Хельсинки

Хельсинки

LAT
  • 60.16773N, 24.93879E
  • Я здесь был
    Было: 831
    Хочу посетить
    3670

    535 материалов по 191 объекту,  6 479 фотографий

    Вики-код направления: помощь
    Топ авторов помощь
    Vazlav 236
     
    77_miracles
    помощь
    в друзья
    в контакты
    С нами с 13 фев 2013

    ПОЕЗДКА В КАПИТАЛИЗМ

     
    15 марта 2020 года||4 (3)| 4| 635

    В поздние советские времена ездить за границу дозволялось исключительно большим писателям и крупным деятелям культуры, тщательно проверенным на благонадежность, хотя особо проверять эту публику и не требовалось. При раннем социализме поездки и вовсе ограничивались в основном Сибирью и Дальним Востоком.
    Обычным же гражданам ездить за границу было «нецелесообразно». Термин придумал не я, а ОВИР, о чем чуть позже. Вместо заграницы граждан кормили байками про ужасы загнивающего капитализма и халтурно снятыми детективами, где советские ученые то и дело попадали в лапы спецслужб, а отвратительного вида шпионы в исполнении прибалтийских актеров (наши фейсом не вышли) ползли через границу, чтобы взять пробу грунта в городе Нижние Задницы. Сегодня такие фильмы снова в моде.
    Было еще негласное правило, что первый раз можно было поехать только в страны социалистического лагеря. Потому, видимо, что политического убежища там не давали, зато в каждой такой стране имелся свой клон родной коммунистической партии. И только потом можно было помечтать о загнивающем Западе.
    И получилось так, что в первый (и второй) раз я умудрился съездить при социализме именно в капстраны, а в соцстранах побывал уже в те времена, когда они перестали быть социалистическими.
    Началось с того, что в редакцию «Крокодила», в котором я тогда работал, пришло письмо из города Хельсинки. Как говорится, «Крокодил» помог, была у нас такая рубрика. Человек по фамилии Миролюбов, увидев в журнале мои публикации, спрашивал, не являюсь ли я родственником его жены, девичья фамилия которой в точности совпадала с моей.
    Родственные связи мы кое-как установили, потом какое-то время переписывались, а затем я пригласил их в гости. Финские родственники приехали большой радостной компанией, весело погостили в Москве, а потом прислали приглашение и мне. Тут-то и началось самое интересное.
    Если кто думает, что я сразу же помчался за загранпаспортом и билетом, то он сильно ошибается. Чтобы получить в ту пору (середина 80-х) этот самый паспорт, нужно было представить в ОВИР километры разных анкет (нет, не был, не привлекался), характеристику, подписанную всякими парткомами и месткомами и что-то еще, точно не помню. Характеристику наш парторг Слава Спасский мне, понятно, сочинил, и из нее следовало, что я, хоть и будучи беспартийным, являюсь образцом высокоидейного советского гражданина, который при этом работает в издательстве «Правда» ЦК КПСС и пишет фельетоны, которые, в соответствии с последними решениями партии, разят огнем сатиры все то, что мешает развитому социализму и миру во всем мире. После чего меня вызвали в ОВИР, который располагался в районе площади Ногина, и сообщили, что мою поездку в страну Финляндию сочли нецелесообразной. Представляете – нецелесообразной! Чудная формулировка. Впечатление такое, что наше славное КГБ тайно просветило мои мозги и нашло там крамольные мыслишки.
    — Послушайте, — настаивал я, — никакой западной заразы мне не надо, мне и тут неплохо, просто хочу повидаться со своими родственниками.
    — Прекрасно, — с ласковой улыбкой отвечал мне овировский майор, — вот и пригласите их к себе.
    — Так они уж приезжали.
    — Ну и зачем вам тратить деньги?!
    Майор сидел в той самой комнате, номера не помню, где отказывали всем, у него был огромный опыт и замечательное чувство юмора.
    Потом несколько лет эта ситуация повторялась как в фильме «День сурка». Финны радостно приезжали в Москву, пили 70-и градусный коньячный спирт, который мне присылали из Грузии, потом присылали приглашение, потом уже в «Фитиле» мне писали еще более замечательную характеристику, после чего мне опять отказывали.
    При этом на каждом собеседовании в ОВИРе меня обязательно с подковыркой спрашивали, когда это, интересно, мои родственнички покинули Советский Союз. На что я неизменно отвечал, что нашу прекрасную родину они покинули еще в 1917 году по постановлению, подписанному председателем СНК товарищем Ульяновым (Лениным). Не слышали?
    Впрочем, юмор в тех кабинетах воспринимался слабо, так что я по-прежнему оставался невыездным. Нецелесообразным. И так до конца 80-х, когда я вдруг получил приглашение в другую комнату, где мне и выдали свеженький загранпаспорт, на что я уже не надеялся. Может я им просто надоел, а может уже настали другие времена.
    Долго описывать поездку в эту маленькую уютную страну я не буду. Разница стала понятна, когда вскоре за Выборгом дремучий российский бурелом за вагонным окном сменился на ухоженный европейский лес. Еще вспоминается удивительно правильный язык русской диаспоры, вежливость и приветливость людей на улицах – тогда все это было еще в новинку и, конечно, шок, при виде товарного изобилия после пустых магазинных полок конца перестройки. Потом таможенница в поезде Хельсинки – Москва настойчиво выспрашивала, как это я умудрился накупить столько всякой всячины, включая видео – мечту 80-х, на какие-то 200 долларов. А именно такую сумму тогда официально меняли перед поездкой, о чем даже ставился штамп в паспорте. В советском, заграничный просто отбирали, он был собственностью государства. Как, впрочем, и все остальное.
    После возвращения мне пару недель не хотелось выходить на улицу и даже выглядывать в окно на достижения развитого социализма. Думаю, тогда это синдром был знаком многим, хотя в несколько ослабленном виде он действует и сейчас.
    И еще одна деталь. После приезда я, как положено, заявился в редакцию с бутылкой шампанского, чтобы поведать о заграничных приключениях. В тот день была получка и продовольственный заказ, потому пришел и Михалков. Послушал меня и с тоской сказал:
    — Ну почему, почему в Финляндию поехали именно вы?
    — А кто, интересно, должен был туда поехать? — удивился я.
    — Туда должен был поехать я.
    Да, бывают порывы души, скрыть которые невозможно. Хотя справедливости ради замечу, что Михалков был очень даже неплохим главным редактором. Он не вмешивался в творческий процесс, зато в «Фитиле» всегда была пленка, что позволяло снимать 9:1, то есть по 9 дублей (киношники поймут), а главное, мы всегда чувствовали себя как за каменной стеной. Но это уже совсем другая история.

    вики-код
    помощь
    Вики-код:
    Выбор фотографии
    Все фотографии одной лентой
    1 фото
    dots

    Дешёвый ✈️ по направлению Хельсинки
    сообщить модератору
    • Maynur
      помощь
      Maynur
      в друзья
      в контакты
      С нами с 16 ноя 2011
      16 мар 2020, 07:05
      удалить
      Все так и было. Чего теперь "печалиться" об этом. Сейчас гвоздь программы "Обнуление". Вы вот не могли за бугор попасть, а человек омолодиться смог! Даже короновирус не смог перебить масштабность содеянного.
    • yaguarovna
      помощь
      yaguarovna
      в друзья
      в контакты
      С нами с 27 фев 2019
      16 мар 2020, 20:34
      удалить
      Вспомнилась характеристика, написанная на меня, закончившую 1-ый класс начальной школы, с большим удивлением и дрожащей рукой написанная моей первой учительницей... Это родителям чудом досталась путевка в Албену. Даже на ребенка 8 лет от роду требовалась характеристика, подтверждающая благонадежность. Копия хранится среди прочих документов. Пойду-ка перечитаю, вспомню, какой примерной девочкой была ))
    • Hanya
      помощь
      Hanya
      в друзья
      в контакты
      С нами с 19 июл 2009
      17 мар 2020, 23:14
      удалить
      А меня заставили принести письма, доказывающие тесные связи с приглашаемым меня другом в тогдашнюю Чехословакию.
      Мне никогда не отказывали в приглашении его ко мне, и я относилась к этому как необходимым правилам игры. То есть с юмором. Когда в 1979 году проходила всякие комиссии для поездки в Польшу, ГДР и Чехословакию, меня умиляли вопросы о том, знаю ли я, что творит Пол Пот в Кампучии. Апофеозом был вопрос, зачем я еду (замечу ЗА СВОЙ СЧЕТ!) заграницу. Ведь у нас такая большая страна. Без всякой дрожи и подобострастия я сообщила, что была у нас на Дальнем Востоке, на БАМе, где тогда служил офицером мой муж. И что я очень хочу посетить Дрезденскую галерею, что было чистейшей правдой.
      Зато теперь, до недавнего прошлого (что будет после короновируса еще неизвестно), нам россиянам было не вопрос путешествовать по Европе с шенгенской визой. Я вот по финской ездила в Чехию, и никто не поинтересовался у меня на границе, зачем и куда я еду. Зато в Чехии пришлось дважды ездить в их ОВИР и делать отметку.
      Мои друзья французы, приезжавшие на Новый Год, рассказали, как сложно им было оформить российскую визу. Так что все течет, все меняется...
    • yaguarovna
      помощь
      yaguarovna
      в друзья
      в контакты
      С нами с 27 фев 2019
      18 мар 2020, 05:53
      удалить
      Действо для Албены тоже в 1979 году проходило, но от вопросов меня отстранили, наверное, по малолетству. Зато 1987 для Польши потребовали справки из всех существующих диспансеров ))) А еще через 3 года выпустили в тогда еще Чехословакию без единого вопроса, несмотря на работу в оборонном комплексе...
    Читайте также
    Наверх