Владимир

Владимир

LAT
  • 56.12770N, 40.40756E
  • Я здесь был
    Хочу посетить

    77 заметок,  142 совета по 111 объектам,  2 064 фотографии

    помощь Подписаться на новые материалы этого направления
    Вики-код направления: помощь
    Топ авторов Владимира помощь
    Все авторы направления
    3
    Annataliya
    помощь
    в друзья
    в контакты
    С нами с 14 мая 2009

    Во Владимире ясное солнышко

     
    2 октября 2011 года 23783

    Эта заметка является частью дневника «Владимир и Суздаль: путешествие с "изюминкой"»

    Во Владимир мы добирались из Суздаля. Стояла августовская жара, и несмотря на то, что автобус шел быстро и хорошо, и меньше, чем через час, мы были уже на месте, дорога нас утомила. Поэтому, когда мы оказались во Владимире ровнехонько в середине дня, нас совершенно не потянуло куда-то бежать и осматривать достопримечательности, а захотелось укрыться в тенечке, взять по бокалу лимонада и спокойненько посидеть. Мы и не стали торопиться. И, наверное, правильно сделали. Владимир с его суетой, с огромным количеством иностранных и отечественных туристов, кои съезжаются сюда со всего света, чтобы увидеть древние исконно русские золотоглавые шедевры, на самом деле не терпит суеты, и по-настоящему открывается лишь тогда, когда, наконец, начинаешь понимать это. Мы заселились в гостиницу и только ближе к вечеру пошли погулять в город.

    Улица Большая Московская, которая идет через центр Владимира, можно сравнить с этакой осью, на которую нанизаны практически все интересные объекты этого города. Наша гостиница стояла как раз на продолжении этой улицы - улице Студеная Гора, и было бы странно, если бы мы отправились куда-то еще, а не в центр. В наших планах в тот вечер было найти старую Водонапорную башню рядом с Золотыми воротами и побывать в потрясающем музее внутри нее, рассказывающем о жизни владимирцев в 19 веке, и рекомендованным нам друзьями. И мы, любуясь по пути старинными городскими постройками, даже почти добрались до нее.

    Как вдруг в глубине одной из улиц заметили красивый красно-кирпичный католический костел с островерхими шпилями.

    - Давай зайдем! - предложила я Антону.
    - А давай! - согласился он, и мы направились к зданию.

    Костел принадлежал к Римско-Католической церкви и оказался действующим. Во Владимире он появился еще в конце прошлого века, но в советские годы он был закрыт - в нем располагался ретронслятор. Да и судьбе его тогдашнего настоятеля Антония Дземешкевича, поляка по происхождению, было не позавидовать. В 1930 году коммунисты сослали его на Соловки, а ровно через семь лет расстреляли. Уже в наше время костел освятили повторно и начали проводить в нем службы.

    И не только службы. Пока мы ходили и осматривали его со всех сторон, собираясь зайти внутрь, нас поприветствовала миловидная женщина средних лет.

    - Заходите, пожалуйста! - сказала она. - У нас как раз сейчас начинается органный концерт!
    - А как же Водонапорная башня и музей? - переглянулись мы с Антоном.

    "Да будь, что будет!" - решили мы. В конце концов, как я уже говорила, Владимир не терпит суеты, и если так получилось, что осмотр этого православного места мы должны были начать с католического храма и органного концерта в нем, значит, так кому-то было нужно. В конце концов, всё это наше путешествие началось необычно, в каждом городке и деревеньке, где мы побывали, нам постоянно попадалось что-то такое, чего мы совсем не ждали и не предвидели. Ну, а раз так, то и теперь можно было только удивляться очередной попавшейся нам "изюминке", и мы зашли в костел.

    Ждать нам пришлось недолго. За то время, пока музыканты готовились к выступлению, мы осмотрели скромные интерьеры - побеленные стены с немногочисленными панно и скульптурами из жизни святых. А затем вперед вышла та самая приветливая женщина, которая приглашала нас на концерт, и объявила, что он начинается. Под звуки органа, виолончели и скрипки мы сидели в прохладном и уютном зале и внимали красивым мелодиям. Это было замечательно, и это было как раз тем, что нам было нужно в тот самый момент. Мы расслабились и как будто впитывали в себя музыку, а она проникала в нас и освобождала от ненужных мыслей и усталости, наполняла новыми силами. Так что, когда через сорок минут концерт закончился, и мы вышли на улицу, то почувствовали такой прилив энергии, что были готовы чуть ли не свернуть горы. Правда, музей в Водонапорной башне к тому времени уже закрылся, и мы решили пойти к Золотым воротам - в конце концов, обойти самую главную достопримечательность Владимира было бы странно, не правда ли?

    Вообще, Владимир интересен тем, что в нем сохранилось очень много монастырей, соборов, зданий и сооружений, построенных в такие стародавние времена, что просто диву даешься, как удалось уберечь их с тех самых пор и "пронести" целыми и невредимыми через то количество войн и междуусобиц, коими были полны века истории русской земли. И еще больше удивляешься, когда видишь и понимаешь, что эти сооружения используются точно по такому же назначению и в наше время. Пример тому - Золотые ворота, которые служили въездом в город еще в 1164 году, и служат им и сейчас - правда, уже не в сам Владимир (за последнее столетие он так разросся, что его не узнали бы даже те, кто жил здесь совсем недавно), а в его центр. Но разве это меняет дело, когда к воротам, как и в былые времена, подступают поросшие травой земляные валы, построенные тогда же, когда и они, великим Владимирским князем Андреем Боголюбским, а автомобили, хоть и не въезжают теперь в арку ворот, в которой раньше как раз и был вход в город, но едут именно по той дороге, которая существовала здесь испокон веков! Просто поразительно!

    Владимир появился на свет в 1108 году. Мощную крепость воздвиг Владимир Мономах - собственно поэтому город и стал так называться. Наследник Мономаха Юрий Долгорукий поначалу Владимиром не проникся, ибо усиленно боролся за киевский престол. Но потом свое мнение о городе поменял, обратил свои очи на суздальские земли и основал здесь кучу других городов. Вплотную же Владимиром занялся его сын Андрей Боголюбский. Он перенес сюда столицу из Киева и развернул грандиозное строительство. Город он, как я уже говорила, укрепил, укрепил серьезно - так, что враги даже подумать не могли о его взятии. Правда, наверное, смотря какие враги - татаро-монгол это не остановило, и они таки во Владимир вторглись. И хотя случилось это уже чуть ли не на целый век позже Боголюбского, факт остается фактом - Золотые ворота пали, а сам Владимир был разграблен, практически уничтожен, и лишь через несколько веков его отстроили заново. Сейчас в Золотых воротах есть небольшой музейный зальчик, куда надо подниматься по старинным и крутым каменным ступенькам, словно на высоченную башню.

    В этом зале показывается всяческое оружие, но суть не в нем. Среди прочего там есть весьма интересная диорама с озвучкой, где коротенько минут на сорок пять рассказывается и показывается о штурме Золотых ворот татаро-монголами и об их обороне владимирцами. В общем, суровые были годы и жестокая битва. Несмотря на имевшиеся у владимирцев горшки с кипящем маслом, луки, стрелы и даже что-то похожее на арбалеты, татаро-монголы в плане вооружения значительно их превосходили. Одни камне- и огнеметательные машины чего стоили!..

    Сейчас, конечно, те молодожены, которые массово фотографируются на фоне Золотых ворот и даже создают друг другу очереди, вряд ли догадываются, что делают они это на том самом месте, где как раз в 1238 году велась оборона города, и где на земле живого места не осталось. Но с другой стороны, жизнь течет, и прошло уже столько времени...
    И да, о времени. Интересно, но когда мы ходили вокруг Золотых ворот, то на одной из их стен обнаружили затертую, давно не обновлявшуюся, совсем не бросавшуюся в глаза, но очень интересную табличку с надписью: "Здесь хранится обращение к жителям города Владимира 2108 года. Заложено 20 августа 1983 года в день 875 лет города". Представляете? Интересно, почему они выбрали именно такую дату - 125 лет?

    В Золотых воротах, как раз когда мы смотрели диораму, меня неожиданно осенило. Я подумала, что как-то это странно, чтобы летом, когда в городе полно туристов, закрываться музеям в пять часов вечера. И я спросила у сотрудниц, правда ли, что водонапорная башня закрывается именно в пять, как это было написано в буклете, который мы купили в одном из Владимирских киосков вместе с картой города?

    - Конечно же, нет, - ответила нам одна из них. - Башня работает до семи, а касса до половины седьмого. Идите, тут недалеко, вы все успеете!

    А ведь получается и точно, что это было провидение, когда вместо того, чтобы поторопиться к башне, мы пошли на органный концерт. И вот теперь мы успевали посмотреть и башню с ее замечательным музеем. Значит, так действительно было нужно?

    Водонапорная башня находилась неподалеку и выглядела очень симпатично. Как оказалось, необходимость в такой башне возникла во Владимире еще аж в 1860 году, когда в городе прокладывали водопровод. Сначала каким-то хитрым образом решили надстроить ею Золотые ворота. Что бы это получилось за сооружение, сказать сложно. Но, к счастью, сий проект не состоялся, и башню построили на соседней улице. Правда, она почему-то тогда в городе не прижилась, и в 1912 году ее полностью перестроили в ту, к которой сейчас шли мы. Новая же башня удалась на славу! Ее воздвигли из красного кирпича, соорудили в ней три яруса, а наверху, над резервуаром (хотя я думаю, что это было сделано гораздо позже) оборудовали небольшую смотровую площадку, откуда открывались замечательные панорамы Владимира.

    Конечно, теперь по назначению Водонапорную башню уже не используют, но музей о жизни и быте владимирцев в 19 веке в ней разместили очень грамотно, да и сделали его добротно и не скучно. В общем, мы его с удовольствием посетили.
    Экспозиция на каждом ярусе башни рассказывала о чем-то своем. Например, о благоустройстве улиц и о чиновниках, которые должны были им заниматься, о магазинах и о торговых лавочках, о числе жителей города, их занятиях и образовании. О тюрьме "Владимирский централ" и о многом другом очень интересном.

    Например, нас с Антоном очень позабавили некоторые факты, которые были напечатаны в местной прессе. Так, к примеру, ежегодник Владимирского губстаткомитета 1880 года писал: "Благоустройством Владимир, подобно другим городам российским, не может похвалиться. Есть здания, достойные украшать собою столичные улицы, но по всему видно, что о наружней красоте здесь не заботятся частью по бедности, частью по провинциальной халатности. Городское управление заботится только об устранении явного безобразия, об удалении навозных куч. Мостовые не везде, да и те плохи". 130 лет прошло, а ведь почти ничего не изменилось!

    Кстати, что касается навозных куч, то, видимо, в те годы, да и тридцатью годами позже, они были этаким бичом города, с которым боролись-боролись, боролись-боролись, но результатов достигали далеко не всегда. Так, в газете "Старый владимирец" в 1912 году в разделе судебной хроники было написано, что содержателя одного из постоялых дворов оштрафовали на 16 рублей за то, что во дворе у него были найдены кучи навоза и грязи. Правда, этот товарищ хозяйство вообще вел слабо.

    А вообще, с грязью во Владимире боролись не только на улицах. И корреспондент в том же номере газеты возмущается наличием в городе еще одного злачного заведения под названием "Ночлежный дом": "В нашем ночлежном доме в одном из домов, занятым раньше военной швальной и совершенно не приспособленным для той цели, которой он в настоящее время служит, - ежедневно ночуют 70-80 человек мужчин и женщин. Разделения полов здесь не существует, спят, что называется, "вповалку", "мужеский и женский пол" вместе. Нечистота здесь такая, что ей могут позавидовать мифические Авгиевы конюшни. Обилие же клопов и прочих паразитов таково, что, по заявлению одного ночлежника, он в одну ночь задавил несколько сот клопов. Городу, выстроившему такое чудное и дорогостоящее здание для заседаний Думы, стыдно иметь такую клоаку и вешать на ней ярлык, на котором черным по белому начертано: "Городской ночлежный приют".

    Кстати, здание упомянутой Думы сохранилось во Владимире до сих пор. Оно, и правда, весьма симпатично, выстроено из красного кирпича и даже сейчас выглядит вполне достойно. Мы видели его, когда потом гуляли по городу.

    А еще интересно, что в музее сохранилось меню банкета, который устраивали по случаю открытия этого здания. Чиновников потчевали ухой из стерлядей клязьменских с печеными растягаями московскими, молодыми владимирскими курятами с подливкою, рябчиками, тетеревами и куропатками от егеря из лесов муромских, спаржей и цветной капустой залыбедьской с голландской и сухарной подливками, ну и ягодами отборными из садов стрелецких со сливками. Не хиленько так, правда? Так что, очень даже понятны возмущения журналиста, писавшего о ночлежном доме.

    Вообще же, жители Владимира, две трети домов которых в конце 19 века были деревянными, жили вполне неплохо. И отборные ягоды в меню для чиновников попали совсем не случайно. Практически все владимирцы имели тогда свои угодья. А разводили они преимущественно вишни. Правда, постепенно вишневые сады стали приходить в упадок, и им на смену пришли огороды. И овощей на этих огородах урождалось так много, что их целыми вагонами отправляли в Москву, в Орехово и в другие города на продажу.

    Еще в музее лично мне запала в душу статистика по рождаемости и продолжительности жизни владимирцев в сравнении с жителями других российских городов и иностранцами. Она тоже была опубликована в ежегоднике Владимирского губстаткомитета за 1880 год. В то время во Владимире насчитывалось 18 тысяч горожан. Средняя продолжительность жизни жителя города была 26 лет, тогда как средняя продолжительность жизни в России была 27 лет, во Франции - 33 года, в Германии - 32 года, а в Англии - 38 лет. Во Владимире из ста детей только 45 доживали до семи лет. Странно и жутковато сейчас читать эти цифры, не правда ли? И сразу начинаешь понимать, как все-таки далеко лишь за один век шагнула медицина!

    Ну, и, конечно, самым поразительным и интересным в музее показались нам объявления в брачной газете за 13 августа 1917 года.

    "Красавица, окончившая гимназию, 20 лет, сирота, бедная, безупречной нравственности (моя племянница), которую желаю выдать замуж только за очень богатого господина. Бедных прошу не беспокоиться. Лета и возраст безразличны". Ушлая тетя, не правда ли? Интересно, а племянницу она спросила?

    Или вот: "Очень симпатичный, бедный молодой человек, 20 лет, желает немедленно жениться на особе, которая помогла бы ему докончить образование. Лета и национальность безразличны. Вышлю карточку". Хороший мальчик!

    А это? "Желаю познакомиться с девицей или вдовой 50 лет, католичкой. Мне 29 лет, занимаю хорошее положение. Цель - брак".

    Еще был изобретатель, который хотел жениться на обеспеченной вдове, чтобы она дала ему деньги на внедрение его изобретения, были девушки, кои не прочь были выйти замуж за богатых и пожилых господ, молодые люди, ищущие богатых невест, в том числе и таких, которые были старше их самих в несколько раз, и т.д. и т.п. Правда, объявления, где люди хотели найти своих половинок и заключить браки по любви, тоже встречались, но, увы, гораздо реже.

    По уровню развития владимирцы конца 19 - начала 20 века считались вполне себе умными. Так, даже беднейшие обыватели города стояли выше обывателей других русских городов. Правда, людей с научным образованием (так в ту пору называлось высшее) здесь были единицы, а те, кто знал таблицу умножения, едва ли не считались учеными. По статистике, на сто мужчин грамотных было 40, а на сто женщин - всего лишь 25.

    Поэтому о любом ученом, о любом умном человеке во Владимире знали и его очень уважали. Такими, например, были братья Столетовы - Николай Григорьевич и Александр Григорьевич. Первый из них стал генералом, освободившим Болгарию от Османского ига, а второй - физиком с мировым именем. Сейчас во Владимире есть музей братьев Столетовых. Он расположился во флигеле их бывшего дома, так как сам особняк заняла некая политическая контора (не будем уточнять, какая). И мы с Антоном решили побывать в музее этих умнейших людей.

    Как оказалось, с 19 века тут сохранилась (точнее, наверняка, была воссоздана позже) обстановка, в которой жили Столетовы. Большая и малая гостиная с их вещами и фотографиями, дворик, засаженный цветами, а еще экспозиции о их благих деяниях.

    Например, Николай Столетов в семье был старшим братом. Он сразу решил быть военным, ну и потихоньку, как это было принято, начал продвигаться в этой области. В результате он стал великим военноначальником, дослужился до генерала, участвовал в русско-турецкой войне. А после того, как ему удалось освободить Болгарию от турецкой оккупации, его признали там национальным героем. И сейчас во многих болгарских городах даже есть улицы его имени.

    В музее же помимо всяких знамен, его наград и вещей, мы нашли коробочку с горсткой земли, которую благодарные болгары привезли и подарили музею в память о тех событиях. К коробочке прилагается записка: "Друзья, это кусочек болгарской земли, для которой сражался ваш именитый гражданин генерал Столетов", и дата - 4 июля 1971 года.

    Впрочем, Николай Столетов проводил не только военные операции. В чем-то он даже был нашим с вами коллегой. Так, в 1874 году он не просто отправился, а даже возглавил экспедицию в Аму-Дарьинский край. Там он делал топографическую съемку местности, гидрографические исследования Аму-Дарьи, изучал климат, историю и этнографию. И все это у него получилось настолько хорошо и качественно, что Русское географическое общество наградило его медалью.

    Александр Григорьевич же был ничуть не хуже своего брата Николая. И хотя он занимался совсем другой отраслью - физикой - он тоже достиг в ней не хилых успехов. Александр Столетов изучал фотоэффект, то есть способность света порождать электрический ток. И его исследования, в том числе, в экспериментальной лаборатории, которую он сам создал, позволили выяснить его законы. В итоге он разработал методику, которая помогла открыть явление радиоактивности. А созданный им же первый в мире фотоэлемент до сих пор применяется в различных областях техники, в телевидении, в звуковом кино и в автоматике. Фотоэффект лежит в основе действия солнечных батарей космических кораблей и искусственных спутников земли. Некоторые приборы, которые сконструировал Александр Столетов, мы увидели в музее.

    Ну, а в целом, умные были братья. Что тут еще скажешь? Жаль только, что ни у одного из них не было детей, и их гены ученых так и не передались никому из потомков.

    Но, наверное, хватит грузить вас музеями и разными личностями. Как я уже писала выше, будучи во Владимире мы больше просто гуляли по городу. И одной из самых любимых для прогулок улиц у нас стала Большая Московская. Наверное, кто-то из знатоков Владимира скажет: Ай, какая попса! Но нам нравилась она - с ее старинными зданиями вперемешку с современными, с ее кафешками, стоящими одно за другим, с магазинчиками и какой-то такой атмосферой самого центра города, где бурлила и сейчас и, как ощущалось, многие века назад.

    Нас удивлял Владимир на каждом шагу. Этот город с 350 тысячами жителей, заполненный градооразующими предприятиями, начиная от хлебокомбината и молокозавода и заканчивая производствами машиностроения, с многочисленными маршрутами автобусов и троллейбусов, с десятками гостиниц, сотнями магазинов, рынков и торговых центров, с кинотеатрами, с двумя театрами и филармонией, с пятью собственными вузами и множеством филиалов московских университетов, казалось бы, должен был производить впечатление этакого чуть ли не мегаполиса, в котором архитектурные ценности и объекты культурного достояния заглушаются ценностями материальными, как это часто бывает в крупных городах, где осматривать достопримечательности ходят исключительно туристы.

    Но Владимир был явным исключением. Мы попали в город в какой-то религиозный праздник и буквально каждая его церквушка, каждый храм или более крупный действующий собор был заполнен прихожанами, пришедшими сюда на службу.

    А вообще, удивительно, идешь по улице, смотришь на всю эту городскую суету, модные бутики, магазины, кафе и вдруг - бац! -указатель: "Пройдите направо 20 метров и увидите храм 14 века". Потрясающие ощущения, согласитесь!

    Так, гуляя, заходя в особо понравившиеся нам церквушки, осматривая памятники и старинные купеческие дома, мы добрались и до самого сердца города - того самого сердца, которое стало им еще во времена Андрея Богоролюбского, до Успенского собора.

    Строить его князь Андрей начал в 1158 году. Этот собор должен был стать самым главным собором всей Северо-Восточной Руси, а раз так, то и самым большим - таким, который мог бы посоперничать со стоявшими уже тогда Софией Киевской и Софией Новгородской. Возводили собор всем миром. Из Киева, Галича, Греции и Германии приехали самые известные по тому времени мастера и взялись за строительство храма. Что уж тут говорить, если внутри его расписывали сами Даниил Черный и Андрей Рублев (кстати, сейчас неподалеку от собора последнему установлен памятник)!

    Правда, это было уже три века спустя, но сий факт только подтверждает, что даже по прошествии времени собор оставался таким же великим, как и прежде, и именно поэтому из Москвы были вызваны лучшие живописцы. Когда же Успенский собор построили и сняли с него леса, то народ ахнул. Такого храма на Руси еще не видели. Как написано в летописи: "Князь Андрей украсил его различными изделиями из золота и серебра, он устроил трое позлащенных дверей, украсил храм драгоценными каменьями и жемчугом и всякими удивительными узорочьями; он осветил церковь многими серебряными и золотыми паникадилами, а амвон устроил из золота и серебра. Богослужебные золотые сосуды, рипиды и прочая утварь, украшенные драгоценными камнями и жемчугом, были многочисленны. Три больших иерусалима были сделаны из чистого золота и многоценных камней..." Собор сравнивали с храмом царя Соломона в Иерусалиме. Он мог одновременно вмещать две тысячи человек. Что же касается описания в летописи, то впечатление золотых листов производили блестевшие медные плиты пола, двери были действительно "писаны золотом", а стены сияли не только от блеска золота, но еще от майолики и росписей.

    За всю историю существования Успенский собор несколько раз горел, и таким богатым, каким он был при Андрее Боголюбском, его больше не воссоздавали. Тем не менее, его архитектура определила развитие зодчества Северо-Восточной Руси на несколько столетий вперед, и именно от его стен взяла свое начало знаменитая белокаменная резьба древнерусских храмов, так на фасадах Успенского собора появились резные белокаменные маски и композиции впервые.

    Сейчас Успенский собор, по-прежнему, самый главный во Владимире и его окрестностях. Теперь вокруг него разбит симпатичный сквер с памятником.

    А чуть поодаль есть замечательная смотровая площадка с памятником крестителям владимирской земли - князю Владимиру и святителю Федору - и с прекрасными видами на реку Клязьму. Рядом на травке под стенами храма отдыхают туристы и местные жители, а его купола продолжают блестеть на солнце также, как и века назад.

    Ну, а мы, побывав внутри Успенского собора, насладившись его видами снаружи, пошли гулять дальше. Правда, во Владимире уже наступал вечер, но мы хотели увидеть еще второй собор, не менее важный для этого города - Дмитровский.

    Дмитровский собор с Успенским почти ровесники. Дмитровский младше всего на несколько десятилетий. За его строительство взялся сын Андрея Боголюбского - князь Всеволод, тот самый, который Большое Гнездо. Но в отличие от своего отца, он решил не приглашать иностранных мастеров, а нашел своих на суздальской земле. И, честно говоря, Дмитровский собор понравился мне гораздо больше Успенского. Получился он, конечно, поменьше Успенского, и вместо пяти глав у него всего лишь одна. Но это совершенно не отразилось на его красоте и гармонии.

    А самое удивительное, что в нем было, так это резьба по камню, из которого выложены стены собора. Каждое изображение, выполненное в техники этой резьбы, можно было разглядывать, если и не часами, то все равно очень долго, ибо все они были настолько необычными, что очень сильно привлекли наше внимание. Здесь была и целая галерея святых, включая русских князей Бориса и Глеба, и возносящийся на небо Александр Македонский, держащий в руках маленьких львят в качестве приманки для грифонов, и причудливые растения, и фантастические животные, например, гуси со сплетенными шеями и какие-то совсем необычные львы и птицы, похожие на павлинов, и многое другое. В общем, очень впечатляет, и так и хочется ходить вокруг собора и рассматривать каждую его стену. Говорят, что раньше с двух сторон от храма стояло еще по белокаменной башне, тоже украшенных подобной резьбой, но, увы, они не сохранились.
    Не сохранилась и большая часть фресок, выполненных приглашенными-таки князем Всеволодом греческими мастерами. Но не стало их вовсе не из-за многочисленных пожаров и разграблений, которые переживал Дмитровский собор за всю свою историю, а по чистой друрости, когда в середине 19 века по велению правившего тогда Николая Первого, было решено храм отреставрировать. В итоге его "отреставрировали" так, что он стал совершенно не похож на тот, который воздвигал князь Всеволод, и вскоре вообще начал разрушаться. И разрушился бы, если бы его не спасли более поздние, а главное - более опытные и профессиональные реставраторы. С древними фресками же вообще поступили просто - их взяли да замазали масляной краской! Да-да, не в советские годы, когда подобное случалось сплошь и рядом, а все еще в середине 19 века. Вот так!

    Кстати, в советские годы, когда эта самая масляная краска начала облезать, в одном месте под сводами хор проступили остатки росписи - сюжеты из Страшного суда. И несмотря на то, что в то время к религии относились крайне негативно, их, как ни странно, восстановили и сохранили. И их теперь можно увидеть. Правда, мы внутри Дмитровского собора так и не побывали. Сейчас он работает, как музей, а так как был уже глубокий вечер, он оказался закрыт.

    На этом наша прогулка по Владимиру закончилась. Но впереди у нас был еще один день путешествия, поездка в Боголюбово, а еще - поход в одну из самых древних тюрем России, действующих до сих пор, - во Владимирский централ. Но о ней в следующий раз.

    Во Владимире мы жили в гостинице "Заря", ели во вкуснейшем кафе "Угли", пили отличный кофе в "Travelers coffee".

    Больше фотографий можно увидеть здесь:
    Во Владимире ясное солнышко - часть 1. Две самые главные
    Во Владимире ясное солнышко - часть 2. Церкви и храмы
    Во Владимире ясное солнышко - часть 3. По городским улочкам
    Во Владимире ясное солнышко - часть 4. Старая башня
    Во Владимире ясное солнышко - часть 5. Про генерала и физика
    -----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
    Мои другие путевые заметки, фотоальбомы и советы из этого путешествия находятся в дневнике: http://tourbina.ru/authors/Annataliya/journals/915/

    вики-код
    помощь
    Вики-код:
    Выбор фотографии
    Все фотографии одной лентой
    3 фото
    dots

    Дешёвый перелёт по направлению Владимир
    сообщить модератору
      Наверх