Красноярский край

Красноярский край

LAT
Я здесь был
Хочу посетить

373 заметки,  184 совета по 162 объектам,  11 364 фотографии

помощь Подписаться на новые материалы этого направления
Вики-код направления: помощь
Топ авторов Красноярского края помощь
Все авторы направления
11
karpukhins
помощь
в друзья
в контакты
С нами с 18 ноя 2011

Подкаменная Тунгуска. Фотоэкспедиция. Часть четвёртая

 
10 декабря 2011 года 870311

Эта заметка является частью дневника «Подкаменная Тунгуска. Фотоэкспедиция.»

Окончание.
Начало.

Итак, пройдена ещё одна треть от общего расстояния, осталась только одна из трёх. И как оказалось, да и как ожидалось, это самая фотогеничная часть реки. Теперь мы знаем свои возможности, знаем, что оставшееся расстояние не так велико и не потребует слишком много времени. Поэтому можно немного поменять тактику и позволить себе подольше задерживаться в отдельных, наиболее интересных местах. А славится эта часть реки именно своими столбами, то есть останцами. И если у вас есть задача просто наснимать красивых пейзажей непременно на Подкаменной Тунгуске, при этом не напрягать себя протяжённым маршрутом, то для этого надлежит прилететь на местном самолёте из Красноярска в Байкит и начать именно отсюда свой сплав.
Первые, достойные серьёзного внимания комплексы останцов, или так называемые столбы, начинаются уже в 20 километрах ниже посёлка и тянутся километров пять. В отличие от тех, что встречались ещё в самом верху, на Катанге, эти останцы сложены базальтами и имеют поэтому несколько другой облик. Те были всё же монолитные и с плавными формами. Эти же будто сложены из кирпичиков, даже слегка напоминают конструкции в детской игре «лего». Стоят себе по берегам стражами, будто реку охраняют. Или вдруг возникнут крепостные стены, а то ещё что-нибудь чудное угадывается. Особенно богаты останцами небольшие каньонообразные ущельица, образованные короткими боковыми ручьями, в них и устраивали днёвки в поисках благоприятных ракурсов. Вот только погода не очень позволяла раскрыть все возможности. На одной такой стоянке, где провели пару дней, посчастливилось относительно близко познакомиться с местными обитателями. Как только высадились на берег, сразу стало ясно, что здесь живёт медвежье семейство. Всё истоптано вокруг, навалены кучки, красноречиво рассказывающие о рационе хозяев этого ущелья. Судя по всему, прописана тут мамаша с двумя медвежатами. На второй день погода решила дать неограниченные возможности для работы, и мы разбрелись от лагеря, каждый в поисках своего, наилучшего ракурса. Вернее Кирилл остался где-то ближе к входу в ущелье, а мне всё казалось, есть что-то лучшее где-то подальше и поэтому постепенно, с работой стал смещаться вверх по ущелью. И чем выше уходил, тем больше признаков присутствия местных обитателей находил. Так и почти до самого конца ущелья добрался, оно не более двух километров будет. Вот тут-то они и дали о себе знать. Похоже, видели нарушителя давно, но не раскрывались. А тут, можно сказать, припёр к стенке. Медвежье семейство, конечно, могло подняться на горку и спокойно уйти. Но такой расклад, наверное, показался им не справедливым. В какой-то момент, метрах в ста от меня, за ручьём послышался грохот осыпаемых камней, потом грозно зарычала медведица, стали недовольно порявкивать и медвежата. Увидеть недовольных так и не удалось, не давали скрывшие их густые лесные заросли. Идти дальше не решился, постояв немного для порядка, ретировался. Так суверенитет жителей был соблюден, но и нам спокойно дали работать в нижней части ущелья.

Собственно говоря, интересным здесь оказывалось устье практически любого притока и маленького и большого. Продолжительная рабочая стоянка получилась на устье Большой Нирунгды, красивом правом притоке. К месту пришли промокшие и промёрзшие. Не даёт погода расслабиться, вот опять сегодня забавлялась холодным дождичком со встречным ветром в придачу. А предвестником этого безобразия оказалась необычная шелковистая облачность, которую даже не поленились запечатлеть. Обнаруженный объект, то есть устье Большой Нирунгды, не оставлял сомнений в необходимости уделить ему внимание. По самой Тунгуске протяжённой и высокой стеной у самого берега, вплоть до устья притока, выстроены останцы, да и по Нирунгде они есть. И возглавляет весь этот ряд изваяний, одна причудливая каменная конструкция, напоминающая то ли голову петуха, то ли мужика в шляпе. Поражает, как эта сложенная из отдельных блоков и кажущаяся совершенно неустойчивой фигура ещё держится. Сомнительно, что в таком виде она долго простоит. Вот только подходящее место для стоянки сразу не нашлось. Как позже выяснилось, чуть ниже устья есть избушка, но об этом тогда не знали, да и хотели остаться выше, потому что именно здесь все красоты. В поисках приемлемого местечка слегка углубились в лес и наткнулись на тропинку, которая вывела к хорошо спрятанной, но добротной избе. Если что и скрашивает суровый быт таких путешествий, то именно такие сюрпризы, преподнесённые в самое нужное время. Катамаран, вместе со всеми пожитками, затащили вверх по Нирунгде, поближе к избе. Теперь можно затопить печку, спокойно просушиться, приготовить ужин, поужинать за столом и улечься спать на просторных нарах. В каждом путешествии есть какой-то момент, какая-то точка маршрута, воспоминания о котором потом долго греют душу. На Подкаменной Тунгуске это место оказалось здесь, в замечательной избе на устье прекрасной Большой Нирунгды. И это не смотря на то, что пришли сюда тринадцатого в пятницу.

Дальше несколько дней шли вниз по реке без днёвок, но и не спешили, уделяли внимание интересным объектам. Сразу за Нирунгдой два несложных порога со смешными названиями – Бабушка и Дедушка. Здесь на берегах, кое-где разбросаны куски гагата. Дальше посёлок с необычным названием – Полигус. Там пытались выйти на связь с Москвой, но оказалось, такой возможности нет, то ли временно, то ли всегда так. Сразу за довольно шустрым порогом Мучной, наблюдали выброшенный на берег большой речной транспорт, буксировщик барж. Вокруг него суетился народ, говорят, ещё весной тут уселись, и до сих пор не удаётся стащить в воду, а сделать это нужно до ледостава. Он потому так и называется этот порог, потому что в своё время многие баржи с мукой потеряли здесь свой груз, пустили на корм рыбе. Ниже очень большого острова Коченятский ночевали в небольшой компании на устье левого притока Дягдагли. Эту парочку из Свердловска, сплавлявшуюся от Байкита на резиновой лодке, встретили уже давно. Периодически догоняли, потом вновь отставали, занятые работой. А остров Коченятский, от слова коченеть, так назван вроде бы потому, что кто-то здесь здорово помёрз, не имея, почему-то, возможности перебраться на берег.

Потом наступило время Большого порога. Серьёзность этого препятствия трудно было оценить по скудным описаниям из старых туристических отчётов. Но местные жители немного попугивали. Действительно, порог оказался самым значительным на всей реке, пришлось слегка напрячься. Но на самом деле, для сплава на катамаране это препятствие не опасно. Вот только оказалось, что порог двухступенчатый, о чём не знали. Вторая, не менее мощная ступень, приняла нас, когда уже расслабились и победно смотрели вперёд, но тут же пришлось всё дублировать. Однако, препятствие осталось позади, не нанеся никакого урона, не считая немного воды, захлестнувшей мою правую ногу. Скорое окончание маршрута стало более осознаваемым с этого момента. Впереди маячила только серия Вельминских порогов, а дальше ровная вода до самого Енисея.

Однажды заночевали, не доходя трёх километров устья большого левого притока, под названием Вельмо. Заприметили на правом берегу удобную избушку. Рядом впадает Нижний Байкитик, небольшая речушка. Заняли жилище по-хозяйски, а немного погодя и настоящие хозяева нагрянули, мужик с большой бородой и парнишка, его сын. Приплыли на моторной лодке, наверное, ночевать здесь собирались, да не стали гостей выгонять. Мало того, какие продукты были, нам оставили, ещё и выловленным тут же хариусом поделились. Здесь, на устье Нижнего Байкитика их сетка стоит. А вообще это жители Бурного. Выше по Вельмо, в семи километрах от устья, стоит деревня с таким названием. Там же в Вельмо одноимённая речка впадает. И живут там настоящие староверы, не плохо, говорят, живут. Теперь даже не плохо быть староверами, молодёжь в армию не забирают.
Вельмо внесла свежую струю в воды Подкаменной Тунгуски. На протяжении нескольких километров они вроде как рядом текут, не перемешиваясь – прозрачная и зеленоватая вельминская вода и бурая вода Подкаменной Тунгуски. Серия же Вельминских порогов ничем не удивила, прошли спокойно.

За порогами приглянулось устье правого притока, под труднопроизносимым названием – Майгунгна. Шустрая и порожистая речка красиво и шумно впадает в Подкаменную Тунгуску. Как раз застали паводок, обильные дожди постарались. Можно сказать, на наших глазах Майгунгна вздулась жёлтой водой и бешеным потоком старалась побыстрее сбросить лишний груз в большую реку. На самой же Тунгуске этот паводок что-то не очень сказался, уровень воды почти не поднялся. Неподалёку от устья, конечно, обнаружили избушку для нашего удобного проживания. Маленькая совсем, в дверной проём приходится буквально вползать. Надо отметить, что в этой части реки, где живут староверы, почему-то все избушки такие маленькие. Неужели, действительно им присущ аскетизм. В избушке кое-как разместились вдвоём, но тут ещё и потесниться пришлось, гости приехали на катере, везут какие-то грузы вниз по реке. Оставили двух мужиков на рыбалку, а сами дальше отправились, заберут на обратном пути. Ну что же, в тесноте, да не в обиде. Поделились друг с другом, чем могли. На Майгунгне провели три дня, всё никак не давала погода раскрыть творческий потенциал этого места. А ветер гулял такой, что стоящий штатив запросто валил на землю. Но выпасли всё же несколько интересных моментов, дождались и скудных проблесков солнца.
А дальше в рабочем порядке стали потихоньку перемещаться к выходу из реки. Чуть выше посёлка Суломай, выше острова Чёрный, горы напоследок, будто прощаясь, сжимают Подкаменную Тунгуску в своих объятиях, чтобы потом уже насовсем отпустить до самого Енисея. Это место здесь называют Щёками. Берега на прощание радуют глаз своими каменными изваяниями, река красиво извивается в узком и глубоком проходе. В Щёках тоже ночевали в небольшой избушке. Она стоит на крутом берегу, высоко от воды, метрах в двадцати-тридцати по вертикали, но, судя по всему, весной вода поднимается прямо под эту избушку. Так тесна эта каменная горловина, служащая своеобразными воротами на пути к Енисею.
На Енисей вышли 28-го августа, благополучно пересекли эту огромную реку от правого до левого берега и остановились на пристани в посёлке Бор. Здесь пришлось пару дней ждать проходящий пароход до Красноярска и здесь закончилось наше долгое путешествие по Подкаменной Тунгуске, реке достойной того, чтобы о ней мечтать, достойной воплощения мечты.

вики-код
помощь
Вики-код:
Выбор фотографии
Все фотографии одной лентой
34 фото
dots

Дешёвый перелёт Красноярский край на SkyScanner.RU
сообщить модератору
  • chukcha_ghek
    помощь
    chukcha_ghek
    в друзья
    в контакты
    С нами с 24 дек 2010
    11 дек 2011, 11:16
    удалить
    "Подкаменная" - это очень подходящее слово для этой Тунгуски.
Наверх