов).
Старший по званию, представившись Махмудом, написал свой телефон и сказал звонить, если понадобится помощь. Как я смог понять из его диалога с таксистом, 10 долларовые гостиницы вполне существовали в Мосуле, потому что он сразу стал советовать район, куда меня отвезти.
— Сколько такси? – переспросил я у Махмуда.
На ломаном английском мне сообщили, что я должен заплатить таксисту 10 000 динаров, то есть около 10 долларов, тогда стоимость показалась мне очень завышенной. Действительно, за нашу короткую поездку до отеля достаточно было заплатить около 5 000 IQD, но таксист собирался отвезти меня в другую часть города, сопровождать меня, и помочь мне заселиться в отель. С учетом его хлопот и потерянного со мной времени, я скорее был его гостем, нежели клиентом.
К этому времени на улице стемнело. Блокпосты и люди с автоматами смотрелись еще более уныло. Мы подъехали к какому-то отелю, и, посетив его, выяснили, что номер стоил 20 000 ($20), но свободных мест не было.
— А́шра ду́лар (десять долларов), – попросил я, и мы пешком пошли к соседнему отелю, который нам посоветовали. К этому времени окончательно стемнело, кроме фар машин, освещающих дорогу, фонари горели в очень немногих местах, так что по улицам слонялись лишь темные силуэты. Кто-то окликнул нас на блокпосте, и мы подошли ближе. Солдаты разжигали поленья в бочках и грелись вокруг огня. Офицер попросил у меня паспорт и прочитал грамоту. Благодаря таксисту, нас не задали много вопросов и быстро отпустили. Узнав о том, что мы ищем отель, какой-то мальчик лет десяти вызвался показать нам дорогу, и мы пошли за ним.

Заселение и выселение

— А́шра дулар (десять долларов), — попросил я мальчика.
Он закивал и пошел с нами, показывая дорогу к отелю. Правая часть его лица была обезображена шрамами, у меня было такое ощущение, что его правый глаз не видит. Мальчик, как будто догадавшись о моих мыслях, показал на свой глаз и сказал: «Бух!», при этом широко разведя руками, показывая взрыв.
Среди двухэтажных зданий мы отыскали одно со светившейся табличкой у входа. Мы прошли в комнату, где находились несколько служащих гостиницы. Таксист объяснил, что я хочу поселиться в номер. Один из них взял мой паспорт и стал рассматривать визу, затем, показывая на въездную печать Курдистана, они стали о чем-то стали переговариваться. Зная, чем это может закончиться, я вмешался в разговор и показал дорожную грамоту, а также надпись на визе «Посольство Республики Ирак в Москве». Не знаю, о чем они разговаривали дальше, но поскольку меня попросили рассчитаться, то вопрос с заселением был решен положительно. Таксист оставил свой телефон и ушёл.
«Кхму́с-та’aш ду́лар» (пятнадцать долларов), — сказал портье.
Так как мы заранее договаривались на десять, то я решил торговаться. Сделав просящий вид, как у кота из Шрека, я протянул 10 000 динаров ($10) и попросил еще раз перечитать дорожную грамоту. Метод сработал и портье принял деньги.
Мы поднялись на второй этаж, осмотрели туалет и душ в коридоре и зашли в комнату, оформленную в стиле «жил-был у бабушки в деревне»: четыре кровати с пледами и подушками стояли в два ряда, на тумбочке был телевизор, обстановку в комнате дополняли простые обои без рисунка. Но, в-общем, всё выглядело довольно опрятно. Вручив ключи, портье ушёл, оставив меня в комнате наедине с самим собой.

Совсем на короткое мгновение я почувствовал облегчение, как вдруг в моей голове стали беспорядочно возникать новые тревожные мысли. «Ну, ладно, что таксист меня не понял, в отель я все-таки приехал. Но язык! Я абсолютно ни-че-го не понимаю! Как я буду путешествовать, если я даже простейшие слова не могу связать?!» На самом деле, несколько первых минут в такси оказались для меня сильнейшим шоком, пусть и культурным, после которого я никак не мог придти в себя. Я стал ходить взад и вперед по комнате, успокаивая себя и обнадеживая. «Так, что мы имеем, — разговаривал я сам с собой, — отель за $10 в сутки, приличная комната, хотя и холодная, минус в том, что я в комнате один и рядом нет никого, кто бы понимал английский. А разговорник хочется спалить к чертовой матери – я не нашел в нем ни одного выражения, которые мне нужны были. Значит, нужно решительно за эту ночь выучить хотя бы десяток фраз на арабском, а еще лучше найти переводчика». Принятое решение помогло мне успокоиться, через несколько минут хождения по комнате я громко выдохнул и сел на кровать. «И розетки здесь какие-то другие, с плоскими прорезями вместо отверстий», — подумал я, осматривая комнату в поиске нужного переходника для зарядки мобильного телефона.
В дверь кто-то постучал. Работник, который переписывал данные моего паспорта, просил спуститься вниз, где меня ждал хозяин гостиницы.
— Ай эм сорри, ай кант ю май хотел» (извините, я нельзя вам в мой отель), — на ломанном английском проговорил он.
Так как он протягивал мне деньги, то стало понятно, что он хотел, чтобы я ушёл. На мои уговоры, что на улице темно, опасно и, по большому счету, мне некуда идти, он пожимал плечами и повторял: «Ай эм сорри, нот ирак» (извините, не из Ирака) и показывал на мой паспорт.
Сопоставив информацию из рассказов о других «благополучных» странах вроде Афганистана, я подумал, что, возможно, его отель не имел права принимать иностранцев. И если причина была действительно в этом, то плохи мои дела, скорей всего меня отправят в «Нине́уа Фи́ндык» за $150/ночь.
Несмотря на мои протесты и даже желание доплатить, меня с рюкзаком выставили на улицу. Было темно, и лишь вдалеке горели несколько лампочек, освещая парадные двери других отелей, которые мне посоветовал гостеприимный хозяин. Посетив все из них, я выяснил, однако что свободных мест не было.

Талиб (араб. студент) талибу друг и товарищ

В здании напротив гостиницы была устроена столовая на вынос, молодые ребята с шумом закупались там кебабами. «Какая удача, — подумал я, — если они студенты и живут здесь, то могут пригласить меня к себе домой в гости, или в крайнем случае показать недорогую гостиницу. Я подошел к ним и заговорил, но поскольку меня не поняли, то пришлось объясняться на арабском:
«Уэйн аку фи́ндык зейн? Му га́али?» (где находится гостиница? Не дорогая). Отвечая на мой вопрос, они, естественно, стали показывать на те гостиницы, где я уже был. В разговорнике я нашел слово «маляаан» (полный, в смысле «мест нет») и показал его.
«Бейт» (дом), — попросил я их, и сложил руки у головы, что означало «хочу спать».
Мы пошли по темному переулку, аккуратно обходя расставленные поперек дороги бетонные блоки, у перекрестка тускло горели редкие лампочки, а с фонарных столбов свисали перевязанные в кучу провода. Один из студентов стал спорить с товарищами, повторяя «фи́ндык» он показывал на меня и, видимо, объяснял, что мне нельзя идти с ними. Возможно, он считал, что место, куда мы идём, мне не подходит, потому что я иностранец. Я шёл рядом и старался не отставать, потому что очень боялся снова оказаться на улице одному, если они меня оставят.
Пройдя несколько кварталов, мы подошли к зданию, на крыльце которого я увидел вывеску «отель». Итак, они привели меня не домой, а в отель, такой вариант меня тоже устраивал.

В большой общей комнате сидели колоритные арабы в национальных костюмах, но никто из них не обратил на меня внимания. Сказалась моя маскировка – с бородой я выглядел как местный, главное было, не вступать в разговор и молчать. Мы повернули в коридор и зашли в одну из комнат. В ней расположились шесть студентов. «Та́либ, Русиа! (студент, Росиия)» – представили меня спутники.
Было видно, что студенты в первый раз видели иностранца, вся комната пришла в движение. Те, кто привел меня, делились удивительной историей о том, как мы познакомились, а другие, выслушав рассказ, выбегали в соседнюю комнату, чтобы пересказать его друзьям, со скоростью звука распространяя слухи обо мне по всей гостинице. Несмотря на мои просьбы вести себя как можно тише, в комнате поднялся жуткий галдеж и шум. О том, что пришел иностранец, конечно, сообщили менеджеру гостиницы, и он лично пришел посмотреть на меня и принес чай. Среди студентов я нашелся парень по имени Лесс (Leth), который немного говорил по-английски, по крайней мере, его знаний было достаточно, чтобы понимать меня. Он сделал для меня очень многое, чтобы обучить меня арабскому, но я был сказочно рад такой возможности. Он помог мне выучить несколько выражений на арабском, первым моим самым важным арабским словом было «саа́дик» (друг).

1

Автор: sanyok

1

Автор: sanyok

Краткий словарь выглядел следующим образом. Если вы окажетесь в Ираке, то покажите эти фразы местным жителям, они вас поймут. Но для того, чтобы научиться их правильно произносить, чтобы вас поняли, понадобится определенная сноровка. Поэтому я привожу фразы без транскрипции на русский.

Где интернет? Arid interenet
Где автовокзал? Wein garagе?

Я в первый раз в Ираке. Aani awwal bil Iraq
Я хочу попасть в … Arid an athhap all …
Я хочу поехать в … на автобусе (грузовике). Ariid athhap all … fii sajara (trailer)
Какой автобус едет в … Ariid an athhap fi all pass …
Сколько стоит (проезд)? Shgadd il-ujra
Сколько я должен заплатить (услуга)? Kam antik aflos?

Это дорого. Hatha gali
У меня немного денег: Andi flos kaleyla
У меня нет денег: mande aflos.

Мне нужно выехать из города, чтобы попасть на дорогу, ведущую в …
Ariid aruh all’al tarik al dually …
Я хочу поехать на проходящей машине или грузовике.
Ariid aru all hatha al makan hatta arkap trailer.
Я хочу поехать в … на грузовике бесплатно
Ariid athhap al (…) fii trailer (padon aflos).
Вы можете подвезти меня (без денег, бесплатно) как можно дальше?
Agdar aroh wiak (padon flos) win matroh?

— Обязательно позвони мне, когда приедешь в Хиллу, это недалеко от Вавилона. Я там живу, будешь моим гостем. Только обязательно позвони! – просил Лесс. Я также пытался выяснить у него, какие достопримечательности есть в Мосуле, но, как оказалось, он вместе с группой приехал из Университета в Багдаде на семинар в университет Мосула всего на пару дней.
Будучи среди студентов, настроенных ко мне настолько дружелюбно, я, безусловно, чувствовал себя намного комфортнее и безопаснее. И случай с выселением из гостиницы я уже не воспринимал так болезненно. Как говорил Кротов: «Если вы думаете, что что-то идет неправильно, то дождитесь окончания последовательности события, её концовка всегда хорошая». Так случилось и в этот раз: когда меня выселили из гостиницы, я уже совсем отчаялся, ведь мне негде было ночевать, и к тому же срочно нужно было выучить язык. А теперь чудесным образом для меня нашлась гостиница, а рядом сидел парень, который помогал мне с арабским. Мне налили стакан какого-то жидкости желтого цвета, пахнущей бананом или дыней, что именно это было – банановый сок или напиток, я так и не понял. Сделав один глоток, я подумал о том, как здорово, что всё так сложилось и устроилось. Я находился в центре Мосула в гостинице, и уже завтра планировал увидеть Ниневию.

1

Автор: sanyok


Лесс (Leth), мой учитель арабского

1

Автор: sanyok

Студенты в гостинице

В дверь постучали, зашел менеджер гостиницы. «Шуркат», — сказал он и показал на меня.
— Полиция, — перевел Лесс, — хозяин отеля говорит, что позвонил в полицию и сказал, что у них остановился иностранец. Там потребовали, чтобы ты пришел на блокпост. За тобой из дома сейчас приедет начальник, он хочет поговорить с тобой. Ты можешь ночевать в этой гостинице только если он даст на это разрешение.
Меня всего как будто затрясло, веселое настроение мгновенно исчезло, и голова наполнилась тревожными мыслями: «Значит, они обязаны были позвонить в полицию и поставить их в известность. Теперь от начальника зависело, разрешит он мне ночевать в этом отеле или нет. Представляю, в каком настроении он приедет, если его вытащили из дома поздно вечером. А если не разрешит? Если он посчитает, что это место небезопасно и отправит меня в «Нинеуа финдык»? Этого нельзя допустить».
— Пойдем со мной, попросил я Лесса, — ты не представляешь насколько для важно остаться здесь. Ты единственный – кто хоть немного понимает, что я говорю. Постарайся убедить начальника полиции, что я простой студент, и я просто хочу выспаться, и больше всего я не хочу сейчас оказаться на улице, если он не разрешит мне здесь ночевать.
— Всё будет хорошо, не волнуйся, — улыбнулся он.
— Послушай, ты не знаешь, я пришел в этот отель, потому что мне не разрешили селиться в других отелях из-за безопасности. Ты должен сделать все, чтобы я остался здесь.
С нами пошел также парень, который работал в отеле. Мы снова пробирались по улице среди разбросанных вдоль дороги блоков, пока не подошли к блокпосту. Меня ждали трое солдат с автоматами, на вышке за пулеметом дежурил еще один. На улице заметно похолодало, был небольшой мороз, и я был рад, что взял с собой шапку и перчатки, заранее одевшись как можно теплее. Мы простояли в ожидании около двадцати минут.
Наконец, подъехала машина, из нее вышел офицер и взял у меня паспорт на проверку, при свете фонарика он стал рассматривать иракскую визу и въездную печать. В это время начальник сидел в машине и наблюдал за мной. Быстро сообразив, что паспорт проверяет его подчиненный, и пока тот не успел сказать какую-нибудь глупость про курдский штамп, я обратился напрямую к начальнику и показал ему свою дорожную грамоту. Он прочитал ее и одобрительно кивнул.
— Да, он разрешает тебе ночевать в этом отеле, — перевел Лесс.
У меня как камень с души упал. «Скажите, что я очень благодарен за то, что он приехал ради меня. Скажите ему большое спасибо», – рассыпался я в любезностях. Мы возвращались в отель с приподнятым настроением.
— Я не хотел тебе говорить, — задумавшись, проговорил Лесс, — Ты знаешь, Мосул – очень опасный город. Несколько лет назад он считался самым опасным городом мира. Вот я сейчас иду по темной улице, и чувствую страх. Да, я на самом деле боюсь. Я не хотел тебе об этом говорить, я не хотел тебя расстраивать. Постарайся как можно быстрей уехать отсюда, хотя я знаю, что ты этого не сделаешь, потому что хочешь посмотреть памятники. Теперь, по крайней мере, ты можешь остановиться в этом отеле. Не переезжай в другой отель, потому что там опять нужно будет получать разрешение, а здесь ты можешь остановиться и жить, сколько будет нужно.
— Кстати, — спросил я, — сколько мне нужно заплатить за номер?
Менеджер отеля, который шел рядом, ответил: «тридцать долларов в сутки». Это было еще одно обстоятельство, против которого нужно было бороться, хотя, честно говоря, я уже так устал за сегодня, что у меня не было на это сил. Тем не менее, я попросил перевести, что я простой студент, и у меня не так много денег, поэтому могу заплатить лишь столько, сколько платят те студенты, которые привели меня в эту гостиницу, то есть 10 000 динаров ($10 по официальному или $8 по рыночному курсу). Менеджер лишь ответил, что понимает мою ситуацию, но так как отель не принадлежит ему, то окончательное решение остается за хозяином. И он обязательно попросит его удовлетворить мою просьбу. Этот парень, еще несколько минут назад пытавшийся заработать на мне в три раза больше, только потому что я иностранец, все-таки был на моей стороне. И, подтверждая мои мысли, несколько минут спустя, он сказал, что завтрашний день у него свободен, и он хочет показать мне город, причем сделает это бесплатно.
— Ба́ачир, (завтра), биль-саба́ах (завтра, утром), — пояснил он.
Так и не разобравшись, было ли это предложение искренним или всего лишь проявлением вежливости, я лишь кивнул и сказал «окей». Придя в комнату, я стал искать, где зарядить телефон, но розетки в комнате не подходили, так имели три плоских контактных группы (тип G или BS 1363), а наш штепсель представляет собой два круглых цилиндрических контакта. Увидев мое замешательство, кто-то из студентов снял свой телефон с зарядки и поделился со мной переходником. Поскольку места в комнате не было, то для меня на полу постелили дополнительный матрац. Но спать на нем мне не разрешили студенты, настояв на том, чтобы я занял кровать. Славные ребята.
— Шукра́н джази́илан, — сказал я и похлопал своего нового друга Ассера по плечу.
— А́фуан, — ответил он и показал при этом следующий жест: положил ладонь правой руки на голову и в такой позе слегка кивнул.
В первый раз я видел такой жест и попросил Лесса, объяснить его значение. Оказалось, так говорят «я рад оказать тебе эту услугу» или «я делаю для тебя то, что ты просишь». Меня также смутило использование слова «а́фуан», в словаре оно переводилось «простите, извините», а в действительности его употребляли как «не стоит благодарности» в ответ на «спасибо».

Едва дотронувшись до подушки, я уснул самым крепким сном, с радостным чувством, что всё складывается отлично: я нашел недорогой отель, а на следующий день меня ждала прогулка по Мосулу в сопровождении местного жителя, что могло быть лучше? В комнате было прохладно, отопления не было, потому что температуры не опускаются сильно даже зимой, постояльцам просто выдавали несколько дополнительных пледов, а я спал в кальсонах, свитере и шарфе.
— Тисбах ала кхейр! (Спокойной ночи), — сказал я, и моментально погрузился в сон.

Продолжение здесь: Ирак. Часть 2. Город Мосул. Исторические памятники и базар
Окончание здесь: Ирак. Часть 3. Арест и освобождение

вики-код
помощь
Вики-код:
Выбор фотографии
Все фотографии одной лентой
16 фото
dots

Дешёвый ✈️ по направлению Ирак
сообщить модератору
  • DK1974
    помощь
    DK1974
    в друзья
    в контакты
    С нами с 31 окт 2009
    6 авг 2013, 08:33
    удалить
    Серьезная, качественная и полезная заметка.
  • mmdocent
    помощь
    mmdocent
    в друзья
    в контакты
    С нами с 21 окт 2010
    6 авг 2013, 12:38
    удалить
    Экстрим, однако)
  • Norisfox
    помощь
    Norisfox
    в друзья
    в контакты
    С нами с 20 окт 2011
    6 авг 2013, 22:34
    удалить
    Браво, Саша! Великолепный отчет об абсолютно фантастическом путешествии!!
    Жду продолжения:)
  • sanyok
    помощь
    sanyok
    в друзья
    в контакты
    С нами с 6 фев 2012
    6 авг 2013, 23:13
    удалить
    Спасибо! Через пару дней выложу продолжение
  • sanyok
    помощь
    sanyok
    в друзья
    в контакты
    С нами с 6 фев 2012
    8 авг 2013, 01:35
    удалить
  • lemal
    помощь
    lemal
    в друзья
    в контакты
    С нами с 9 мар 2011
    14 авг 2013, 15:04
    удалить
    !!!
  • Yurivar
    помощь
    Yurivar
    в друзья
    в контакты
    С нами с 19 мар 2010
    15 авг 2013, 07:26
    удалить
    С большим удовольствием прочитал начало вашего приключения. Вчера начал с его конца. Вы настоящий фанатик путешествий (в хорошем смысле этого слова).
  • Alcazar
    помощь
    Alcazar
    в друзья
    в контакты
    С нами с 7 фев 2010
    15 авг 2013, 14:46
    удалить
    Настоящие приключения! И опасные :)
  • sanyok
    помощь
    sanyok
    в друзья
    в контакты
    С нами с 6 фев 2012
    15 авг 2013, 22:05
    удалить
    Спасибо, но, честно говоря, мне совсем не хотелось, чтобы приключения были опасные. Я просто хотел посмотреть на достопримечательности и пофоткаться. Сейчас я объехал почти все "семь чудес света" — Вавилона в моем списке не хватает.. Как-то так.
Читайте также
ERCHOV|13 дек 2011|2| 16| 14
ERCHOV|4 дек 2011|14| 21| 20
Наверх