Шарм-Эль-Шейх

Шарм-Эль-Шейх

LAT
  • 27.85980N, 34.28240E
  • Я здесь был
    Хочу посетить

    104 заметки,  45 советов по 83 объектам,  2 952 фотографии

    помощь Подписаться на новые материалы этого направления
    Вики-код направления: помощь
    Топ авторов Шарм-Эль-Шейха помощь
    Все авторы направления
    2
    ivvva
    помощь
    в друзья
    в контакты
    С нами с 19 мар 2009

    Египет 2008 - Путешествие в Святую землю

     
    24 апреля 2009 года 42662

    Как мы стали паломниками **********

    Темнело. Мы с Наташей делились впечатлениями от прошедшего дня. Она тоже времени даром не теряла - валялась на пляже. Кстати, это был ее первый выход в город без моего сопровождения. Оказалось, что озабоченные местные жители в отсутствии рядом с женщиной мужчины окончательно теряют рассудок (наличие которого и так, зачастую, стоит под вопросом). В общем, отбиться от наседающих секс-ботов оказалось ничуть не легче, чем от ботов-продавцов.

    После ужина Наташе предстояла экскурсия в солнечный Израиль, мои же планы на следующий день оставались неопределенным, т.к. на пирамиды я не попадал уже никак. Ведь экскурсии бывают только по определенным дням, и нам бы следовало это учитывать.

    Однако все сложилось как нельзя лучше. За Наташей подъехал некий гражданин на машине, чтобы доставить ее к сборному пункту возле турагентства, я взялся доехать вместе с ними. Просто так, без особой надежды. Но оказалось, что места для желающих посетить землю обетованную еще есть!

    Дорога по началу не радовала. Выехали мы на микроавтобусе, доставившем нас к очередному пункту сбора, потом пересели в рейсовый автобус, который долго-долго вез нас по темноте. Контингент подобрался моноэтнический. То есть одни русские, потому что только они имеют возможность безвизового въезда в Израиль.

    Таможня была совковой. Особенно порадовали аппараты для досмотра со значками радиации, возвышавшиеся перед нами металлическими громадами, словно призраки минувшего века. Уж от евреев-то я ожидал какого-нибудь немыслимого хайтека.

    Еврейские девочки в окошках, утопающие в нелепо-квадратных военных костюмах, проставили печать в паспорте, и я оказался в Израиле. В точке, с которой можно видеть сразу четыре государства: Израиль, Египет, Саудовскую Аравию и Иорданию. Некоторое время мы смотрели на далекие огоньки других стран, отделенные от нас заливом Акаба, и дожидались двух человек, к которым таможенники, почему-то, проявили повышенный интерес. Поскольку Израиль находится постоянно в состоянии войны, девушка немного мусульманской внешности надолго застряла в недрах административного здания. Кстати, как нам сообщила дама на принимающей стороне, в Израиль могут не пустить кого угодно без объяснения причины, а нам всем крупно повезло, что все таможенные формальности прошли меньше, чем за час, ибо в ее практике бывали случаи, когда переход границы превращался в многочасовую тягомотину.

    Израильский автобус оказался просторным, чистым и комфортабельным. С идеально прозрачными стеклами и работающим на полную мощь кондиционером. Мы разложили кресла и погрузились в дрему, а вокруг уже начинало светать.

    Нас разбудил экскурсовод, вошедший в автобус на очередной остановке. Звали его Олег, родом он был из Свердловска и в своем деле он был прекрасен. С первых же секунд ему удалось полностью завладеть вниманием аудитории, и не отпускать его почти все время нашей совместной поездки. Говорил Олег складно и очень правильно, выдавая информацию (причем интересную информацию) практически про каждый мало-мальски примечательный объект, попадавшийся на пути. В отсутствии объектов он рассказывал об Израиле, его истории, географии, текущем положении дел и т.п. В общем, скучать не приходилось.

    Туристы дружно защелкали фотоаппаратами: слева открылась дивная картина освещенных восходящим солнцем домиков и башенок Иерусалима. Очередным пунктом маршрута была смотровая площадка, с которой весь город виден как на ладони. Он расстилался у подножья горы, на которой мы стояли, и заполнял собой все видимое пространство, покрывая кажущиеся отсюда пологими холмы, и убегая за горизонт. Бесчисленные домики карабкаются на склоны, нависая друг над другом и образуя нечто вроде лестницы. И на этом фоне выделяются храмы и часовни, зеленые свечи деревьев и пятна парков. Особенно привлекает мой, заточенный на все техническое, взгляд какая-то наклонная штука где-то справа, торчащая из-за домов. Как объясняет Олег - это единственный в своем роде мост, держащийся на одной опоре высотой 108 метров и 66 стальных тросах по 5 см в диаметре.

    Со смотровой площадки можно увидеть разные исторические объекты, причем все практически в одном месте. За прошедшие 2000 лет город заметно разросся (что не удивительно), так что и Голгофа, и Гефсиманский сад, и Храмовая гора теперь находятся в его черте. А вот в том самом храме Иисус гонял торговцев! - Я сразу вспоминаю соответствующее место из известной рок-оперы. Да и вообще, в тот день я еще неоднократно ее вспоминал.

    Вдоволь насмотревшись на Иерусалим в лучах восходящего солнца, мы вновь погрузились в автобус и направились в старый Иерусалим к храму Гроба Господня. Пройдя через ворота, мы оказались в лабиринтах каменных улочек, переулков и тупиков, с нависающими стенами, слепыми окошками и решетками, какими-то темными ответвлениями, котами и запахом мусора.

    «Я руссо туристо, облико морале!» - эта фраза вспомнилась многим из нас еще до того, как ее озвучил экскурсовод, ибо места вызывали четкую ассоциацию с фильмом «Бриллиантовая рука».

    Стены вдруг расступились, и я увидел прекрасную еврейку в полицейской форме. Вокруг же была площадь, а за ней - храм Гроба Господня. Храм инкапсулирует Голгофу, что оказалось для меня откровением. Как житель глухой деревни, я всегда думал, что Голгофа - это такая отдельная гора. Но данное положение дел имело место быть 2000 лет назад. С тех пор много чего изменилось, и гора оказалась обстроенной со всех сторон. Непосредственно над ней и возвышается Храм, а оригинальный голгофский камень можно лицезреть только под стеклом. После пространной речи экскурсовода, в ходе которой я тайком сфотографировал прекрасную блюстительницу порядка, мы вступили в святыню.

    Я шел, и было мне очень-очень стыдно, потому что был я в шортах и никаким способом исправить этот недостаток я не мог. И казалось мне, что десятки укоряющих взглядов устремлены на меня со всех сторон. Проделав путь Иисуса (налегке и по лестнице это было совсем несложно) мы оказались на том самом месте, где он был распят. По сторонам от алтаря имеются две подсвеченных стеклянных витрины, сквозь которые видно камень, а между ними есть прямоугольный проходик, в который можно заползти только на коленях. Там находится отверстие, в котором стоял крест. Соотечественники выстроились в очередь, чтобы заглянуть туда, я же стоять не стал. Наблюдал со стороны.

    Для любопытствующих там натянут красный канат, из-за которого можно фотографировать. А на всех, кто пытался делать это ближе, тут же набрасывался, страшно размахивая руками, батюшка православного вида, норовя выбить камеру из рук и крича «No photo! No photo!» И злость батюшки мне была вполне понятна (я даже проникся к нему некоторым сочувствием): ведь при входе в храм всем говорят, что можно, а чего нельзя, но ему все равно приходится сидеть там и целый день одергивать непослушных наглых туристов, больше половины из которых вообще неверующие.

    Забавным мне показалось, что храм делят между собой шесть конфессий, среди которых православные - самые главные. Они друг с другом периодически ругаются, поэтому ключи от храма передаются из поколения в поколение в одной арабской семье, другая же семья имеет право ими пользоваться. Порядок в храме поддерживают грозного вида янычары в красных шапках. Подробности исторического и религиозного характера я опускаю, т.к. эта информация общедоступна.

    Далее мы потрогали камень, на котором, вероятно, омывали тело Иисуса и зашли в часовенку, где происходит ежегодное снисхождение благодатного огня.

    На мои шорты, на самом деле, никто особо не смотрел, только один из янычаров укоризненно покачал головой. Следующим пунктом нашего пути была Стена Плача, к которой мы снова долго шли по каменным улочкам.

    Возле Стены постоянно толпится народ. Там расставлены пластиковые стульчики, на которых сидят граждане (преимущественно евреи) и читают священные тексты. У некоторых на лбу и руке привязаны черные коробочки с именем бога. И лица у всех такие сосредоточенные. Со стороны выглядит довольно забавно. Подходить к стене без шапки нельзя, но картонные шапочки все желающие могут взять напрокат из специальной стойки и потом положить на место. Конечно же, я стену потрогал. Записочки в щели пихать не стал. Наташа же вышла с женской половины стены просветленная.

    На этом посещение Иерусалима было закончено, и мы отправились в Вифлеем, в храм Рождества. Город этот находится на территории палестинской автономии, на противоположной ее стороне относительно такого мистического и совершенно абстрактного, но очень страшного для большинства россиян места, как сектор Газа. Кстати, бОльшую часть жизни я думал, что такое название происходит именно от слова «газ», т.к. имел весьма смутное представление о том, где это, и мне казалось вполне естественным, что есть какое-то место на Ближнем Востоке, богатое природным газом (что и объясняло, постоянные военные действия – ясно, что там кто-то с кем-то газ не поделил).

    Вифлеем показался мне напрочь лишенным растительности. Город камня, асфальта и бетона. Впечатление мрачное. Закрытые ролл-ставни, решетки и двери, исписанные из баллончика надписями на арабском, ободранные плакаты и доски объявлений. Может быть, это самовнушение, но мне показалось, что со всех сторон прямо-таки веет неблагополучием, нищетой и повышенной преступностью. При всем при этом асфальт везде, где мы ехали, оказался идеальным. В моем родном городе такой бывает только на главных улицах в первые два месяца после ежевесеннего ремонта.

    Перед посещением храма нас завезли в магазин, открытый в субботу специально для нас. Магазинчик был, разумеется, выбран не случайно. И Олег снова был на высоте. Он страстно, от всей души рекламировал представленный нам ассортимент, особый упор делая на антикварные вещи с сертификатом аутентичности, стоимостью от 200 долларов и выше.

    В нашу с Наташей смету, такие вещи, конечно, ни коим образом не вписывались, поэтому мы сосредоточили внимание на представленных в великом множестве сувенирах стоимостью не дороже 5 долларов.

    Ну что ж, раз уж предлагается освятить в храме Рождества любые предметы, нужно воспользоваться такой возможностью. Мне, как человеку, мягко говоря, не сильно религиозному, это было не очень интересно, но освященный в самом Вифлееме долларовый крестик мог стать бесценным подарком для человека верующего. Поэтому я затарился крестами и «комплектами паломника» - это пакетик с крестиком, священной землей и парой лепестков местной растительности.

    Когда мы садились в автобус, на магазине уже закрывали ставни. Все-таки, интересно, сколько они выручили, что ради одной нашей группы человек 10 работников прибыли на работу в субботний день?

    Автобус заехал в подземный гараж, и мы начали выгружаться. Выросший как из-под земли араб с пучком набедренных повязок вполне резонно заметил, что в шортах в храм мне нельзя. Он в надежде потрясал передо мной своим товаром, но я был жаден. Вместо того, чтобы отблагодарить человека за своевременное предупреждение и купить повязку за 5 долларов, я воскликнул «эврика», метнулся обратно в автобус и взял оттуда свое большое отельное полотенце (а вот если бы я подумал об этом раньше, то янычар в храме Гроба Господня не имел бы повода смотреть на меня с укоризной!).

    Мы прошли немного в гору, и оказались на прямоугольной площади пред храмом. Здесь все просто бурлило. Торговцы, обвешанные открытками, бусами, какими-то шмотками, и вообще, всем чем угодно, наскакивали на туристов чуть ли не с разбега, непрерывно галдели, размахивали товаром, пихали его в руки, и вообще, вели себя безобразно. А я-то наивно полагал, что более агрессивных продавцов, чем египетские трейд-боты не бывает. От всяких провокаций меня очень спас фотоаппарат, который занимал мои руки, не давая никому возможности что-либо в них сунуть. А вот Наташе повезло меньше. Какой-то палестинский дед с браслетами материализовался перед ней, напихал ей полные руки своих побрякушек и стал требовать за них 5 долларов. Наташа повисла, т.к. бросить на землю товар было б нехорошо, да и дед был уж очень жалкий, обижать его не хотелось. Но время сильно поджимало, наша группа была уже на опасном удалении. В общем, Наташа не стала препираться, и отдала деду деньги. Будем надеяться, что они пошли кому-то на пользу.

    Вход в один из главных христианских храмов оказался крохотной дверцей, в которой разминуться двум человекам уже проблематично. Внутри все аскетично, никакого ослепительного блеска, никаких рюшечек, наворотов и понтов, как, например, в храме Христа Спасителя. Стены во многих местах обшарпаны, сверху глядят потемневшие мозаичные картины, сохранившиеся с незапамятных времен, церковная утварь производит впечатление старинной. Зато везде висят елочные шарики. Это же храм Рождества, поэтому здесь, в отличие от всего остального мира, Рождество празднуется круглогодично.

    Храм выстроен на месте пещеры, использовавшейся в качестве хлева, в которой был рожден Иисус, и главная его святыня - это место, где, находились те самые знаменитые ясли. К достопримечательности уже выстроилась порядочная очередь из паломников и просто туристов различных национальностей.

    Ближе к лестнице, спускающейся в заветное помещение, группа польских батюшек затянула какое-то польское песнопение, а мне опять стало как-то неудобно. Вот люди идут с серьезными намерениями, они правда во все это верят, а я тут стою и только лишний раз им мешаюсь. Это как, не знаю, если во время моего любимого фильма рядом бы кто-то сидел и демонстративно писал СМС-ки.

    Ну, вот и оно. Самих яслей, конечно, давно уж нет, а есть только прямоугольный альков, примерно такой же, как на Голгофе, в который все желающие могут вползти и выползти на коленях. Особо фанатичные могут и на животе. Я честно заглянул в отверстие, коряво перекрестился (кажется, получилось задом-наперед, надеюсь, никто этого не заметил) и честно продержал непосредственно на изображенной на полу серебряной звезде пакетик с приобретенной религиозной атрибутикой. Не знаю, зависит ли степень освященности предметов от экспозиции, или достаточно факта? Надеюсь, 8-10 секунд хватило.

    Мы поднялись обратно в основное помещение храма, дождались остальных товарищей и покинули святое место все через ту же крохотную дверцу. Напротив храма Рождества возвышается мечеть. Тоже довольно симпатичная. Держась подальше от торгового люда, мы пошли обратно к автобусу.

    На этом паломническая часть поездки закончилась, настало время подумать о бренном, поэтому нас повезли в ресторан, где был шведский стол с платными напитками. Насытившись и разомлев, мы разложили наши вдоволь находившиеся тела в мягких автобусных креслах и направились к последнему пункту нашего маршрута - Мертвому Морю.

    вики-код
    помощь
    Вики-код:
    Выбор фотографии
    Все фотографии одной лентой
    41 фото
    dots

    Дешёвый перелёт по направлению Шарм-Эль-Шейх
    сообщить модератору
      Наверх